Что мое пребывание здесь не будет долгим, ибо в Петербурге —- где мне пришлось пробыть шесть дней — мне сказали, что весьма ско­ро получу назначение туда. Посему я не стал снимать своих денег, а оставлю их там еще на пару месяцев.

Здесь в полковой кассе есть 1200 рублей на покупку лошади, но их нельзя касаться прежде, чем выберу себе лошадь, а с этим я суетиться не намерен. Пока что живу в убогой гостинице, поскольку здесь совершенно невозможно взять в аренду мебель. Я искал отчаянно, но меблированных комнат нигде не найти, и я вынужден сегодня или завтра купить самое не­обходимое из мебели. Это все-таки досадный расход, особенно по­тому, что у меня и без того большие траты. Поскольку здесь нет манежа, мне пришлось купить себе короткий тулупчик собачьего меха и теплые нижние штаны. Кроме того, пришлось сделать взно­сы в офицерский клуб, в библиотеку, музыкантам, устроить пи­рушку для офицеров моего (3) эскадрона и выпивку солдатам моего взвода. Все эти расходы, плюс дорогой проезд из Петербурга сюда с большим количеством багажа, пребывание в Петербурге и здесь в гостинице, привели к тому, что моя касса начинает петь послед­ний псалом. И поскольку жалованья я не получу прежде конца октя­бря (по старому стилю), я должен просить Дядю ссудить меня еще 100 рублями. Пока я пробыл здесь еще столь недолго, мне немного трудно подсчитать, насколько велики окажутся мои расходы. По­стараюсь жить возможно дешевле. Через пару недель я смогу су­дить об этом довольно точно.

Теперь заканчиваю. Прощай, милый Дядя, шлю Тебе, Тёте, Бабуш­ке и всем родным мои теплые приветы из этой страны евреев.

Твой преданный племянник Густав[1].

Чтобы представить себе обстановку, в которой он очутился, и жизнь в полку, расквартированном в маленьком польском городиш­ке, можно вдобавок к этому письму перечитать «Поединок» Купри­на: все приметы на удивление совпадают, хотя повесть Куприна опу­бликована на шестнадцать лет позднее, в 1905 году. Мечта Густава— поступление в Академию Генерального штаба — один из главных лейтмотивов повести. Юный подпоручик Ромашов мечтает о том же; он и на дуэли погибает во имя того, чтобы муж любимой женщины смог держать экзамены в Академию. Но, в отличие от героя повести

 

[1] Mannerheim G. Kiijeita. S. 59—61.