Достоинства самого кандидата — высокий рост, представительная внешность, успеш­ное окончание военной школы и так далее. Чтобы быть принятым в этот самый привилегированный полк России, нужно было вдобавок получить одобрение офицерского собрания.

Подробнее...

И поскольку у меня нет ни высокого покровителя, ни состояния, мне нужно завоевать рекомендации, служа в отличном полку, так как мундир значит в России даже больше, чем можно представить. Я мог бы перечислить целую группу молодых офице­ров, которые по полному произволу отправлены были вон из акаде­мии за несколько месяцев или недель до выпускных экзаменов по той лишь причине, что они носили мундир армейских полков, и это, на их беду, не понравилось кому-нибудь из профессоров.

Подробнее...

Школьное начальство, сами бывшие юнкера, конечно, знало о дне похорон и о некотором беспорядке, вызываемом ими в моно­тонной казарменной жизни эскадрона, но благосклонно закрывало на все это глаза и уши. Сам генерал Цырга, прослуживший около 20 лет инспектором классов, всегда очень интересовался своими по­хоронами и как будто был даже доволен, узнав, что его похоронили с установленной традициями помпой.

Подробнее...

В будущем году нужно будет платить только за обучение. Выпла­тить нужно сразу же, и это можно сделать в Финляндии. Сообщу об этом позднее. Вдобавок мне нужна в самом начале солидная сум­ма на первое обмундирование: мундир, сапоги и проч. Эти расходы уменьшатся в течение года, но во время летних лагерей снова воз­растут.

Подробнее...

Счастье мое, чему ты должна поверить: на сей раз я прошу об этом не для того, чтобы наслаждаться твоим обществом, а чтобы защитить тебя от непреодолимых трудностей. Позже у нас не будет регуляр­ной связи с Бельгией, к этому прибавятся опасности, а через Англию ты не сможешь проехать со своими собаками.

Подробнее...

17 мая 1939 г.

Зам. Наркома НКИД товарищу Потемкину

Уважаемый Владимир Петрович.

Настоящим считаю необходимым поставить Вас в из­вестность о следующей допущенной маршалом Маннер- геймом демонстрации своего враждебного отношения ко мне.

Подробнее...

Олимпиады в Хельсинки из-за войн пришлось ждать целых две­надцать лет, и Гурко до того времени не дожил — умер в Париже за семь лет до 1952 года, когда она наконец состоялась. На предыдущих Олимпийских играх 1936 года в Берлине финские спортсмены заво­евали 8 золотых медалей. Следующую Олимпиаду планировалось провести в 1940-м — в Финляндии...

Подробнее...

Дорогой Барон,

считайте меня своим другом, если Вы меня считаете достойной, так как Вы пишете мне «дорогой друг» или «милая Анна Григ<о- рьевна>», но безо всяких «глубокоуважаемая» или «мое почтение», которых я даже недостойна, так как я осталась легкой, несерьез­ной, в чем Вы могли удостовериться по моим глупым письмам.

Подробнее...

Мне не дают разрешения туда проехать на жительство. Я два раза подавала прошение Выб<оргскому> губернатору: во-первых, через коменда­туру\ а затем через Уесикирского ленсмана, с приложением к этому прошению поручительства за меня нескольких местных крестьян и двух финских подданных из интеллигенции. Ответа я еще вовсе не получила; но княгиня Оболенская передала мне по телефону, что Выбор<гский> губернатор не хочет меня к ней пустить, говоря, что, согласно предписанию, ему сделанному из Мин<истерства> Внутр<енних> Дел, он должен выселять русских из Выборгской губ., а не водворять их там.

Подробнее...

Мне не дают разрешения туда проехать на жительство. Я два раза подавала прошение Выб<оргскому> губернатору: во-первых, через коменда­туру\ а затем через Уесикирского ленсмана, с приложением к этому прошению поручительства за меня нескольких местных крестьян и двух финских подданных из интеллигенции. Ответа я еще вовсе не получила; но княгиня Оболенская передала мне по телефону, что Выбор<гский> губернатор не хочет меня к ней пустить, говоря, что, согласно предписанию, ему сделанному из Мин<истерства> Внутр<енних> Дел, он должен выселять русских из Выборгской губ., а не водворять их там.

Подробнее...

Переписка, особенно в первые годы их отношений, была оживленной.

Маннергейм встречался и общался с интересовавшими его женщина­ми в основном во время своих заграничных поездок — в Карлсбаде (Карловых Варах), куда он ежегодно ездил на воды, в Швейцарии, во Франции...

Подробнее...

Р. S. В книге «700 Portraits» edit Flammarion ты назван «вдохно­вителем движения Лапуа»: досадная ошибка, поправимая, быть мо­жет. .. (Далее текст утерян. 

Подробнее...

Летом я ему писала, что мое здоровье не позволяет мне прове­сти вторую зиму в резиновом дождевике вместо пальто; он ни разу ничего не ответил. Я абсолютно без средств, кое-какую мебель, ко­торую я хранила на складе, пришлось продать, поскольку я не могла оплачивать хранение; я просила генерала, который ничего не сделал. Таким образом, у меня теперь нет даже альтернативы: теперь нет не мебели, ни денег. Кроме того, что посылает генерал, у меня нет ничего, и если я заболею, если будет малейший расход — операция или клиника, у меня на это нет ни гроша.

Подробнее...

В общем переполохе никто не успел заметить, в каком направлении. Особен­но опасен раненый тигр, и его возможно прикончить только очень метким выстрелом. Мы застрелили 3 тигров, 2 из которых пали от моих выстрелов. Один из них сражался против нас среди тра­вы 4Ъ часа, и уже стало темнеть, когда мне удалось приблизиться к хищнику настолько, чтобы увидеть, как он промелькнул, и застре­лить его 2 выстрелами.

Подробнее...

Адресуйте Ваши письма —- если Вы можете писать — Вейска, 10. Здесь мы все друг на друге — настолько, что в деталях царит известный беспорядок. Муж мой еще во Фраскати. Он меня просил передать Вам большой привет1.

Из дневника М. Любомирской

Подробнее...

М. Любомирецкая — Г. Майнергейму

Варшава, 13 августа 1914 г.

Дорогой Барон.

Спасибо за Ваше хорошее письмо — спасибо за все, что Вы мне там говорите.

Подробнее...

Красник, 10 августа 1914 г.

Дорогая Княгиня,

вы более чем добры, что посреди своих трудов и забот нашли время написать мне. Можете поверить, что это меня глубоко тронуло. Спешу поблагодарить за это, потому что на войне, как нигде, ни­чего нельзя откладывать на завтра. Когда лансье1, сопровождав­ший хлебный обоз, вчера привез из Люблина конверт, надписанный несколько беспомощной рукой, я не мог ожидать, что в конверте будет Ваше письмо, где почерк свидетельствует о характере и воле.

Подробнее...

вновь начало последовательное наступление на автономные права Финляндии. Хотя должность министра-статс-секретаря с 1906 года занимал уроженец Финляндии Август Лангоф1, как и полагалось по финским законам, роль его с 1907 года стала почти бутафорской.

Подробнее...

Наступление авангарда в СССР двадцатых годов было, как теперь представляется, репетицией, «черновым наброском» большого наступления, предпринятого им на Западе примерно во второй половине 60-х годов.

В истории авангарда был длительный период, когда он подвергался притеснениям. Родившись в парижских мансардах, он, казалось, обречен был оставаться достоянием узкого круга ценителей. Широкая публика на дух его не принимала, авангардистские опусы подвергались осмеянию и поношению, на улице плевались вослед разного рода «желтым кофтам» и т.п.

С течением времени критики открывали, что это по-своему интересное искусство, что оно производит некоторое магическое воздействие на зрителя-слушателя-читателя и что, во всяком случае, оно имеет право на существование. Но все равно круг его ценителей оставался весьма ограниченным. До поры до времени.

Подробнее...