III глава

По-видимому, он донес меня на руках. Вещи были аккуратно сложены на тумбочке, обувь у двери. Сама я никогда бы их туда не поставила. Я чувствовала ноющую боль в мышцах, будто вчера мне довелось пройти пару десятков километров. Женина кровать была пуста. Приподнявшись в кровати, я увидела белую макушку в окне кафе. Интересно, а где Данил? Я вспомнила встреченное вчера чудище, и мне стало не по себе. Сколько их таких бродит по лесам? Но когда в моей голове всплыл образ белокурого красавца, по спине пробежал настоящий холод. Прежде мне казалось, что я попала в волшебную сказку. Но теперь я увидела, что сказка живет по своим законам и в ней находят себе место не самые приятные персонажи. Я должна была немедленно обо всем узнать. Что это была за поляна? Что за непонятные силы заставили меня разъярится и даже напугать чудовище? С самого детства я всегда больше всего боялась историй, связанных с экзорцизмом... Я должна была немедленно поговорить с Данилом. Еще пару мгновений я лежала, разглядывая потолок, но потом быстро (не без стона) села в кровати. В этот момент у меня округлились глаза. Я вспомнила, что вчера познакомилась с настоящим драконом. 00

На мое счастье я застала Данила в кафе. Женя радостно помахала мне, друг отвел глаза, а Олег, казалось, пробуравит меня взглядом насквозь. Ему успели рассказать обо всем, что вчера случилось. Тем лучше. Я заказала чашку чая с медом. Есть совсем не хотелось. Попыталась выманить своего молодого человека на улицу, но он будто не понимал моих намеков. Женя, как настоящая подруга, бесцеремонно уволокла Олега во двор под каким-то нелепым предлогом. Арина звенела посудой в подсобке. Больше в помещении никого не было. Нехотя Данил признался, что понятия не имеет о том, что случилось. Аманат - священно место Оставшихся был неприкосновенен в течение многих веков. Ни разу нечистые духи вроде Дажжала не пересекали его границы. Там проводились советы, обряды венчания, оттуда люди уходили на Луга. Каким образом древняя защитная магия могла ослабеть, не понять никак. В любом случае, приспешники Пустоты набирают силы, а это возможно если их вожак где-то поблизости. Мои глаза открылись от страха еще шире. Какой вожак? Так я впервые узнала о Шульгане. Его имя откликнулось во мне какой-то глубокой памятью. Старинные предания башкир говорят о том, что когда-то и он был человеком. Но возжаждав власти, сам отдал себя Пустоте. Именно он нашептал несчастной девушке из пророчества гибельный для всех путь. До сих пор я была уверена, что у Пустоты нет лица, но, видимо, ошибалась. Мне стало откровенно страшно. Одно дело узнать о существовании необычных, но мирных существ. А совсем другое понять, что ты соседствуешь с отрицательными персонажами, желающими окружающим зла. После рассказа я осторожно поделилась с Данилом своими опасениями. Все страхи на этот счет разрушились от одного удивленного взгляда. Бог создал нас цельными. Проникнуть в душу может только Пустота и то, при попустительстве ее обладателя. Во мне, как заверил молодой человек, Пустоты нет, иначе бы он ее почувствовал. Мою вспышку ярости он мог объяснить тем, что мощная сила священного места долгое время никем не тревожилась. А будучи поднятой со дна энергетической воронки ударила по единственному слабому существу - человеку, то есть по мне. "Тебе нужна защита", - пояснил он мне. Амулет или оберег.

И тут я кое-что вспомнила. Амулет, висящий на шее Дажжала, мне доводилось встречать. Я видела его в доме Елены Константиновны. Мгновение мой собеседник колебался, не зная верить или нет. Попросил подождать, а сам широкими шагами вышел из кафе. Я услышала едва слышный шепот: "Невозможно". Арина подошла к моему столу заменить салфетки, и я увидела, что взгляд у нее обеспокоенный. Значит, она тоже была в курсе.

Данил вернулся через десять минут - был у Янбаева. Обсудив сложившуюся ситуацию, они решили, что лучшее, что можно сделать, это поговорить с самой хозяйкой амулета. Готова она к этому или нет, другой вопрос. Я задумалась, что бы я предпочла - жить обычной жизнью, просто считая себя немного сумасшедшей или же знать всю правду, и принимать ее опасную часть? Не знаю. Меня перед выбором не ставили. Но я вспомнила об одной важной части своей новой жизни - о Даниле. Потерять его мне уже не хотелось бы.

Естественно он взял меня с собой, и всего через полчаса, предупредив Женьку, я уселась на переднее место машины Олега. За рулем был - Данил.

За окном проносились живописные пейзажи Бурзянского района. Мы ехали молча, каждый погруженный в свои мысли. С чего все началось, думала я. Со странных снов или чуть раньше? Я вспоминала себя с самого детства и пыталась понять, замечала ли я что-нибудь необычное в окружающем мире? Кажется, нет. Саламандры, привидевшиеся в огне костра - в раннем детстве или странные существа размером с палец, живущие в подполе. Чуть повзрослев, я списала все на свою бурную фантазию. Тем более что окружающий мир упорно навязывал мне определенную модель мышления. Я попыталась понять, что за чувство поднялась в моей груди. Неприятно жгло сознание и мешало сосредоточиться. Я ощущала себя одураченной. Именно так. Красиво нарисованная картинка моей жизни изменилась в одночасье, ведь. Я оказалась вовлеченной в круг весьма странных событий, к которым вовсе не стремилась. Чего нельзя сказать людях, пачками пишущих письма в мою редакцию. Какой процент из них составляют выдумщики, а какой люди, действительно ставшие свидетелем чуда? И сколько из них согласилось бы обменять свою налаженную модель мышления на столь желанные ими, но абсолютно новые для них вещи? Я повернулась к своему спутнику и увидела, что он хмурится. Итак, как он меня учил ограждать сознание - представляю, что между нами прочная бетонная стена, сквозь которую не то, что мысли, звуки не доносятся. Интересно, сработало или нет? Данил ничем не выдал перемены, и я снова отвернулась к окну. Десятки непонятных существ, духи, особая раса людей и, даже, драконы. Одна маленькая, назойливая мысль снова начало сверлить мой мозг. Она ничем не подтверждалась, но ведь наверняка все сумасшедшие не считают себя таковыми. Что, если у меня просто поехала крыша? С минуту я успокаивала себя. Не может все вокруг быть настолько реальным, будучи порождением моего ума. Ведь я помнила не только образы, но и звуки, и запахи и ощущения. Ссадины после погони видели все вокруг, к тому же я не могла выдумать столько людей сразу. Данил чуть заметно сжал мою ладонь. Внутри меня разлилось тепло, и дурные мысли отступили прочь. В это время мы въехали в поселок, и вскоре Данил подрулил к знакомому дому. Как-то встретит нас хозяйка? Как отнесется к Данилу? Мы договорились заранее, что я войду первой и предупрежу ее. Мне совсем не хотелось вламываться в дом без разрешения в компании человека, которого она считает опасным. Мой спутник вызвался провести меня мимо пса, но тот встретил нас удивительно равнодушно. Даже не вышел из конуры, к которой тянулась тяжелая цепь. Я прошла к крыльцу. Входная дверь завешенная тюлем была открыта. Поднявшись на ступеньки, я постучала о косяк костяшками пальцев. В ответ - тишина. Осторожно вошла, но уже через минуту с удивлением убедилась, что дома никого. Данил стоял у ворот. Я встретила вопросительный взгляд. Кажется, хозяйки нет дома. Тут я заметила небольшую калитку слева за верандой, наверняка ведущую в сад. Может быть, Елена Константиновна окажется там? Конечно, довольно бесцеремонно бродить так по чужим владениям, но я успокоила себя тем, что ничего дурного мы не задумали. Нашла женщину в самом дальнем углу огорода. На ней был старый выцветший халат, на руках резиновые перчатки. Она рыхлила одну из своих безупречно ровных клумб. Я почувствовала себя немного неловко, ведь в свой прошлый приезд я всерьез думала, что она сумасшедшая. Хозяйка встретил меня спокойно, так, будто мы давно договорились об этой встрече. Она устало села на небольшую скамейку под кустами калины и пригласила меня присоединиться.

- Его-то, зачем привела? Совсем задурили они тебе голову?

На мой удивленный взгляд она продолжил:

- Не беспокойся, доченька, я ведь их породу сразу чую, не люди это. Не люди, - еле слышно повторила она.

В моей голове сложилась цепочка - а что, если ее недоверие граничащая с ненавистью к Оставшимся связано с тем самым амулетом? Мне сложно оценить эту мысль сразу, но что-то подсказывало мне, что предположения верны.

- Елена Константиновна, простите нас за вторжение, мы вовсе не желаем вам зла.

- Говори за себя, деточка.

- Но ведь вы их совсем не знаете!

- Я знаю то, что много лет они дурят голову мне и всем остальным и ни разу не пришли мне на помощь, чтобы объяснить, что к чему. Меня вся деревня считает полоумной, даже родственники стали реже приезжать. Вот так вот. Любить мне их особо не за что. Да еще я думаю, что тем, кто худого не делает, скрываться нечего.

Мне было сложно подобрать нужные слова, я просто продолжила слушать. В этот момент издалека донесся скрип калитки. Данил решил войти без приглашения, поняла я. Попыталась мысленно предупредить о том, что делать этого не стоит, но поздно, он уже стоял перед нами. Елена Константиновна поднялась, я увидела, что она неосознанно сжала в руках мотыгу. Мне снова стало ее очень и очень жалко. Нелегко жить среди вопросов без ответа, да еще и в полном одиночестве.

- Подожди меня в машине, - обратился он ко мне. Я подняла на него удивленный взгляд. Хотела возразить, но поняла, что лучше сейчас не спорить. В любом случае, мой спутник гораздо лучше меня сможет объяснить, зачем мы приехали. Я обернулась к хозяйке. Она нахмурилась, но я увидела вместо страха ожидание и настороженность. Неожиданно, она кивнула мне. Мгновение во мне боролись противоречивые чувства, но я решила не спорить и вышла из сада. Целых десять минут слонялась по двору. Старый пес хозяйки даже вышел на меня посмотреть. Гавкнул пару раз для порядка и замолк. Я заметила, что он косится на круг разрезанной пополам шины в траве. Поняв, что это поилка и сейчас она пуста, я подхватила одно из ведер у крыльца и вышла за ворота. Колонка была всего в пятидесяти метрах, поэтому вернулась я довольно быстро. С непривычки забрызгала себе ноги. Ладонь больно оттягивала металлическая дужка тяжелого ведра, да еще и солнце стало припекать затылок. Когда я опрокинула содержимое ведра в шину, пес начал жадно пить. Видно, что жара его доконала. Нелегко носить плотный мех летом. Напившись, он повернул ко мне голову. Мне почудилась благодарность в его взгляде, но подойти и погладить я не решилась. Снова села на ступеньки крыльца. Попытки уловить отсюда разговор были бесполезны, скамейка, на которой они, скорее всего, сидят - за дальним углом дома.

 

Наконец, после довольно долгого ожидания я услышала скрип калитки. Хозяйка вышла на пару с Данилом. В ее взгляде я больше не увидела враждебности, и это радовало. Она сняла и повесила на забор перчатки. Ополоснула под пластмассовым уличным умывальником руки. Когда они подошли ближе, я поднялась. Елена Константиновна смотрела прямо, без улыбки, потом весьма неожиданно пригласила нас в дом. Я посмотрела на своего спутника, но он ничего не объяснил, зато на губах его я увидела легкую улыбку. Через минуту мы сидели в чистой и светлой кухне. Легкий голубой тюль на открытом окне время от времени слегка колыхался, на плите празднично сверкал начищенный металлический чайник. Мы расположились за столом, застеленным клетчатой клеенкой. В угловом шкафу я увидела подаренный хозяйке сервиз. Она удалилась в дальнюю комнату, в которой я совсем недавно (а, кажется целую вечность назад!) начала читать записки, и вернулась, держа в руках тот самый амулет. Данил не взял его в руки, и она положил подвеску на скатерть. Я внимательно изучила предмет. Вроде, ничего особенно, просто перечеркнутый треугольник из потемневшего от времени металла. Хозяйка рассказала нам, что этот предмет передавался в ее семье из поколения в поколение долгие годы. Откуда он взялся, сейчас никто не сможет сказать. Не знаю, о чем они говорили в саду, но теперь женщина была настроена к Данилу более благожелательно. Она согласилась отдать нам амулет сразу, без колебаний, только попросила больше не оставлять ее одну. Мы заверили, что обязательно придумаем, как это сделать. Но пообещать легче, чем выполнить, не к его же родителям ее переселять?

По пути обратно я задала своему спутнику назревший вопрос. Может ли быть такое, что в ее родословную затесался кто-то подобный Дажжалу? Ну, я понимаю, конечно, что он дух. Но даже в Древней Греции детей-полубогов было полным полно. Данил усмехнулся. Я попросила объяснить то, как он смог перевести женщину на нашу сторону? Оказывается, она краем уха слышала какие-то домыслы, видела что-то, чувствовала, и при этом всегда были замешаны Оставшиеся из местной общины. А досаждали ей духи и она, не умея провести между ними разницы постепенно прониклась к Оставшимся ненавистью. Зачем она духам? Вот это уже вопрос. Может, из-за амулета, а может просто, чтобы посмеяться над беззащитным человеком.

По приезду на базу мы сразу пошли в кабинет Янбаева, но не нашли его там. Я была твердо намерена присутствовать при всех разговорах, раз уж теперь они касаются и меня, и отправилась искать старейшину вместе со своим другом. Данил вернулся к машине Олега и достал из бардачка небольшой предмет. Когда он подошел ближе, я увидела, что это небольшой выцветший бархатный мешочек фиолетового цвета, стянутый у красным шнурком. По краю мешочка тянулся оранжево-зеленый орнамент. Со стороны он казался совсем пустым. Неожиданно мой друг повернулся к воротам. Гораздо раньше, чем в них появился человек, который при ближнем рассмотрении оказался директором базы. Данил не глядя, вручил мне странный мешочек и пошел навстречу Янбаеву. Они о чем-то поговорили вполголоса, при этом обернувшись пару раз ко мне. Я поняла, что речь идет о моей персоне, но из вежливости сделала вид, что не заметила этого. Долгий и жаркий летний день плавно перетекал в вечер. Природа постепенно успокаивалась, настраиваясь на длинные сумерки. Я на минутку забыла обо всех последних событиях и вспомнила те дни, когда мы приехала сюда. Мой мир не волновали никакие загадки. Я не знала опасности и страха. Все, что я делала - наслаждалась природой, о которой в суете последних дней и думать забыла. Прикрыла глаза. пытаясь впитать в себя ароматный воздух, напоенный запахами сотен трав и растений. Вдруг в мое сознание проникла легкая тень. Что-то беспокоило меня. Как будто я забыла важное. Смутные, как сон, воспоминания. Или это правда, сон? И тут я вспомнила, что видела сегодня странные путаные сны. В них были новые непонятные существа, долгие прогулки по лесу и почему-то чувство радости. Но не светлой и легкой, а наполненной ощущением собственного превосходства. Воспоминания улетучились так же быстро, как и появились. Вот я уже не могла различить ни одной детали в своей голове, а чувства тем более. Неудивительно, что мне снилась разная ерунда после всего произошедшего. Более удивительно то, что мне больше не снятся кошмары. Возможно, это происходит потому, что они переселились в реальный мир? В этот момент меня окликнул Данил. Я подошла к ним и узнала, что нам необходимо отправиться на Аманат. Хотела ли я с ними? Еще бы! Всю дорогу мы шли молча. Мои спутники сосредоточенно о чем-то думали. А у меня не было настроения вести светскую беседу. Зачем нам туда идти, узнаю на месте. Когда мы вошли в полосу леса в стороне пещеры, Данил неожиданно притянул меня к себе, и с силой оттолкнувшись от земли, взлетел. Я не успела даже пискнуть. Трава и цветочки, бывшие так близко, оказались далеко внизу. Уши слегка заложило. Я вцепилась в своего друга мертвой хваткой все время ожидая, что мы вот-вот врежемся в дерево. Данил не поднялся выше самых высоких берез и летел легко, уверенно глядя вперед. При всей нелепости ситуации я успела заметить кое-что еще более абсурдное - директор летел чуть поодаль. На нем как обычно, был дорогой костюм, а на лице выражение вежливой скуки. Меньше всего в это время я способна была запоминать маршрут, поэтому, когда мы приземлились на большой поляне, точно не могла быть уверенной, в какой мы сейчас стороне. Солнце клонилось к закату и в лесу постепенно залегли длинные тени, но поляна еще была полностью освещена. Я с трудом узнала это место днем. При свете луны оно казалось более масштабным. Теперь же ни один человек не догадался бы, что находится в каком-то особенном месте. Данил и Янбаев пошли к центру поляны. Я последовала за ними. Там, скрываясь в высокой траве, лежал крупный плоский камень белого цвета. Данил сел на корточки и приложил к нему ладонь, я увидела, что он прикрыл глаза. Внутри меня все замерло. Все-таки это святое для сотен и сотен людей место, в котором проходят самые важные события. Атмосферу нарушило треньканье сотового телефона. Директор досадливо поморщился и полез за ним в карман. Видимо, звонок важный, потому что он взял трубку и отошел от нас. Данил еще сидел у камня, а я, заскучав, отошла в противоположную от Янбаева сторону. Засунула руки в карманы сарафана и без цели медленно побрела к краю поляны. Пальцами нащупала что-то странное и извлекла на свет тот самый мешочек, о котором и думать забыла. Если бы это была важная вещь, Данил не вручил бы мне ее вот так просто. Я обернулась к нему, но он все еще был погружен в свои мысли. Янбаев негромко что-то объяснял в трубку. Аккуратно развязав мешочек, я к своему удивлению обнаружила, что он пуст. Без особой надежды потрясла его над ладонью, и тогда в мою руку опустились один за другим три невесомых белых волоска. Во мне проснулось раскаяние. Все-таки не надо было лезть в чужую вещь. Не дыша я поднесла их поближе к глазам, они короткие - сантиметров по пять в длину и светлого серебристого цвета. Я сжала ладонь, чтобы их случайно не сдуло ветром и повернулась к своим спутникам. Оба почему-то смотрели на меня. В глазах я увидела удивление, и, кажется, легкое недовольство. В этот момент атмосфера вокруг неуловимо изменилась. Мне показалось, что я начала узнавать это место. В нем появилась тайна. Ветер усилился, он шел концентрическими кругами откуда-то сверху. Самое странное то, что я абсолютно не чувствовала страха. Данил и Янбаев разом повернулись в одну сторону. Проследив за направлением их взгляда, я заметила, что солнце заслонил какой-то крупный предмет, увеличивающийся каждую секунду. Сюда кто-то летит, поняла я. Еще пара мгновений и на поляну приземлился огромный белоснежный крылатый конь. Крупный, он был раза в два выше меня ростом. Я увидела серебристую гриву, крупный копыта и широкие ноздри, которыми он жадно хватал воздух. Глаза его - ярко-карие казались человеческими, столько в них было мудрости и понимания. Расправив крылья при приземлении, он аккуратно сложил их вдоль спины. Сказать, что я была восхищена, значит, ничего не сказать. Вот он герой моих детских сказок, герой древних башкирских эпосов и легенд - Акбузат. Он склонил голову перед моими спутниками и обратил взор ко мне. Я не решалась подойти к нему, хоть и очень хотела это сделать. Данил говорил, что он призрак, но я увидела перед собой живого коня из плоти и крови, вовсе не кажущегося прозрачным или туманным. Хотя кто знает, как на самом деле выглядят призраки. "Не бойся, подойди" - услышала я глубокий, бархатный голос, раздающийся, будто из-под земли. Мне нужно было пару секунд чтобы осознать, что это сказал конь и что обратился он ко мне. Я медленно подошла к нему, и почувствовала жар, идущий от его тела. Акбузат наклонил голову, потянулся к моему плечу. Я поняла ласку и осторожно коснулась ладонью его шеи. Шкура у него была совершенно белая, с серебристыми проблесками, бархатная на ощупь. Меня накрыла еще одна волна восторга. От него шла такая сила света, которую мне еще не доводилось ощущать. Казалось, плохое отступило прочь. В мире были только радость и любовь. Рассмеявшись от этих ощущений, я забыла обо всем и бросилась обнимать коня. Мой рост позволил обхватить только массивные ноги, но одной рукой я гладила тяжелые, светлые крылья. От него шло тепло. Он был самый надежный и верный друг. Как мог Данил называть его привидением?! Отстранившись от Акбузата, я отошла назад на пару метров, чтобы полностью оглядеть статную фигуру. Конь не мог улыбаться, но я чувствовала, что сейчас он будто бы делал это.

- Гости из нового клана? - обратился он к моим друзьям. В ответ те ошарашено смотрели то на него, то на меня. Через несколько минут я выяснила, что Акбузата мог вызвать лишь один из Оставшихся, к числу которых я явно не принадлежала по рождению. Неужели, общаясь с Данилом и остальными, я смогла каким-то образом открыть невиданную до этого часть своей души? "Невозможно", читала я в глазах своего друга. Прислушалась к себе, ощущаю ли я в себе перемены? Может, и у меня проснулись сверхспособности? С сожалением призналась, что я такая же, как и обычно. Наверное, снова влияние священного места. Но это не огорчило меня, ведь все внутри меня переливалось всеми цветами радуги от новой встречи. Меня не отпускало ощущение, что я встретила горячо любимого старого друга. Акбузату я, видимо, тоже понравилась. При его обращении ко мне я читала во взгляде ярко-карих взгляд легкую улыбку. Мои друзья попытались выяснить, каким образом дух смог проникнуть на Аманат, да еще и привести за собой чудище. Тишина семи ночей на Аманате священна - именно в это время здесь совершаются таинства венчания, а раньше еще и переход на Луга. Вывод неутешительный - Пустота неконтролируемо набирает обороты. Самое время собирать Совет старейшин.

"А пока мы можем следить за духами и не допускать выплесков Пустоты. Наверное, пришла пора ограничить поток туристов к пещере, объявим об опасности обвала или придумаем еще что-нибудь?", - обратился к директору Данил. Тот, мрачнее тучи, помолчал с минуту и потом изрек: "Что бы мы ни предполагали, время готовиться к войне". Я непроизвольно вздрогнула. В этот теплый приятный летний вечер слово война казалось абсолютно чуждыми и неуместным.

Позже, когда мы втроем возвращались на базу, у одного из поворотов экскурсионной тропы раздался громкий, беззаботный смех. Высокий девичий и бархатистый мужской. Я увидела, как побледнел Данил, и осознала происходящее чуть раньше, чем увидела вышедшую нам навстречу пару. Смех показался мне странно знакомым. Миловидная невысокая девушка шла под ручку с высоким белокурым юношей. Оделся он в этот раз на современный лад, да и мандолину свою оставил где-то, но сомневаться не приходилось, это был Дажжал. Он намеревался обойти нас, но Янбаев остановил их. Представился девушке и объяснил, что комплекс сейчас закрыт и им лучше вернуться завтра утром. Она непонимающе посмотрела на своего спутника, но его взгляд уперся в землю. Я увидела, как директор положил руку на его плечо, призывая их повернуть обратно. Увидела, как неприятно было Дажжалу это прикосновение и он вынужденно изменил направление. Они нехотя сделали пару шагов впереди нас, когда Янбаев нагнал Дажжала и что-то сказал ему на ухо. Тот пробормотал своей спутнице слова извинения и быстрым шагом ушел вперед по тропе. Через пару десятков метров он будто (или не будто?) растворился в воздухе. Девушка обиженно и недоуменно посмотрела ему вслед, потом обернулась к нам. Директор извиняющееся развел руками. Руки у него странно дрожали, я поняла, что его просто трясет от ярости, и он с трудом это скрывает. "Простите, мне нужно срочно идти", - сказал он и быстрым шагом удалился в сторону базы. Глядя на прямую фигуру и решительную походку я поняла, что совсем не хотела бы сейчас оказаться на месте провинившегося Дажжала.

Девушку мы увлекли за собой и между словом, я намекнула ей о том, что общаться с новым знакомым не стоит. Сначала она не поняла о чем речь, потом вспыхнула и поклялась мне, что даже не подумает давать ему свой телефон. Я незаметно улыбнулась Данилу, который снова обнял меня. Идти так не очень удобно, но это было последнее, что меня беспокоило.

IV глава

За завтраком мы болтали с Женькой о всякой всячине. Я прятала исцарапанные руки в рукавах рубашки (и где успела исцарапаться?!), а она корила меня за то, что я совсем перестала уделять ей внимание. В ответ я напомнила, что сама она большую часть времени проводит с любимым. Рассмеявшись на справедливое замечание, она спросила меня о том, где мы все время пропадаем.

- Гуляем, - сказала я первое, что пришло в голову.

- Гуляйте, пока есть время, возвращаться через пару дней.

Я совсем забыла, что не предупредила подругу о своем решении. Еще утром я набрала материал и скинула Вадиму, кое-как справившись с допотопным местным модемом. Фото мне сфабриковала Женя несколько дней назад, даже без моей просьбы. Таким образом, основную свою миссию я выполнила. Осталось поговорить с начальством и объяснить все подруге.

- Понимаешь, я решила задержаться тут немного....

- Ты серьезно? - Женины брови поползли вверх. - А работа? Тебя же уволят. Нельзя все время отдыхать. Мне, конечно, здесь очень хорошо, но я соскучилась по активной жизни, по ритму большого города. Романтика посиделок у костра это хорошо, но мне хочется пройтись по магазинам, выпить латте в нашей кафешке и посплетничать с друзьями.

- А...?

- Олег? Мы договорились видеться каждые две недели. К тому же к осени он обещал перебраться ко мне.

Впервые я задумываюсь о том, что Олег может быть серьезно влюблен в мою подругу.

- Ты говорила с Полоумным?

- С Вадимом? Да, - легко соврала я.

Разговор этот откладывался не первый день. Теперь мне хотелось взять полноценный отпуск, а там посмотрим. Уехать отсюда сейчас абсолютно не представлялось мне возможным. Пусть новый мир обрушился на меня внезапно и без предупреждения, я не могла сейчас от него отказаться, не найдя ответы на интересующие вопросы.

- И он тебя отпустил? Смотри, чтобы замену тебе не нашел, пока ты тут по ночам гуляешь. Если только ты, конечно, не встречаешься с драконами, домовыми или русалками. Думаю, это его утешило бы.

Пару секунд я внимательно изучала выражение лица подруги. Потом запоздало улыбнулась. Женя в ответ покачала головой.

- Чем планируете заняться сегодня?

- Конная прогулка. Олег обещал меня пофотографировать. Не могу решить, что надеть, чтобы лучше смотрелось, посоветуешь?

После детального обсуждения гардероба Жени, укладки и аксессуаров она не забыла поинтересоваться и нашими планами. Я честно призналась, что пока не знаю. Данил ничего не говорил заранее.

- Составите нам компанию?

- Посмотрим, - пожала я плечами.

Доев творожную запеканку, я отодвинула тарелку в сторону и откинулась на стуле. Еще месяц такого питания, и я перестану влезать в свою одежду. Женя по-прежнему невозмутимо жует салат. Глядя на подругу, я снова задаюсь вопросом, как она умудряется не замечать то, что происходит вокруг? И этот подкол с драконом?

- Слушай, Жень, ты не замечала в поведении Олега чего-нибудь необычного? Он кажется мне очень интересным человеком.

- Да нет, с чего бы? - Подруга подлила себе еще чая из миниатюрного фарфорового чайничка. Отличный собеседник, на удивление много знает. Начитанный, с чувством юмора в порядке. О чем еще мечтать?

А еще дорогой автомобиль и загородный дом, дополнила я мысленно.

- Ну, и это тоже.... - добавила она.

Я ошарашено посмотрела на нее, она прочитала мои мысли?!

- Прости, у тебя это на лице было написано. Ты ведь про недвижимость подумала?

- Жень, а ты точно....

В этот момент в подсобке что-то со звоном упало. Арина выглянула на секунду, виновато улыбаясь, но при этом пристально посмотрела на меня. Кажется, я чуть не ляпнула лишнего.

- Что, точно?

От ответа меня, слава Богу, спасло появление наших друзей. Что сказать, стиль у них сегодня расслабленный. На Даниле выцветшие шорты и полинялая футболка, Олег надел старый спортивный костюм. Безупречно одетая Женя скептически оглядела его, но тот сделал вид, что не замечает взгляда. "Не на того напала", ухмыльнулась я мысленно. Вот мне все равно как выглядит Данил. Хотя без линз он нравится мне больше, потому что кажется тогда более настоящим. После короткого обсуждения мы приняли решение до обеда разделиться, а после собраться и построить планы на вечер. Я увидела, что карман шорт Данила оттягивают автомобильные ключи. "Надень кроссовки", прошептал он, наклонившись к моему уху. Через пятнадцать минут мы сели в машину и тронулись с места. Обернувшись, я увидела на сидении целый пакет с провизией.

- Внеплановый пикник?

- Мне кажется, тебе нужно хотя бы ненадолго отвлечься от последних событий. У тебя же отпуск, в конце концов.

- Что, ни одного лешего, земляной, кажется, кошки или встречи с говорящим филином?

- Давай просто побудем обычными людьми, - улыбнулся он мне.

Я и так обычный человек, в отличие от своего спутника. Я видела, что рыжеватые волосы пора стричь, кожа на носу вот-вот обгорит, а на ногах старые видавшие виды кеды. И этот человек носил меня по воздуху, познакомил с настоящим драконом и представил огромному летающему коню? Именно сейчас в это верилось, почему-то, с трудом.

Место для пикника Данил выбрал отменное. Ощущение такое, что мы попали в настоящий рай. Наверное потому, что здесь редко бывают люди, и совсем не бывает обычных туристов. Густой и красивый лес с одной стороны и широкий луг с другой. На сотни метров вокруг - ни души. Редкий простор для лесистого Бурзянского края. А в отдалении, почти посреди поля растет высокая одинокая береза. Меня не отпускала мысль, что где-то вокруг таятся неведомые мне сказочные существа, но я постаралась не думать об этом. Пикник так пикник. Лишь бы Данил далеко не отходил. Мы расположились на опушке леса, расстелив красивое, пестрое покрывало, которое, по-видимому, мой друг прихватил из дома. Я резала бутерброды и доставала фрукты, пока Данил бродил вокруг нашей стоянки. Машину мы оставили, как только отъехали достаточно далеко от базы, а оставшееся расстояние прошли пешком. Насколько я поняла, мы сделали круг и теперь база, пещера и большая часть заповедника скрывались от нас за невысокой горой вдалеке. Напрямую пешком здесь, наверное, не больше трех километров. Незаметно наш разговор сошел на обсуждение вчерашних событий. Что намереваются делать Оставшиеся теперь?

- Созовем Совет Старейшин. До исполнения пророчества по предположениям еще более полувека. Шульгана нет, но силы Пустоты становятся более активными. Нет и главного героя пророчества, но, тем не менее, стены пещеры покрылись предсказанными письменами. Все совсем не так, как мы предполагали. Если только....

- Если только что?

- Если только Шульган не скрывается где-то поблизости, иначе он не мог бы руководить своими приспешниками. Возможно, он определил исполнителя раньше нас и решил его ликвидировать. Вряд ли ему это удастся, но задержать он сможет.

- А как избранный поймет, что он избранный? Что он вообще сможет сделать?

- По легенде, его найдет древний алмазный меч, но я не уверен, что это не сочинили позже, чтобы придать истории красоты.

- Алмазный меч Урал-батыра?

- Да.

- И им он сможет уничтожить зло?

- Нет зла, как такового, понимаешь. Пустота не есть зло. Она лишь порождает его, разъедает души людей. Наша задача не уничтожение, а избавление от нее в нашем мире. В глобальном смысле она несет важную функцию, но то, что произошло тогда и то, что происходит сейчас - сбой в системе. Сбой, который приведет к разрушению.

- А для чего тогда меч?

- Я не знаю, - честно ответил он мне, - Это сможет узнать только избранный.

Я мягко перевела разговор на тему того, что происходит со мной в последнее время. Ощущать на себе влияние древних сил - не самое приятное ощущение. Могу ли я как-то препятствовать этому? Вдруг в этот момент вместо одиноко стоящей березы мне привиделся высокий старец в белых одеждах. Я вздрогнула от неожиданности и прижалась к Данилу. Увидев мою реакцию, он обнял меня и неожиданно нежно произнес: "Не бойся, малышка". Это поразило меня не меньше и, убедившись, что дерево по-прежнему дерево, я удивленно посмотрела на своего друга. Он смущенный своей неожиданной лаской пояснил, что в этом дерево обитает хозяин дриад. Настоящих дриад?! Хотя чему мне еще стоит удивляться... Не разжимая своих объятий Данил достал из кармана знакомый шарик. Перекатывать его в ладони, кажется, вошло у него в привычку. Я поинтересовалась, происхождением этого предмета.

- Это частичка того мира. Мира Самрау. Золотого века. Не знаю, для чего он использовался, но он сохранился на тысячи лет. Его передают в моей семье из поколения в поколение, чтобы мы не теряли веры и, главное, не теряли память о былых временах.

- Неужели, все может быть как раньше?

- Зависит от Бога, - вздохнул Данил и вложил шарик в мою ладонь. Как и в прошлый раз в его глубине вспыхнула бело-желтая искра. Я вгляделась в нее, и мне показалось, что я могу разглядеть мудрые лица светлых людей древности.

В этот момент в кармане Данила запищала сигналка. Он повернулся в ту сторону, где мы оставили машину и нахмурился. "Подожди меня здесь, я вернусь через минуту". Без него мне сразу стало неуютно. Поднялся легкий ветер, солнце закрыли облака. Я боязливо покосилась на одинокую березу. Хоть бы Одраден был бы здесь, мне и то было бы веселее. Наконец, за спиной раздался хруст веток. Я поспешно обернулась, но увидела совсем не того, кого ожидала. Навстречу мне шел Артур собственной персоной. Я успела подумать о том, что лишь бы Данил не решил вернуться в его присутствии по воздуху, когда поняла, что что-то не так. Я не увидела привычной обаятельной улыбки молодого человека, он был нахмурен и сосредоточен. Увидев меня, сразу свернул в мою сторону. Шаг твердый и решительный, чуть не переходящий в бег. Глаза, выражение которых я смогла разглядеть, когда он подошел ближе, напугали меня. Я неосознанно поднялась с колен.

- Привет! Что ты здесь делаешь?

Он молчал, продолжая смотреть так же странно. Увидела, как он хмурится. Мне совсем не нравилась эта ситуация, нервы и так слегка расшатаны, а теперь еще и это. Когда же вернется Данил? Я сделала шаг назад, затем второй. Артур же подошел еще ближе. Через секунду он неожиданно прыгнул в мою сторону. Я успела почувствовать, как пальцы сомкнулись на моей шее, когда неожиданно появившийся Данил резко оттянул его от меня за шиворот. Воздух вокруг дрожал от почти физически ощутимой ярости молодого человека. Он толкнул моего обидчика в траву, прыгнул сверху, готовясь нанести удар, но, вдруг, остановился. Я тяжело дышала, пытаясь разглядеть происходящее сквозь навернувшиеся слезы и сложив обе ладони на ноющей шее. Данил ошарашено смотрел на нашего старого друга, а тот начало хохотать. Ничего ужаснее и придумать нельзя, даже предположить сложно, что с ним происходит. Неужели сошел с ума?

- Ремень, быстро, - сквозь зубы кинул мне Данил. Я посмотрела на него в недоумении, на что он повторил: "Быстро". Судорожно расстегнула пряжку, вытянула из брюк и кинула ему. Данил скрутил руки Артура и связал у него за спиной ремнем.

- Что происходит? Что происходит?! Ответь мне!

- На него напали. Первый случай в нашем клане за многие годы. Значит он совсем близко.

Дрожащими руками я собрала наш скарб, пытаясь удержать неуместные сейчас слезы. Артур сидел со связанными руками и просто раскачивался взад-вперед. Взгляд у него ничего не выражал. Ожидать от него можно чего угодно, поэтому нам лучше было поторопиться. Неподалеку мы нашли брошенные в траве удочку и рюкзак. Значит, он решил порыбачить вдали от знакомых мест, но попал в нехилую переделку.

Мы доставили его сразу в общину, куда, буквально, за полчаса собрались все советники во главе со старейшиной. Артура отвели в дом Данила и усадили под навес. Пока он вел себя смирно, но так же пугающе раскачивался взад-вперед и смотрел прямо перед собой невидящими глазами. Я не подходила к нему близко, пытаясь не мешаться под ногами собравшихся людей. Многие члены общины и все члены совета были сейчас здесь. Я удивленно поняла, что их гораздо больше, чем думала. Мама Данила дала мне какой-то горьковатый напиток, который, видимо, должен был меня подкрепить. Меня же по-прежнему трясло от произошедшего. Внезапная агрессия со стороны человека, которому доверяешь, кого угодно выбьет из колеи. К тому же, неизвестно что с ним теперь будет. Сумеют ли они вернуть его в прежнее состояние? Я с ужасом думала о его семье и о том, как они воспримут исчезновение.

Между тем, народу вокруг прибавилось, а я ощущала себя как никогда одиноко и неуютно. Особенно потому, что Данил теперь не обращал на меня ровным счетом никакого внимания. Я понимала, ему не до того, но он был единственный близкий мне здесь человек. Я бесцельно побродила по широкому двору, поднялась на веранду. В углу на табуретке накрытой вязаной накидкой сидела кошка Маруся. Она посмотрела на меня серьезно и строго, я подошла ближе и села на самодельную скамейку рядом с ней. Она без звука поднялась и перебралась ко мне на колени. Я почувствовала волну горячего тепла идущего от маленького тела, а через мгновение она начало утробно урчать. Мне сразу стало лучше. Мы молчали обе так, будто я не знала, что она говорящая. Я видела, как время от времени она поглядывает через окно в сторону навеса. Минут через пять я услышала шаги на ступеньках, к нам вошла Альбина. Она не глядя, бросила ключи от машины на стол, и устало сняла очки. Я вздрогнула, когда за ее спиной сам собой включился новенький электрический чайник. Мы вежливо поинтересовались делами друг друга, потом совершенно не ожидая этого, я начала плакать. Скопившееся напряжение, наконец, дало о себе знать. Заварив две чашки ароматного травяного чая и, прихватив пакет пряников, Альбина увлекла меня наверх, в свою комнату. Я взяла Марусю на руки и понесла с собой.. Девушка терпеливо дождалась, пока прекратятся слезы, потом уселась перед низким туалетным столиком по-турецки и принялась снимать макияж.

- Первая встреча с Одержимым, не самое приятное событие, я тебя понимаю.

- Просто мы с ним всегда так хорошо общались, я не ожидала такого. Но я и без того на нервах последние дни. Столько нового и не всегда приятного.

- Ты еще молодец. Быстро схватываешь и не едешь в больницу, как делают некоторые.

Я вяло попыталась улыбнуться.

- Совершенно запуталась. Данил почти ничего не рассказывает мне, а если и рассказывает, то урывками. В моей голове перемешались легенды и факты, чему стоит верить, чему нет?

- Ты можешь спросить у меня.

- Когда Артур будет здоров?

- Не знаю. Месяца два точно уйдет, как обычно. Здесь замешаны обряды, которые можно выполнять только в определенный день недели и при определенной фазе луны.

- Хорошо, но что будет с его родными? Они же с ума сойдут от беспокойства.

- Мы придумаем что-нибудь. Скажем, что уехал со сплавом без предупреждения. Такое с ним и раньше бывало.

- Что это за пророчество? Кто автор? Почему ему безоговорочно верят?

- Это последнее, что дает надежду на возвращение прежних времен. Оно пришло к нам от Ильяса, святого пророка.

- Сколько тебе лет?

Удивленная этим вопросом, Альбина повернулась ко мне, один глаз все еще был ярко-накрашен, что смотрелось немного странно.

- Сто двадцать пять.

- Сколько?! И ты... Ты помнишь революцию? И войну?

- Даже царя помню. Немного.

- Где вы жили?

- Здесь же.

- А Данил старше тебя?

Я увидела, что она улыбается.

- Немного.

- Почему не все такие как вы? И почему вы скрываетесь?

Тут Альбина завершив свои дела, поднялась и села напротив меня в кресло. Маруся тут же перебралась к ней на колени.

- Как ты себе это представляешь? Реакцию людей? Люди всегда боялись и боятся всего необычного. Мы - потомки той части, что не пострадали в Катастрофе.

- Что за катастрофа? Почему произошла?

- Я и сама не знаю точно, что из преданий факт, что вымысел. Знаю лишь то, что в древности все были такими как мы, жили в мире и в согласии со всеми. На земле никогда не было противостояния добра и зла, лишь в дальних уголках Вселенной оставалась еще энергия разрушения - Пустота, как мы ее называем. Она появилась еще при сотворении всего сущего и несла в себе важную очищающую функцию. Но, к сожалению, на людей она оказывает ужасное влияние. Разъедает души, и там где был свет, остается одна пустота.

- Как она проникла в наш мир?

- Здесь мы не можем опираться на факты. Говорят, что тысячи лет назад один из нас увлекся изучением устройства Вселенной и проник в один из Порталов. По всей планете рассеяны порталы, связующие землю с любым уголком всего сущего. Никто до него не делал этого, и когда он вернулся, первое время казался обычным. Но Пустота завладела его душой, и опыты становились более жестокими и бесчеловечными. Однажды, его подвергли самому страшному наказанию - изгнали. Остаток жизни он провел в полном одиночестве, но, казалось, это его мало заботило. А после смерти он не смог попасть на Луга.

- Луга?

- Ну, это мы их так называем. Для кого-то Единое Информационное Поле, для кого-то - Бог. Мы возвращались к нему, раз за разом, но зараженный Пустотой, тот человек не смог этого сделать. Он оказался за пределами мира, и многие века провел там, в межзвездной пустоте, пока однажды ему не представился шанс.

Среди Оставшихся существует своеобразный обряд венчания. Его проводят для настоящих энергетических половинок, потому что он связывает не только людей, но и души. Тенью следуют они один за другим из одного воплощения в другое. Так и звучат слова клятвы - "Будь моей тенью". В те времена, перед Катастрофой, юноша и девушка не успели провести его, и юноша ушел раньше. Это означало вечные поиски и малую надежду на воссоединение. Девушка была в столь безутешном отчаянии, что совершила то, что строго запрещалось - проникла к одному из Порталов в надежде найти любимого за пределами нашего мира. Изгнанник смог заманить ее туда увещеваниями и заставил открыть дверь-между-мирами. Что стало с девушкой - неизвестно. Но с тех самых пор Пустота проникла во все порталы. Заполонила души людей, и многих сил стоило остановить этот процесс. Лишь малая часть людей осталась такой, как прежде. С тех пор нас так и зовут - Оставшиеся. Люди становились хуже с каждым поколением. Сначала в них появилась алчность, потом обида, потом злоба. Она разучились легко прощать, забыли, что такое смирение. Путь на Луга оказался закрыт для всех. Мы чувствуем их, знаем, но попасть не можем, пока не будет исправлена ошибка, о которой говорится в предании. Шульгана не должно быть среди нас. Его дух, видимо, обитает в самых безлюдных и отвратительных уголках мира. Но приспешники его ведут себя так нагло, что мы стали сомневаться. Пророчество должно исполниться через пятьдесят лет, но даже письмена появились раньше. Именно по ним мы сумели узнать о том, где случилось первая катастрофа. Теперь мы на грани новой и никто не знает, к чему она может привести. Но даже сейчас у нас есть шанс на спасение. Должен прийти мужчина, который сумеет вернуть все на круги своя. Никто не знает как, но нам осталось верить в это.

Я с трудом отвела взгляд от широко открытых изумрудных глаз собеседницы. Похоже на фантастику. Неужели, правда?

- Изгнанник, это Шульган?

- Да. Один из первых людей.

- А где же тот человек, о котором говорится в пророчестве? Если Шульган здесь, его ничего не остановит, кроме чуда.

- Ты права. Мы делаем все, что можем, но этого явно недостаточно. Именно поэтому все в таком напряжении. Контроль за порталами пришлось усилить, и то что сегодня произошло, означает, что ситуация хуже, чем мы предполагали.

- Я хотела спросить про одну вещь. Про Луга. Неужели люди так тесно общались с Богом? Я имею в виду, что верю в существование некой высшей силы, но вот так просто и обыденно - в голове не укладывается.

Альбина улыбнулась.

- Бог есть, был и будет вне зависимости от того, что мы думаем об этом.

- Но это дарит надежду...

- Он единственный, кто может дарить ее. Именно благодаря ему, все обстоит так, а не хуже.

- А как он выглядит?

- На земле мы не можем этого знать, но в нашей традиции его изображают в виде окошка.

- Окошка?!

- Точнее желтого окошка с переплетом в виде буквы "Т".

- Но, почему?

- Свет в таком окне заставляет нас верить и помнить, что есть место, где нам рады и ждут нас всегда.

С минуту я ошарашено молчала. Потом вспомнила еще кое что волнующее меня.

- И еще, знаешь... Меня беспокоят некоторые вещи. Почему я смогла делать то, что не могут остальные? Я вызвала Акбузата, хотя, по словам Данила это мог сделать лишь Оставшийся.

- С момента разделения людей не бывало такого, чтобы Оставшийся стал одержимым или обычным человеком. Ровно, как и наоборот. Но существует такая теория, что чужеродная душе Пустота может ее покинуть. Правда, для этого нужно соблюсти ряд условий. Пока сделать этого не удавалось, но, возможно, ты и есть такой человек. Не зря ты притянула эти события, и если так, то это очень важно. Рано или поздно мы сможем если не вернуть все в прежнее русло, то хотя бы значительно уменьшить количество страданий на земле.

- Вправе ли мы отнимать у других уроки?

Альбина внимательно посмотрела на меня.

- Я не знаю, но всей душой стремлюсь увеличить количество любви на земле. Любви, место которой занимает сейчас Пустота.

- Кстати, почему именно Пустота?

- Она является в виде клубящегося серого тумана, в нем нет ничего, и никогда не будет. Она пожирает в душах людей Свет и селит там пустоту. А на ее место приходят куда более мерзкие качества.

- Почему Бог...

- Не остановит все? Но ты ведь сама сказала, что это наши уроки. Он не может принимать решения за нас. Это наша жизнь и наши задачи. Решать мы можем их лишь здесь, ведь Дом предназначен для любви.

- Какие они - Луга?

- Наш настоящий дом. Место, куда каждый из нас, пусть и неосознанно, стремится ежечасно. Ажал переправляет туда людей, а Авлия приводит к жизни. Святые души Гилманы встречают нас там. Точнее, встречали. Тысячи лет ни один из них не являлся на землю. Мы подверглись самому страшному наказанию. Оказались отрезаны от дома. Иногда, я вижу это место во сне, но как просыпаюсь - забываю подробности. Наша игра в воплощения затянулась слишком надолго. Но не все уроки извлечены и не все задачи решены.

- Ты говоришь об этом так легко. Неужели тебе будет легко расстаться с жизнью, когда придет время?

- Если нет выбора, зачем беспокоиться? Просто не нужно забывать, где игра, а где жизнь и все встанет на свои места. Я запутала и утомила тебя?

- Нет, мне интересно. Сложно, но интересно. Получается, если души не могут попасть на Луга, они вынуждены постоянно воплощаться на земле?

- Не совсем. Путь на Луга не заперт, просто со времен Катастрофы мы заражены Пустотой. Да, да, даже Оставшиеся. Пусть даже и в самой незначительной степени. И потому попасть туда не можем, но Отец не оставляет нас, мы находим отдых около него.

- Ты помнишь свои прошлые жизни?

- Смысл игры, в том, чтобы быть полностью честным. Поэтому ответ - нет, не помню.

За окном неожиданно потемнело. На общину обрушился легкий и теплый летний дождь. Он зашуршал по крыше и карнизу, покрыл оконное стекло сотней крошечных капель. Весь наш разговор я восприняла полусерьезно. Вот сижу я. Вот мои руки и ноги, я видела в зеркале свое лицо - неужели все это на самом деле не я? А что тогда я? Попыталась представить, где в моем теле расположена душа: в голове или в солнечном сплетении? Заметив ироничный взгляд Маруси, я поняла, что пока не готова к таким размышлениям. Сегодняшний день оказался для меня слишком тяжелым и без поиска смысла жизни. В любом случае нам оставались одни догадки.

Я подошла к окну. Отсюда не было видно, что творится под навесом, но в толпе я разглядела знакомое лицо. Что она здесь делает?!

- Она приехала утром со всеми вещами и заявила, что остается, хотим мы этого или нет. Пришлось поселить у нашей одинокой соседки - знахарки. К счастью, та оказалась не против.

Поступок Елена Константиновны показался мне слегка эксцентричным, но подумав, я поняла ее. Жить в полной изоляции от настоящего мира можно не имея понятия о его существовании. Теперь она хотя бы точно знает, что домовые и русалки ей не мерещатся. Сейчас она что-то подавала бабуле в синем платочке, которая сновала между своим домом через дорогу и навесом, а Елена Константиновна старалась не отставать от нее ни на шаг. Видимо, они успели подружиться. Глядя на нее, я на мгновение вспомнила о Вадиме, но прошлая жизнь казалась мне сейчас полузабытым сном, поэтому я тут же о нем забыла.

Альбина вышла на небольшой балкончик. Я за ней. С этой стороны была видна часть сада и беседка, в ней тоже толпились люди. Зрение у меня отличное и я даже узнала пару человек, которых встречала здесь раньше. Вот и эту старушку я тоже точно откуда-то знала, хотя здесь прежде не видела. Увлекшись изучением, я даже не обратила внимания на мелькнувшее в толпе красное платье. В то время как маленькая и хрупкая бабушка энергично размахивала руками перед носом своей собеседницы, а голос был слышен даже здесь. Оставшиеся обладают завидным здоровьем. Для чего ей тогда слуховой аппарат? И тут до меня дошло. Это та самая старушка с пророчеством до смерти напугавшая меня в прошлом году! Она-то тут что делает?! Если она одна из них, ей не было резона писать в газету. Если она обычный человек, ей нет резона находиться здесь! Альбина с интересом выслушала эту историю, не отрывая взгляда от старушки.

- Странно... Зачем ОБ понадобилось делать это?

- Кому?

- ОБ - Организация Баланса. Самая непонятная организация, с которой мне приходилось сталкиваться. Они держат нейтралитет в нашей борьбе, настолько же могущественные, насколько загадочные. Они неуловимы, их агентов никогда не узнаешь в толпе. Для чего они существуют, тоже непонятно. Некий мифический баланс, суть которого они даже сами не могут объяснить. Ими руководит кто-то с большой властью. Наш старейшина взаимодействует с ними, но в некоторых кланах даже название ОБ произносить не принято.

- Еще одна загадка. У меня голова скоро лопнет. Что они там делают вокруг Артура?

То ли из-за нашей беседы, то ли из-за ароматного чая, чувство тревоги во мне заметно уменьшилось. Я даже нашла в себе силы спуститься к остальным. Елена Константиновна выглядела удивительно молодо. Занятая, она поздоровалась со мной между делом. Она явно была в своей тарелке, суетилась и бегала даже больше своей подруги-знахарки.

Со стороны сада донесся глухой ропот. Небольшая толпа народу сгрудилась вокруг кого-то и негромко что-то обсуждала. Я увидела там и маму Данила и его отца. Толпа начало двигаться к нам, и мы с Альбиной услышали голос старушки из загадочной организации.

- Он здесь! Он здесь! Я уверяю вас. По знакам он давно здесь!

- Кто? Про кого она говорит?

- Про того, о ком говорится в пророчестве...

"Здесь! Здесь!", - слышали мы вопли старушки. Толпа расступилась, и она вышла вперед, обводя всех присутствующих мутным взглядом. Рука ее была поднята, оттопырив указательный палец, она шарила им в толпе, в поисках кого-то. Все застыли, глядя на нее. Один Артур по-прежнему раскачивался на стуле. Наконец, рука старушки остановилась и указала на кого-то за моей спиной. Все с недоумением посмотрели на меня. Я обернулась и поняла, что за мной никого нет. Ну, это уж слишком.

- Она! - провозгласила старушка на весь двор.

Во-первых, я не мужчина. Во-вторых, никакая я не мужественная и решительная. В-третьих, я очень устала. А в-четвертых, это какая-то ошибка!

Я увидела, как от толпы отделяется Альбина, берет меня под руку и уводит в дом. За нами осталось полная тишина, ни слова, ни шороха. "Это слишком. Это уже слишком" - пульсировало в голове.