Бум-бум-бум! - что-то прогрохотало, отдаваясь болью в каждом нерве. Прорываясь сквозь липкую и темную паутину Перси слышал, как кто-то стучит прямо по его больной голове, разбивая ее снова и снова.  - О, господи... - простонал он, натягивая одеяло на голову: - Кого там черти принесли?  - Перси, открой. - это был Торнтон. Перси встал, помотал головой, сморщился от боли и поплелся открывать дверь. Кое-как сладив с непослушным крючком, он наконец распахнул дверь и тотчас рухнул обратно в кровать. Тортон ворвался в комнату разъяренным ураганом, первым делом он отдернул шторы и Перси зажмурился, ослепительный дневной свет причинял ему боль. 00

Подумав, он снова натянул одеяло на голову.  - Перси, нам надо серьезно поговорить. - начал Торнтон. Ему всегда надо серьезно поговорить. Несерьезно разговаривать Торнтон не умел. Перси недовольно скривился, забыв, что тот не может видеть его лица и следовательно гримаса пропадет впустую.  - Вчера ты был пьян. - Торнтон как всегда называл вещи своими именами.  - Ммм? - ответил Перси. На большее сейчас он был не способен. Если бы у него не так болела голова, он бы сказал, что вчера был выпускной, и что он уже взрослый человек со всеми истекающими последствиями, что если это все, из-за чего Торнтон приперся в такую рань, то он может убираться и не мешать ему, Перси, умирать от похмельного синдрома. Но все, что он смог из себя выдавить было уже сказано.  - И эта девушка, с которой ты пришел домой... - продолжил экзекуцию Торнтон.  - Что? - Перси рывком поднял голову и сразу же пожалел об этом - перед глазами словно что-то взорвалось и вспыхнуло. Ему стало дурно, в виски били красные молоточки, живот крутило, а во рту стоял металлический привкус.  - Я говорю, что это совершенно дурная идея. Ты просто потеряешь кучу времени. И совершенно задуришь себе голову. Это не для тебя. - Торнтон, казалось не заметил его движения.  - Это... мое личное дело. - глухим, но твердым голосом ответил Перси. Им видите ли не понравилась девушка, которая проводила его домой! Он уже в состоянии сам выбирать себе друзей... и подруг. Он, Перси ничего не говорит о том, что Торнтон каждую пятницу пропадает в доме Лестера. А Милисента Лестер вообще звонит ему через день. Тоже мне, моралисты нашлись. И кстати - что еще за девушка, с которой он пришел домой? Неужели Инна?  - Это не твое личное дело, Перси. Во-первых, тебе нужны деньги для этой поездки. Занимать их у твоего друга, этого, Стоуна, мы тебе не позволим. А во-вторых все это время ты бы мог заниматься делом. Работать у отца, например.  - Ммм?  - На твоем месте, Перси, я бы серьезно подумал над своим поведением. Мы еще поговорим на эту тему. Когда ты будешь в состоянии разговаривать. - хлопнула дверь и послышались удаляющиеся шаги. Но едва только он смежил веки, пытаясь заснуть, как кто-то принялся толкать его:  - Перси! Перси! Проснись! - на этот раз это был Арчи.  - Пшел вон! - проворчал Перси, стараясь не шевелить головой, распухшей и гудевшей как улей, полный желто-черных ос.  - Перси, тут твой дружок звонит, этот, с кучей денег... Ты бы встал и поговорил с ним, а то Анита с голофона не слезет.  - Что? О, черт... что ему надо? - Перси опустил ноги вниз и осторожно поднялся, держась за спинку кровати. Его немного пошатывало.  - Откуда я знаю, что ему надо? - удивился Арчи.  - Ладно, ладно, я спущусь... - сказал Перси, медленно следуя за своим братом. В гостиной, напротив большого голофона, в красном кресле, обложившись подушками, сидела Анита. Она выглядела на удивление свежей и отдохнувшей. В голофоне обаятельно улыбался Стив, по-видимому, увлеченный беседой.  - То есть, неверно само представление о квантовой природе гравитации. По крайней мере... А, Перси! - Стив насмешливо отсалютовал ему и снова обратился к Аните:  - Красавица, оставь нас наедине, мужчинам нужно обсудить детали свежевания мамонтов.  - Избавьте меня от подробностей. - Анита встала и вышла из комнаты, показав Перси язык.  - Ты как, уже собрался? - подождав, пока она выйдет, спросил Стив. Перси сел, схватился за голову, выждал, пока комната перестанет кружиться и выдохнул:  - А?  - Ну, брат, ты набрался. Надо было поменьше налегать на вино. 'Синнегурда'?  - Угу.  - Зверская штука. Она как кинжал в бархате - сперва мягко, и потом мягко, мягко и мягко. Но рано или поздно ты наткнешься на лезвие. Говорят, что это вино делают из рогозы Улинского, той самой, что с ядовитыми шипами. Надеюсь, хоть шипы они вынули.  - Стив...  - Первый раз вижу тебя в таком состоянии. - удовлетворенно констатировал Стив, оглядывая его с ног до головы: - Ну-ну, не надо так убиваться. Завари чая с лимоном, попей. Станет легче. Поверь мне.  - Ты позвонил мне только для этого? -  - Нет. Я хотел тебе сказать, что едем послезавтра. Билеты уже куплены. Мы пройдем сквозь нуль-т портал в Эннисеме, туда доберемся на лайнере компании 'Людвиг ИНК'.  - Какие билеты?  - Перси, ну ты даешь... пить надо поменьше. Или закусывать побольше. Мы с тобой и с Инной Колон едем покорять Прайм-Сити! Ты что, забыл?  - Прайм-Сити?! Стив, отец никогда не...  - Проснись, Перси! Мы с тобой вчера с ним обо всем договорились. Ездили к нему на работу.  - И он... согласился?  - Перси, тебе определенно нельзя пить. Конечно, он согласился. Особенно после того, как ты сказал, что собираешься жениться.  - Что?!  - Вот, что, Перси. Ты как-нибудь сам вспомни все, или там у родных поспрашивай, а у меня еще куча дел. Главное запомни - послезавтра мы едем. Передавай сестре привет. - Стив подмигнул и исчез. Голофон выдал стандартную картинку 'сигнал прерван'. Скрипнула дверь и появилась Анита. Она покачала головой, глядя на брата. Потом перевела взгляд на голофон.  - Что сказал Стиви? - спросила она, садясь на диван.  - Стиви, тьфу, Стив передал тебе привет.  - И на том спасибо. А куда это вы собрались?  - Подслушивала?  - Должна же я знать, как свежуют мамонта настоящие мужчины. И все-таки?  - Анита, ты хорошо помнишь вчерашний день? - уклонился от ответа Перси.  - Спрашиваешь. Я так не пью.  - Что я вчера делал?  - Откуда я знаю. Ты со своей одногруппницей весь вечер где-то шатался. Все пропустили, а там был такой фейерверк, а потом еще приехали Этель и Бьйорк, на Этель было красное платье с вырезом, такая безвкусица. А эта длинная девица из второй подгруппы стала клеится к Бьйорку, кто-то даже автограф попросил. Мы со Стиви ...  - Ох ради бога, Анита... - простонал Перси: - Не продолжай.  - Танцевали, и прыгали на таких грави-штуковинах, они крепятся к запястьям и потом можно парить над землей, как Руди Ву в голо 'Прогиб в бесконечность', помнишь, они там еще воевали со спрутами. - продолжила Анита, словно не слыша его.  - Полет.  - Что?  - 'Полет в бесконечность', а не 'Прогиб в бесконечность'.  - Какая разница, все равно они там летали на этих штуковинах, как их там...  - Гравизахватах.  - Точно. Такое глупое название. В том фильме Руби еще падает вниз с сорокового уровня башни темного властелина. И он сказал, что я похожа на Пэм Несс, которая танцует с силами тьмы.  -Кто, Руби?  - Почему Руби, Руби звезда голо, он не появится в нашей дыре. Стиви конечно. Он сказал, что я очень мила. А потом мы скользили над озером, совсем, как в фильме. Там еще он сказал, что не может жить без любви, в печальном одиночестве пустыне своей жизни... - вздохнула Анита.  - Кто, Стив?  - Почему Стив? Руди конечно. А потом Пэм Несс бросилась к нему на шею. Я в этом месте даже заплакала. Потом мы спустились вниз и застали вас в беседке.  - Нас?  - Ну да. Тебя и эту девушку... Инну Колон.

Ее отец председатель какого-то фермерского совета. Она милая. Правда это платье...  - Погоди. Что мы там делали? Что я делал?  - Охо-хо... Перси ты уже взрослый человек. Я не собираюсь вдаваться в столь интимные подробности. Достаточно того, что пообещаю ничего не говорить Арвену. - Анита лукаво улыбнулась, похожая на маленькую лисичку. Перси схватился за голову, а сестренка ускользнула в ванную, заметив, что иначе кто-нибудь снова залезет туда на полчаса.    Через час пришел отец. Обычно в это время он работал и поэтому Перси не удивился, когда он собрал всех домочадцев в зале. СП, значит. Семейное Происшествие. Перси почувствовал, как что-то екнуло в груди. Скорее всего, тема сегодняшнего экстренного совета - он. Но он и сам не знает, в чем провинился! Тем временем все расселись. Эдит, Арчи и Анита устроились на диване, Торнтон и Брендон уселись в кресла, мама устроилась на своем любимом месте под бра в виде дельфина. Отец сидел за столом, сцепил руки в замок и наблюдая, как они располагаются. Он, как и всегда, был для Перси загадкой. По его внешнему виду никогда не удавалось понять, что же он собирается сделать, то ли похвалить, то ли задать трепку.  - Я бы хотел сегодня поговорить об ответственности. - начал отец. Перси мысленно съежился, понимая, в чей огород летят камни. Сейчас ему напомнят о том, что семья и так на грани финансового краха, что он должен помогать, а не мчаться на край света, пытаясь поймать удачу.  - Ответственность... Когда я унаследовал дела семейной фирмы, она была на грани краха. Даже скорее за гранью. Сейчас положение намного лучше. В течении всех этих лет я трудился с одной мыслью - чтобы моим детям не пришлось жить на пособие. Я чувствовал ответственность перед вами. - отец сделал паузу, вздохнул и продолжил:  - Все мы знаем, в чем дело. Я никогда не занимал ни у кого деньги. А у нашей семьи нет средств, чтобы отправить Перси в Олд-Прайм. Так что вопрос о его попытке поступления в Императорскую Летную Школу был решенным... - здесь Перси окончательно пал духом, но отец, казалось не замечал ни его, ни остальных, он говорил в пространство, сам для себя:  - Но тут я вспомнил об ответственности. Перед вами. Если для того, чтобы мой сын исполнил свою мечту, и может быть, сделал успешную карьеру в этих летных войсках, мне нужно занять у черта... я займу и у черта. Твой друг, Перси, оплатит все твои расходы по этой поездке. - здесь отец повернулся к нему и Перси увидел его усталые глаза:  - Но все эти деньги наша семья ему вернет. Хотя твой друг и настаивал на обратном. Но таких подарков наша семья не принимает. Мы вернем эти деньги. Перси, ты можешь ехать в Прайм. - закончил отец и повисла тягостная тишина. Перси вдруг понял, что не радуется тому, что скоро увидит сияющий Олд-Прайм-Сити. Он понял, что хотел сказать ему отец. Ответственность. Зная, на какие жертвы идет его семья, он не может обмануть их ожидания. На миг мелькнула трусливая мыслишка - отказаться от такого груза, остаться дома, никуда не ехать. Но взглянув на серьезные лица своих домочадцев Перси промолчал. Они верили в него.  - Спасибо, па... - пробормотал Перси, чувствуя, как к горлу подкатывает ком.    Потом все смешалось. Родные наперебой обнимали и целовали его, Анита плакала, Торнтон сильно хлопнул по плечу, наверняка отбил, мама торопливо собирала вещи и делала дорожные бутерброды, не обращая внимания на то, что билеты были куплены на Нуль-Т, а значит путешествие будет мгновенным. Здоровенный лимузин Стива уже две минуты сигналил у ворот. Перси нырнул внутрь, чувствуя, что еще немного и он прослезится. Внутри уже сидел сияющий Стив, он кивнул Перси на вышедших его провожать и сказал:  - Завидую. Меня провожали дворецкий и кухарка.  - Мммм... - неопределенно ответил Перси, махая рукой своим братьям и сестрам.  - Ладно. Поехали... - и Стив поднял машину в воздух, выровнял и набрал скорость. Обернувшись к Перси он сказал:  - Мы заедем к Инне, она тоже едет в Прайм, 'Афродита' проводит набор моделей, хочет попробовать свои силы.  - Отлично. Все о чем только можно мечтать! - и Перси с удовольствием откинулся на мягкую спинку сиденья. Головная боль прошла, впереди было будущее.      -Все о чем только можно мечтать... - восхищенно выдохнула Инна.  - Да... здесь оживленно... - протянул Стив, оглядываясь. Они сидели в одном из самых шикарных заведений Олд-Прайм-Сити. Знаменитый 'Звездный Свет'. Они сидели на небольшом балкончике, нависающем над огромной дискотекой. Вокруг вспыхивали и угасали тысячи причудливых изображений, голографические проекторы то превращали окружающую обстановку в пустыню, то в джунгли, то в мир безумных эротических фантазий, а едва слышная мелодия легко вплеталась в мотивы картин.  

 - Оживленно... ты наверное шутишь. Да я за всю свою жизнь стольких людей не видел. - сказал Перси, пролистывая глянцевый проспект, врученный ему на входе каким-то шикарно одетым типом в белых перчатках.  - Не так уж и много. Если верить твоему проспекту... дай-ка его мне... ага, вот. - Стив отобрал проспект, раскрыл его и речитативом произнес: - Самый лучший... это пропустим... прогрессивный, тысячи голопроекторов, искусственное озеро, парк проката, услуги массажисток... вот - общая площадь бара составляет десять тысяч квадратных метров. Одновременно его посещают до... до двадцати тысяч человек. Всего-то. Хотя, признаться, никогда не любил толпы.  - Не любил толпы? Так зачем мы сюда пришли? - спросил Перси глядя на сцену. Какая-та девушка в розовом костюме, многократно увеличенная голопроекторами, увлеченно крутила бедрами.  - Тут можно и уединиться. Достаточно нажать на кнопку. Глушители звука и проекторы изолируют нас. Но... я думаю, что мы пришли сюда не за этим. - Стив кивнул в сторону Инны, которая так увлеклась происходящим внизу, что не участвовала в их разговоре.  - Ребята, я сейчас вниз схожу можно, да? - обернулась она. Глаза Инны так и сияли каким-то внутренним огнем, восхищением и Перси, едва успев кивнуть, только рот открыл, глядя, с какой скоростью та исчезла.  - Танцевать пошла. - заметил Стив: - Столица, все-таки. Знаешь, что я тебе скажу, Перси... разные вы с ней люди.  - Это в смысле? - насторожился Перси.  - Ну, я не имею ничего против Инны, она классная девчонка, и все такое. Но ты и она... есть тут что-то несовместимое что ли.  - Думаю это мое личное дело, и если ты...  - Ладно-ладно, молчу... Не мое дело, так не мое дело. - Стив налил себе немного пива из высокой бутылки и пожал плечами: - Извини. Не думал, что она так крепко тебя задела. Перси только собрался ответить Стиву, что он вовсе не обижается, но тут кто-то произнес:  - Эй, парни... к вам можно присоединится? Или вы заняты друг другом? - и рядом захихикали. Обернувшись Перси увидел двух девушек. Одна, небольшого роста, с низкой талией и короткой стрижкой 'ежиком', одета в красные кожаные штаны, плотно обтягивающие ее аппетитные формы и кожаный же жилет. Другая - ее полная противоположность, высокая, худощавая. Длинные волосы струятся по плечам, узкие бедра, длинный мундштук, небрежно упавшая с плеча бретелька и темные пятна сосков, просвечивающие сквозь ткань.  - Добро пожаловать! - улыбнулся Стив, делая приглашающий жест рукой. Девушки переглянулись и хихикнули.  - Меня зовут Хлоя, а это - Веста. - сказала та, что пониже, присаживаясь на предложенный им стул.  - Мы ненадолго. Посидим и пойдем.  - А что так? - удивился Перси.  - Понимаешь, тут в 'Звездном Свете' за сидячие места отдельная плата.  - А танцевать хочется круглые сутки! - подхватила Хлоя, смеясь и хлопая в ладоши: - Вот мы отдохнем и пойдем дальше танцевать. До упаду. А потом опять место для отдыха искать.  - А что же вы так? Сидите за нашим столом, сколько влезет. - пожал плечами Стив.  - Ой, правда? - улыбнулась Хлоя. Ее высокая подруга переложила ногу на ногу и прикурила погасшую сигарету.  - Конечно! Может быть хотите выпить? - Стив пододвинул к подругам вычурную бутылку с 'звездным' пивом. Щелкнул, подзывая официанта, заказал еще пива для девушек и легкую закуску.

  - Отпад! Да тут сидячие места кучу денег стоят! А напитки так и вовсе. Мы с Вестой обычно предварительно напиваемся в соседнем баре, верно, Вес? - Хлоя повернулась к своей подружке. Та молча кивнула и затянулась своей сигаретой.  - Вы парни, наверное богачи. Чем занимаетесь? - Хлоя с удовольствием отпила прямо из бутылки. Перси отметил, что у нее из-под кожаных штанов выглядывало красное нижнее белье.  - Мы с другом собираемся поступать в Летную Школу. Документы вот вчера сдали. - признался Стив.  - О нет! Вес, ты слышала? Мы с тобой сидим в обществе военных летчиков! Вау! - воскликнула Хлоя, вскакивая на ноги. Она тотчас наградила друзей поцелуями, несмотря на их слабые попытки уклонится. Ее подруга слабо улыбнулась.  - Всегда мечтала поцеловать пилота. А тут сразу два! - рассмеялась Хлоя, глядя на ошарашенное лицо Перси.  - Слушай, Хлоя... а что с твоей подругой? - спросил Стив, принимая у официанта новые бутылки с 'звездным': - Молчит все время.  - Не обращай внимания, она все время такая. - Хлоя ловко открыла бутылку о край стола, протянула ее Весте, та кивнула и взяла бутылку, словно древнюю драгоценность - кончиками пальцев. - Сломаются. - подумал Перси, заворожено глядя, как она отпивает из горла, пальцы были белыми словно мрамор.  - Она что, немая?  - Почему немая? Вес, скажи что-нибудь... ну Вес... нет, она не немая. Просто она говорит по делу. Как Аристотель. Или Жан-Жак Руссо. Я ее очень люблю. - неожиданно заявила Хлоя, допивая свою бутылку.  - Ммм. - неопределенно протянул Стив.  - Вас, парни, я тоже люблю. Когда вы поступаете? - Хлоя качнула головой.  - На днях. Как вызовут.  -Если хотите, мы с Вес придем за вас болеть. Правда, Вес? - Вес кивнула и сменила позу, больше похожая на статую, чем на живую девушку.  - И еще мы выпьем за вас! - Хлоя запрокинула голову, но оказалось, что пива в бутылке куда-то подевалось. Стив сказал, что он настаивает на этом тосте и откуда-то появились новые бутылки. Хлоя выпила со Стивом и Перси на брудершафт, размазав по их губам сочный поцелуй, пахнущий земляникой и какой-то парфюмерией. Вес тоже чмокнулась со всеми присутствующими, особенно с Хлоей. Кто-то толкнул ее под локоть и опрокинул полбокала с пивом прямо на платье. Мокрая ткань облегала небольшие крепкие груди в торчащими крупными сосками. Стив охрипшим голосом предложил промокнуть пятно салфеткой, чем и занялся, действуя осторожно, словно сапер на минном поле. Откуда-то появилась Инна, она громко смеялась и махала кому-то рукой. Появились бутылки с искристым вином и какие-то немыслимые блюда, потом все танцевали и пили, а потом Стив предложил поехать в гостиницу, что все и сделали. Остальное Перси помнил смутно.      - И тогда я сказала ему - убери руки, пижон. Ну, ты понимаешь, дорогуша, здесь нужно иметь ушки на макушке... - низкий хриплый голос звенел в ушах, мешая заснуть снова. Перси натянул подушку на уши, но голос все равно был слышен.  - Знаешь, знала, что им делают обрезание, но чтобы настолько! - раздалось приглушенное хихиканье. Перси зажмурил глаза покрепче. Голова все еще болела, а тело казалось каким-то невесомым. И спать, жутко хотелось спать.  - Однажды я встретила Олда Мэлдорна... в отеле. Честное слово. Он такой душка. - снова хихиканье. Перси сжал голову и застонал. Голоса на некоторое время затихли, но потом все началось снова.  - Купила такой обтягивающий, знаешь с стелс-эффектом, ну, это когда внезапно часть его становиться прозрачной, полный отпад!  - Или с вот таким воротником, а тут вдоль шеи...  - Да у него любовницы в каждом клубе...  - Имплантанты, разъемы, но все безвредно, а какие потом ощущения... сама не пробовала, но говорят... - опять захихикали. Перси с трудом разлепил веки, пожевал пересохшими губами, пытаясь осмыслить ситуацию. Прямо перед ним было что-то белое, с синими прожилками. И какие-то нелепые светлые пятна... Потолок. Это потолок. Перси повернул голову, чтобы увидеть источник голосов. Он лежал на огромной кровати в гостиничном номере. На краю кровати сидела Инна и кивала в такт голосу Хлои, которая полулежала, подоткнув подушку под бок. Волосы Инны были распущены, на плечи наброшен халат. Хлоя была прикрыта только одеялом. Опустив взгляд вниз Перси увидел, что под этим же одеялом лежал и он.  - Понимаешь, такие операции не всегда законны, но если ты надумаешь... - Хлоя наклонилась к Инне и они о чем-то зашептались. От ее движения одеяло сползло вниз и Перси бросило в жар. О, черт, подумал он, она же совсем голая, и под моим одеялом. Что же было тут ночью, если она тут... и Инна в халате...  - Он еще себе татуировку сделал, ну такую, с мелкими шипами, они колются, совершенно невозможно... - что совершенно невозможно, Перси не расслышал. Девушки снова захихикали. Перси попробовал поднять голову с подушки и понял, что вчера он пил не только пиво. Голова просто раскалывалась. Он застонал. Хлоя повернулась, одеяло окончательно упало, обнажив ее выпуклые скульптурные формы.  - Перси, ты проснулся? Голова не болит? После вчерашнего... должна болеть не только голова. - И девушки прыснули.  - Доброе утро, Инна. Привет, Хлоя. - промямлил Перси, чувствуя себя совершенно разбитым.  - И тебе доброго утра, добрый молодец. - сказала Хлоя.  Перси хотел было встать, но откинул одеяло обнаружил, что лежит под ним абсолютно голый, и спешно прикрылся. Девушки захихикали и, Хлоя также прикрылась руками, поддерживая свои упругие полушария, подпрыгивающие от смеха.  - Что здесь было? Ооо... ты был на высоте, Перси, уверяю тебя... - снова хохот.  - То есть... мы, ты и я... или Инна... - Перси беспомощно уставился на них. Несмотря на свою отличную память они не помнил ничего из вчерашнего. Он попробовал сосредоточиться и вспомнить, но добился только новой вспышки головной боли.  - Давай, вставай уже, пилот. - Хлоя игриво толкнула его в бок и он упал на спину, ничего не понимая. Дверь открылась и в комнату ворвался Стив, на ходу застегивая рубаху.  - Перси! Ого... Доброе утро, девчата. Инна, я думал ты уже ушла. Привет Хлоя. Вес тебя звала, у нее какие-то проблемы с имплантантами. Перси, вставай! Перси! Ты все проспишь! У нас же прием в Летную Школу!  -Что?! А, черт... - Перси вскочил было, но вспомнив, что на нем ничего нет удержал свой порыв. Он схватил со стола скатерть и обмотал ее вокруг бедер.  - О, я вижу ты не терял времени... даром. - Стив многозначительно оглядел комнату. Хлоя встала, и потянулась, позволяя одеялу соскользнуть вниз.  - Пойду-ка я в душ. Пока, мальчики. - и она спокойно прошествовала между остолбеневшими Стивом и Перси, плавно покачивая бедрами. Перси машинально отметил, что у нее на левой ягодице вытатуирована бабочка. Красивая такая бабочка... ярко красного и синего цвета. Хлопнула дверь ванной и бабочка исчезла.  - Кажется я даже немного завидую тебе, Перси... - протянул Стив, глядя вслед Хлое. Потом взглянул на часы и охнул:  - Черт, Перси! Давай скорей! Ну же!  - А ванная как всегда занята. - отметил Перси, наклоняясь за брюками: - Некоторые вещи никогда не меняются.  - Обойдешься. Мужчина должен быть потным грязным и вонючим. Перси, поторопись, мы уже опаздываем.      Здание Императорской Высшей Летной Академии ВКС возвышалось над площадью огромным шпилем из стали и стекла, пронзающим небесную гладь. Двое абитуриентов только что вышли из кабины пассажирского флаера и, задрав головы смотрели вверх.  - Знаешь, я ... - Перси замялся, глядя на небесный шпиль. Он хотел сказать что не верит в происходящее, что он даже не думал что сможет стоять здесь, на площади Зари, перед зданием Академии.  - Знаю. - Стив хлопнул его по плечу: - знаю я. Ты просто мнительный и все тут. Все будет хорошо. Мы с тобой станем пилотами. Обязательно.  - Пилотами... конечно станем. - Перси подумал что если кто-то из них и станет пилотом, так это Стив, потому что он - Стив. Сын миллионера, самый умный и богатый человек из всех кого он знает. А у него, у Персиваля Дорбана - у толстяка без роду и племени, без денег и связей - нет никаких шансов. Но сказать об этом сейчас он не мог.  - Конечно станем, Стив. Пошли, попробуем. Чего нам терять? - сказал Перси вслух.  - О, вот теперь я слышу речь не мальчика но мужа. Вперед, за серебряными крылышками на петлицы.  - Да! Вперед! - и два абитуриента решительно зашагали вперед по темной брусчатке площади Зари.  Перед зданием уже собралась толпа из абитуриентов, их родителей, девушек и друзей, а также просто зевак. Толпа гудела словно улей разъяренных пчел. Перси пожалел, что они не взяли с собой девушек - хотя те и просились посмотреть на поступление. Не выглядели бы так уныло и отстойно - двое салаг без девушек и родни. Протолкавшись ко входу Перси и Стив показали свои приглашения и прошли внутрь. Внутри здания родителей, девушек и зевак не было, турникет отсеял кандидатов от всех остальных.  - Абитуриенты? Возьмите бланки и заполните их. Потом - четвертый кабинет на первые тесты. Следующий! - так отреагировала на их появление девушка в синей форме ВКС. Всунув вим в руки пакет документов она тотчас забыла о их существовании и обратилась к другим: - Абитуриенты?    Анкеты... Бланки... Тесты... Люди в белых халатах, комнаты, комнаты, то уставленные сложным оборудованием, то почти пустые. Стив и Перси ходили из кабинета в кабинет, стараясь не терять друг друга из вида. На выходе каждый из них получил лист с заключением. Перси развернул его сразу же. Годен! Он с радостным криком повернулся к Стиву и замер, глядя на его лицо. Лицо Стива было ... спокойным. Слишком спокойным. Перси видел его разным - веселым, злым, грустным, хохочушим, но никогда не видел его таким ...  - Что такое? Стив, ты...  - Я негоден. - сказал Стив тусклым невыразительным голосом: - совсем негоден.  - Но, как? Ты же... - Перси чуть не сказал 'самый богатый и сильный на нашем курсе', но вовремя прикусил язык. Стив не кичился своим богатством и предпочитал добиваться всего самостоятельно. А его сила... это все имплантаты, без них он наверное и ходить бы толком не смог, мышечная дистрофия и дисфункция обеих почек - раньше с таким диагнозом люди и двух лет не протягивали. А с другой стороны - если уж такой как он, Перси Дорбан - годен, то как такой как Стив - не годен? Непонятно.  - Послушай. - начал было Перси, но Стив махнул рукой на него - помолчи!  - А ты? Ты...как? - спросил он у Перси.  - Я - годен. - сказал Перси и тут же пожалел об этом. Плечи Стива опустились и он вздохнул.  - Молодец. - сказал он: - задай им там жару. Учись хорошо.  - Но... Я даже не знаю... наверное это не мое. Ну какой я пилот истребителя... - начал было Перси, он хотел сказать что ему жаль и что он тоже может не поступать - раз уж Стива отшили, то и ему не надо, но Стив перебил его, схватив за плечо.  - И думать забудь. - прошипел он, глядя прямо в глаза Перси: - и думать забудь! Кто-то из нас должен стать пилотом и точка!  - Х-хорошо. - кивнул Перси, чувствуя, как киберпротез Стива сжимает ему плечо все сильней и сильней: - хорошо, я сделаю это.  - Поклянись!  - В чем?  - Поклянись, что станешь пилотом за нас двоих!  - Хорошо! Я клянусь! Ой. Больно же.  - Да. Извини. - Стив отпустил его плечо и помотал головой из стороны в сторону: - Извини, не рассчитал. Но помни об этом, Перси. Обязательно стань пилотом и вернись домой весь в орденах и медалях.  - Стану. Обязательно. - Перси кивнул. Он понимал, что его шансы малы, а поступление в Академию не значит что он станет пилотом. Но сейчас, глядя в глаза своего друга он не мог сказать иначе: - Обязательно стану.   - Ну вот и хорошо. А пока ты там в Академии будешь учится - я за девчонками пригляжу. Кто там тебе по душе больше - Инна или Хлоя? - попытался усмехнуться Стив: - чтобы так сказать дождались пилота.  - Внимание абитуриентам! Кандидатуры отобранные согласно выданным на руки листам поступления - прошу пройти в актовый зал для проведения церемонии. Прочим лицам просьба покинуть холл Академии. - прогремел голос в громкоговорителе и в холле началось броуновское движение - все куда-то заторопились, побежали, толкаясь и спотыкаясь.  - Пиши - звони! - крикнул Стив и махнув рукой, зашагал к выходу из холла. Перси смотрел ему вслед и вдруг понял что у него мокрые глаза. Совершенно. Он завозился по карманам, в поисках платка. Платка не было. Конечно. Он же не дома.         -Значит так. Вы все, собравшиеся в этом зале, должно быть думаете, что вы уже пилоты.  тусклым, невыразительным голосом произнес директор Императорской Высшей Летной Школы. Он был похож на маленький гриб, макушкой которого служила непомерно большая фуражка. Грудь 'гриба' украшали многочисленные награды, за которыми почти не было видно сукна мундира.  - Так вот. Это не так. Вы - пока только курсанты. Курсант - это никто. Курсант - это непонятное, неизвестное науке существо, хуже чем шелудивый пес, глядя на которого по крайней мере сразу понятно, что с ним делать. Кто из вас будет асом, а кто - говном неизвестно, так что мы будем относиться ко всем вам как к говну, пока вы не докажете обратное. Так. - 'гриб' покачал головой и прошелся вдоль строя, внимательно заглядывая в глаза курсантам.  - Так. - повторил он, остановившись: - В среднем отсюда уходит до восьмидесяти процентов личного состава. И только двадцать становятся пилотами. Войти в эти двадцать процентов - вот ваша задача. Задача трудная. Но выполнимая. Тем кто, закончит нашу школу с отличием я лично пожму руку... не думаю, что их будет много и я заработаю себе мозоль. Так. Направо от вас стоят ваши будущие преподаватели. Я бы хотел, чтобы вы их знали и уважали, это люди, которые попытаются сделать из вас настоящих воинов что на мой взгляд нелегкая задача. Так. - директор повернулся к стою и подвел итог:   - Вступительная речь закончена. На занятия - шагом марш!   Шеренги будущих защитников Империи поплелись навстречу знаниям.     - Кто такой пилот истребителя? Это человек со стальными нервами, молниеносной реакцией и четкими рефлексами. А я не вижу таких перед собой! - прокричал здоровенный громила в военном комбинезоне с нашивками космодесантника на плече. Наставник по физической культуре, Перси думал, что хоть здесь его минует чаша сия, но нет - глаза этого живодера остановились именно на курсанте Дорбане.   - Что это за живот, курсант? Небось еще мамины пирожки не высрали?   - Никак нет, сэр! - крикнул в ответ Перси, глядя прямо перед собой.   - Маменькин сынок! Толстяк! Пятьдесят отжиманий! Быстро! - и громила больно хлестнул Перси по плечу серебристым стеком.   - Пока курсант Дорбан отжимается я повторю для всех остальных - меня зовут сержант Бертран Тор и я ваш личный кошмар! Мне плевать на то, кем вы были на гражданке, мне плевать на то, кем вы станете, когда вы уйдете отсюда, но здесь вы, засранцы полностью в моей власти! - он прошелся вдоль строя еще раз и ткнул стеком в живот Элле Покацки, рослой белокурой девушке.   - Мадам беременна?   - Никак нет, сэр!   - Тогда почему живот? Двадцать пять отжиманий! - Элла начала отжиматься, а Тор встал над ней, широко расставив ноги и похлопывая стеком себя по бедру.   - Запомните - вы можете увидеть искалеченного пилота, вы можете увидеть мертвого пилота и пилота мертвецки пьяного, но вы не увидите пилота-дистрофика, или пилота-тюфяка! И это благодаря тому, что я еще работаю на флот императора, вам ясно? - поморщившись он выслушал вялое:   - Да, сэр! - и рявкнул:   - Я НЕ СЛЫШУ!   - ДА, СЭР!   - Какой-то мышиный писк... короче, ублюдки, маменькины сыночки и доченьки - я сделаю из вас настоящих пилотом Императорского флота! Ну, или вы сдохнете. Дорбан, Покацки!   - Да сэр. - откликнулись оба, запыхавшиеся после отжиманий.   - Уже отжались?   - Так точно сэр.   - Добавить! Дорбан - пятьдесят раз, а Покацки - двадцать пять, верно? Покацки, чтобы ты потом не жаловалась начальству, что я провожу дискриминацию женского пола - отжаться еще двадцать пять раз. Дорбан, а ты что встал? Составь даме компанию! - и Перси еще раз упал в пыль.   - Я буду с вами на протяжении месяца карантина, в течении которого вы наконец высрете все мамины пирожки и станете у меня походить на балерин, особенно этот толстяк! - Тор еще раз шлепнул Перси стеком, на этот раз по заднице. В строю прокатились смешки.   - Кому-то здесь весело? Кто у нас такой весельчак? - Тор сощурил глаз и безошибочно нашел себе новую мишень.   - Как фамилия?   - Курсант Беллоу, сэр! - вытянулся здоровяк со шрамом на лице.   - Беллоу... что за дурацкая фамилия? Небось у твоей мамаши болела голова за то, как назвать сыночка? Держу пари, что у нее был богатый выбор, не так ли? - Тор позволил себе ухмыльнутся.   - Никак нет, сэр! - здоровяк аж побелел от ярости.   - Нет, то есть ты хочешь сказать, что ты - не ублюдок? Слушай, что я тебе, скажу - только ублюдки надсмехаются над своими товарищами! Сто пятьдесят отжиманий! - здоровяк упал на землю и ритмично закачался, легко, казалось играючи отжимаясь от пола. Перси успел подумать, что некоторым это даже и не наказание, как Тор поставил на Беллоу ногу и нажал, заставив того упасть лицом в пыль.   - Ну не красавчик ли ты у нас, курсант Беллоу? Особенно эта царапина на щеке, что оставила тебе какая-нибудь прошмодовка в подворотне! Что? - Тор наклонил голову прислушиваясь. Но Беллоу, наученный горьким опытом смолчал. Тор, казалось, немного огорчился, еще раз ткнул Беллоу в мордой пыль и снова начал ходить перед строем.   - Итак, как я вам уже говорил - я буду с вами на протяжении месяца карантина, двух месяцев переподготовки и так называемой 'адской' недели. Те из вас, что смогут вынести меня в течении этого времени смогут вздохнуть с облегчением - на втором этапе вас будут обучать почти по штатским правилам.

Но, уверяю вас - таких будет мало. Вам все понятно? - Тор с удовлетворением выслушал громовое - ДА, СЭР!, после чего хлопнул стеком по ноге и скомандовал:   - А теперь в расположение роты - БЕГОМ МАРШ!     Сержанты - командиры отделений засвистели в свои свистки и побежали рядом со строем, подгоняя отстающих ударами коротких сержантских тростей. Перси вместе со всеми ввалился в казарму, мельком заметив на себе ненавидящий взгляд Беллоу. Он поежился, представив себе его гнев. Беллоу был на голову выше его, мускулистый и массивный как танк.   - Не толпиться! Не толпиться! Что вы прете, как стадо баранов! - орали сержанты.   - Девочки - налево, мальчики - направо! Шевелись!   - У каждого есть своя комната на двух человек. Здесь все-таки не пехота, а флот. - произнес Тор, когда все построились по обе стороны коридора. Стоящая напротив Перси девушка облегченно вздохнула.   - С кем вы там будете жить и как - это ваши проблемы. Но хочу предупредить что вы будете жить вместе до тех пор пока один из вас не вылетит или не умрет. Это как брак на все время обучения. Поэтому - думайте перед тем как предлагать парню жить вместе, маменькины дочки! - это он повернулся к девушкам.   - Среди вас есть некоторые, которые думают, что если она отрастила себе жопу и пару приличных сисек, то ее везде пропустят. Пусть такие сразу же выкинут из головы свои яичники, или где они там болтаются! Все сержанты и командный состав академии, включая меня - злобные импотенты и не надо нас раздражать своими жировыми отложениями! Вам понятно?   - Да, сэр!   - Теперь к тем ублюдкам, что по недоразумению называют себя мужчинами. Если у вас отрос член и волосы под мышками - это еще не значит, что вы можете совать то и другое куда захотите. На время этих трех месяцев можете помахать ручкой своей эрекции. Если у кого-то из вас будут оставаться силы на постельные шуры-муры, то лично я буду считать это вызовом и заезжу таких любовничков до седьмого пота. Вам ясно?   - Да, сэр!   - Вяловато... правая шеренга - пятьдесят приседаний. А пока мальчики приседают, девочки слушают меня. Все заходят в свои комнаты и записывают те недоразумения, что вы считаете фамилиями в планшет на двери. Потом расставляют вещи по местам и знакомятся с распорядком дня, написанном везде, где только можно. Я знаю, что найдутся такие ублюдки, которые будут говорить, мы дескать не знали и все такое. Так, вот, для этих баранов повторяю - вас, козлов, это не спасет. Читайте и мотайте себе на ус. В расположении учебной роты имеется также - очень уютная комната для отдыха, где есть большой головизор, мягкая мебель и автоматы для релаксации. В ней вы будете собираться и смотреть свое голо после занятий, обжиматься и пить пиво. - Тор обвел всех глазами и добавил: - но только тогда, когда вы переведетесь на второй этап обучения! А пока вы у меня в руках эта комната будет закрыта. Потому что курсант на моем этапе обучения мечтает только об двух вещах - о койке и времени, чтобы на нее упасть. Всем все понятно? Тогда - РОТА! Все - пятьдесят приседаний! И Быстро! - Тор заложил руки за спину и смотрел за тем, как учебная рота приседает. Восстанавливая дыхание после приседаний Перси в первый раз пожалел, что он пришел во флот. В первый, но далеко не последний.       Поздно вечером, когда улеглась суматоха и сержанты наконец перестали орать, Перси познакомился со своим соседом. Его звали Джим Йол и он был самым загорелым парнем во всей роте. Йол сразу же вызвал приступ острой зависти у Перси - он был худой. Можно было даже сказать - худющий. Перси всегда завидовал таким людям. Особенно легко ему с отжиманиями - сперва подумал он, едва увидев Йола. Как выяснилось - нет. Йол был родом с окраины, с каких-то редкоземельных рудников на спутниках Веги-Прим, у них не было искусственной гравитации, она бы помещала в работе шахт. В результате мускулатура у Джимми Йола была прямо скажем в ужасном состоянии. Два года назад для него даже просто передвижение по поверхности Олд-Прайм Сити было немыслимым без весовых компенсаторов.   - Так ты поступаешь сюда уже во третий раз? - удивился Перси, узнав эту историю.   - Ага. - кивнул Йол: - Первый раз отказали из-за того что едва ходил, второй раз - из-за недостатка веса.   - Что, серьезно? Ну ни фига себе, слушай, Джимми, хочешь я с тобой своими запасами поделюсь? - спросил Перси, кивая на свои складки на животе.   - Хочу. Давай еще мускулов подбавь.   - Откуда у меня мускулы... - загрустил Перси.   - Да, ты, что, у тебя мускулов просто валом. Сам подумай, ты свой вес туда-сюда таскаешь, а я бы от такого сразу загнулся. - сказал Йол, аккуратно укладывая свои вещи в прикроватную тумбочку.   - Да ну...   - Точно. Мускулов у тебя валом. Можно сказать, ты просто один большой мускул... - улыбнулся Йол. Перси не обиделся.   - В таком случае ты - одна большая кость. - ответил он.   - Идет. Значит мы должны держаться вместе.   - Ага. Слушай, ну у них тут сержанты - звери.   - Ерунда. Главное - первый этап пройти. На втором тебя уже никто выкинуть не хочет. Наоборот - стараются всеми силами дотянуть до выпуска. Я же тут два года не просто так ошивался, узнавал что и как, литературу читал...   - Литературу?   - Ну, да. Понимаешь, у них тут все разделено на два этапа, причем на первом этапе нами занимаются не флотские, а армейские. Видел эмблему на рукаве у мастер-сержанта?   - Космодесант.   - Точно. Армейские флот ненавидят тихой ненавистью. Флот армейских презирает. Кастовая система. Попал во флот - на всю жизнь. Свои традиции и прочее.   - Ну и что? - не понял Перси. Про неприязнь между флотом и армией он не знал, но какое это имело отношение к...   - Вот поэтому на первом этапе нас тянут армейские инструктора. Они ненавидят флот и действительно сделают все, чтобы отсеять большинство из нас. До упора. Первый этап так и задуман - отсеять...   - Зерна от плевел... - Перси закончил наводить порядок в своей тумбочке и наконец-то выпрямил спину. После утренних упражнений болело все тело.   - Я наверное сдохну. - сообщил он Йолу.   - Доставишь кучу радости мастер-сержанту. Второй этап - когда начинают в действительности учить делу. Это и есть собственно обучение. Срок - два года. На этом этапе в тебя и твое обучение вбухивают столько денег, что если тебя выкинуть из академии к концу обучения, то Империя недосчитается двух-трех миллионов кредитов.   - Экономически верно. - Перси пробежал взглядом свое обмундирование, окружающую обстановку и понял, что хотел сказать Йол. На данный момент государство потратило на них копейки. И в течении этих трех месяцев так и будет. И если кто-то и отсеется, то это не будет ударом для налогоплательщиков империи. А вот потом...   - Слушай, Йол, а если выдержим первый и второй этап, то что?   - Третий этап - стажировка в войсках. У тебя на петлицах крылышки и во всех барах все девчонки только на тебя и смотрят. Эх! - Йол лег на кровать и заложил руки за голову.   - Внимание! - раздался металлический голос из динамиков под потолком: - Учебная рота - на вечернюю поверку - становись!   - Твою мать. - сказал Перси.   - Это флот. - пожал плечами Йол.       На первом этапе действительно сильно не мудрили. Подъем в шесть утра. Кросс десять километров. 'Легкая' зарядка, после которой хотелось просто выблевать свои легкие. Перси с завидным постоянством приходил последним на финишную черту, у него дрожали ноги и руки, когда он стоял по полчаса в 'упоре лежа', пока мастер-сержант распинался по поводу их, таких-разэтаких салаг. После зарядки - утренний туалет. Построение. Завтрак, плотный и сытный, но на удивление однообразный. Построение. После построения - полоса препятствий, чертова куча грязи и металлолома, где Перси приходилось особенно туго. Вместо полосы препятствий могли устроить занятия по рукопашному бою или строевую подготовку. Перси даже не знал, что он ненавидел больше. Потом - обед. Сразу после обеда - десять минут отдыха, во время которого курсантов обычно заставляли делать хозяйственные работы на территории части. Потом - снова кросс, на этот раз двадцать километров и с рюкзаками. Перси за всю свою жизнь столько не пробежал, сколько здесь за два месяца. К вечеру, после кросса - один час занятий общевойсковыми уставами. Муть полнейшая. Ужин. Такой же как и завтрак. Занятия по уставам и матчасти. Вечернее построение, после которого те счастливчики, которых не назначили в наряд, и у которых нет нужды отрабатывать провинности ложились спать. Вернее - падали и выключались. Дай курсанту кровать и время, чтобы на нее упасть, и он упадет и будет счастлив, как крыса на колбасном складе - так говаривал Йол. Перси сдружился со своим соседом, особенно после того, как Йол нарвался на оплеуху от Беллоу, того здоровяка, что в первый день потешался над Перси. Это как-то их сблизило и они вдвоем придумали план страшной мести, заключавшейся в том, что в ботинки Беллоу были положены два презерватива, слегка наполненных моментальным молекулярным клеем. С утра, вскочив по команде подъем он как всегда всунул свои ноги в ботинки и, ничего не почувствовав рванул вниз по лестнице вместе со всеми. Уже во время утреннего кросса Беллоу начал понимать, что что-то не так. Ботинки сидели как влитые. По возвращении в казарму он попытался их снять... и такого взрыва ругательств не постыдился бы сам мастер-сержант. Но день идет своим чередом, глупо жаловаться на то, что с тебя ботинки не слезают. Беллоу пришлось ходить приклеенным целый день, а ночью он раздобыл растворитель и, как обычно, толком не прочитав инструкцию, просто-напросто налил его в ботинки.   На крик прибежал дежурный и вызвал медиков. Беллоу увезли в санчасть с диагнозом - тяжелый химический ожог ступней и лодыжек. Вернувшись оттуда он ходил тише воды ниже травы. Перси и Йол сами удивились такому неожиданному результату своих действий. С тех пор между ними завязалась дружба. Постепенно они привыкали к нагрузкам и уже могли себе позволить не идти сразу спать, а немного поболтать перед сном.   - Послушай, Джимми, ты же много про эту ерунду знаешь, что это за 'адская' неделя, которой Тор так пугает? - спросил как-то Перси своего друга, занятого чисткой форменной одежды.   - Не бери в голову Перси. - посоветовал Йол, рассматривая пятно на рукаве: - Это испытание на силу духа.   - Что-то типа теста?   - Точно. Короче в течении недели если мы поспим часов восемь, то просто прекрасно. Они будут брать нас измором. Постоянно физические упражнения, полоса препятствий, может что еще придумают.   - А какой в этом смысл. Мы же не пехота...   - Слушай, Перси, а ты видел как из этой школы можно уйти? - спросил Йол, отчищая пятно.   - Конечно. Взял, да ушел. Ну, бухнул в рынду напоследок и все. - Перси имел в виду древний обычай, сложившийся в Императорской Высшей Летной Школе. На самом видном месте, на центральном плацу стояла так называемая Золотая Рында. Желающие уйти просто ударяли в этот колокол и собирали свои вещи. Вот и все.   - Вот-вот, проще некуда. Им не нужны те, кто колеблется. Слушай, Перси, вот ты, например. Ты же сам знаешь, что бегун из тебя как из меня бородавочник.   - Скажешь что-то про мой вес - дам в лоб.   - Я не к тому, что ты такой толстый, что чтобы тебя объехать нужен транспорт... Эй! Ладно, шучу, положи ботинок на место.   - Еще раз и запушу им тебе в голову, ты, хвощ вечнозеленый.   - Лучше быть хвощем, чем... все-все, больше не буду. Я к тому, что если ты опустишь ботинок и начнешь думать как цивилизованный человек, а не как деревенщина из Верхнего Сиденья... эй! - Йол едва увернулся от ботинка, брошенного в голову.   - Вот я сейчас встану... - сказал Перси: - и надеру тебе уши.   - Не встанешь. Лень тебе.   - Это точно. Все мышцы болят. Да выключишь ты нафиг этот свет, поспать не даешь!   - Сейчас, вычищу еще рукав и все. Так вот... - Йол убрал брошенный ботинок на место, чтобы потом, с утра не искать его в суматохе подъема: - Тебя же все равно не отчисляют, хотя твоя физическая подготовка это просто ужас какой-то. Как и моя. Из пехоты нас давно бы поперли. Тут проверяют не силу и не выносливость. На первом этапе проверяют дух. Сдашься, сломаешься - выпрут. Будешь крепиться - пойдешь. - Йол закончил чистку и сложил китель на тумбочку.   - Давай спать. - он выключил свет. Через некоторое время, в темноте раздался голос Перси:   - Слушай, Йол... вот то, что ты тут мне лапшу на уши вешал, это ты точно знаешь, или так ...   - Честно?   - Ну, конечно.   - Не знаю. Но наверное так должно быть. По крайней мере я надеюсь. - Йол промолчал почему и Перси понял это. Если тут все-таки берут выносливых и сильных не только духом, но и телом, то у них двоих почти нет шансов.   - А вообще хрен их знает, этих сволочей. Спи Перси и не дави мне на уши.   - Да пошел ты, Йол. Спокойной ночи.   - И тебе того же... - и через считанные минуты в темноте раздался могучий храп.