Забрал в типографии первый вариант вёрстки 16-го выпуска. В чи­стом виде примерно пятьдесят страниц. Но это только начало работы.

Отвёз в магазин «Флоренский» журналы.

 

Приехал Чижов. Подготовили и отослали по факсу договор на изда­ние журнала в администрацию Вадского района. Решили ехать в Мо­скву. Я позвонил Шемшученко («Все родные и близкие должны быть на юбилее») и Шестинскому (по поводу встречи и ночёвки). Потом поехали к Михаилу Павловичу домой. Уже оттуда отправился на вокзал за биле­тами. Перед этим Чижов звонил в Вад, глава договор подписал.

  • — 19 февраля. Москва

На поезде с М.П. Чижовым. Кодина в университете опять не оказа­лось. Уехал на похороны Валерия Ивановича Болдина — бывшего члена ЦК КПСС, руководителя аппарата М.С. Горбачёва, когда тот недолго был Президентом СССР. Я бы попытался его дождаться, но в метро остался Чижов. Пришлось вернуться к нему и вместе уехать в Союз к Переяслову. Володя Шемшученко был уже там. Приехал и Виталий Розе. Вечер прошёл быстро, людей на него пришло немного, хотя Ми­хаил Иванович был. Чижов суетился, раздавал свои книги. Стол в при­ёмной у Ганичева. Ночевать уехал вместе с питерцами в «Мотор Сич». Михаил отправился к родственникам.

18.02. С Чижовым у Шестинского. Олег Николаевич был в ударе. За столом много рассказывал о прошлой литературной жизни — как его отстраняли от должности руководителя писательской организации в Пи­тере, об Иосифе Бродском, о приходе на председательство в «большой» Союз писателей СССР Владимира Карпова. Конечно, немного захмелел от выпитого, но всё было в рамках приличия. Чижов этот разговор за­писывал на диктофон. В итоге и ночевать остались в Переделкино.

На следующее утро уехали в Москву и домой. За всё это время от общения с Михаилом осталось тягостное чувство. Я пожалел, что позвал его с собой. Он нуден, чопорен и катастрофически мало образован. Вот и вспомнились наши поездки с Коломийцем. Разительное отличие.

В областной администрации расширенное заседание коллегии Ми­нистерства культуры. Выступил губернатор В.П. Шанцев. Коротко, конкретно, оптимистично. Обещает повышение зарплаты, отремонти­ровать музеи (краеведческий и художественный) на Верхне-Волжской набережной, в 1-ом квартале 2007 года открыть реконструированный цирк. И его словам веришь. Нужна планомерная работа и упорство, нужны чётко определённые цели.

От себя сделал звонки в Москву. (Билеты на поезд купил ещё в адми­нистрации).

Позвонил и приехал Борис Селезнёв. Рассказал о Литературном фон­де. Лихо они там закрутили, но желание друг друга обхитрить подвело. Всё закончилось крахом, ссорами, обидой и предательством Юрия Хро­мова. Впрочем, мне это неинтересно. Подарил Борису последние номера

«Вертикали», «Всерусский собор», газеты...

  • 23 февраля. Москва

На самом деле вся поездка состоялась за один день и была нервной, суетливой. Только вчера вечером понял, что 23-е праздник, и на этот день в практическом смысле оставаться в Москве нет никакого резо­на. Приехав на Курский вокзал, сразу попытался переоформить билет. Мест нет. Поехал на Ярославский вокзал. Там немного обнадёжили, но ответ после 17-00. Отправился в «Мотор Сич». Гостиница на праздники закрыта. Пришлось договариваться с Лукиным о ночёвке. Билет мне на нижегородский ночной поезд поменяли, поэтому из «Форте-клуба» при­шлось вновь звонить Борису, отказываться. Вот в таком сумбуре всё происходило.

Успел до начала вечера «на бегу» переговорить с Кодиным о журна­ле. Понял, что радужным обещаниям (и моим ожиданиям) не суждено сбыться. Отношение Клуба к «Вертикали» остаётся на прежнем уровне. Зато хороший, обнадёживающий разговор произошёл с Петром Ивано­вичем Кононенко. Здесь, я думаю, есть перспектива сотрудничества на взаимном расположении друг к другу.

На этот раз народу пришло мало. Все столы оказались наполовину пу­сты. Были главный санитарный врач Российской Федерации Геннадий Григорьевич Онищенко, министр культуры А.С. Соколов, бывший глава ВАЗа Владимир Васильевич Каданников, композитор Евгений Дмитри­евич Дога, посол Молдавии в РФ, Владимир Константинович Трошин — который и был главным гостем. Он пел свои хиты прошлых лет, немного рассказывал о своей жизни. Бодр, энергичен, а ведь в мае 80 лет.

Хорошо выступил Соколов, рассказав о впечатлении после поездки в Словакию. «Почувствовав себя задворками Европы, они опять тянутся к нам, вспоминая о славянском единстве».

Когда закончился вечер (Кодин попросил меня задержаться), я по­шёл пешком по горящей огнями Тверской вниз к Красной площади. Шёл редкий, но мокрый снег. На душе было хорошо после сытного обеда и выпитого хорошего вина. Обошёл Красную площадь, почти пустынную, и через Александровский парк ушёл в метро.

Вечерняя Москва настораживает (в центре города) агрессивностью и хамством молодёжи — пьяные, орущие, и никакая милиция их не одёр­гивает, не призывает к порядку.

Звонок от М.И. Кодина. Опять по его книге — упрёки, почти оскор­бления. Но я совершенно не могу понять, чего же он сам-то хочет. По­пробую отредактировать по своему усмотрению. Нет — пусть решает сам. Что мог — я сделал.

  • февраля

Был у Владимира Заноги в мастерской. Решили по обложке для 16-го выпуска. Слава Богу, концептуально получается сильно и цельно. Пора­довала меня и распечатка статьи-отклика на письмо народного худож­ника России, скульптора Вячеслава Михайловича Клыкова в «Русском вестнике». Энергично, эмоционально и по фактам убедительно получи­лось. Тот редкий случай, когда самому нравится. Отослал её по элек­тронной почте Кононенко. Вчера пришло письмо от Виктора Фёдорови­ча Потанина из Кургана. Очень хвалит записки Валентина Николаева в выпуске 15 — «Тоска по мастеру».

В Нижегородской филармонии концерт национальной самодеятель­ности. Поехал на него с Алексеем Марковичем. Конечно, преобладание русского исполнения — дорогие костюмы, хорошо подготовленные хоро­вые и хореографические номера. А вообще было приятно видеть сохра­нение национальных культур молодёжью. Только украинцы, их коллек­тив на общем фоне выглядели перестарками. Очень возрастной.

В пятницу 3-го числа был в типографии, правили макет. Несколько дней уже побаливало горло, и вот тут из носа потекло, расчихался. При­шёл и лёг в постель. За выходные отлежался, выздоровел. И сегодня весь день с Заногой работаем над его небольшой статьёй. Вроде бы довели до ума. Пришли письма от А.В. Ларионова и О.Н. Шестинского — газета «Патриот» со статьёй Олега Николаевича. Позвонил я П.И. Кононенко. Статью мою по электронной почте получил, очень понравилась, и он пе­редал её в «Русский вестник». В следующем номере должна выйти.

Домой пошёл через магазин «Планета». Зашёл во «Флоренский» на ули­це Рождественской. Журнал никто не покупал, но в «Православном сло­ве» напечатана моя статья о вечере памяти Юрия Кузнецова и заметка о «В-15».

  • Бор

День трудотерапии. Утром на машине отвёз диван и кресла в дом. Снег по пояс. Пришлось по нему таскать мебель наверх в дом. Ладно, он рыхлый, рассыпчатый. Пробка у моста в обе стороны невероятная. Как же мы летом будем ездить в деревню?

После обеда, в три часа поехал в гараж. Скидывал снег с крыши (са­мый первый, ещё ни у кого снег не сброшен — может, поторопился) до заката солнца. Снега много. Я вспомнил, что в прошлом году убирал его намного позже. Последние лопаты сбросил тогда, когда солнце уже скрылось. Шёл из гаража в сумерках. Пока ждал трамвай на останов­ке — и вовсе стемнело.