Одно из более поздних писем Комова содержит любопытную ин­формацию о близких знакомых Маннергейма — генералах Скоро- падском и Родзянко.

П. Комов — Г. Маннергейму 12 декабря 1938 г.

 

Канада

Ваше превосходительство
Глубокоуважаемый Густав Карлович!

Разрешите настоящим принести Вам самое искреннее поздрав­ление к празднику Рождества Христова и самые наилучшие пожела­ния доброго здоровья и полного благополучия в наступающем Новом году. Искренно надеюсь и желаю ото всей души, что Вы пребыва­ете в добром здоровий и благополучии. Что-то принесет нам всем Н<овый> г<од>, так изволите Сами знать, как сложна и туманна политич<еская> обстановка в Европе.

Не так давно здесь в Канаде был сын ген<ерала> П. П. Скоро- падского, Вашего однополчанина, —Даниил и «ревизировал» его бу- дущ<их> верноподданных буд<ущей> «Великой Украины». Мы здесь мало понимаем его приезд, но теперь в последнее время обстановка понемногу выясняется в связи с намерениями «Fuhrer ’а».

У меня лично, если пожелаете узнать, все по-старому и я на той же «мертвой точке» в смысле работы, так как у ген<ерала> А. П. Родзянко дело не настолько большое, чтобы иметь человека вроде меня, как «riding master».

Ген<ерала> А. П. Р. (Родзянко. — Э. И.) я изредка вижу, и он отно­сится ко мне очень сердечно и мило, и он для меня здесь в МгГе (Мон­реале. —* Э. И.) громадное моральное утешение в том, что я имею возможность бывать у него, и для меня его персона — есть облик Старой Дорогой Родины и службы Государю. Вы не поверите, какое это огромное моральное удовлетворение для бывшего солдата...

За эти последние годы мои Родители, которые всегда были бес­конечно благодарны Вам за Вашу любезность, которую Вы сделали в свое время (1922 год) для их и моей последней встречи в Finland, — оба скончались, и теперь я остался один. Моя жена просит при­нять от нее самые наилучшие пожелания к Н<овому> г<о>ду. Она также по-прежнему работает house-keeper ’ом в Ritz Carlton Hotel в Mrl ’е...