. И, пожалуйста, не тратьте время, слова и энергию на всякие политические дискуссии и споры. Они у нас стали чем-то вроде наркотиков. У нас старухи в магазине и у колодца спорят. Бомжи тоже политиками стали. Дома ис­ходят от споров дымом. И думаю, что если мы себя от этого из­бавим, то сбережём какую-то часть своего здоровья, нервов, а главное — сбережём время. Пожалуйста, как-то настройте себя на такой лад: поговорим о том, о чём разучились гово­рить... Общайтесь, пожалуйста!

А затем поездки. И, несмотря на напряжённую работу, общались мы в Овсянке, Дивногорске, Красноярске. Знакоми­лись друг с другом, дарили книги. Восхищались или выказыва­ли недовольство тем или иным фактом, происходящим в куль­турной жизни страны. Времени было в обрез: тут и пленарные заседания, и встречи с читателями, и вечерний писательский клуб, и, наконец, культурная программа.

В Овсянке, накануне работы конференции, Виктор Пе­трович пытал меня:

  • Где бы ты хотел после чтений встретиться с читателя­ми?
  • А мне всё одно — где хорошо примут,— беспечно от­ветил я, смеясь.
  • На своей родине не хочешь?
  • Наверное, надоел уже там! Посвежее что-то надо, впе­чатлений новых.
  • А со мной?
  • Хоть на край света, Виктор Петрович. Только не возь­мёте меня с собой на край света-то. Зачем там колхоз?
  • Не шути так,— упрекнул Виктор Петрович.— Я к чему клоню? Наметил поездку в Енисейск. Подобрал подходящих литературных монстров. Вон одна Нинка Краснова чего стоит! Одна запоёт народ матерными частушками.

Для меня такое решение писателя было полной неожи­данностью. Слов для ответа просто не нашлось лишь по одной причине: я был просто шокирован. И, конечно, для моих зем- ляков-енисейцев визит высоких гостей — большая честь.

Виктор Петрович ещё сказал, что он долго думал и, несмо­тря на своё аховское здоровье, всё же решился сделать пере­лёт Красноярск — Енисейск в такое слякотное осеннее время. И это случилось ещё по настоятельной просьбе главы Енисей­ского района. И придётся ли ещё когда побывать Виктору Пе­тровичу в Енисейске, к которому он относился с уважением как к основателю всей Восточной Сибири, который он любил? Енисейск напоминал ему детство.

Встреча писателя с читателями в культурном центре села Озёрное была впечатляющей. Писатели по очереди говорили о литературе, искусстве, а благодарные слушатели в буквальном смысле этого слова засыпали гостей вопросами. Виктор Пе­трович уважительно представлял гостей.