Поражался, какие у неё удивительные и добрые глаза. Раньше я не любил голубой цвет глаз, особенно светло-голубые, как бы дымчатые. Они мне казались какими-то искусственными и холодными, с притягательной и завораживающей, но обманчивой красотой. Вот у Леры голубые глаза, а ещё у одной моей знакомой ну просто ядовитая дымчатая радужка -- хотя, может, из-за её скверного характера мне так показалось. А вот голубые глаза Ксении очень тёплые, есть в них нечто таинственное и не то чтобы ангельское, а всё равно что-то светлое и материнское, что ли. Ксения смотрела ласково и с нежностью, и в такие глаза, конечно же, невозможно не влюбиться.

 

   Хоть я и был в собаке, если так можно выразиться, но сердце моё растревожилось и затрепетало, и я понял, что такое чувствовать родную душу. Меня охватил внезапный порыв счастья, как будто каждая жухлая клеточка моего организма распрямилась и отозвалась хрустальным звоном. А ещё мне подумалось, что точно так же, как через эти несчастные собачьи глаза, Бог и святые смотрят глазами слабых и беззащитных, и тогда в наилучшем свете познаётся настоящая суть человека, выясняется, чего он стоит. Склонен ли он к состраданию или любит только самого себя, может ли пойти на самопожертвование или способен только печься о своей выгоде.

   Забегая вперёд, скажу, что впоследствии мне удалось узнать продолжение этой трогательной истории. Ксения позвонила подруге, чтобы та отпросила её на работе, а потом и вовсе взяла неделю за свой счёт. Всю неделю она боялась, что собака не выживет. Кормила Иванку по часам, растирала таблетки и витамины в порошок, смешивая их с кормом. Во сне Иванка часто вздрагивала и скулила, -- видимо, ей снились собачьи кошмары. Со временем собака выправилась, стала задорно бегать и прыгать во дворе, красуясь лоснящейся шерстью, и всякий раз старалась запрыгнуть на хозяйку лапами и преданно заглянуть в глаза.

   Я, конечно же, был не всё время рядом. Моё сознание периодически оказывалось в нужных фрагменты, отчего я смог понять Синичку и полюбить ещё сильнее.

   Ксения тихо живёт с мамой, папой и дедушкой в трёхкомнатной квартире. Ухажёра, как я понял, никакого нет. Она даже на разных там посиделках с подругами бывает редко, хотя очень общительная и компанейская.

   Кстати, дедушка у Синички удивительнейший человек! Во время войны служил во фронтовой разведке, прошёл всю Великую Отечественную. Благородный и добродушный старичок с тёплыми глазами. Любит беседовать с молодёжью, и все считают за счастье послушать его воспоминания о войне. Говорит он всегда с юмором и с какой-то потрясающей теплотой. Однажды он рассказал, как боялся не выполнить приказ -- какое-то очень важное задание. Боялся не смерти, а попасть в плен, и что может не выдержать пыток, и проговориться. И когда его ранили в грудь, в последнее мгновение перед тем, как потерять сознание, у него мелькнула мысль: "Слава Богу, убили". Впоследствии чудесным образом, избежав плена, он выжил. А иначе Ксении бы не было...

   Я так думаю, дед-фронтовик с детства привил семье некий альтруизм и презрительное отношение к эгоистическому восприятию жизни. Человек, прошедший войну, видевший гибель товарищей и ни в чём не повинных людей, уже не может жить просто для себя. У них в семье все какие-то бессребреники.

   Знаете, Ксения такая добрая и удивительная, что я мог бы, наверное, говорить о ней часами, но пусть уж её душа останется загадкой. Тем более что всё равно она таковой осталась и для меня.