Дорогой Барон,

считайте меня своим другом, если Вы меня считаете достойной, так как Вы пишете мне «дорогой друг» или «милая Анна Григ<о- рьевна>», но безо всяких «глубокоуважаемая» или «мое почтение», которых я даже недостойна, так как я осталась легкой, несерьез­ной, в чем Вы могли удостовериться по моим глупым письмам.

 

Сразу же после того, как вышла по-французски книга о Вашей Финляндской войне, я ее прочла и послала многим друзьям, чтобы они узнали Вас, легендарного Героя, который, почти без оружия, предупредил вторжение варваров в Европу, спасши ее с помощью Бога от монстров.

Ваша война самая великая, так как без нее судьба следующей могла бы не удаться.

Я имею представление о многих Ваших деяниях, но так как Вы сохранили здоровье, я предполагаю, что Вы наслаждаетесь плодами красоты, которые дает жизнь, окружая Вас молодостью и красо­той всякого рода, умением забыть прежние страдания, забвение — секрет счастья в жизни.

Те, которых мы любим, дорогие, которых уже нет на свете, прекрасные души, которые не забываются и еще долго после свое­го ухода они живут среди нас, освещая своим примером нас и наш путь. Незабвенная благотворительница Е. Шувалова освобождена от своих прошлых страданий благодаря этому страшному момен­ту, неизбежному для нас всех моменту смерти.

Сохрани Господь Вас и Вашу родину, дорогой и прекрасный Ба­рон, и старайтесь быть счастливым, чего я Вам желаю от всего сердца.

  1. A. Zolotoff.

Российское прошлое по-прежнему живо для Маннергейма. Он никогда не забывает поздравить бывших однополчан-офицеров, состоящих теперь в Русском общевоинском союзе, с полковыми праздниками. Изредка участвует в этих праздниках если оказыва­ется на тот момент в Париже. Лейб-гвардейский е. в. полк, которым командовал Маннергейм в счастливые варшавские годы, особенно [1]


 

[1] Grensholm. VAY 5659. Публикуется впервые (пер. с французского).