Как вчера и договорились, в «Волгагеологию» посмотреть музей приш­ли Пурихов и Вячеслав Иванович Соболев. Потеряв место министра культуры в областном правительстве, он так никуда и не прибился. Те­перь участник всех проходящих тусовок — и правильно делает. Это его стихия.

Александр Васильевич Котельников устроил им долгую и обстоятель­ную экскурсию. После немного посидели за столом. Вечером поехал к За- ноге. Этюды для меня он подобрал чудесные. Один вставили в раму — он тут же приобрёл классическую глубину русской реалистической школы.

Владимир говорил об иконе, об иконописи, о работе над образом. Хо­рошо бы ему заказать на эту тему статью. Весь этот разговор возник, отталкиваясь от высказываний Виктора Тырданова на прошедшем от­крытии выставки.

 

Приехал оператор. Показал отснятый материал из Городца. Всё про­фессионально и удачно. Хороши и его фотоработы, привезённые из Яку­тии, с Лены. В них поиск, какое-то душевное метание. Я заговорил о том, что мне нужна работа на обложку книги. И Владимир, и он отклик­нулись, но сразу к решению задачи не пришли. Надо думать.

На улице опять к тридцати. Снег визжит под ногой. В воздухе дымка. Уехал из Щербинок не на последнем ли автобусе? Пока стоял на оста­новке, высоко над крышей девятиэтажного дома, в мастерской одиноко горело только окно Владимира. Потом и оно погасло. И стало грустно. Как же я всё-таки бывал неправ в своей нетерпеливости, раздражительности.

Больше месяца стоят сильные морозы. Все яблоньки наши, наверное, погибнут. Жалко. Росли на глазах.

Делал звонки в Москву. Говорил с Кодиным. Свою статью о М.С. Гор­бачёве в «Вертикали» он считает в лучшей редакции. До этого её напе­чатали «Всерусский собор» и «Наш современник». Однако на мой вопрос о книге опять ушёл от ответа. Ясно, что вопрос не в том, что ему в ней что-то не нравится. Видимо, Михаилу Ивановичу пришла мысль её под­готовить как-то иначе. Уж не хочет ли он её издать, как историко-на­учный труд? Сейчас у него дома ремонт, и разговор отложили на потом, когда выйдет из отпуска.

П.И. Кононенко на моё предложение частично профинансировать из­дание книги «Сопротивление нелюбви» ответил согласием. Я включу в книгу раздел о событиях, в которых принимал участие «Мотор Сич».

Звонил и в Питер Андрею Реброву. Он устроился в охрану. Говорит, что в местном Союзе «пробивает» издание журнала. Трудное это дело, сможет ли?

Встретились в Союзе, в издательстве у Преловского с Михаилом Сели­верстовым. Начали подготовку очередного номера «Вертикали». Оставил ему «Содержание» и почти все материалы в электронном наборе. В суб­боту должна быть готова вёрстка.

  • В Союзе заседание правления. Идти никак не хотел, но так сложи­лось, что Владимир Жильцов туда принесёт гонорар за мои статьи, опу­бликованные в последнее время в «Православном слове», да и мне ему надо передать письмо Петра Родина, журнал, В.А. Шамшурину тоже журнал, присланный Вячеславом Бахревским. А ещё отдать Щеглову не­достающие материалы для вёрстки книги и Селиверстову для вёрстки журнала. Словом, всё равно надо идти. Заодно занёс наши последние издания в областную библиотеку.

К Шамшурину в кабинет зашёл с большим опозданием. Решали судь­бу нашего отделения Литературного фонда и «терзали» Селезнёва. Бо­рис держался, хотя всё пахло какой-то афёрой. В итоге сошлись на том, что необходимо провести общее собрание и навести в этом вопросе по­рядок.

  • 11 февраля. Москва

В этот раз поехали с Алексеем Марковичем на машине. Жили в «Из­майловской». Утром 9-го встретился с Кононенко в его офисе и всё ре­шили по финансированию издания моей книги. Он мне подарил большое деревянное яйцо на подставке с написанной на нём иконой апостола Петра. Вместе посмотрели передачу о Новоиерусалимском монастыре. Любопытно, но я не понял, что он в этом случае хотел от меня. Чтобы я это как-то осветил в журнале? Хотя всё, о чём мы говорили, выстраи­вается в сюжет, мысль статьи. Надо бы её написать, коль она у меня в голове сложилась.

10-го, после неудачной поездки в «Мотор Сич» (фотограф Андрей Ар­тамонов должен был оставить диск с фотографиями, но этого не сде­лал) отправился в Союз. Случайно встретился с Геннадием Ивановым, первым заместителем В.Н. Ганичева. Он прочитал пятнадцатый выпуск журнала и наговорил мне много хороших слов о нём. Что внутреннее содержание журнала полностью соответствует той цитате из послания апостола Павла, которая помещена у нас на титуле.

В Союзе узнал о предстоящем вечере памяти Юрия Кузнецова в ЦДЛ. Вечером на него поехал. Перед началом с час погулял по Москве. Немно­го морозно (минус шестнадцать), но подсвеченные здания по Садовому кольцу делают город не только красивее, праздничнее, но и уютнее.

Большой зал ЦДЛ. Три с половиной часа шёл вечер. Я ушёл в завер­шении, но не досидел до конца, а когда вышли на сцену ученики Кузне­цова из Литинститута. Вечер удался. Мне кажется, я только-то и узнал по-настоящему этого поэта. Хорошо говорили Владимир Бондаренко, Сергей Куняев (он немного с артистическими наклонностями), Влади­мир Личутин. Выступающих было много. Тепло вспоминал о Кузнецове

Ерёменко, бывший главный редактор «Литературной России». Но самое ценное — много было показано видеозаписей, где стихи свои читает сам Юрий Поликарпович. Лицо у него во время этого чтения с удивительно чувствительной мимикой. Читая, он вновь переживает написанное.

И уж совсем замечательно были исполнены музыкальные произведе­ния, песни на его стихи. Особенно отрывок («Колыбельная») из поэмы о Христе. Какой голос, какое проникновенное пение у солистки! Конечно, фамилию её не запомнил, да это и не важно.