Оставив за спиной дерево желаний и перейдя на рысь, Кайцак спустился в тихую лощину. Арегу показалось, что они пересекли некую границу, он ощутил боль в висках. А когда Кайцак с той же легкостью преодолел противоположный склон, Арег словно утратил связь с собственным телом, которое непомерно разрасталось.

 

То, что открылось взгляду, ужаснуло его: обширная долина простиралась от горизонта до горизонта, залитая холодным неземным светом и увенчанная высоким небесным куполом с бесчисленными созвездиями, сияющими в его глубине. И все это объединяет бесстрастная тишина. Дрожь пробежала по телу Арега, он инстинктивно придвинулся ближе к Ванатуру. Тот внезапно повернулся в седле и указал куда-то кнутом.

  • Смотри, Арег, вон он, Капутан...

Арег увидел непривычно напряженное лицо полевого сторожа. Это было угрюмое лицо строгого учителя, и Арег оробел: показалось, что Ванатур покидает его, оставляя один на один с этим холодным и чуждым царством Луны.

  • Где? — в замешательстве спросил он.

Ванатур указал движением головы. В дальней дали, там, где едва просматривалась бледная черта горизонта, высилась удивительно синяя гора, чья остроконечная вершина, словно оторвавшись от подножья, парила в небе. Сердце Арега переполнилось неописуемым восторгом.

  • Но как мы доберемся до нее, дедушка? — в отчаянии спросил он. — На это не хватит и года!

Ванатур улыбнулся.

  • Кайцак доставит нас туда со скоростью молнии, — произнес он гордо и внушительно. — Капутан, дорогой Арег, на самом деле не так уж далеко от нас: глазом не успеешь моргнуть, как окажешься на его вершине. — Он озорно рассмеялся.

Это ребячливое бахвальство так понравилось Apery, что он успокоился.

Кайцак тронулся с места. Aper напрягся, ожидая, что он помчится во весь опор, однако конь вовсе не собирался ускорять шаг: свесив голову, он неторопливо двигался по долине. Иногда даже казалось, что он замедляет движение и едва переставляет ноги. Арег попытался мысленно высчитать оставшееся расстояние, но не смог: голова налилась тяжестью, веки смежились, а все тело наполнилось воздухом и начало взмывать вверх. Он испытал прилив безмерного счастья, потому что скоро, очень скоро начнется Вардавар, и он увидит Астхик...

  • Ааа! — невесть откуда донесся далекий глухой голос.

Арег разлепил веки, но ничего не увидел: перед ним была темнота. Хотел снова закрыть глаза, но тут его пронзила неожиданная мысль: а жив ли он вообще? И вдруг навалилась такая острая тоска по матери, по дому и собственной постели, что сердце сжалось.

  • Ма!.. — слабым голосом позвал он.
  • Арег-джан? — вопросительно-насмешливо прозвучал голос, вроде знакомый, но Арег не мог вспомнить, кому он принадлежит. — Проснись, мы уже на месте!

Арег сонным взглядом обвел окрестность, но ничего не увидел: в голове был плотный туман, такой же, как перед глазами.

  • Где я?..

Ванатур склонился над Арегом и по-отечески улыбнулся.

  • Ты всю дорогу сладко-сладко спал, дорогой, — ласково произнес он. — Мы уже на вершине Капутана. Я ведь тебе сказал, что ты и моргнуть не успеешь, как окажешься у цели. — Полевой сторож спрыгнул на землю. — Обопрись на стремя и наклонись ко мне. — Вытянув руки, он обнял Арега и легко, точно тот был легче перышка, поставил на ноги. Арега поразила богатырская мощь Ванатура.

Коснувшись ногами земли, Арег окончательно проснулся, огляделся и не поверил своим глазам: он в небе, на недосягаемой высоте! Словно прилетел сюда на крыльях невидимой птицы.

  • Это не конь, это молния, настоящая молния! — будто подслушав мысли Арега, подтвердил Ванатур и, обняв шею скакуна, поцеловал его в глаза. Потом разнуздал коня, снял с него седло и, погладив ладонью гриву, отпустил. Усталый, но выполнивший свой долг Кайцак торжественным шагом двинулся в сторону утеса с широким основанием и чернеющим посередине подковообразным проемом, молча вошел в него и исчез.
  • Куда это он пошел, дедушка? — протерев глаза и зевнув, удивился Арег.
  • На свое место, отдыхать, — ответил Ванатур. — Ты тоже погуляй, разомни ноги, приди в себя, пока я тут стол накрою.