Иногда в такие дни кто-то вдруг начинал ма­хать руками, собирал всех вокруг себя, объяс­нял им что-то и за одно занятие делали этюд, да такой, что Марат, приходя, удивлялся самосто­ятельности и кажущейся ему самобытности то­го, что видел. Обычно этюды ему старались не показывать, но только через него они попадали на сцену, так что просмотра было не избежать.

Волосы его светлы, длинны и всклокочены, туфли грязны и грустны, когда он забывает их в раздевалке, но не поэтому, совсем не поэтому мы его — не любим. 00

Подробнее...

Еще одним крупным переводчиком был Иван Бунин, но он выступал против чрезмерной русификации иностранного тек­ст, против так сказать аннексий и колонизации. Бунин решил взяться за “Песнь о Гайавате”, индейскую эпическую поэму г - Лонгфелло. Для этого перевода он позаимствовал строфику и ^ J размер знаменитого текста карельских (финских) эпических песен “Калевала”, переведенных на русский в 1888 году Леони­дом Бельским. Таким образом Бунин участвовал в создании корпуса “гомеровских” текстов, как античных, так и современ­ных, сформировавших русскую культуру. Корпус открывается переводом из “Илиады”, выполненным малоросским поэтом Гнедичем, посвятившим этой работе с десяток лет, изменив­шим по ходу дела размер собственного перевода и переписав­шим заново шесть первых песен.

Подробнее...

Быть ангелом на Земле, это круто

     Вот уже целую неделю я бомжую в курортном парке Кисловодска и мне это осточертело. Правда, определённую пользу это мне всё же принесло. Во-первых, я уже достаточно неплохо освоился на Земле и во мне можно было заподозрить кого угодно, но только не чужака и, тем более, ангела, то есть того же инопланетянина. При этом я был странным бомжом - всегда чистым, расчёсанным и гладко выбритым. 00

Подробнее...

Над территорией, в свете прожекторов было видно, как изо рта у них вылетают облачка пара.

У ворот были установлены заграждения; когда мы затор­мозили, из будки вышел караульный с Калашниковым наперевес, наклонился к машине. Полковник что-то произнес по-курдски, показал на меня, караульный смерил меня взгля­дом, затем махнул рукой, мол, проезжайте.

Подробнее...

Висимо-Шайтанский и Висимо-Уткинский заводы — еще два больших предприятия, расположенные на огромных озе­рах посреди гор. Именно здесь, на берегах Чусовой, заканчи­ваются демидовские владения. На реке стоит порт, где еже­годно строят по 40 барок, каждая водоизмещением 180 тонн; на них продукцию заводов вывозят во все части света. Большую часть отправляют в Санкт-Петербург за 3200 км отсюда.

Подробнее...

Симона Вейль (1909-1943) бы­ла парижанкой, дочерью со­стоятельных родителей, фран­цузской еврейкой, философом, преподавателем, внепартий­ной участницей политической и профсоюзной борьбы 1930-х годов, искавшей свой путь меж­ду марксизмом и анархо-синди­кализмом, агностиком, мисти­ком, христианкой вне церкви. Легенда гласит, что она умерла оттого, что стала потреблять столько пищи, сколько узники концлагерей, и при этом очень много работала. Факты свиде­тельствуют, что в 1930-е годы она пошла рабочей на завод, чтобы прочувствовать механи­ку и воздействие неквалифици­рованного труда, и не раз от­правлялась на сбор винограда вместе с обычными крестьяна­ми, чтобы понять также и сущ­ность труда сельского.

Подробнее...

Обычно мы пьем бордоское вино, хотя я предпочитаю ме­стный напиток из прожаренного зерна под названием “квас”, который есть в каждой избе. Он лучше пива — не горький и легкий. Обилие льда для охлаждения напитков делает их осо­бенно приятными в жару. Самый бедный здешний крестья­нин питается лучше многих парижских буржуа. Аким продол­жает верно служить мне: он главный распорядитель нашего дома и командует двумя посыльными, одним конюхом и па­рой кучеров, а также пятью-шестью временными работника­ми — мойщиками полов, дворниками, прачками и т. д.      Он держит себя с ними очень важно.    

Подробнее...

В “Путешествии на край ночи” Селин изображал начало своей медицинской карьеры в более кротких выражениях: “Больных хватало, но лишь немногие могли и хотели пла­тить. Медицина — дело неблагодарное. Если добился уваже­ния у богатых, ты похож на холуя; если у бедняков — смахива­ешь на вора. Гонорар! Тоже мне словечко! У пациентов не хватает на жратву и кино, а тут я вытягиваю их гроши на го­норар! Да еще когда они чуть ли не загибаются. Неудобно. Вот и отпускаешь их так. Тебя считают добрым, а ты идешь ко дну”. “Гонорар!.. Пусть мои коллеги продолжают прибе­гать к такому красивому слову. Им-то не противно! Они нахо­дят его вполне естественным и само собой разумеющимся. Мне же было стыдно употреблять его, а как без него обой­дешься? Знаю, объяснить можно все. Тем не менее тот, кто принимает сто су от бедняка или негодяя, сам изрядная дрянь. Именно с тех пор для меня стало несомненно, что я та­кая же дрянь, как любой другой”.

Подробнее...

У крепостных стен Антиба он быстро превращается в ди­каря, выходит из дома полуголым, катается на велосипеде, упивается красками и ароматами провансальского рынка, ку­пается среди скал, коллекционирует насекомых, в изобилии водящихся в лесах Капа, где царят безлюдье, тишина и покой, приобщается к южной кухне с ее буйабесом и чесночными са­латами, и каждый вечер боязливо вопрошает Банин, будет ли завтра солнечная погода.

Подробнее...

Антуан Годмар. Театр и кино давно стали неотъемлемой частью вашей жизни. Ваша мать, Луиза Кольпейн, была актри­сой.

Патрик Модиано. Моя мать приехала работать в Париж во время войны. Она родом из Бельгии, из Антверпена. К то­му времени уже сыграла в нескольких фламандских комеди­ях. В Париже играла в театре, снималась в кино, в частности, в небольшой роли в фильме “Июльские свидания” Жака Беке­ра. А также в фильме “Посторонние” Годара, одна из сцен которого запечатлена прямо из окна моей комнаты. Речь идет об эпизоде на набережной Конти. Анна Карина3, Клод Брассер и Сами Фрей бегают по набережным Сены, а Рауль Кутар, оператор, снимает их из моего окна. Это было в конце 1963-го или в начале 1964 года, мне было 18 лет. Фильмы “но­вой волны” были первыми, которые я увидел в отроческие го­ды. И вдруг Жан-Люк Годар оказался в моей комнате, вымы­сел стал действительностью.

Подробнее...

Одно из примечательных качеств индийцев: они как будто не зна­ют отдыха. Несмотря на поздний час, мы оказались в центре оживленной толпы.

Машину ярко освещали неоновые огни фасадов. Мы не до­гадались прикрыть статую. Если бы нам, не дай Бог, при­шлось остановиться, любой прохожий, заглянувший внутрь, легко бы ее заметил. К счастью, деревню мы проехали благо­получно. При свете последнего фонаря я увидела на лбу у Эрика капли пота, хотя ночь была довольно прохладной.

Подробнее...

Постель была сильно смята, скомкана. Привычными дви­жениями я заправил ее, подоткнув простыню, как меня учили в армии.

Приятно выполнять простые, доведенные до автоматизма действия. Раз, два, три — готово! Переходим к следующему.

(Запачканную наволочку я мог бы выбросить в стирку. Ни­кому бы и в голову не пришло искать ее там — в смерти вось­мидесятичетырехлетней монахини не было ничего “подозри­тельного”. Но все же, из осторожности, я тщательно сложил ее и сунул в рюкзак, чтобы избавиться от нее после работы.)

Подробнее...

Яростным полушепотом они открыли мне свою величай- « шуютайну, не известную больше никому: даже моей матери и Ц

моей тете — жене Дэниса. Никому из ныне живущих членов семьи, потому что те, кто знал об этом, уже умер и унес эту тайну с собой в могилу, стыдясь ее.

Подробнее...

Альберт Янечек родился в 1925 году в Хохволькерсдорфе, округ Винер-Ной- штадт, Нижняя Австрия. С 1933 года жил в окружном центре Винер-Ной- штадт. Опубликовав в юности сборник стихотворений "Неисчерпаемая ме­ра" (1947), надолго замолчал, лишь изредка публиковал стихи в периодике. Долгие годы работал в школе, был книжным обозревателем в журналах и на Австрийском радио, вице-президентом австрийского ПЕН-клуба. В 70-е годы он — один из основателей литературного движения "Подиум" и одноимен­ного журнала, где стали печататься авторы из Нижней Австрии.

Подробнее...

Девочка. Отец надеется, что все еще наладится. Вот мусор разрешили вывезти, Адам Черников упросил немцев. Мацу печь разрешили... Радио говорит (отец сам слышал), что русские нас обязательно освободят...

                Старик. Утопия... А детский шахматный турнир — неужели правда?

Подробнее...

Олимпиады в Хельсинки из-за войн пришлось ждать целых две­надцать лет, и Гурко до того времени не дожил — умер в Париже за семь лет до 1952 года, когда она наконец состоялась. На предыдущих Олимпийских играх 1936 года в Берлине финские спортсмены заво­евали 8 золотых медалей. Следующую Олимпиаду планировалось провести в 1940-м — в Финляндии...

Подробнее...

Это “любил” прозвучало как прощание с праздником. Что­бы отвлечь внимание Юнь, Люка перевел разговор на тему Олимпийских игр в Пекине, потом неуклюже связал это с цензурой в интернете и правами человека. Юнь оставалась любезной, но отстраненной и отвечала уклончиво. Покон­чив с вином, он опять стал нападать на нее по поводу Тибета.

Подробнее...

Счастье мое, чему ты должна поверить: на сей раз я прошу об этом не для того, чтобы наслаждаться твоим обществом, а чтобы защитить тебя от непреодолимых трудностей. Позже у нас не будет регуляр­ной связи с Бельгией, к этому прибавятся опасности, а через Англию ты не сможешь проехать со своими собаками.

Подробнее...

Дорогой Барон,

считайте меня своим другом, если Вы меня считаете достойной, так как Вы пишете мне «дорогой друг» или «милая Анна Григ<о- рьевна>», но безо всяких «глубокоуважаемая» или «мое почтение», которых я даже недостойна, так как я осталась легкой, несерьез­ной, в чем Вы могли удостовериться по моим глупым письмам.

Подробнее...

Достоинства самого кандидата — высокий рост, представительная внешность, успеш­ное окончание военной школы и так далее. Чтобы быть принятым в этот самый привилегированный полк России, нужно было вдобавок получить одобрение офицерского собрания.

Подробнее...

В глазах приезжих мы воплощаем систему, которою они безоговорочно осуждают. Но почему-то их не опщает, что в отелях все организовано по образцу наших усадеб времен до миниона. Белые руководят, африканки в форменных халатах, убирают комнаты, улыбчивые индийцы заняты в обслуге, китайцы работают на кузене. На пляжи возле отелей вход местным жителям воспрещен. Лишь нескольким официально за­регистрированным рыбакам в старинных лодках позволено оживлять своим видом лазурную гладь моря, добавляя к пей­зажу яркие штрихи местного колорита.

Подробнее...

Компрессоры от фирмы Эмбарко вполне оправдано названы самыми качественными из всех компрессоров европейского производства.  Конечно, они и стоят на порядок выше остальных, но цена окупается за счет долгого срока эксплуатации. Компрессор, установленный по всем правилам, прослужит вам около 22 лет.

Подробнее...

Именно в начале 20-х гг. в Новониколаевске распро­странились торговцы наркотиками, которые зачастую предлагали посетителям притонов наряду с «девицами» и зелье. В начале 20-х гг. в газетах писали о гибели наркома­нов, например, некого гражданина Едотова или корейского подданного по имени Сон Хвабои, которые неумеренно курили опиум. Новониколаевские искатели острых ощу­щений могли также купить у какого-нибудь китайского торговца Сун Чан Вена или Яна Дон Ши, а то и у местного «барыги» Мишки Серебренникова морфий, анашу или кокаин. Судя по свидетельствам новониколаевских газет, наркотические притоны создавались чаще китайцами. К примеру, в июле 1923 г. был задержан китаец Тян Шоу Чи по кличке Васька Китаец, содержавший притон мор­финистов и кокаинистов, а также скупавший краденое. Журналист, подписывавшийся «Серп», так обрисовал один закаменский притон, в котором ему случилось побы­вать: «Старуха самогонщица живет в длинном низеньком бараке, спрятанном крышами других домов. Заходим... В одной из комнат — девицы, трое пьяных и китаец нюхают кокаин, поднося его к носу на кончике перышка. Тут все: начиная самогоном и кончая девицами...»

Подробнее...

Как мы жили с Инной Львовной Лиснянской летом на даче

По компьютерному монитору ползет муравей. Он сам похож на маленькую черную букву. Я слежу, как муравей снизу вверх пытается пересечь диагональ экрана, потом резко меняет курс и начинает двигаться вдоль строки. Неужто остановится на точке? Нет, пробегает мимо и замирает вдруг на букве «к». Признал родню? Он сам напоминает букву «к», а еще «ж» и «е», если принять во внимание браво торчащие усы.

Похоже, муравей загипнотизирован светящимся квадратом экрана, излучающим свет и тепло. Может быть, это не обычный муравей, а фанатичный читатель? Или даже в душе писатель? Не случайно же он живет на писательской даче в Переделкине.

Осторожно подцепляю муравья на лист белой бумаги и стряхиваю в сад. Пусть расскажет другим, что видел. Про светящийся инопланетный муравейник, в котором живут буквы.

Подробнее...

От ее улыбки по сердцу моему пробежала легкая теплая волна.

На пути к некрополю

История старых городских и сельских кладбищ сегодня волнует многих людей. Отечественные журналисты, краеведы и профессиональные историки по всей стране собирают сведения о заброшенных погостах, разоренных могильниках, пытаясь возродить хотя бы час­тицу утраченной в перипетиях социально-политических конфликтов и культурных коллизий XX века памяти о предках. Едва ли это случайно. Родовая память позволяет соотнести себя с поколениями предков и с потомками, локальная историческая память «привязывает» человека к месту, где он живет, делает его способным глубже чувс­твовать свою Родину. Могилы предков «подпитывают» историческую память, уточняют ее, придают ей достовер­ности, приводят к мысли о бесконечности человеческого существования. В старину кладбище иногда называли «Божьей нивой», ведь это место издавна считали святым. Кладбище не просто наглядно повествует о наших кор­нях и истоках, оно символизирует своеобразную победу культуры над необратимостью времени и неизбежностью кончины и боли утрат. Именно поэтому погосты и старые могильники называют «национальным достоянием» и «культурным богатством».

Подробнее...

Приведут к тому, что эти страны (Эстония, Латвия и Литва) добро­вольно каким-то образом присоединятся к России. Если Россия напа­дет на них, то Маннергейм не считал, что Лига Надий может помочь. Он был в этом уверен — что помощи не будет, именно действитель­ной помощи»[1].

Подробнее...

Вывод: бойцы получили бога­тый опыт в отношении перепра­вы грузов в морских условиях и по установке батарей. Личный состав на опыте убедился, что значит сапёр-моряк.

[...] 17 октября по приказу КБФ взвод сапёр в количестве 35 чело­век под командованием младше­го лейтенанта Тарасова был на­правлен в Эстонию. Задачи: про­извести высадку авиачасти, пере­базирующейся на о. Даго, пере­править на паромах личный со­став, весь боевой запас.

Подготовка к операции произ­водилась на корабле. Тренирова­лись в сборке парома на суше, на корабле, на воде.

Начало военных действий с Финляндией

Подробнее...

  • На кой хрен так много?

Кечин глянул на него мельком, тот попра­вился:

  • Обозначьте причину покупки пиротехни­ческих средств в таких количествах.

Учайкин молчал. Он смотрел на этого — как тот потом представится — Кечина, а тот казался ему хорошим и — что самое ужасное — давним знакомым. Где же, где он видел эти крепкие бойцовские руки, принадлежащие наверняка пехотинцу. Где он видел. В первый же саран­ский день, когда Кечин проезжал около вокзала двадцать километров в час и неотрывным взгля­дом гипнотизировал армейцев; Учайкин тогда подумал, что они вереницей за его иномаркой потащатся.

Подробнее...

«Такая страшная, сверкающая красота!» — кто бы из кинозвезд мог сыграть гоголевскую мертвую панночку? Софи Лорен, Элина Быстрицкая? Такой красоты про­сто нет в природе, реальная красота не пугает и не сверкает. И как ни красива Джи­на Лоллобриджида, она далеко не дотягивает до той Эсмеральды, чья красота заста­вила умственно отсталого горбуна бормотать не лишенные очарования стихи.

А если даже взять наших великих моралистов — Достоевского, Толстого, для ко­торых вроде бы важнее всего душа, то у Достоевского без роковых красавиц про­сто и сюжет было бы не запустить. Увидел бы Мышкин портрет дурнушки — и что? И если бы от любви к обычной женщине стал сходить с ума Рогожин, нам потребовались бы какие-то сложнейшие мотивировки. И если бы обычная жен­щина, пусть даже миловидная, бросила деньги в огонь, это было бы далеко не так красиво — вот героиня моего романа «Свидание с Квазимодо» и мучается отто­го, что красивые истории могут происходить только с красивыми женщинами. И пусть Толстой в своем эстетическом трактате прямо настаивал, что, стремясь к красоте, мы удаляемся от добра, что этическое и эстетическое — два конца одного коромысла: чем выше одно плечо, тем ниже другое, — и все-таки, не будь Анна Ка­ренина столь красивой, влюбился бы в нее Вронский с первого взгляда? А то, что Толстой любит и понимает жертвенную Долли, еще не означает, что он считает ее такой же красивой, как, скажем, казачка Марьяна.

Подробнее...

  - Какие еще боги и демоны? Мне даст кто-нибудь четкий ответ?

  - Четкие и короткие ответы тут только я даю, Сашок, - пробурчал Стикки-Ти. - А эта воображала может лишь лить демагогию абзацами.

  Сана сложила руки на груди:

  - Ах, ну скажи в двух словах, маленький демон, что ты по отношению ко мне, покажи мастер-класс.

  - Да запросто. Парень, я темная копия Саны.

  - Что?! - выпучил глаза Саша.

  - Ну что же, ёмко, - оценила Сана.

  - Это что, правда? - уставился на нее Саша.

  Девушка прошлась, рассказывая:

Подробнее...

В бывшем Доме политпросвещения Мер­кушкин стоял на сцене — приученные за сем­надцать лет, встречали его затяжными овация­ми и рефлексивно не могли остановиться. А ны­нешнего главу Волкова — жидко, никто ещё не знал, что он за республику готов последнюю ру­баху отдать.

  • .Мы были частью государственного ядра, которое ковалось в Москве... суть этого процес­са тонко понял Владимир Путин. отметив, что тысячу лет назад Русь стояла на пороге государ­ственности. и мордовский народ сделал свой выбор жить и развиваться в общей стране. и все эти века была огромная потребность во вза­имном узнавании друг друга.

    Подробнее...

С осени я ушёл в тайгу, надеясь по возвращении известить Виктора Петровича о своём приезде и уж после вместе податься в «Красноярское Загорье». Но Виктор Петрович по своей забывчи­вости перепутал обусловленный нами месяц поездки и, в надежде на мой скорый приезд, один в ноябре уехал в санаторий. Об этом мне по радиостанции сообщили друзья. Мол, Астафьев тебя ждёт. Они же в спешном порядке вывезли меня вертолётом из тайги. А через несколько дней я уже был рядом с Виктором Петровичем.

Дома же ждало меня от него письмо:

Подробнее...

Относительно страдания Клайв Льюис все очень хорошо объясняет. Страдание (телесное, душевное, духовное) — средство исправления, или изле­чения, если считать, грех болезнью, а Клайв Льюис именно так и считает.

Подробнее...

У Кругляковых в те славные времена, когда все они жили в Белоярке, середины не было. И ходили-то ускоренным темпом. Даже Полина Ивановна при ее внушительной комплекции отличалась легкостью на ногу. Фрол Кузьмич, несмотря на протез, тоже умудрялся с ветерком гнать вдоль по Промышленной (так называлась центральная улица), по которой пролегал путь ветерана-инвалида в контору. Ну, а уж сыновья — те исключительно бегом. Но и бега им не хватало: чуть подрастали — сразу повышали скорость передвижения по селу с привлечением технических средств, пересаживались на велосипеды, мотоциклы. С этого исторического переходного момента очередного подросшего Круглякова пешком никто не видел. Казалось, что и уезжали они навсегда из села на своих мотоциклах, или, как звала Полина Ивановна двухколесных коней с мотором, «моторашках». В результате один Лешка остался верен родному селу, остальных его братьев и сестер разнесло по белому свету.

Подробнее...

А рано утром я спускалась по витой деревянной лестнице вниз, торопливо вынимала из-под одеяла подушки (мой муж проснулся и ушел на работу — так шутила я сама с собой), но, если Димон звонил, дабы сообщить, что еще на одну ночь останется в городе, вечером все повторялось: в темноте под одеялом образовывался силуэт спящего — и спящий этот был моим мужем; чем чаще Димон отсутствовал, тем больше я в это верила.

А теперь я уже точно знаю: моим настоящим мужем и отцом Аришки, действительно, был не Димон, а тот муляж, который охранял наш с Аришкой сон на съемной даче.

Подробнее...

Умирайте бедными. Этим вы оградите любящих родственников от волнений, ссор, обид и длительных судебных тяжб. • Кому достанутся долги. Последняя воля Лучано: расплатиться по счетам Предыстория. 30 лет Лучано Паваротти прожил в браке с Адуа Верони, родившей ему трех дочерей. Но идеальная семья рухнула из-за романа тенора с симпатичной секретаршей Николеттой.

Подробнее...

Еще до того как на картах Российской Империи поя­вился безуездный город Ново-Николаевск, здесь находился Новониколаевский поселок, жители которого остро нуждались в создании кладбища. На строительстве железнодорожного моста через Обь в тяжелых условиях трудилось большое количество людей. В 1895 г. в поселке проживало около пяти тысяч человек, и некоторые из них, случалось, естественным образом отходили в мир иной. Стоит отметить, что не только старость, болезни и тяже­лый труд уносили жизни местных обитателей. В 1912 г. Н.П. Литвинов, написавший первую историю Новонико- лаевска, отмечал, что в начальную пору существования поселка здесь сильно распространились карточные игры и пьянство, а потому грабежи и убийства, с которыми малочисленная полиция тех лет не могла справиться, «не заставили себя ждать».

Подробнее...

  • Город перестали посещать иностранные туристы, — сказал, пыхнув трубкой, старик. — Со всеми вытекающими отсюда последствиями. По­том ваши ушли и понадобилась уйма денег, чтобы город вновь стал курор­том. И чтобы иностранцы сюда ездили.

    Подробнее...

Пух и перья покрыли поверхность воды. Сме­шались с опавшими листьями. С мертвыми листьями на остывающей, ртутной, тяжелой воде. Мертвые тела, продырявленные кусоч­ками свинца. Стволы дымятся убийственным теплом, пороховой гарью. В траве - картон­ки и войлок пыжей. Следы. Окурки. Случайно просыпавшаяся махра.

Подробнее...