Послесловие

Смена политических и социально-экономических ори­ентиров в конце 1920-х гг. нанесла ощутимый удар по пов­седневному укладу городских обывателей Новосибирска. Усиление влияния государства на местную социально-эко­номическую жизнь неоднозначно воспринималось насе­лением. С одной стороны, по замыслу властей, Новоси­бирск становился более «социалистическим» по характеру организации торговли и функционирования коммуналь­ных предприятий, по планировке, новой многоэтажной застройке, системе советского медицинского обслуживания и прочим показателям. Облик города начинал меняться и под воздействием индустриализации.

Подробнее...

На излете двадцатого века, в самом кон­це десятилетия, вошедшего в российскую историю под названием «лихих девяностых», в душе Николая созрело одно роковое ре­шение. Нужна новая работа! Стезя врача- терапевта в поликлинике при всей своей напряженности оказалась весьма скупа не только на изобилие, но, подчас, и на обык­новенную сытость. Врачебная мудрость, гласившая, что при работе на одну став­ку - есть нечего, а на две - некогда, реко­мендовала трудиться на полторы. К совету этому Николай прислушивался не всегда и, полагаясь на нерастраченный еще заряд молодости и здоровья, частенько хватался за гуж двух, а часто и более чем двух вра­чебных ставок. Энтузиазм и какая-то роман­тическая настроенность, не угасавшая в Ни­колае на протяжении всех девяностых, слу­жили хорошим щитом от того, что казалось несправедливым. Но лишь до тех пор, пока касалось это лично его, в крайнем случае, жены, хлебавшей из дырявого бюджетного корыта ту же врачебную кашу без масла. Но не их новорожденного сына. Альтруизмом и подвижничеством ребенка не накормишь.

Подробнее...

  • Выплюхи- ваться на известной до полупрошлогодних объявлений и царапин «Здесь был Петя», «Хо­чешь меня? Позвони (далее следует номер телефона)» остановке, что вчера, позавчера. Завтра она ничуть не изменится. Пять дней вылетают обоймой. Все «патроны» дней - в молоко. Выходной обращается в лежание на тахте, вплавляется в рамку телевизора.

    Подробнее...

Говорили о многом. Отчего-то эти рассуж­дения Валерки остались со мной. Причем не о количестве женитьб, а о том, что вокруг любого человека сконцентрирован добрый десяток близких ему людей. Людей, с кото­рыми возможна самая что ни есть настоя­щая жизнь. Долгая, трудная, трепетная. А по- другому разве бывает?

Подробнее...

Корову Фрол Кузьмич держал до последнего: даже когда Полина Ивановна отказалась доить, сам стал обихаживать Марту. «Пока могу — буду!» — упрямо стоял на своем. Умер в одночасье.

В тот день у жены давление подскочило. Вызвали «скорую», приехала машина, укол поставили. Врач, дочь подруги Полины Ивановны, не сразу за порог смоталась, подождала, пока болящей полегчает, посоветовала недельки две в стационаре полежать, дала таблетки на всякий случай.

Медики уехали, а Фрол Кузьмич говорит:

— Не могу, Поля, горит все внутри! Горячим пламенем пылает!

Подробнее...

— Не скиснете! Еще раз уберетесь!

В процессе творческого порыва вдруг обнаруживалось отсутствие необходимого ингредиента. Полина Ивановна, как полководец, ведущий решающее сражение, бросала в бой резервы. Отправляла детей в магазин. Если и сыновья-дочери отсутствовали под рукой, успевали смыться к данному моменту, приходилось решать проблему с привлечением соседских запасов.

Подробнее...

Сергей прокопьев

Мини-повесть

 

Не будь этой семьи, не будь на белом свете этих людей — жизнь была бы на малую толику преснее. Нет, не скажу, что идеальные праведники. Осуждали ближнего и дальнего, обижали и тех и других, порой под сердцем злобу почем зря носили, в гордыне пребывали, не отличались смирением. Все это так. Но ведь и украшали собой землю. Что там говорить — украшали!

Артист-пулеметчик

Он — Фрол Кузьмич Кругляков, она — Полина Ивановна с той же фамилией. Что один, что другая — личности харизматичные. Фрол — фронтовик. Без ноги вернулся с Великой Отечественной в родную Белоярку. По этой причине конторским стал. В госпитале освоил бухгалтерское дело. Тут власть заботу проявляла: обучали покалеченных фронтовиков инвалидным специальностям. Бухгалтер — он и без ноги мог дебет с кредитом на счетах сводить под ноль.

Подробнее...

  • Это твоя жизнь, Юнь. Тебе решать.
  • Спасибо. В любом случае никаких признаний за обедом. Не прощу себе, если испорчу вам аппетит,
  • Значит, кожа твоего живота хочет есть?
  • Ты даже не представляешь, как сильно! И я намерена порадовать вас всех.

    Подробнее...

  • Каким образом?

Она улыбнулась и нежно погладила меня по щеке.

С помощью оружия китаянки, которую любят. Ты не представляешь, какую силу пробудили во мне чувства Марка.

Удавалось ли мне, или она специально создавала у меня такую иллюзию? Чем больше я верила в нее, тем меньше доверяла себе. Я не хотела оказаться обманутой. Я понимала: она играет на моих чувствах, чтобы потом выдать мне их безупречную копию.

Дорогой Барон,

от имени полковой группы улан Его Величества благодарю Тебя за присланное нам поздравление и поздравляю Тебя от их имени и своего с Полковым

Подробнее...

Подписавших международное соглашение 1921 года, по которому Аланд­ские острова объявлялись нейтральной демилитаризованной зоной. Швеция потребовала также одобрения проекта со стороны СССР, хотя он не входил в число стран, подписавших соглашение. Маршал, приложивший столько усилий для создания финляндско-шведского альянса, возражал, он догадывался, что за этим последует: СССР по­требовал права контроля над укреплениями и размещением войск.

Подробнее...

Когда Маннергейм, уже на пороге войны, требовал крупных дотаций на закупку оружия, указывая на необходимость иностранных займов. Даже за два дня до нападения советских войск, 27 ноября, он счи­тал, что заем у США еще можно и нужно получить. В то же время он настоятельно советовал правительству пойти на территориальные уступки СССР и не раздражать грозного соседа.

Подробнее...

Одно из более поздних писем Комова содержит любопытную ин­формацию о близких знакомых Маннергейма — генералах Скоро- падском и Родзянко.

П. Комов — Г. Маннергейму 12 декабря 1938 г.

Подробнее...

Что мое пребывание здесь не будет долгим, ибо в Петербурге —- где мне пришлось пробыть шесть дней — мне сказали, что весьма ско­ро получу назначение туда. Посему я не стал снимать своих денег, а оставлю их там еще на пару месяцев.

Подробнее...

И поскольку у меня нет ни высокого покровителя, ни состояния, мне нужно завоевать рекомендации, служа в отличном полку, так как мундир значит в России даже больше, чем можно представить. Я мог бы перечислить целую группу молодых офице­ров, которые по полному произволу отправлены были вон из акаде­мии за несколько месяцев или недель до выпускных экзаменов по той лишь причине, что они носили мундир армейских полков, и это, на их беду, не понравилось кому-нибудь из профессоров.

Подробнее...

Школьное начальство, сами бывшие юнкера, конечно, знало о дне похорон и о некотором беспорядке, вызываемом ими в моно­тонной казарменной жизни эскадрона, но благосклонно закрывало на все это глаза и уши. Сам генерал Цырга, прослуживший около 20 лет инспектором классов, всегда очень интересовался своими по­хоронами и как будто был даже доволен, узнав, что его похоронили с установленной традициями помпой.

Подробнее...

В будущем году нужно будет платить только за обучение. Выпла­тить нужно сразу же, и это можно сделать в Финляндии. Сообщу об этом позднее. Вдобавок мне нужна в самом начале солидная сум­ма на первое обмундирование: мундир, сапоги и проч. Эти расходы уменьшатся в течение года, но во время летних лагерей снова воз­растут.

Подробнее...

Но главным, основным в сочинениях этого года были размышления о человеке, обществе, человеческих ценностях, пусть слово «ценность» прозвучало лишь в од­ной работе. Об этом — в 87% сочинений. «Сейчас главным стало не какой человек, а модель его телефона и марка одежды.» Из многих затронутых проблем я останов­люсь только на трех.

Подробнее...

«Прочитав роман “Преступление и наказание”, я понял, что люди действихельг но делятся на две категории: на тех, кто на пути к своей цели может «наступить на горло» другого человека, и тех, кто не может этого сделать, причем первые добива­ются больших успехов в жизни. Но больше всего меня взволновали такие слова Рас­кольникова: “Кто много посмеет, тот у них и прав. Кто на большее может плюнуть, тот у них и законодатель, а кто больше всех может посметь, тот у них и правее! Так доселе велось, и так всегда будет!” Но ведь именно те люди, которые преступают нравственные законы общества, которые на большее могут плюнуть, больше себе позволить, и становятся у нас известнейшими политиками и бизнесменами. А мы смотрим на них, стремимся к ним, мечтаем стать такими же.»

Подробнее...

Это воспринял как что-то невозможное, кощунственное, ненормальное. Но сейчас был бы согласен и на роман «Война и мир» в двух томах. Я даже знаю, кто бы мог это сделать: московский учитель с огромным опытом и автор глубоких исследований по роману «Война и мир» Лев Соболев. Другой вопрос, согласится ли он на год-два уйти из школы.

Но есть, на мой взгляд, и еще одна причина. Хотя я понимаю: все то, что я сей­час напишу, вызовет сильное возражение. Но нельзя же запретить думать и инако­мыслие.

Подробнее...

Я переживал, глядя на прощение Андреем Болконским Наташи, и был неимоверно удивлен смертью Андрея Болконского. В каждом поступке Андрея Болконского я видел себя. Но... ближе всего мне князь Андрей в своих худших поступках. Да, я радовался его прощению Наташи, но разве можно это сравнить с тем чувством, когда князь Анд­рей порвал с ней. Я восхищался Андреем Болконским порывающим, а не прощаю­щим. Для меня гораздо ближе князь Андрей, сгорающий от честолюбия, чем пони­мающий тщетность этих стремлений. Я видел правильность этого продолжения к истине, к этой переоценке ценностей, но они меня не убеждали. И хотя я знал, что князь Андрей поступает неправильно, не простив Наташу, я, оказавшись на его месте, поступил бы так же.»

Подробнее...

полярные слова в созданной им лексической системе звучат гармонично. Конструируя метафору или сравнительный оборот, Комаров, как правило, неожиданным образом сбли­жает несоизмеримые друг с другом понятиях «И стих, рожденный залегать под жанром, / прозрачный карст крушит взрывной волной, / но не дается пламенным пожарным, / брандспойты ртов сбрюхатившим слюной» или «Холст окоема холост, как патрон. / Секи его глазами, он блефует!». Вот уж где слова действительно удивляются соседству друг друга! Этот горацианский тезис, реализованный слишком прямолинейно, лежит в осно­ве всей поэтики Комарова.

Подробнее...

Андрей узнает об убийстве отца-таджика, расследовать которое никто явно не бу­дет, зато враги уже подкатываются к его русской матери и сестре Зарине. Дядя Джоруб срочно, ночью увозит семейство в горный кишлак Талхак, где у отца обнаруживается другая жена, властная таджичка. Напряженных отношений внутри этого клана уже было бы достаточно для романа, но сюжет движут вырвавшиеся на волю законсервированные советской властью исторические конфликты, восставшая архаика. Воистину война и мир. Или война и мор —- кишлаку угрожает серьезный голод. А их привычное пастбище захва­тывают жители соседнего кишлака Вазирон. Вот как это видит Джоруб.

Подробнее...

Первый раздел завершается мировоззренческой констатацией (в природе / вечно­сти, а равно — в искусстве, существует гармония, не свойственная пока еще живым людям) и очередным переводом из Рильке. Сюжет последнего простирается от зноя «в телесной тес­ноте» до памяти, выжженной тьмой, и жизни «в пыланье инобытия», то есть: от частного (телесного) к общему, что еще раз напоминает о творческой эволюции поэта Пурина.

Подробнее...

Алексей Пурин. Седьмая книга. — СПб.: Издательско-полиграфическая компания ЦОСТА», 2017.

Композиционно «Седьмая книга» напоминает монетку. На аверсе (первое стихотворе­ние)  Аполлон, на реверсе (последнее стихотворение) щ то ли снова сребролукий по­кровитель искусств, то ли сатир Марсий              уже не разберешь.

Подробнее...

Восемь лет спустя

Андрей Рубанов. Патриот. — М.: ACT; Редакция Елены Шубиной, 2017.

Андрей Рубанов — фигура разносторонняя. Сценарист обсуждаемого, почти скан- Идального фильма «Викинг». Автор реалистических романов о новой России и но- вых людях, рожденных в СССР, в 1990-е годы пробившихся в верхушку новообра­зованного миддл-класса (не будем множить газетные штампы и называть их «новыми русскими»). Присутствует в его библиографии и фантастика. В разные годы книги Руба­нова выходили в финалы ведущих российских литературных премий. Роман «Патриот», на котором мы сегодня сосредоточим внимание, попал в короткий список «Националь­ного бестселлера» и «Большой книги».

Подробнее...

Евгений Ермолин. (Дружба народов, № 6, 2017)

Все это было про стихи, и наш сюжет выглядел приблизительно так: критика разводит руками, но делает это не без изящества. Теперь, наконец, проза и реликто­вая ««большая статья» с «проблемным» названием. Если в двух словах, критик Евге­ний Ермолин пытается понять, что происходит с русскоязычной литературой за пре­делами метрополии. Он полагает, что с распадом единого литературного простран­ства и с «разрушением старой идентичности» писатели как бы «потерялись», сби­лись с пути (тут еще характерный драматический эпиграф из «Капитанской дочки» про «барин-бёда-буран»).

Подробнее...

Анастасия Ивановна Цветаева рассказывала (со слов К.В. Ковальджи):

— Построил нас начальник колымской зоны в 1941 году и говорит: «Бабоньки, там, на материке, идет война, а вы у меня здесь в безопасности, как в сберкассе».

Подробнее...

Читаю переписку Георгия Иванова, Одоевцевой и Гуля. Самое жуткое читать, как прозаик и главный редактор журнала Гуль дает советы великому поэту Ивано­ву... Предлагает улучшить стихотворение...

БИРЮКОВ

Когда мне было семнадцать лет, т.е. более тридцати пяти лет назад, поэт Сергей Бирюков, который почему-то решил, что у меня есть литературные способности, отнес мои стихи в газету «Народный учитель» Тамбовского педагогического инсти­тута. Их там напечатали. Но под псевдонимом — я решил подписаться загадочным именем Евгений Ис. Прочитав газету, мои утонченные и проницательные инязов- ские однокурсницы сказали, что эти стихи похожи на меня. Я отнекивался. Но все- таки думал, что рано или поздно, когда я начну писать получше, буду печататься под собственным именем. И тогда ко мне придет слава.

Подробнее...

 

1990 год. Бахыт Кенжеев говорит мне: «Обрати внимание, в Саратове появиг лась очень интересная поэтесса — Светлана Кекова. Напечатай ее у себя в газете “Семья”, у вас ведь тираж 5 миллионов. Света будет счастлива!».

Я как-то по глупости пропустил мимо ушей.

Подробнее...

 

РУДНЕВА (ФЕЙПЕЛЬМАН). СМ ЕЛЯ КОВ

В ранней молодости я работал научным сотрудником в музее Николая Остров­ского. И по роду службы часто встречался со многими писателями, деятелями культуры. В частности, с Любовью Саввишной Рудневой (Фейгельман), которую воспел Ярослав Смеляков в своем знаменитом стихотворении.

И вот как-то раз я спросил Любовь Саввишну: «А как вы относитесь к этому стихотворению Смелякова?».

Она посмотрела на меня непривычно сердито.

Подробнее...

Последний раз они встретились в Москве на вечере «Литературной газеты» «Ав­тограф», проходившем в кино-концертном зале «Октябрь». Это было 12 ноября 1994 года. (Первое и последнее выступления Чичибабина состоялись именно в этом зале.) Из приглашенных участников вечера он был один не москвич. Выступали: Евтушен­ко, Вознесенский, Ахмадулина, Рейн, Искандер, Поженян, Жигулин и другие извест­ные поэты.

Подробнее...

Они существовали и творили. Не знаю, дошла ли до Евтушенко эпиграмма Чичиба- бина (на него и А. Вознесенского), но, как говорится, зла на Б.А. он не держал, по крайней мере ни в чем это не проявилось. Помню, что несколько раз он присылал по почте листочки с ужасно неразборчивым почерком, и было досадно, что прочесть их основательно так и не смогли. Я сомневалась, надо Ли давал» в этих воспомина­ниях текст эпиграммы, и все-таки посчитала, что так будет правильнее:

Подробнее...

17 мая 1939 г.

Зам. Наркома НКИД товарищу Потемкину

Уважаемый Владимир Петрович.

Настоящим считаю необходимым поставить Вас в из­вестность о следующей допущенной маршалом Маннер- геймом демонстрации своего враждебного отношения ко мне.

Подробнее...

Мне не дают разрешения туда проехать на жительство. Я два раза подавала прошение Выб<оргскому> губернатору: во-первых, через коменда­туру\ а затем через Уесикирского ленсмана, с приложением к этому прошению поручительства за меня нескольких местных крестьян и двух финских подданных из интеллигенции. Ответа я еще вовсе не получила; но княгиня Оболенская передала мне по телефону, что Выбор<гский> губернатор не хочет меня к ней пустить, говоря, что, согласно предписанию, ему сделанному из Мин<истерства> Внутр<енних> Дел, он должен выселять русских из Выборгской губ., а не водворять их там.

Подробнее...

Мне не дают разрешения туда проехать на жительство. Я два раза подавала прошение Выб<оргскому> губернатору: во-первых, через коменда­туру\ а затем через Уесикирского ленсмана, с приложением к этому прошению поручительства за меня нескольких местных крестьян и двух финских подданных из интеллигенции. Ответа я еще вовсе не получила; но княгиня Оболенская передала мне по телефону, что Выбор<гский> губернатор не хочет меня к ней пустить, говоря, что, согласно предписанию, ему сделанному из Мин<истерства> Внутр<енних> Дел, он должен выселять русских из Выборгской губ., а не водворять их там.

Подробнее...

Переписка, особенно в первые годы их отношений, была оживленной.

Маннергейм встречался и общался с интересовавшими его женщина­ми в основном во время своих заграничных поездок — в Карлсбаде (Карловых Варах), куда он ежегодно ездил на воды, в Швейцарии, во Франции...

Подробнее...

Р. S. В книге «700 Portraits» edit Flammarion ты назван «вдохно­вителем движения Лапуа»: досадная ошибка, поправимая, быть мо­жет. .. (Далее текст утерян. 

Подробнее...

Летом я ему писала, что мое здоровье не позволяет мне прове­сти вторую зиму в резиновом дождевике вместо пальто; он ни разу ничего не ответил. Я абсолютно без средств, кое-какую мебель, ко­торую я хранила на складе, пришлось продать, поскольку я не могла оплачивать хранение; я просила генерала, который ничего не сделал. Таким образом, у меня теперь нет даже альтернативы: теперь нет не мебели, ни денег. Кроме того, что посылает генерал, у меня нет ничего, и если я заболею, если будет малейший расход — операция или клиника, у меня на это нет ни гроша.

Подробнее...