Красник, 10 августа 1914 г.

Дорогая Княгиня,

вы более чем добры, что посреди своих трудов и забот нашли время написать мне. Можете поверить, что это меня глубоко тронуло. Спешу поблагодарить за это, потому что на войне, как нигде, ни­чего нельзя откладывать на завтра. Когда лансье1, сопровождав­ший хлебный обоз, вчера привез из Люблина конверт, надписанный несколько беспомощной рукой, я не мог ожидать, что в конверте будет Ваше письмо, где почерк свидетельствует о характере и воле.

Если не считать привета, который я только что получил от Вас, графини Адам Замойской и графини Тышкевич, Ваше письмо — пер­вое, полученное мною после отъезда из Варшавы, оно полно очарова­ния первого известия. От графа Морсини, которого я встретил при отъезде из Люблина, услышал, что вы переехали жить в Краковское Предместье. Это была замечательная мысль. Гораздо лучше для Вас жить в центре города, в доме, где живут друзья и знакомые, чем од­ной посреди парка Фраскати[1] [2]. Жаль, что Вы не можете поселиться в безопасности где-нибудь подальше, например, в Петербурге или Москве. Простите меня за это предложение, которого ваша жен­ская колония, наверное, не одобрит, но оно все же не совсем дурно. На самом деле трудно составить представление о том, что может произойти, потому что сейчас может произойти все, что угодно. Только задним числом так легко оценивать дела. Поскольку мы на­ходимся далеко от линий связи, которые во время войны и вообще плохи, мы немного знаем о событиях в мире. Ходят слухи о пораже­ниях немцев в морском сражении у побережья Шотландии и об их больших потерях под Льежем и сильном сопротивлении швейцарцев. Надеюсь, что все эти новости имеют место. Столетиями не вида­но такой жестокости и презрения к правам народов, какие выказы­вают сейчас немцы. Они воистину заслуживают урока, который не сразу забудут, потому что их наглость переходит всякие границы. Надеюсь, армия Франции такого же уровня, как и немецкая. Я верю, что она довольно хороша, и после того, как она неожиданно полу­чила двух союзников, бельгийцев и швейцарцев, ее нелегко разбить.


 

[1]    Лансье — копьеносец (в старой армии).

[2]    Краковское Предместье, Фраскати — названия варшавских улиц, где находились два дворца Любомирских.