Я продолжила листать папку и наткнулась на текст пророчества, изобилующего фразами вроде: "умный и бесстрашный" и "спаситель всего рода людского". Я ухмыльнулась. Если бы судьба всего человечества действительно оказалась в моих руках, всем давно была бы крышка. В этот момент, я увидела, что мимо окна проплыла знакомая макушка. Внутри меня сразу же активизировалась куча бабочек. Попытавшись не думать о том, к чему может привести безответная любовь, я встала и вернула бумаги владельцу. Вежливо поблагодарила за интересную беседу и устремилась за Данилом. 00

Догнать я умудрилась только в кафе. Еще издалека я увидела, что лицо его мрачно. Значит, дела по которым он уезжал не удались. При виде меня он попытался изобразить на лице улыбку, но почти не поддерживал разговор, пока я пила рядом с ним кофе. Вообще, на ночь пить этот напиток вредно, но мне нужен был веский повод, чтобы остаться в кафе. Меня охватили два противоположных чувства. Одно из них радость, от того, что я его увидела. А другое, разочарование. Ведь то, что между нами что-то намечается, я успешно выдумала сама и от этого было безумно грустно. Курортный роман не удался с самого начала, усмехнулась я про себя. Ну, ничего, через пару дней я постараюсь выкинуть из головы мысли о нем. В этот момент кто-то крепко ударил меня по спине. Я вздрогнула и возмущенно обернулась. Не менее возмущенная Женька предъявила мне, что ненормально, вот так пропадать без предупреждения. Куда я делась в промежутке между номером и беседкой? Сказать мне нечего и я, виновато улыбаясь, протянула подруге куртку.

- Так где ты была?

- Говорила с директором.

- О чем интересно?

Я увидела заинтересованный взгляд Данила, но рассказать об этом подруге предпочла наедине, по дороге к костру.

- Значит, она сумасшедшая. Как жалко... А ведь казалось абсолютно нормальной, - вздохнула подруга.

Я полностью с ней согласна, приятного в этом мало.

Кто же знал, что несколькими часами позднее я буду смотреть на эту историю абсолютно другими глазами.

У костра просидели недолго, говорили о разных вещах. Двумя часами позже мы брели сквозь темноту обратно, а у меня из головы никак не шел образ Елены Константиновны. Очень хотелось помочь ей, но я абсолютно не знала, как это сделать. День был таким долгим и утомительным, что заснула я почти мгновенно. В тишине и спокойствии ночи меня настиг очередной сон...

"Мне радостно и легко. Мы идем сквозь сумерки к далекому лесу. Вокруг раскинулся широкий некошеный луг. На мне длинное платье и я цепляю подолом высокие травы. Мой спутник крепко держит меня за руку и ведет вперед. Я иду, не глядя под ноги. Рассматриваю природу вокруг. Вот-вот на мир упадет темнота, но пока густо разлитая вокруг синева позволяет увидеть высокие горы справа и слева, за нами холмы. Я понятия не имею, откуда мы сюда пришли. Легкий ветерок развевает распущенные волосы. Пытаюсь пригладить их свободной рукой, но бесполезно.

Мы шли довольно долго. Я решила, наконец, окликнуть моего провожатого, шагающего твердой и уверенной походкой так, будто видит в надвигающейся темноте как кошка. Он сжимает мою ладонь, и от этого по всему моему телу разливается приятное тепло, умиротворенность и ощущение защиты. Я не знаю или не помню имя и дергаю его за рукав правой рукой. Он оборачивается ко мне. Лицо разглядеть трудно, я снова вижу только два ярко-зеленых глаза.

Так часто бывает во сне. Наши передвижения или ощущения ограничены капризами мозга, а странное и неуместное воспринимается как само собой разумеющееся. Вот и сейчас меня не испугали странные глаза моего спутника. Я полушепотом спросила у него, долго ли еще идти, но он покачал головой и устремился вперед. Вокруг становилось прохладнее. Он уловил то, как я зябко пожала плечами и, остановившись на минуту, снял свою куртку и надел на меня. Мы так же шли вперед. Деревья впереди нереально быстро приближались. Казалось, за один шаг мы проходим несколько метров. Когда мы ступили под их кроны, вокруг уже была настоящая ночь. Звезды густой россыпью сияли на небе, а из-за далеких гор показался краешек луны. Теперь мы просто стояли и ждали. Он обнял меня за плечо, притянув к себе. Мне стало еще теплее. Я посмотрела на него сбоку и разглядела небольшой шрам на щеке. Шрам. Внутри меня кольнуло беспокойство. Что-то было не так. Что-то я должна была обязательно вспомнить. Сон не давал моему сознанию собрать все образы воедино и решить очень трудную сейчас головоломку.

Наконец, где-то вдалеке протяжно крикнула ночная птица. Должно быть, это знак, так как мы снова пошли вперед. Пригибаясь, прошли густой ельник. Потом несколько минут искали тропинку среди колючего кустарника. Когда мы вышли на круглую поляну, над нашими головами светила полная луна. Казалось, все в моих снах происходит благодаря ей. Все волшебные механизмы раскручиваются под действием ее мягкого, латунного блеска. Вот и сейчас сказка начала работать. Вокруг нас в темноте, за деревьями закопошились существа. Они шептались, передвигались вокруг нас, осторожно трогали подол моего длинного платья. Я старалась поймать их взглядом, но они неуловимо ускользали от моего внимания. Я не испытывала никакого страха, только покой. Тем не менее, сейчас спокойствие постепенно разрушалось. Какая-то мысль не давала мне расслабиться, но сон упрямо не давал мне ее осознать. Когда мне наскучило так стоять, я засунула руки в карманы куртки. В них лежало много всякой мелочи. Я перекатывала пальцами округлые предметы, а потом вытащила один из них. В моей ладони оказался маленький полупрозрачный шарик из плотного, темно-зеленого бутылочного стекла. Шарик был мне знаком. Вот и сейчас он будто подмигнул мне спрятавшейся в глубинах искоркой света. Он будто говорил мне; "Узнай меня, Лилия, узнай скорее". Я поймала на себе обеспокоенный взгляд моего спутника. Шрам и шарик оказались последними недостающими кусочками паззла. Свет ярких глаз уже не мешал мне видеть лицо. Прямой нос, тонкие губы, знакомый шрам не щеке. Умиротворенное состояние сна резко покинуло меня. Я широко раскрыла глаза от удивления и резко оттолкнула парня. Он испуганно посмотрел на меня, потом увидел шарик и протянул ко мне руки. Я отбежала от него в чащу и громко крикнула его имя. В этот же миг весь маленький мир моего сна разлетелся вдребезги. Не стало приятной тишины, не стало невидимых, но добродушных существ вокруг. Не было рядом и моего спутника. Ночь резко стала беззвездной и безлунной. Я оказалась сидящей на земле. Попыталась встать. Крик еще долго эхом отдавался вокруг. Я слышала это - Данил, Данил, Данил.

Предыдущий сон был утерян. На мне не было длинного, красивого платья. Обычные джинсы, толстовка и кроссовки. Вокруг зашуршало. Листочки деревьев стали сгибаться под упругими каплями теплого летнего дождя. Вмиг все вокруг зашелестело и ожило. Я поднялась на ноги и отряхнула ладони. Спрятала в карман шарик, который еще держала в руке. С каждой секундой во мне тугой пружиной нарастало беспокойство. Мне очень нужно было куда-то успеть, кого-то догнать и о чем-то предупредить. Но к этому ощущению вдруг примешалась злоба. Кто-то один виноват в том, что разрушилась сказка. Я сорвалась с места, не в силах больше бездействовать и под натиском ярости легко и быстро помчалась вперед. Меня сопровождал нарастающий вокруг свист.

Проснулась резко, будто кто-кто нажал кнопку "Вкл." в моей голове. Ни усталости, ни сонливости. Первые пару секунд конечности еще дергались как при беге. Я резко села в кровати. Когда я осознала, что вокруг глубокая ночь, а я нахожусь в своей постели, откинулась обратно на подушку. Сердце выстукивало бешеный ритм - бух-бух-бух, ведь я всего несколько мгновений назад я будто бежала куда-то. Мое сознание никак не хотело успокаиваться и проводить грань между сном и реальностью. Вокруг была тишина. Никто не вздыхал во сне, не ворочался. Соседка была погружена в самую глубокую часть полночного сна. Так почему же я не могла даже задремать нормально, без кошмаров. Недавний сон обрывочными образами звенел в моей голове, и тут на меня накатила первая волна страха - Данил. В этот раз я совершенно отчетливо увидела, наконец, лицо участника всех моих кошмаров.

Ночью страхи кажутся преувеличенными в десятки раз, тогда как при дневном свете они видятся смехотворными и глупыми. Я лежала в темноте в полной тишине, и страхи плодились вокруг в идеальных для себя условиях. За кем я бежала? Помню, что мне нужно было обязательно догнать кого-то. А Данил? Он вел меня через лес к странному месту. Потом исчез, а я заметалась одна и в самый пиковый миг погони проснулась в своей постели. Я упомянула о первой волне страха. Так вот, вторая настигла, когда я, привыкнув к темноте, разглядела на тумбочке свою пижаму. Смешной розовый костюм с широкими брюками и футболкой лежал аккуратно свернутый, как и накануне вечером. Накануне, перед тем, как я его надела и легла спать. Медленно ощупав себя, я поняла, что на мне джинсы и свитер. Более того, я лежу в кровати под одеялом в обуви! Откинула покрывало и села, опустив ноги на пол. Из-за туч показалась луна, залившая слабым призрачным светом нашу комнату. Простыня, одеяло и кроссовки в грязи. На подошву моей обуви пластами налипла влажная, глиняная почва. Это было уже слишком. Мозг отказывался понимать эту ситуацию. Автоматически засунув руки в карман своей куртки я нащупала там то, чего там точно не было раньше - шарик из бутылочного стекла. Я тихонько подошла к окну и выглянула вниз, все было тихо и спокойно. Но тут ворота комплекса неслышно отворились. Во двор скользнула тень. Лица человека нельзя было увидеть, но мне хорошо была знакома эта бейсболка. Не осознавая, что делаю, я выскользнула за дверь. Кто-то должен объяснить мне, что происходит. Почему я вижу во сне человека задолго до того, как с ним познакомлюсь. Почему я бегаю во сне по лесу, а потом просыпаюсь в своей постели в грязной обуви. Почему с самого момента моего приезда сюда меня окружают странные события и тайны? Я была на грани. Либо все выясню, либо признаю, что сошла с ума. Когда я спустилась к двери и осторожно вышла на крыльцо, Данил как раз поравнялся с резными перилами. Я окликнула его, но когда он обернулся, слегка отшатнулась. На лице Данила были те самые эмоции, что я переживала сейчас - страх, непонимание и даже ужас. Резко дернув за рукав, он увлек меня за собой в темноту, несмотря на мои слабые протесты лишь ускоряя ход. Не могу представить, что могло его так напугать. Ночь вокруг была тихая и спокойная. Неужели ему тоже привиделся дурной сон? Но тишина вокруг оказалась обманчивой. С легким, нарастающим гудением позади нас поднялся ветер. Глаза Данила расширились и он хрипло крикнул мне: "Беги!"

Когда человек говорит таким тоном, не послушаться невозможно. Я бросилась за ним. Метров через десять он остановился, чтобы крепче схватить меня за руку. Прохладный ночной воздух стал горячим. Вокруг нарастал свист и тяжелая волна ветра. Данил тащил меня за собой к невидимой сейчас в тени калитке. Мы преодолели ее за секунды, и побежали дальше, поскальзываясь в глубокой тени ивняка. Молодой человек безошибочно выбирал направление, так, что мы ни разу не запнулись. Когда выскочили на берег, он потянул меня влево, как оказалось, под небольшой насыпью можно было незаметно укрыться от всякого, кто мог бы гнаться за нами. Мое состояние было не совсем обычным для такой ситуации. В момент выброса адреналина чувства напряглись, а вопросы отошли на второй план. Я просто сидела и тяжело дышала. Данил долго внимательно прислушивался. Когда убедился, что вокруг тихо, обмяк и откинулся спиной на земляную стенку насыпи. Постепенно, когда я успокоилась, десяток вопросов готовы были сорваться с моего языка. Как, почему, от кого мы бежали. Что за странные сны меня посещают, почему я здесь, в конце концов... Я заметила легкую улыбку на губах Данила. Теперь, когда опасность миновала, он снова стал собой. Спокойным, уравновешенным и слегка насмешливым. Вместо ответа он поднял ладони к глазам, и еще прежде чем я что-то осознала, я увидела мягкий зеленый свет, отразившийся на пальцах. Он откинул линзы в темноту и теперь сидел, глядя прямо перед собой, от его глаз исходило мягкое, зеленоватое свечение. Почему то именно сейчас, когда следовало испугаться больше всего, я только рассмеялась. Пусть вокруг меня творится какая-то чертовщина, я хотя бы не сошла с ума и не выдумала все сама. Мой спутник изумленно следил за тем, как я продолжала смеяться, хватаясь пальцами за ветки. Хлопая себя ладонями по коленям и откидываясь назад. Когда он понял, что у меня истерика, просто аккуратно притянул к себе. Так мы и сидели, обнявшись, прямо на земле у реки посреди ночи. Мне многое предстояло узнать, но сейчас на меня внезапно накатила волна спокойствия и умиротворения. Я позволила себе довериться ему и больше ни о чем не думать. Да и о чем я могла размышлять? Мои стандартные жизненные схемы разлетелись вдребезги. Мир вокруг оказался совсем не таким, каким мне его представляли с детства. Мне предстояло все узнать о нем заново, но, казалось, времени у меня было предостаточно. Вместе с расслабленностью пришли слезы. Не горькие, а исцеляющие. Данил смотрел, как они дрожат на моих ресницах, скатываются по щекам и неожиданно мягко прижался губами к моим губам. Наш первый поцелуй запомнился мне именно таким - соленым и сладким одновременно.

Когда мы, наконец, оторвались друг от друга, я услышала за спиной легкое покашливание. Мы разом резко обернулись - кашляла веточка. Да, именно веточка, как мне показалось сначала. Секундой позже я разглядела, что веточки-руки и веточки-ноги крепятся к более толстой ветке, на самом верху которой блестят два круглых, черных глаза. "Веточка" снова откашлялась и вежливо со мной поздоровалась. Теперь, настала очередь Данила смеяться, ведь глаза у меня буквально полезли на лоб.

II часть

I глава

Я сидела за столиком кафе, сосредоточено стуча по клавишам стоящего передо мной ноутбука. Неподалеку Арина протирала вилки и ложки белоснежной махровой тряпкой. Ее движения были ритмичными, но, замедленными. Было видно, что работает она "на автомате". Мысли витали где-то далеко от этого места. Я поймала ее взгляд, и мы чуть заметно улыбнулись друг другу. В наших глазах была тайна. Я знала, что она тоже знает.

В зале больше никого не было. Туристы на пляже, Женя с Олегом ушли на прогулку, а Данил уехал в город по делам. Я писала статью. Точнее, пыталась писать. Сейчас мне было о чем подумать помимо этого. Мое мировоззрение за последние пару дней претерпело крупные изменения. Когда я убедилась, что не сошла с ума, мне потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к новому миру и его обитателям. Слава Богу, у Данила хватало терпения в сотый раз заново объяснять. Содержание той самой легенды, пусть и частично, но, правда. Эти люди действительно обладают сверхспособностями. Я много раз слышала о таком, но, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Их много и живут они кланами неподалеку от крупных пещер по всему миру. Теперь понятно, откуда в прессе периодически появляются сенсации о новых экстрасенсах, а в тематических передачах на ТВ участники. Привыкнуть к тому, что они могут читать мысли, было непросто, честно говоря, я до сих пор к этому не привыкла! Летать летают, правда, невысоко, но все же. Могут исцелять раны. После того, как Данил провел рукой над моей кожей, царапины и ссадины, оставшиеся после памятной погони сгладились. Кстати, я все еще не могла выпытать у него, от кого мы тогда бежали. Не хочет меня пугать? Возможно. Но теперь одна в темноте я никуда не хожу. Лес больше не кажется ласковым и приветливым, после того как я узнала, сколько он кроет в себе неизвестных мне до этого жителей. Я еще очень многого не знала и в голове моей была совершенная каша еще и потому, что я теперь должна скрывать все от Женьки. На вопросы Олег отвечает: "Она еще не готова". Ну, ок. Хорошо, что я могла объяснить свой ошалелый временами взгляд и рассеянность новыми отношениями. Подруга очень за меня рада, Данил ей нравится, хоть она и считает его немного замкнутым. На самом деле он просто бывает слишком серьезным временами, ведь у него очень много обязанностей. Помимо своего "прикрытия" в виде работы почвоведа, он должен выполнять задания клана. Это звучит так пафосно, но на самом деле они как одна семья. Я всегда думала, что человек со сверхспособностями должен быть важным, от осознания своей уникальности, но такого тут нет. Это самые простые и доброжелательные люди, каких мне доводилось встречать. Во-первых, Арина. Она обычный человек, но в курсе всего, что происходит, так как ее бабушка из Оставшихся. Так они себя называют. После какой-то катастрофы сотни лет назад, часть людей потеряла свои способности, а часть смогла сохранить. Я еще не совсем во всем этом разобралась, ведь у нас было не так много времени, чтобы обсудить все с Данилом. Он каждый день куда-то выезжает. Но информации и новостей мне сейчас хватает выше крыши. После знакомства с Одраденом (тем самым существом из веточек), меня еще полночи трясло. Новые существа, с которыми я познакомилась, не кажутся сказочными. Самой большой проблемой было то, что даже если у них мохнатые лапы, или рост под три метра, они обладают разумом. Теперь я здоровалась даже с рыжиком из гостиницы. Так, на всякий случай. Вдруг он на работе у Янбаева. Кстати последний оказался важной шишкой. Он у них вроде старейшины и за всем тут приглядывает. Вообще, если исключить непонятных мне существ и необычные способности местных людей, их ритм жизни кажется вполне обычным. Не знаю, то ли работа сделала меня такой нечувствительной к чудесам, то ли мозг просто ограждает меня от шока. Но я довольно быстро ко всему привыкаю.

Данил утверждает, что у меня есть скрытые способности, благодаря которым я смогла предвидеть встречу с ним во снах. То есть, я почти как они. Я очень сильно в этом сомневаюсь, но мне приятно это слышать. Особенно когда он сказал, что наши души встретились раньше и потому, мы смогли "узнать" друг друга при встрече, пусть это было и во сне. Я старалась ничему не удивляться.

Как только у нас появлялась возможность уединиться от посторонних глаз, я начинала задавать вопросы, один за другим. Неужели, все мифы - правда? Есть ли у них основания? Данил что-то рассказывал, а о чем-то умалчивал. Я видела задумчивую полуулыбку на его лице всякий раз, когда заходила в своих расспросах слишком далеко.

Все уверены, что мы встречаемся. Но с тех пор мы ни разу не поцеловались. Да, конечно, прошло всего несколько дней, но он ведет себя со мной больше как старший брат. Действительно, старший. Оставшиеся живут много лет, намного больше, чем обычные люди. Я еще не знаю его настоящий возраст. Олег, например, прекрасно помнит начало Великой Отечественной Войны и сам был на фронте. Сомневаться в подлинности рассказов я и не думаю, ведь он кажется рассудительным и мудрым человеком.

Мои размышления прервал гул мотора. Сердце начало биться чаще. Мне очень хотелось, чтобы это был Данил. Так и есть, я выглянула в окно и увидела знакомую макушку. Быстренько уселась обратно и сделала вид, что погружена в работу. Когда он вошел в кафе, по спине пробежали мурашки. Несмотря на то, что Данил клятвенно пообещал мне не читать мысли, я постаралась очистить голову от любой информации. Он подошел и, наклонившись, тихонько поцеловал меня в щеку. Сел напротив. Я смотрела на него пытаясь скрыть бурю чувств, вызванных его появлением.

- Как дела?

- Хорошо. С утра была куча дел, но я постарался сделать все побыстрее.

- Зачем?

- Ну, чтобы побыть с тобой. И еще, чтобы отвезти тебя кое-куда.

- Куда же?

Краем глаза я заметила, что Арина отвернулась с улыбкой. В мою душу закралось подозрение. Кажется, речь идет не просто об увеселительной прогулке. Глядя куда-то в окно, Данил произнес:

- Ко мне в поселение.

Из моих уст вырвалось непроизвольное:

- НЕТ!

Тактичная Арина скрылась в подсобке. Я ошарашено посмотрела на друга. Олег предупреждал меня, что Данил хочет отвести меня к себе домой, но для чего? Я вовсе не горю желанием знакомиться с его близкими! Точнее, я бы хотела посмотреть, как живут Оставшиеся, но не так же скоро. Тем более, я очень стеснялась.

- Не надо стесняться, - с шутовским видом напел Данил строчку из популярной песни.

Я бросила на него сердитый взгляд, обещал же!

- Прости, случайно вышло. У тебя это на лице написано. У меня там дела, застряну до вечера. А так, хотя бы побудем вместе.

Минут пятнадцать я пыталась отговорить его, но бесполезно. В итоге, я пошла в свой номер одеваться, а довольный Данил остался ждать меня в кафе. Я не могла избавиться от мысли, что еще одной его сверхспособностью является манипулирование людьми.

Местный клан Оставшихся живет в крупном поселении недалеко от пещеры. Это глухая заповедная зона, в которую обычный человек добраться не может. Вид сверху не вызовет подозрений у случайно оказавшихся в этом районе вертолетчиков, ведь поселения Оставшихся очень гармонично вписаны в природу. Когда проселочная дорога, по которой мы ехали на машине Олега около двадцати минут уперлась в поваленный ствол березы, Данил заглушил двигатель. Мы приехали? Вокруг ничего нет. Ни признаков жилья, ни людей. Я вышла и последовала за ним по едва заметной тропинке, убегающей вглубь леса слева от дороги. Ждала, что передо мной вот-вот откроется поселок, но момент когда он начался, я явно пропустила. Никаких высоких строений. Заборы - из кустарников, постройки из бревен. Все сделано максимально просто и комфортно. Несмотря на явно народный стиль, от жилья веет чем-то европейским. Пройдя еще несколько метров, я поняла почему - здесь так же заботятся о природе и чистоте вокруг. Мы шли минут пять, когда Данил остановился у плотного заграждения из ивовых прутьев. Прошли через невысокую калитку. Я увидела аккуратный дом, на окнах которого были наличники, а с боку пристроена веранда. "Так живут люди, которые могут получить все" - мелькнула в моей голове удивленная мысль. К нам навстречу вышли родители Данила, и я испытала странное чувство. Нет, не разочарование, не страх или волнение. У меня возникло ощущение, что я очень давно их знала. Отец высокий мужчина с темно-русыми волосами, лет шестидесяти на вид (представляю, сколько ему на самом деле!) и с ярко-голубыми глазами. Мама Данила невысокая, чуть полноватая женщина среднего возраста. На ней цветастое платье, светлые волосы убраны в пучок. Взгляд зеленых глаз сиял спокойствием и добротой. Я поняла, что тут строить из себя другого человека просто бесполезно. Они все равно видят меня насквозь. Решила просто быть самой собой. Мы поздоровались, и я протянула гостинцы. Отец Данила тут же ушел под навес, где продолжил прерванную работу. Он строгал доски. А мы втроем прошли на веранду, где выпили вкусного ягодного морса, пока Данил рассказывал нам о событиях утра. Отношения между ними трудно назвать отношениями родителей и ребенка. Они ведут себя скорее как старые, хорошие друзья. Несмотря на это я чувствовала уважение, любовь и заботу, царящие в этом доме. Я вспомнила деревню бабушки и дедушки, в которой проводила каждые каникулы в детстве. Приезжая к ним, я всегда ощущала, что я дома. Здесь, к своему удивлению, мне было так же комфортно.

Посидев минут пятнадцать, мы пообещали вернуться к ужину. Данил увел меня на экскурсию по поселению. Кажется, он схитрил, сказав мне, что у него много дел, так как все время до вечера мы прогуляли. Почти никого не встретили по дороге, пару раз только поздоровались с местными жителями, долго провожавшими нас своими сияющими глазами.

Постепенно, мы спустились к небольшой речке, и вышли на мостки. Данил оглянулся и странно кашлянул три раза. Послышался плеск воды, будто кто-то невидимый нырнул в воду. Мой друг засмеялся, и присев на корточки у самого края поманил кого-то из воды пальцем. Я поняла, что мне предстоит познакомиться с еще одним представителем мира, о котором я раньше не имела никакого понятия. Приготовилась сдержать вскрик удивления. Подошла к Данилу и покрепче вцепилась в его плечо. Он положил руку на мою ладонь, не бойся, мол. Боковым зрением я уловила какое-то движение в воде, но не сразу разглядела обитателей реки, сливающихся с ее потоками. Сначала робко, потом смелее из воды начали высовываться чертики зеленого цвета. В их руках я разглядела миниатюрные копья, да и размеры обладателей не впечатляли величиной. Мой спутник объяснил мне, что это шишиги, обитатели неглубоких лесных речушек. Мордочки шишиг были вытянуты и слегка напоминали рыбьи головы. Ручки и ножки завершались длинными пальцами с перепонками между ними. На головах у них я разглядела небольшие, округлые на концах рожки. Последовав примеру Данила вежливо поздоровалась, постепенно оглядев всех шишиг, решившихся на знакомство со мной. Они отлично понимали, что я обычный человек и потому не спешили выказывать мне свое расположение. Много лет люди преследовали их. Да и не только их, но и всех непонятных существ до той поры, пока не решено было прятаться. Постепенно, они привыкли ко мне, и я даже поговорила с одним из них, кажется, совсем малышом о том, как им живется. Затем Данил увлек меня дальше. Мне было безумно интересно и не менее страшно, поэтому весь остаток прогулки я не отпускала руки молодого человека. У реки нам встретились Мавки. Очень красивые девушки с длинными волосами. Я глядела на них испуганно, но Данил шепотом объяснил мне, что к утопленницам они не имеют никакого отношения. Пока мы шли в одиночестве, мой друг рассказывал о гномах, отличающихся самодостаточностью и не больно-то стремящихся к общению с остальными. О говорящих котах и ежах, которых на самом деле больше, чем кажется. О мудрых и скромных духах дома - домовых. Вокруг нас кружились лесавки, забавные духи леса, смешливые и задорные.

Когда мы вышли на неширокую поляну из-за большого валуна на нас вылетел непонятный вихрь. Я вжалась в Данила, но он успокоил меня. Когда кружение прекратилось, я увидела в центре вихря юного мальчишку с пугающей внешностью.

Очень красивый, он обладал только одной рукой, одной ногой и одним сияющим светом глазом. Он поприветствовал нас и познакомился со мной. В его глазах я прочитала непонятный страх. Так мы смотрели друг на друга, существа настолько разные, насколько можно придумать. Он опасался меня, а я его. Когда Бес Вихря, как назвал его Данил, умчался дальше, он объяснил мне его настрой. Среди людей боящихся всего непонятного появилось поверье, что Вихорек, как его называют друзья, приносит беды. Кто-то начал, а остальные подхватили, и теперь, если Вихорек оказывался неподалеку от человеческого жилья, в него старались попасть чем-нибудь острым. Несмотря на то, что он кажется духом, в его жилах течет кровь. Мне стало очень и очень жалко его, но я не успела сказать об этом Данилу. Из-за валуна вышел человек! Каким образом оказался здесь, и как отреагирует на ярко-зеленые глаза моего друга? Однако молодые люди не казались удивленными. Путник был одет немного странно. В простой серый спортивный костюм, шел босиком. Отросшие светло-русые волосы были спрятаны под зеленой банданой. Он поздоровался с нами и начал говорить с Данилом как со старым знакомым. Когда он прошел дальше, я шепотом спросила у своего спутника о том, кто это был. Между делом, будто говоря об обыденных вещах, Данил произнес: "Это? А так, леший. Местный". Я заметила, что он не отрывает взгляда от крупного замшелого валуна, лежащего перед нами. Не зная чего еще ожидать от сегодняшнего дня, я прижалась покрепче к Данилу. Он успел шепнуть мне: "Ничего не бойся", как валун вдруг затрещал и задвигался! Я решила, что началось землетрясение, и немедленно бросилась бы прочь, если бы ноги слушались. Но я словно приросла к земле. С камня сыпался мох и песок, он все продолжал расти вширь и ввысь. Я заметила в его складках ярко-желтый фонарь. Когда неведомое существо выпрямилось во весь свой могучий рост, я слегка присела - фонарь оказался единственным глазом. Ассоциации с ним у меня были какие-то нехорошие. В голову неотвязно лезли старые сказки и истории о Лихе. Да, это было то самое Лихо, с косматыми седыми волосами-травами. Он или оно? Я не решилась спросить у Данила и едва слышно пропищала приветствие в ответ на раскатистое: "Блага вам, люди". Слава Богу, мы простояли там недолго. Увидев мою реакцию Данил поспешил увести меня с этой поляны. У меня не было вопросов в голове. Казалось, я по горло сыта знакомствами с непонятными существами. "Так не бывает", думала я. "Еще как бывает", откликнулся Данил и я ощутимо пихнула его в бок. Кажется, он понял, что с меня хватит и повел обратно в поселение другим путем. Его мама напоила нас ароматным чаем со смородиновым листом и накормила вкусной домашней пиццей. Когда мы выбрались из-за стола, за окном сгущались сумерки. Мы услышали, как хлопнула калитка, и кто-то прошел по дорожке к дому. Хозяйка встала и снова поставила чайник на плиту. А через пару мгновений на веранду поднялась молодая, очень красивая девушка. "Альбина", представилась она и сделала вид, что совсем не удивлена видеть меня среди домочадцев. Имя хозяйки показалось мне необычным, как впрочем, и сама девушка - сестра Данила. На ней было простое зеленое платье и очень стильные украшения. Мне понравились эти подчеркнуто этнические вещицы из серебра и полудрагоценных камней. К сожалению, носить такое я совершенно не умею. Наспех поужинав, она увлекла меня в свою уютную, уставленную книгами комнату в мансарде. Я сидела и смотрела, как она перед туалетным столиком снимает украшения. Чувствовала себя немного стесненно, но новая знакомая болтала со мной обо всем, будто мы сто лет знакомы. Услышав, о том, что я встретила сегодня много нового и необычного, она с усмешкой перебила меня.

- Самая большая проблема у нас с говорящими котами. Коты народ умный, но очень упрямый. Вроде, договорятся о сохранении Тайны. Но то и дело, какой-нибудь кот нарушает ее и заговаривает с обычным человеком. Представь, поздний вечер, ты устало поднимаешься по лестнице своего подъезда и видишь милого, беспомощного котенка, ласково смотрящего тебе в глаза. Ты проникновенно кыскысаешь ему, а он не менее проникновенно отвечает: "Дай колбасы". Вообще, у котов своеобразное чувство юмора. Слава Богу очевидцам никто не верит!

Я сразу вспомнила десяток историй о говорящих котах, присланных нам в редакцию. В этот момент дверь скрипнула и в комнату протиснулась красивая трехцветная кошечка. Альбина ласково позвала ее, похлопав по коленям, но та только строго посмотрела и прошла мимо меня на небольшой балкон.

- Это Маруся, - пояснила мне хозяйка. Мы встретились пару лет назад, когда я училась в Москве. Я обнаружила ее у своей двери поздним вечером. На вопрос: "Чего тебе, киса?", она неожиданно громким басом ответила: "Рыбки бы...". В обморок я падать не стала, что ее очень сильно удивило. Зато скормила ей всю рыбу, занимавшую у меня половину морозильника со времен прежних жильцов.

Маруся неожиданно просунула красивую мордочку под тюль, висящий в проеме балкона, и уставилась на меня. Я на нее. Она молча прошла в комнату и запрыгнула ко мне на колени. Я сидела как каменная, ожидая, что она вот-вот что-нибудь скажет. И она сказала: "Да не бойся ты". И как ни странно, я перестала бояться. В конце концов, у меня на коленях лежала пусть и говорящая, но все же обычная, пушистая кошка. Через мгновение она замурчала, а Альбина продолжила:

- Обычно, когда я прихожу домой после тяжелого дня и падаю в кресло, Маруся тут же устраивается на моей груди, уставившись на меня своими круглыми, как блюдца желтыми глазами и включает урчание. Ни у кого на свете нет лучшего психолога, чем Маруся! Обычные кошки просто забирают у людей стресс, а она еще в это время проводит профессиональную психологическую консультацию.

В ответ на эти слова Маруся довольно муркнула.

- Чувствую, моя обширная база психологической литературы нашла в ней благодарного читателя. Каждую неделю она придумывает новую методику и испытывает ее на мне. А по вечерам, когда я занимаюсь обычными делами, она медленно выстукивает на компьютере книгу, которую пока ни разу мне не показывала. "Ты все равно ничего не поймешь", говорит она мне.

- И правда, не поймешь, - отозвалась кошка на моих коленях.

Я несмело прикоснулась к ее макушке ладонью, она потерлась о пальцы и заурчала. Кажется, я ей понравилась. Чуть позже, когда мы с Данилом собрались ехать обратно на базу, веранду наполнил стрекот сверчка. Он выводил рулады очень громко и настойчиво, будто привлекая внимание. Мама Данила улыбнулась и произнесла: "Да выходи ты уже". За печкой, за которой сидел "сверчок" послышалась возня. На всякий случай я пододвинулась поближе к своему молодому человеку. Через мгновение из темного угла выбрался спиной вперед низенький старичок в соломенной шляпе. Он выглядел так, будто сошел со сказочной иллюстрации: окладистая борода, длинные волосы и широкий приплюснутый нос. Одет был в светлую домотканую рубаху и такие же штаны, на ногах у него я неожиданно разглядела старенькие синие кеды. Единственное, что меня в нем напугало, это глаза. Черные бусины, внимательно изучавшие меня во время нашего короткого разговора. После знакомства с домовиком мы уехали.

У заповедника нас встретили Олег и соскучившаяся Женька. Ей не терпелось поделиться со мной последними новостями, после чего она потребовала у меня рассказа о нашей сегодняшней поездке. Я сделала это, стараясь не вникать в подробности. Поздно вечером мы развели у беседки огонь и слушали игру Артура на гитаре. Я перебирала в памяти своих новых знакомых, думая о том, как слепы люди. Представив, в какой восторг они бы привели Вадима, с трудом подавила глупый смешок.

II глава

Я сидела в изголовье кровати у темного окна, подтянув ноги к подбородку. На мне джинсы и серая олимпийка, кроссовки небрежно сброшены у кровати. Час ночи. Непривычно рано вернувшаяся Женя уже сопела, завернувшись в простыню. Я старалась не шуметь, чтобы не разбудить. Правда, сидеть без движения мне порядком надоело. В далекой вышине мерцали холодные звезды, на их фоне я могла различить темный силуэт покрытых лесами гор. На базе давно все стихло. Последней по двору час назад прошла Арина и теперь вокруг воцарилась полная тишина. Ни загулявших туристов, ни поздних гостей. Казалось, что я одна сейчас бодрствую на многие километры вокруг. Ноги затекли. Попыталась бесшумно размять их, но кровать подо мной предательски заскрипела, и я снова замерла. Где же Данил? Я ждала условного сигнала, чтобы не пропустить его появление и начала беспокоиться. Наконец, я увидела, или даже почувствовала, как мягко открылись ворота базы. Молодой человек проник внутрь тихо, как кошка. Посмотрел прямо в мое окно, будто видя меня. По спине пробежали мурашки. Наклонившись, я подхватила обувь и вышла на лестницу. Данил ждал меня у двери. Усевшись на крыльцо, я принялась зашнуровывать кроссовки.

- Куда мы пойдем?

- Увидишь.

- Мне стоит бояться?

- Рядом со мной?

Я увидела, как удивленно поднялась его бровь, и не смогла сдержать улыбку. Уверенности у него было не занимать. Через пять минут мы оказались на экскурсионной тропе. Данил явно держал путь в пещеру. Постаралась не думать об этом, ведь она пугала меня даже днем, не то, что во втором часу ночи. Болтая о ерунде, чтобы отвлечься, я спрашивала у своего спутника о растениях, животных и существах, которых доселе считала сказочными. Когда мы подошли к лесу, молодой человек достал карманный фонарик, щелчком выключателя проверил исправность и протянул мне. Идти сразу стало легче. Я попыталась держать круг света между нами, но Данил мягко отвел мою руку. Освещение ему явно было ни к чему. Интересно, он видел в темноте или это была просто галантность? По крайней мере, шел он уверенно, поддерживая меня под локоть на поворотах и при этом неустанно отвечал на вопросы.

- Это кусты шиповника, а это ольха. Ее много стало в последнее время. Разрастается с неимоверной скоростью.

У него из-под ног вылетел камешек и, к моему удивлению, он бережно поднял его и положил вдоль тропы. "Они совсем перестали расти", услышала я бормотание.

- Что, прости?

- Ты знаешь, а ведь мы идем знакомиться с драконом.

Я увидела, что мягкий свет зеленых глаз обратился ко мне. До сих пор это кажется немного пугающим. А может меня больше взволновала новость о драконе?

- Не бойся, он никуда не взлетал тысячи лет.

- Как он мог остаться незамеченным. Драконы, кажется, не маленькие?

- Ты до сих пор не заметила, как люди упорно пытаются не замечать любые чудеса? Они будут закрывать глаза на все до тех пор, пока могут. Но если деваться будет некуда, они спишут это на усталость или мираж. Конечно, есть места вроде Балаташа, но люди скорее следуют традициям, чем верят.

- Не все...

- Ну, да, но это единичный случай. Поверил ли кто-нибудь ей, что она видела Акбузата?

Я затаила дыхание, неужели, это правда? Все-все, что мы изучали в школе или слышали из рассказов взрослых. Пользуясь моментом, я осторожно спросила об этом.

- В той или иной степени. Но все это было так давно, что даже у Оставшихся нет точной информации. Зарождение времен совсем не то, что сейчас всех интересует. Наша задача уберечь мир от беды.

- А Акбузат? Он же не миф?

- Мы говорим, Акбузат. На самом деле это его Дух, много лет обитающий в пещере Шульганташ. Мы часто просим у него совета в трудных случаях.

- Значит, тогда у вас был трудный случай?

Он сделал вид, что не услышал меня, прислушиваясь к чему-то. До сих пор вокруг нас лежала плотная тишина. Ни малейшего шума, вроде криков ночной птицы или шелеста волн реки. Я спросила об этом у Данила.

- Срок тишины семи ночей.

- Что?

- Тишина семи ночей. Бывает редко. В эти мгновения открываются пороги между мирами. Вот, смотри, большая звезда слева от нас. Вокруг нее ореол света из трех кругов. Когда станет семь, придет время тишины семи ночей.

Я постаралась идти чуть ближе к своему спутнику. Он умный и сильный, но все же в этом новом мире я чувствовала себя слишком беззащитной. Словно почувствовав мой страх, он притянул меня к себе и обнял. Впервые за эти дни. Мне стало не по себе, но уже совсем по другой причине. Отпустил он меня так же внезапно. Мы прошли больше половины пути и сейчас стояли у треугольного музея пещеры, выглядящего как большая поставленная прямо на землю крыша. До самой пещеры еще метров двести. Данил долго всматривался в темноту, но его напряжение сменилось улыбкой. Светить фонарем в ту сторону, куда он смотрел, мне показалось невежливым, поэтому я просто стояла и ждала, что будет дальше. Наконец, тишину нарушил треск веток. Молодой человек был спокоен, и это чувство сразу передалось мне. Я поняла, что там - друг. Треск сменился свистом воздуха, будто кто-то большой расправил в темноте крылья. Мгновение, и я увидела, как к нам летит большая птица. По силуэту - филин или сова, она тяжело села на перила крыльца у входа в музей. В высоту птица довольно внушительная, как впрочем, и в ширину. Глаза ее светились тусклым желтым светом. И все-таки, это он. Данил познакомил меня с Аксаем - своим старым другом, мудрым и терпеливым филином. Я в восхищении разглядывала могучую птицу и даже не пыталась скрыть своего удивления. Новый знакомый проводил нас до пещеры.

Я вертела головой во все стороны, но в темноте мало что могла разглядеть. Как люди умудряются не замечать дракона, лежащего у них под боком? В какой-то момент я увидела в стороне синие огненные всполохи. Присмотревшись, поняла, что по силуэту они напоминают кошачьи уши. Дернула Данила за рукав, он, быстро бросив в их сторону взгляд, сказал мне, что это земляная кошка. Да, настоящая земляная. Охраняет клады. Я обернулась и проводила глазами удаляющиеся уши. Внутри меня загорелось непонятное пока желание. Данил усмехнулся.

- Они не любят когда люди трогают то, что им принадлежит.

- Я и не собиралась, - сказала я и попыталась убедить себя, что не хотела только что запомнить место.

И все-таки, дракон. Через пещеру проходят сотни людей в год. Хотя бы один должен был заметить!

- А они и замечают.

- Как?!

- Они принимают его за гору.

Ах, вот оно что! Лежит себе дракон на виду у всех. Тысячу лет, между прочим, лежит, а никто и в ус не дует. Потому что в упор не видят, а видят только гору. Мы прошли через последнюю калитку перед пещерой и поднялись на небольшой мостик, выкрашенный желтой краской. Слева от нас темнел высокий провал Портала. Я старалась не смотреть в ту сторону. Поискала глазами дракона. По пути Аксай рассказал мне о том, что местный дракон когда-то давно был простой змеей, но дожив до столетнего возраста, стал расти вширь и ввысь. Так и появляются драконы, пояснил он мне. Правда, случается это довольно редко. На вопрос, почему он добровольно лежит на месте столько веков, мне ответили, что его служба - охранять пещеру. От кого он ее охраняет, мне не сказали. Я привыкла к тому, что часть информации от меня утаивают, поэтому постаралась не обращать на это внимание.

Гора у пещеры и правда напоминала по силуэту свернувшегося в клубок дракона, но весьма отдаленно. Ведь он весь порос лесом и мхом. Неудивительно, что его никто не замечает. Данил сложил руки рупором и громко крикнул непонятное мне слово. В первый миг, все казалось прежним. Но, потом, я заметила, что с самого края "горы" начали подниматься струйки дыма. Потом дракона пробрала мелкая дрожь, и к своему ужасу я увидела, что каменное веко начало подниматься. Глаз у него был внушительный, размером с небольшой автомобиль. Он светился в темноте как огромный желтый фонарь. Ровно посередине я увидела тонкий зрачок. Мне объяснили, что если дракон ослушается, его отправят на непонятную гору Каф-тау, а туда он совсем не хочет. И все же, мне было слегка не по себе от мысли, что эта громадина может сейчас подняться во весь рост и тогда, никакой парень со сверхспособностями и даже самый мудрый говорящий филин нас не спасет. Откуда-то издалека донесся рокот, будто по скале прокатилась груда камней. Аксай и Данил внимательно смотрели на дракона, и я поняла, что он говорил с ними. Через какое-то время и я начала различать речь.

- Зачем вы привели человека. Он боится меня, как и весь его род. Он боится, будто не знает, что не могу сдвинуться с места еще сотни лет, по своему обещанию. А если бы и мог, я бы отправился туда.

Куда, туда? Я посмотрела на Данила и реакция мне совсем не понравилась.

- Что они там делают? Им не место на священной поляне.

Глаза моего спутника прищурены. Я увидела, что в одно мгновение он стал серьезным и сосредоточенным.

- Откуда ты знаешь? Они никогда не осмеливались пересекать границу.

- Я увидел, - пророкотал дракон.

Выполнив свою миссию и предупредив об опасности, он снова заснул. Большое веко медленно закрыло горящий глаз. Струйки дыма из ноздрей становились все меньше и меньше. Я снова не могла понять, гора это все-таки или живое существо, говорившее с нами?

Аксай сидел на выступе скалы, нахохлившись, Данил мгновение смотрел на него. Филин заметил: "Ты не можешь оставить ее здесь. Она будет в опасности". Тут мне стало немного страшно, неужели молодой человек хочет оставить меня одну в темном лесу, да еще и после знакомства с настоящим драконом? Где-то в глубине леса я услышала треск, будто кто-то очень крупный пробирался к нам сквозь деревья. Сначала смутный, этот шум становится постепенно громче. На фоне полной тишины вокруг он выделялся особенно отчетливо. "Шесть", изрек филин, глядя куда-то позади нас. Я посмотрела вслед за ним и увидела ту самую звезду. Вокруг нее тонко дрожал шестой молочно-белый круг света. Мои знакомые явно общались без слов, я увидела это по серьезному выражению лица Данила, обращенного к филину. Наконец, молодой человек быстрым шепотом сказал мне: "Ничего не бойся. Не отходи ни на шаг. Мне нужно кое с чем разобраться". Я не успела ничего понять, как он обхватил меня за талию и взвился в воздух. Еще через пару мгновений мы приземлились у большой беседки, которую прошли на пути в пещеру. Данил не разжимая объятий, внимательно вгляделся в небо сквозь деревья. Мне было страшно, но я постаралась не выдавать свою панику. В любом случае мне было гораздо безопаснее находится рядом с ним, чем где бы то ни было без него. Мне казалось, что сквозь треск веток я начала слышать еще один звук. Шелест. Будто громадный невидимый маятник рассекает теплый ночной воздух. Я увидела, как вокруг большой звезды перед нами медленно вырос седьмой круг света. Данил окликнул меня по имени, я обернулась, и его глаза на мгновение ослепили меня. Когда я вновь начала различать силуэты деревьев вокруг, я увидела, что беседка пропала. Мы были где-то в другом месте. Стараясь ни о чем не думать, крепко взяла Данила за руку. Треск был слышен совсем близко, и к моему удивлению, мы пошли прямо на него. Моему взору открылась широкая круглая поляна, залитая непонятным молочным светом. Наконец, я поняла, что та самая звезда, крупнее раз в десять, светит прямо над нашими головами. У дальней кромки леса двигалось что-то большое и пугающее, метров пять в высоту. Я увидела шерсть и крупные, сильные лапы. Чудовище крушило деревья вокруг. Данил потянул меня за руку, и мы пошли в центр поляны. Самое место, если мы хотим, чтобы нас заметили. Конечно, чудище повернулось к нам. Маленькие красные глазки устремились прямо на нас. Мгновение и, казалось, он готов напасть, но ровный, спокойный взгляд моего спутника будто гипнотизировал его. Постепенно оно успокоилось, не предпринимало попыток приблизиться к нам. Тишину нарушил стрекот сверчков, и я услышала, как вокруг негромко ропщет лесной народец, потревоженный в самом священном для них месте. Но они вскоре снова замолкли. Из-за спины чудовища вышел человек. Или то, что казалось человеком. Юноша, высокий и стройный. Очень красивый. Я поняла, что это не самая подходящая мысль сейчас, но он был очень красивым. Высокий, стройный и плечистый. На нем старинная белая рубаха, вышитая по вороту и широкие льняные брюки. Через плечо перекинут странный инструмент, напоминающий то ли гитару, то ли мандолину. Глаза ясно-голубого цвета, а мягкие вьющиеся волосы - светло-русые. Страх и беспокойство оставили меня. На душе стало легко и радостно. Он смотрел на меня, не отрываясь, и я чувствовала себя самой красивой, самой желанной. Непонятно, почему я еще не рядом с ним? Мою руку кто-то сжимал, я раздраженно оглянулась, пытаясь ее выдернуть, и наткнулась на свечение зеленых глаз. Меня будто окатили холодным душем, я моментально пришла в себя. Во взгляде Данила не было укоризны, но я очень разозлилась на себя за эту слабость! Кто посмел навести на меня чары?! Я обернулась на него со злостью и увидела, что передо мной обычный парень. Да, красивый. Но не настолько, чтобы забыть, где и с кем нахожусь. Молодой человек обошел зверя, мягко ведя ладонью по шкуре. Остановился прямо напротив меня. Я посмотрела на него с вызовом. Он смеялся надо мной, приоткрывая ряд белоснежных зубов, а я вдруг заметила, что его ноги не касаются земли. Мне стало жутко. Где-то в глубине одновременно с этим начала раскручиваться злоба. Данил выступил вперед.

- Ты сильно пожалеешь об этом, Дажжал, - почти прошипел он сквозь зубы.

- Как ты можешь мне угрожать? Ваша защита слабеет. Вот и Аманат больше не неприкосновенное место. Что человек, пусть и одаренный, может сделать мне, духу?

- Ты прекрасно знаешь, что мы сделаем и с тобой, и с тебе подобными.

Я не вслушивалась в разговор, потому что увидела на груди духа странно знакомый амулет. Когда поняла, где его видела, в моей голове все окончательно спуталось. И вместе с тем, страх ушел, Я знала, что он нарушил священные границы. Увидела, как он насмехается над близким мне человеком. Внутри меня скрутилась тугая пружина ярости. Чудище за спиной Дажжала начало рычать, но меня это больше не пугало. Я вырвала руку из ладони Данила и пошла навстречу новому знакомому. Он улыбнулся, протягивая мне руки, но понял, что я не очарована им. Ярость и злоба, столько лет загоняемые внутрь вырвались наружу. Никакие нормы сейчас не сдерживали меня. Я не понимала, что могу с ним сделать, но мне хотелось его наказать. Чудище попятилось в лес, так же, как и побледневший Дажжал. Спустя время я не могла объяснить свое состояние и свой поступок, но тогда мне казалось это естественным. Данил не успел догнать меня, когда дух-искуситель растворился в воздухе и превратившись в неярко горящее облако унесся ввысь. Я закричала, от досады и злобы. Чудище с негромким воем унеслось в чащу, ломая все на своем пути. Меня начало трясти. Я чувствовала, что кто-то пытается обнять меня, но этим еще больше распаляет. Я вырывалась, выкрикивая ругательства. Спустя долгое время постепенно пришла в себя. Надо мной по-прежнему было звездное небо, но я не видела той звезды. Воздух наполнился обычными ночными звуками, и я чувствовала, густой пряный аромат местных трав. Я полулежала на руках Данила, глядящего на меня непонятным взглядом. Когда только я успела привыкнуть к тому, что глаза моего любимого светятся зеленым светом? Он рассказал мне о случившемся, а я не поверила. Помнила все, как сквозь сон. Молодой человек объяснил мне, что доселе ни один обычный человек не попадал на Аманат. Древние силы могли пробудиться от одного толчка нового энергии, Дажжал, олицетворяющий не только красоту, но и трусость, почувствовал это и сразу сбежал. Сбежало и чудище, которое Данил назвал Артаком. Он объяснил мне, что по натуре оно не злобное, но под руководством подобных Дажжалу становится неуправляемым. Я чувствовала вялость, как после долгой и утомительной поездки. Хотелось спать. Мы во всем разберемся утром. Утром. Веки налились тяжестью, и я подозреваю, не без участия Данила я заснула глубоким сном.