• Заклинило. Садитесь с другой стороны, — скомандовал шофер, не поворачивая головы.
  • А чемодан? — спросил Фабрис, снова начиная нервни­чать.
  • Положите просто на сиденье, багажник заперт.

Фабрис обошел машину, открыл другую дверь и как можно

удобнее расположился со своим чемоданом.

  • В гостиницу “Карлтон”, пожалуйста, — сказал он, стара­ясь придать голосу солидность. — В ту, что в центре.
  • Все гостиницы в центре. Вы уверены, что вам нужен “Карлтон”?
  • Да. “Карлтон”. Именно “Карлтон”. Я дорогу знаю, — сов­рал он.

    Подробнее...

Лейтенант Имперских Военно-Космических Сил, интендант Имперского Хранилища и по совместительству старший офицер Его Императорского Величия на планете Дионея-2, Персиваль Дорбан ждал, когда к нему в кабинет зайдут вызванные им амазонки. У него болела голова. Он оторвался от монитора, встал, подошел к окну и сделал несколько движений головой, разминая шею. За окном, на полковом плацу бегали амазонки - в полном боевом, с выкладкой и в шлемах, как положено. Ротный командир, Фарра Аканис после последнего инцидента в городе с особым рвением взялась за воспитание своих подопечных. Перси пригляделся к бегущим, стараясь разглядеть среди них рыжую амазонку с гаусс-винтовкой, ту самую, которая и вывела их из полицейского участка. Однако не увидел ни рыжей воительницы, ни ее маленькой подруги, Дианы Симоновой. 00

Подробнее...

Симпатичная, невысокого роста девушка вышла из кабины серого флаера и осмотрелась по сторонам. Высокий бетонный забор, колючая проволока пропущенная поверх забора и торчащие через каждые несколько метров колпаки автоматических лазерных турелей, потускневшие от времени таблички с облупившейся краской, с надписями на нескольких языках - на имперском, на нескольких местных - 'Стой! Запретная зона! Автоматические турели ведут огонь на поражение!'.  00

Подробнее...

 - Новинка, уважаемая леди. - говорил ей продавец, массивный мужчина с бородой и изрядным животом: - не просто танто, но танто для выживания. В рукоять встроен аварийный маячок, упаковка рыболовных крючков, пять метров стропы, плазменная зажигалка и небольшой бластер калибра три и два.   Джун поморщилась и отложила нож в сторону. Ей не нравились слишком универсальные вещи. Нож должен быть ножом. Не больше и не меньше. Если ей понадобится зажигалка или удочка, она возьмет себе зажигалку или удочку.   - Зря отложили танто, уважаемая леди... - сказал продавец: - это самое то для вас, сразу несколько функций и ...   - Вы только испортили хорошее лезвие. - сказала Джун, пожав плечами: - это должен был быть неплохой нож.   - Мы просто добавили туда несколько функций... - запротестовал продавец, но Джун перебила его.  00

Подробнее...

Назавтра их взвод под литерой 'В' отрабатывал навыки рукопашного боя. Хотя Перси и не похудел, как балерина, что обещал мастер-сержант, но он стал двигаться намного увереннее, в отличие от Йола, для которого рукопашный бой был чем-то вроде пятого измерения. Они отрабатывали приемы, когда произошло событие, на время выдернувшее Перси из привычного графика занятий.     - Какого черта мы этим занимаемся? - пропыхтел курсант Беллоу в очередной раз вставая с мягкого покрытия зала для занятий рукопашным боем. В зале как всегда стоял непрерывный гул от нескольких десятков занимающихся людей.   - Помолчи, увалень. - ответила Надин Берн, командир четвертого отделения из курсантов, славная в общем-то девушка, как считал Перси и Йол его в этом горячо поддерживал. Надин слегка присела и, пружинящей походкой стала сокращать дистанцию для очередного броска: - Это всего лишь упражнения. - она подшагнула под ударную руку Беллоу и ловко вывернув ее выбила резиновый муляж ножа. 00

Подробнее...

Красные сигналы горят россыпью треугольников, где-то пищит сигнал тревоги, ввинчиваясь прямо под черепную коробку, тактический дисплей сошел с ума, идентифицируя цели. Слишком много целей. Пальцы начали дрожать крупной дрожью и пилот стиснул зубы, пытаясь совладать с собой. Главное - контроль, главное, чтобы он сумел нажать на эту кнопку когда придет время. - Тревога! Захват! - пищал тактический компьютер, оповещая, что они находятся прямо в перекрестье прицела десятков ракет. - Пересекающиеся курсы! Опасность столкновения! - трезвонил другой сигнал. - Опасность! Опасность! Опасность! - панель сверкала как фейерверк над стеклянными башнями Прайма, как блестящая витрина игрушечного магазина перед праздниками. 00

Подробнее...

Вера
    
    Всем известно, что человек – существо самоуверенное до глупости. Например, он считает, что именно его неприятности обойдут стороной. Что проживет он дольше всех сверстников..  Правда, зачем – на этот вопрос никто отвечать не хочет. Считается, что жить долго – это  само по себе хорошо. Признаюсь, что я один из тех наивных дураков. Которые самоуверенные. Нет, не в смысле, что верю в прелести долгой жизни.  Просто верю, в свою звезду.  Верю, что без воли Всевышнего «и волос не упадет».  И айфон из руки не выскользнет.   Вообще говоря, я религиозно начитан. Я  в юном возрасте достаточно много слушал проповедей в церкви евангельских христиан-баптистов. Меня туда водил мой батя. Так же как и свою маму, мою бабушку, женщину православную. 00

Подробнее...

10

Вечером мы выпили всего бутылку араки, так что утром к девяти часам были уже на ногах. Василий посоветовал побриться и выдал одноразовую бритву. 
- Куда поедем? – спросил он, когда я, приятно омолодившись, зашел на кухню. – В порт или в офис?
- В офис. Там до двенадцати, - сказал я, подсаживаясь к столу. – А потом поедем в порт. Я хочу сегодня все решить.
- Как скажешь. Офис недалеко. Успеем еще. Давай завтракать.

Подробнее...

Некоторое время я спокойно блаженствовал, смакую необыкновенную легкость расслабленного тела и томную игривость мыслей, пока, сквозь ватную отчужденность, в сознание не проник некий потусторонний зов – и я, сделав невероятное усилие, разлепил веки и обернулся.
- Эй, парень, с тобой все в порядке? – услышал я приятный голос.
- Конечно, - ответил я на автомате, еще не совсем соображая.
- Отлично. Извини, что побеспокоила.

Подробнее...

 

Её звали Катя Эктова.

В прибрежной зоне Лахтинского Разлива на Катю напал «невидимка». Чудом стало, что 15-летняя школьница выжила, несмотря на многочисленные серьёзные травмы: множественные гематомы и ссадины, разрыв прямой кишки, перелом со смещением нижней челюсти и нескольких рёбер, одно из которых повредило лёгкое. Местные мальчишки, обнаружившие растерзанную девочку, от пережитого ужаса некоторое время не могли внятно говорить. Скорее всего, и насильник был уверен, что его жертва мертва.  00

Подробнее...

2.4 Сомов 


– Приехали. Дальше пройдёмся.

Каша выскочил из служебной «Грозы», едва тяжёлая машина остановилась на стоянке владений супругов свет Мулячко. За командиром из броневика вылезли Сомов, маленький пухлый криминалист Яша Рушницкий и долговязый водитель поручик Пётр Скоробогатов.

К ним тут же подбежал похожий на подростка молодой худощавый охранник и вытянулся по стойке «смирно», испуганно тараща голубые глаза. 

– Ты дежурил, когда хозяев твоих убивали? – строгим окриком обозначил своё старшинство Каша.

– Так точно, оспдин-майор! – выдохнул парень. – Я!

– И кто ты после этого?! Телохранитель?! В морге тебе работать надо! Там твои клиенты! Проморгал убийцу, кишка заячья! 00

Подробнее...

 

2.3 Славка

Мир катился в бездну.

Ещё живы те, кто помнит кровь, гной, крики отчаянья и слёзы безысходности на лицах своих детей и родителей, жён и мужей, братьев и сестёр, друзей, соседей и совершенно незнакомых людей. Помнят больницы, в которых врачи умирали быстрее своих пациентов. Помнят отряды вооружённых мародёров, нередко состоявшие из бывших полицейских и военных. Помнят пожары, которые некому было тушить, и города, покинутые людьми, потому что зимой без электричества и горячей воды в них было не выжить. Помнят те времена, когда люди жили по календарю, на котором был только один день – сегодня, и по часам, которые показывали только одно время – сейчас. 00

Подробнее...

 

2.1 Славка


– Вот это рожа! – расплылся в улыбке белобрысый, едва войдя в комнату. – Это Якут тебя?

«Спортсмен» вёл себя так, будто ничего не было: ни избиения, ни похищения, ни угроз.

Славка промолчал, рассудив, что если блондинчик тут такой же невольник, как и он, то правило «отвечай, когда спрашивают» на него не распространяется. А общаться с этим жизнерадостным придурком у него не было никакого желания. 

– Якут, кто же ещё, – сам себе ответил блондинчик. – Ему только повод дай. 

Вслед за белобрысым, бормоча очередную свою мантру, вошёл Борода. Увидев Славкино опухшее лицо, он замолк, тяжко вздохнул, проковылял к столу и с тихим стоном опустился на табурет.  00

Подробнее...


Рыба и мясо являются незаменимыми продуктами, без которого не обходиться ни один стол.Но, к сожалению, они имеют свойство очень быстро портиться. И, для того, чтобы во время подачи на стол аппетитное блюдо не оказалось испорченным, предлагаем Вашему вниманию правила хранения рыбы и мяса в холодильнике. 

Подробнее...

IV глава

На следующее утро я проснулась непривычно поздно - в десять часов. Тем не менее, торопиться было некуда, поэтому я спокойно отправилась в ванную, оставив Женьку досыпать в тишине. Но только я вышла из душа с тюрбаном из полотенца на голове, как в дверь раздался стук. Я поспешно натянула халат и высунула лицо в приоткрытую дверь. Олег, собственной персоной вежливо улыбаясь, поинтересовался, когда же мы спустимся. Мои глаза округлились и я с размаху хлопнула себя по лбу. Мы проспали поездку!  00

Подробнее...

Эссекохаусе, разумеется, не происходило, как не было, кета* ти, и многочисленных жертв среди горожан .

Советские ратлендианцы первых послереволюционных лет могли позволять себе любые завихрения, чему, в извест* ной степени, способствовал статус их лидеров — наркома просвещения А. В. Луначарского и директора Института язы­ка и литературы В. М. Фриче.

Подробнее...

 

Современность

прошлого

1

В первой декаде нового века моему поколению исполнится шестьдесят. Мы родились в последние годы войны или в первые послевоенные годы. Мы вкусили благополучие пя­тидесятых, пресытились им и взбунтовались. В шестидеся­тые годы мы политизирова­лись, в семидесятых начали свою трудовую и профессио­нальную жизнь, в восьмидеся­тых сделали себе карьеру, а на­чиная с девяностых заняли влиятельные позиции в поли­тике, правительстве, экономи­ке, образовании и средствах массовой информации. Еще несколько лет и наша звезда пойдет на закат.

Подробнее...

Перевод с ошлийского Светланы Силаковой

Череда инстинктивных догадок, тысячи мельчайших коррек­тив, сотни черновиков... Как протекает процесс, в результате которого писатель переносит свой замысел на бумагу?

1

Много лет назад, во время одной нашей поездки в Вашингтон, кузина моей жены указала нам усыпальницу на холме и упомянула, что в 1860 году, когда Линкольн был президен­том, и этой усыпальнице был временно погребен его люби­мый сын Уилли, а Линкольн, удрученный горем, “несколько раз” (как утверждали тогда газеты) приходил туда, чтобы по­держать на руках своего мертвого мальчика. И в моем созна­нии спонтанно возник образ— сочетание мемориала Лин­кольна[1] с Пьетой. Более двадцати лет я носил этот образ в себе — но и только, опасаясь подступиться к настолько глубокому, как мне казалось, замыслу; а в 2012-м году все-таки, сооб­разив, что время бежит, подумал, не желаю, чтобы на моем надгробии значилось: “Побоялся взяться за дерзкий литера­турный проект, который отчаянно хотел осуществить”; по пробую что-то сделать исключительно ради эксперимента, ни к чему себя не обязывая. Из пробы пера получился мой ро­ман “Линкольн в бардо”, и теперь я попал в типичный для пи­сателей переплет — пытаюсь рассказать о своем производст­венном процессе так, словно и впрямь держу его под контролем.

Подробнее...

III глава

По-видимому, он донес меня на руках. Вещи были аккуратно сложены на тумбочке, обувь у двери. Сама я никогда бы их туда не поставила. Я чувствовала ноющую боль в мышцах, будто вчера мне довелось пройти пару десятков километров. Женина кровать была пуста. Приподнявшись в кровати, я увидела белую макушку в окне кафе. Интересно, а где Данил? Я вспомнила встреченное вчера чудище, и мне стало не по себе. Сколько их таких бродит по лесам? Но когда в моей голове всплыл образ белокурого красавца, по спине пробежал настоящий холод. Прежде мне казалось, что я попала в волшебную сказку. Но теперь я увидела, что сказка живет по своим законам и в ней находят себе место не самые приятные персонажи. Я должна была немедленно обо всем узнать. Что это была за поляна? Что за непонятные силы заставили меня разъярится и даже напугать чудовище? С самого детства я всегда больше всего боялась историй, связанных с экзорцизмом... Я должна была немедленно поговорить с Данилом. Еще пару мгновений я лежала, разглядывая потолок, но потом быстро (не без стона) села в кровати. В этот момент у меня округлились глаза. Я вспомнила, что вчера познакомилась с настоящим драконом. 00

Подробнее...

V глава

Прошло два дня, как Женя уехала. Я почти сразу перебралась в общину и теперь делила небольшую комнату в мансарде с Альбиной. По словам моих друзей, находиться на базе мне было небезопасно. Не знаю, насколько серьезно отнеслись они к словам старушки, но со мной об этом пока старались не говорить. Я же эти два дня провела в небольшой березовой роще недалеко от дома. Чувствовала себя физически и эмоционально истощенной, а внутри шла постоянная борьба. С одной стороны, мне очень хотелось помочь этим светлым людям. Мне было очень жаль Артура. С другой, я же обычная девушка. 00

Подробнее...

Я продолжила листать папку и наткнулась на текст пророчества, изобилующего фразами вроде: "умный и бесстрашный" и "спаситель всего рода людского". Я ухмыльнулась. Если бы судьба всего человечества действительно оказалась в моих руках, всем давно была бы крышка. В этот момент, я увидела, что мимо окна проплыла знакомая макушка. Внутри меня сразу же активизировалась куча бабочек. Попытавшись не думать о том, к чему может привести безответная любовь, я встала и вернула бумаги владельцу. Вежливо поблагодарила за интересную беседу и устремилась за Данилом. 00

Подробнее...

ОТ АВТОРА  ИЛИ  ВМЕСТО ПРОЛОГА  

Привет всем!  В особенности, всем брони. Если вы не брони, то вам можно спокойно пропустить этот пролог, в котором будет вестись разговор о множестве непонятных вам вещей, и сразу перейти к первой главе. Даже, может быть, лучше так и сделать. Однако я сразу предупреждаю, что мы заразны и, в конце концов, вы тоже рискуете стать брони. Подумайте, прежде чем читать эту книгу и все последующие предложения этого пролога. Оно вам надо?  Все-таки решили, что да? Ну, что ж! О риске я вас предупредил!   00

Подробнее...

КАКОЙ отдых для души время от времени позволить се­бе приятие действительности! “На помощь! Слова меня съели” — жалоба писателя, всегда считавшего себя рабом, а не хозяином слов. Их подчиненным, а не распорядителем. Но, по правде говоря, разве не испытывают подобное же чув­ство и многие другие авторы, просто у них не хватает смело­сти в этом признаться? Конечно, приятнее воображать себя свободным графоманом, нежели закабаленным писакой!

Подробнее...

Бум-бум-бум! - что-то прогрохотало, отдаваясь болью в каждом нерве. Прорываясь сквозь липкую и темную паутину Перси слышал, как кто-то стучит прямо по его больной голове, разбивая ее снова и снова.  - О, господи... - простонал он, натягивая одеяло на голову: - Кого там черти принесли?  - Перси, открой. - это был Торнтон. Перси встал, помотал головой, сморщился от боли и поплелся открывать дверь. Кое-как сладив с непослушным крючком, он наконец распахнул дверь и тотчас рухнул обратно в кровать. Тортон ворвался в комнату разъяренным ураганом, первым делом он отдернул шторы и Перси зажмурился, ослепительный дневной свет причинял ему боль. 00

Подробнее...

I

18 июня 2004 бундестаг при­нял закон о безопасности воз­душного сообщения. Извлекая урок из событий 11 сентября 2001 года, этот закон дает бун­десверу право сбивать пассат жирский самолет, если суще­ствует опасность, что он захва­чен террористами, которые
намереваются нацелить его, скажем, на небоскреб, химиче­ский завод или атомную элек­тростанцию. Федеральный президент долго проводил юридическую экспертизу, мед­лил с подписанием и обнаро* дованием закона. Но янва­ря spog года он все же сделал это, хотя и высказав немалые сомнения.

Подробнее...

 

Ситка произвела на новоприбывших аме­риканцев гнетущее впечатление. Она была совсем не такой, как прежде пред­ставлялось себе в Штатах: что-то экзоти­ческое и красочное, вроде далёких портов Вест- Индской компании. Их встретил колониальный средневековый городок. С одной стороны - го­ра, с другой - жидкий подлесок. Замковая гора, на ней настоящий замок - «Баранова», в котором живёт князь Максутов, главный правитель. Это единственное сооружение из камня. Все осталь­ные домики деревянные. Наилучшие - из кругля­ка, отёсанных колод, а бедные - из досок. 100100

Подробнее...

СИМПАТИИ И АНТИПАТИИ    

                
     В ресторане «Арбат» сидели два совсем юных создания, парень и девушка. Парень - его звали Андрей - был в дорогом замшевом пиджаке,  светлые волосы тщательно зачесаны, взгляд  серых глаз напряженный, колючий, видно было, что он очень волнуется.
     - Возьмем медальоны из горячей вырезки. На закуску -  телячий язык под соусом. А вот лосось лучше не брать. Лосось лучше готовят в «Метрополе». 00

Подробнее...

Описать можно случившееся днем: в дверь ДОЛГО стучали, Ока­залось — Журналист, и сразу все вспомнилось, ожило, точно как в тот раз, когда у нее случился инсульт: тогда она упала на улице, решила, что умирает, и обрадовалась. Радость — это Очень странно. Выходит, часть меня радуется и благодарит? Вот так новость! Надеюсь, ты не станешь обижаться, что пер­вым делом мне вспомнилось все давнее, до тебя? До того, как ты явился, принц Австрийский, и спас меня. Годы до войны, до Ивара. Я росла девчонкой с расквашенными коленками и пузырящимся в груди смехом. О том времени я тебе не особо много рассказывала. Мы же не могли говорить о моей дерев­не. И сейчас не станем, дружок, день был трудный, писать не­вмоготу. Усну-то вряд ли, я теперь почти не сплю, но хоть по­лежу в кровати, передохну несколько часиков да подумаю, что делать с тем журналистом. Он наверняка вернется, помя­ни мое слово. Приехал в такую даль специально, чтобы со мной поговорить. Ну, об этом я в одиночку умом пораскину. А тебе спокойной ночи, Александр, где б ты ни был...

Подробнее...

ИИТЬ в свое удовольствие. Ветер в волосах и “хонда” два пятьдесят на заднем колесе через весь двор — это Микке примчал, пора в путь! Я вытащил из са­рая старый бабушкин прицеп для велосипеда, и мы привяза­ли его к мотоциклу моим новым ремнем. Обмотали крюк па­ру раз, покрепче — мало ли что.

И Микке треснул меня по голове:

— Пра-ально, Юхан.

Или, точнее:

— Дурак, а соображаешь.

Он всегда так говорил, но это ведь не со зла.

И даже брюки мои отутюженные, со стрелкой, и черные ко­жаные штиблеты, смазанные и начищенные для красоты — да­же это Микке не злило. Или что я зимой и летом носил двуборт­ный жилет, который вообще-то смахивал на форму пилота.

Подробнее...

И стала рассказывать дальше, про соседей, и про своего врача, и у нее был такой высокий фальшивый голос, а я слу­шала, слушала и даже вспотела. Я всегда потею. Хоть в душ по­том иди. Пот так и стекал у меня по рукам.      

Наконец она сказала:   тщт!

  • Ну, пока, дружок, увидимся.

Дверь Сиверсенов открывается. Ярко-розовое пятно — это Лина. Выходит из двери спиной вперед и захлопывает ее но­гой. Потом поворачивается и спускается по лестнице, у нее что-то в руках, картонная коробка. У нее плохо получается идти, потому что ботинки сваливаются. Холодильник пере­стает гудеть. Лина наклоняется, ставит коробку на землю, на­тягивает ботинки и снова берет коробку.

Держит ее обеими руками. Ей наверняка холодно, дыхание выходит белым паром, Толстовка почти светится, она быстро переходит дорогу, темные волосы, белое лицо. Поднимается по лестнице и толкает дверь, по полу тянет сквозняком, и я ее больше не вижу.

Надо смотреть, не моргать. Снега еще нет.

Подробнее...

Двор, забор, трава, асфальт.

Снега еще нет.

На мне ночнушка.

Если буду смотреть в окно, вот так стоять и смотреть, она обязательно придет.

Двор, забор, трава, асфальт.

Смотреть, не моргать, хоть мне и холодно.

Черный лучше серого, серый лучше коричневого, а белый цвет — самый лучший.

Холодильник перестал гудеть. Поднимается в свою комнату Лина, ставит кассету, потом останавливает, перематывает, я все слышу.

И только что опять моргнула.

Папа откашливается, он в большой комнате.

— Ну, привет, Котовась.

Подробнее...

больше ничего идти и видеть все — лишь трещина между водой и небом

(ну, еще закурят те

кто хочет различить еще хоть что-то)

Река в небе

небо — свет мерцающий сквозь

воды тихо текущей реки Щ облака

и во мне

так же мерцают

знание и надежда

земля и камни

море и небо

жизнь и смерть

Подробнее...

“Облачение ”

Стихи

Переводы с норвежского

Рут Лиллегравен1

Здесь я пребуду

я был первым я буду последним

я буду

тем что горит и что течет тем что вздымает и что опускает

я буду расчищать и строить

жать и сеять

заносить серп и сушить сено

косу править ворочать почву

да, здесь я пребуду буду жить все снося

неся камни и жерди и туши брата и мать и отца

как дед не буду нет, только не он

Подробнее...

веть, но парни только ржали и все продолжали раззадо­ривать друг друга. Но потом вдруг один из них говорит: девчонки хотят домой, я их отвезу. Остальные стали возмущаться, но он их не слушал, быстро забрал нас и отвез домой. Думаю, ему непросто было пойти против своей компании, но он совершил такой вот неожидан­ный поступок, что вообще-то совершенно естественно, но в той ситуации это было настоящим добрым делом.

Подробнее...

Грохочет выстрел! И в единый миг сдувает с диких снежных пустынь их божественное спокойствие — как простой бумаж­ный обрывок.

Из ружейного дула вырывается огненный сноп.

Взрыв пороха горланит:

СЛУШАЙТЕ ЧЕЛОВЕКА!!

Лиса, жалобно вякнув, подбрасывается в воздух,..

Сьера Бальдур с трудом поднимается на ноги.

Перед глазами, ярко вспыхивая, плавают фиолетовые солнца, в ушах оглушительно звенит. Ноги после долгого ле­жания в снегу затекли, но жизненная влага тут же устреми­лась по телу, как только он задвигался.

Священник ковыляет к камню и смотрит на лису. Все вер­но, там она и лежит — дохлее не бывает. Опустившись на ле­вое колено, он берет ее за пушистый хвост: на вид вроде це­лая — кой-какая ценность в ней есть.

Он встает с колена и запихивает лисицу себе за пазуху.

Подробнее...

ДИВИТЕЛЬНО, как полярные бурые лисы порой похо­дят на камни. Бывает, приляжет зимой такая чертовка у  какого валуна, и невозможно отличить, где там зверь, а где камень. Да уж, эти куда хитрее, чем белошерстые, что веч­но или тень отбрасывают, или желтеют на белом снегу.

И вот затаилась полярная бурая самка, крепко прижав­шись к своему камешку и давая поземке припорошить себя с подветренной стороны. Она развернулась к ветру задком, свернулась колечком, уткнула нос под бедро и призакрыла глаза так, что между веками едва-едва угадываются зрачки. Та­ким манером наблюдает она за человеком, что не сдвинулся с места с той самой минуты, как улегся под снежным наносом здесь, высоко в горах Аусхеймар, — уже почти восемнадцать часов назад. Его так замело снегом, что теперь он смахивает на простой обломок старых развалин. И зверьку нужно поста­раться не забыть, что человек этот — охотник.

Подробнее...

ведь воздух недвижим, ни ветерка, и уют уж Алида оборачина- ется яркой звездою, что исчезает во тьме, улетает все дальше и дальше, а она слышит голос, открывает глаза и видит Деле Ты спала, говорит он Задремала, кажись, говорит Алида

и видит, что Аеле стоит подле лавки со свечой в руке, и в ее свете Алида видит только его черные глаза, а в этих гла­зах — голос папаши Аслака, когда он пел ей, маленькой девоч­ке, прежде чем сгинул, ушел навсегда

Подробнее...

ИСЛЕ и Алида брели по улицам Бьёргвина, Асле нес на плече два узла со всеми их пожитками, а в руке — футляр со скрипкой, что досталась ему в наследство от от­ца, от Сигвалда, Алида несла две сетки с провизией, уже несколько часов бродили они по Бьёргвину, искали приста­нище, однако нигде устроиться не могли, всюду слышали од­но и то же; нет, мы, к сожалению, ничего не сдаем, так им го­ворили, нет, все, что было, уже сдано, вот и продолжали Асле с Алидой ходить по улицам, стучать в двери и спрашивать,

Подробнее...

Сегодня мы о ней вспоминаем редко, у всех своих проблем с лихвой. Но было время, когда эта часть Европы — Восточная или Центральная, смотря от­куда взглянуть “ занимала в вашей внутренней географии куда больше места, нем сейчас. Ома служила если же окном в полновесную Барону, то хотя бы форточкой, и для многих обрела самостоятельную цен­ность. По крайней мере для многих из тех, кого сегодня, возможно не без преувеличе­ния, именуют четырнадцатью процентами.

Подробнее...

У нас “на раене”, как теперь принято говорить, то есть в Квинсе, с некоторых пор су­ществует русский супермар­кет, и, хотя он не в шаговой доступности, иногда я туда за­глядываю: желудочная нос­тальгия — одна из самых силь­ных и устойчивых. Контин­гент покупателей там очень обширный, много поляков и других уроженцев центрально- европейских стран, попадают­ся и более коренные жители из любопытных, но преобла­дают, конечно, “русские” в ши­роком смысле, то есть выход­цы из бывшего СССР.

Подробнее...