Государь, завороженный, точно ребенок, провел вокруг повисшей в воздухе мо­дели рукой, удостоверяясь, что здесь нет никакого фокуса.

  • Капсула с таким веществом установлена в корпусе «Цесаревича», — сказал Малиновский. — Это обеспечивает экономичность расхода топлива и рекордную дальность полета.
  • Одно это обеспечит нам военное превосходство над любым противником! — вос­кликнул Алексей Николаевич. — Их энтузиазм. каждого — от ученого до студента. Как они говорят? Понедельник начинается в воскресенье?
  • Завтра начинается сегодня, — улыбнулся Малиновский. Государь, как никогда, походил на мальчишку, получившего в подарок долгожданную игрушку. — Поэтому они почти и не спят. Дело не только в изобретениях, Алексей Николаевич. Главное, я хотел вам показать новую систему организации труда, которую удалось создать в Научнособорске на основе идей Пролеткульта и тектологии.
  • Признаться, я удивился, когда увидел спящих в самых неподходящих местах и в неподходящее время людей.
  • Они практикуют прерывистый сон, — улыбнулся Александр Александрович. — Достаточно с равной периодичностью засыпать всего лишь минут на двадцать, и этим вы освобождаетесь от необходимости регулярного восьмичасового сна.
  • И спортивные снаряды у конторок, — Алексея Николаевича особенно пора­зил вид седовласого профессора в академической ермолке и голого по пояс, играю­чи тягающего пудовую гирю, тогда как на лабораторном столе по его же указаниям учениками совершался какой-то химический опыт.
  • Я не приемлю европейскую модель индустриального развития. Именно в дан­ном вопросе мы категорически разошлись с Лениным. Нем необходимы собственные методы.

Взгляд Государя стал холодным, остраненным:

  • Вы состояли в партии большевиков, Александр Александрович?
  • Более того, входил в ее Центральный комитет, — усмехнулся Малиновский. — Но мы еще до войны идейно размежевались с Лениным. Я занялся тем, что считал более насущным, — разработкой методов формирования новой культуры. Ортодок­сальные марксисты, говоря о классовой борьбе, о рождении пролетариата, не заме­чают главного — возникновение на новом витке истории небывалого синтетическо­го типа сотрудничества, которое порождает особый, коллективистский тип мышле­ния. Пока мы даже не в силах вообразить — во что разовьется подобный тип мыш­ления, можем только угадывать. Например, передачу на расстоянии психической энергии мысли от одного человека к другому, без необходимости речи, а значит, без утайки, без лжи. Но главное — изменение сознания изменяет и модель объек­тивной реальности, которую это сознание воспринимает! В результате отпадает необходимость социальных революций, которые, несмотря на благие намерения, не­сут народам хаос и страдания.
  • Это не так просто сделать, — покачал головой Государь, взял висящий в воз­духе самолетик, прижал его к отделанной сукном крышке стола.

Малиновский горячо продолжал:

  • Общественное сознание формируется в соответствии с опытом. В коллектив­ном труде возникает модель производственной связи, которая, в свою очередь, ста­новится основой осмысления связи фактов в опыте. В Научнособорске мы пре­жде всего ставим задачу организовать новые модели труда, которые лягут в основу новой науки. Этой «Ахиллесовой» науке предстоит догнать «черепаху» мирового и европейского прогресса и обогнать его вопреки апории Зенона. Если Ленин счи­тает необходимым сформировать пролетариат из вчерашних крестьян, которые в последние годы получили доступ к систематическому образованию, то мы гово­рим о необходимости поставить за станки не просто грамотных рабочих — вчераш­них крестьян, а рабочих — творцов, рабочих — поэтов, рабочих — инженеров. А до той поры все подобные игрушки, изобретения, — Александр Александрович указал на самолетик, — не впрок, штучное производство, которое невозможно воспроизве­сти на конвейере.
  • Я бы назвал вас утопистом, — сказал Алексей Николаевич.
  • Я не утопист, я строю будущее в мысли и тем создаю предпосылки для мате­риализации этого будущего.
  • Тогда почему вы неоднократно отказывались от предложения занять пост председателя правительства? У вас появилось бы гораздо больше возможностей реализовать идеи тектологии и научных монастырей! Николай Иванович неодно­кратно отказывал в увеличении финансирования науки, ссылаясь на приоритетность расходов по аграрному сектору и социальным программам. Но встав во главе...
  • Еще раз вынужден отказаться, Алексей Николаевич, — сказал Малиновский.

Государь нахмурился, щелкнул рычажком, который опрокинул крошечную кап­сулу внутри модельки, и самолетик опустился на стол, больше не делая попыток взмыть в воздух.