Курт Вайлеман, журналист пенсионного возраста, получает загадоч­ное послание от одного коллеги, который вскоре после этого погибает. В Вайлемане срабатывает старый инстинкт расследователя, и он пуска­ется на поиски правды, но тут начинается охота на него самого.

Шарль Левински разворачивает классическую детективную историю на довольно зловещем фоне: в недалеком будущем, когда в Швейцарии правит национал-популистская партия большинства.

 

Шарль Левински — известный литературный универсал. Со своим острым пером и даром наблюдательности он виртуозно осваивает са­мые разные жанры. На сегодняшний день он один из самых читаемых писателей Швейцарии.

В России выходили его романы «Геррон» (М.: Эксмо, 2013), «Андер­сен» (СПб.: Алетейя, 2017), ожидается выход романа «Kastelau» в изда­тельстве Corpus (Москва).

Редакция журнала «Алтай» знакомит своих читателей с отрывком из романа, который выйдет в издательстве «Алетейя» в начале буду­щего года.

Cтарики — они и есть старики. Ходячие грыжевые банда­

жи и двуногие медицинские стельки. И сам Вайлеман ни­чем не лучше, хотя на нем все же не так много ржавчины, как на том старом железе, что было вокруг.

Многие пассажиры автобуса были знакомы между собой — наверное, уже не раз участвовали в таких пенсионерских поезд­ках и громко обменивались через ряды своими воспоминаниями. Один седовласый господин уже трижды ездил к монастырю Мури и всякий раз прогуливал обязательный органный концерт, потому что там поблизости подают такие гигантские меренги и за такую цену, по которой в Цюрихе не получишь и пирожное с кремом.

— Это просто музыка, — сказал он, и поскольку никто не за­смеялся его шутке, он сделал это сам.

Все билеты на экскурсию были проданы, и не было надежды захватить себе оба места на сиденье, а женщина рядом с ним — дважды вдова, как она сообщила ему сразу же, как только сели, — была болтушкой из тех, кому на похоронах надо отдельно закры­вать рот, иначе они и в могиле никому не дадут покоя. На жакете рядом с гербом своего кантона она приколола гербы своих умер­ших супругов, и судя по тому, как она сразу к нему придвинулась, она не имела ничего против того, чтобы расширить эту коллек­цию трофеев еще на один экземпляр.

Крепость не относилась к самым популярным местам Швейца­рии, но ее общепит имел хорошую славу; тот седовласый старик грезил не только меренгами, но и советовал попутчикам сегодня в Бургкеллере непременно заказать жареного цыпленка, дескать, один этот цыпленок уже стоит поездки. Этот совет хорошо подхо­дил для планов Вайлемана: пока тот цыпленок зажарится до хру­стящей корочки, пройдет изрядно времени, а если еще учесть, сколько его понадобится старичкам с их искусственными зуба­ми, чтобы обглодать все до косточки, то времени хватит на то, чтобы незаметно удалиться в Дом Вечерней зари и там подождать Лойхли. И потом сразу вернуться в Бургкеллер, где все остальные еще будут сидеть за своим кофе с двойными сливками. Свой отказ от обеда он сможет обосновать проблемами с пищеварением, в та­кой компании ему поверит любой: никто из его спутников не вы­глядел так, будто проводит день без слабительного.