Красные сигналы горят россыпью треугольников, где-то пищит сигнал тревоги, ввинчиваясь прямо под черепную коробку, тактический дисплей сошел с ума, идентифицируя цели. Слишком много целей. Пальцы начали дрожать крупной дрожью и пилот стиснул зубы, пытаясь совладать с собой. Главное - контроль, главное, чтобы он сумел нажать на эту кнопку когда придет время. - Тревога! Захват! - пищал тактический компьютер, оповещая, что они находятся прямо в перекрестье прицела десятков ракет. - Пересекающиеся курсы! Опасность столкновения! - трезвонил другой сигнал. - Опасность! Опасность! Опасность! - панель сверкала как фейерверк над стеклянными башнями Прайма, как блестящая витрина игрушечного магазина перед праздниками. 00

- Да слышу я, слышу ... - Пилот щелкнул тумблером, отключая многочисленные сигналы тревоги. Потом, подумав, нажал другую клавишу. На старом плеере, прикрепленном к панели в нарушении всех уставных правил. Кабину наполнили другие звуки. - Слышу... - повторил пилот и большим пальцем откинул в сторону предохранительную скобу над желто-черной кнопкой с надписью 'Огонь'. В прицеле росли, приближаясь, вражеские корабли. - Дистанция. - шевельнул губами пилот. - Триста сорок единиц. До выхода на дистанцию эффективного поражения сто двадцать секунд. - отозвался тактический компьютер. - Есть еще время. - сказал пилот. Сто двадцать секунд. Рука в перчатке легла на рукоять управления огнем, где-то там, слева от кокпита прокрутились стволы туннельной установки Гатлинга, прогреваясь перед огнем. Щелкнули насосы, откачивая атмосферу при переходе в боевой режим, тонко запели маневровые двигатели, прогреваясь. Штурмовой ган боат отдельной тридцать восьмой эскадры Его Императорского Величия готов к бою. Вернее, то, что осталось от отдельной тридцать восьмой эскадры. Один штурмовик и один мертвец в кабине. Пилот растянул непослушные губы в улыбке. Мертвец дышал, мертвец смотрел в прицел и даже улыбался. Чуть-чуть. Но он был уже мертв. И его смерть смотрела ему в лицо - через сто двадцать секунд она выйдет на дистанцию прямого огня. Кто-то когда то сказал ему что выиграть бой можно только перестав заботиться о себе, о своей жизни, о сохранности. Только так ты сможешь победить, котенок... - так говорила Мамочка. Но сейчас речь не шла о победе. Он не мог победить. Мог только задержать противника. На минуту. Может быть, на пять или десять. Если он смог задержать их на час - это была бы победа. Но один штурмовик - этого слишком мало для того, чтобы задержать эскадру истребителей Каганата с поддержкой звена наемников. Слишком мало для часа но достаточно для пяти минут. Может даже десяти. Один штурмовик и один мертвец в обмен на десять минут. Может быть это дороговато, но ведь и минуты не простые. Каждая минута давала возможность ярко-желтому маркеру на тактическом дисплее уйти, оторваться от преследования, нырнув в гиперпрыжок. Каждая минута давала возможность предупредить Империю о том, что произошло в этом секторе пространства, о том, как пропала отдельная тридцать восьмая и что произошло на планете. О жутком изобретении Каганата. И о том, что отныне в галактике никто не может чувствовать себя в безопасности. Значит - надо было остаться тут, на краю. Между своими, отходящими к краю системы и чужими, рвущимися на перехват. Пилот посмотрел на дисплей. Девяносто секунд. Еще есть время. Есть. Пилот облизал губы. Его подташнивало. Сейчас я буду совершать подвиг, подумал он, а меня тошнит. Вот интересно, героев империи тошнило перед подвигами? Или это только я такой, а? А может вообще кого-то просто рвало, про это в книгах не напишут и голо не снимут. В голо все мускулистые, с огнем в глазах, с бластером наперевес, а про то, что во рту металлический привкус и колени сводит, просто сил нет - про это ни слова. И пальцы, чертовы пальцы дрожат так, словно джигу выплясывают. Если бы мне сейчас налили стакан выпивки - вряд ли я смог бы донести ее до рта не пролив половины. Говорят перед смертью вся жизнь должна промелькнуть перед глазами, но ничего даже на ум не приходит. Или это будет потом? Уже когда ракеты 'Золотокрылых' разорвут его ган-боат как бумажную игрушку? Впрочем - какая разница, все равно герои империи как правило мертвы. Будет орден, будет похоронка семье, будут залпы карабинов над условной могилой, куда положат знамя эскадры и темно-синий берет с серебряными крылышками. Не ради этого я тут сижу и потею в кабине штурмовика. Нет. Пилот еще раз скосил глаза на дисплей. Шестьдесят секунд до выхода цели в зону эффективного попадания. Я здесь ради отдельной тридцать восьмой. За тех, кто уже погиб. И чтобы их гибель не была напрасной. И за 'Гермес'. 'Гермес', который прикрыл наше отступление, пожертвовал собой, я видел эту вспышку света, это мог быть только его реактор. За капитана 'Гермеса', Сандру Каллахан, она была женщина что надо, я бы назвал ее девушкой, но называть капитана так неприлично, поэтому для меня она останется капитаном Каллахан. За 'Сорвиголов' и их мастер-пилота. За корабельных 'крыс' и их Мамочку. За ее непутевого братца. За всех нас. Тридцать секунд. Надо собраться. Палец лег на кнопку управления огнем. Предохранители сняты, осталось лишь нажать на курок и увести машину с линии ответного огня. Отстрелить ракетные ловушки и снова открыть огонь. И снова... если конечно он все еще будет жив. Согласно прогноза вычислителя его штурмовик сможет выжить только первые три минуты боя. Ровно столько, сколько времени понадобится эскадре истребителей чтобы перегруппироваться и атаковать. Плюс десять секунд - на подлет ракеты. Но сегодня цифры не имеют значения, подумал пилот. Для мертвецов неважны цифры. Важно только время. - Цель в зоне эффективного поражения. - палец пилота лег на кнопку с надписью 'Огонь'. - Ты и в самом деле рассчитываешь сдать экзамены на пилота истребителя? - спросил Персиваль Дорбан. - А почему бы и нет? - улыбнулся Стив: - чем мы с тобой хуже всех этих напыщенных задавак? По основным предметам у меня отличные оценки, а физическое развитие... да разве пилоту надо бегать по оврагам с гаусс-винтовкой наперевес? Глупости. Они же не пехота. - Но ... - Перси хотел сказать что насколько он знает даже пехота в современном мире не бегает по оврагам, а также что при поступлении в летную академию все-таки придется сдавать физкультуру, но тут его перебили. - Да ладно вам. - сказал Арвен Нильсен, только что пробежавший полосу препятствий и вставший рядом: - нашли о чем говорить. Никто из вас туда в жизнь не поступит. Пилот истребителя! Ха. - Отвали Арвен. - сказал Стив и прищурил глаза: - ты же не хочешь нарваться? - Или ты надерешь мне задницу? - фыркнул Арвен, но на всякий случай отступил назад на шаг: - сними с себя свои игрушки и мы еще посмотрим кто кого... - Да ну его. Не обращай внимания, Стив, а то потом неприятности будут. - Перси потянул друга за рукав, уводя от конфликта: - он же придурок, этот Арвен. - Иногда так охота... - Стив не закончил чего именно ему охота, но Перси знал это и так. Стив был инвалидом, наследственная болезнь, какой-то отголосок штамма Рогова перекрутила ему кости и вызвала постоянную дистрофию мышечных волокон. Современная медицина и кибернетика творят чудеса и внешне Стив выглядел совершенно здоровым, но это была лишь иллюзия - фактически на шестьдесят процентов он состоял из неорганических имплантатов, заменяющих ему мышцы, кости и даже кожу. Потому он был сильнее многих своих сверстников и мог не рассчитать своей силы, как в прошлый раз, когда он едва не выдернул руку из сустава, помогая однокласснику забраться на препятствие. Поэтому Стив избегал конфликтов. Перси же избегал конфликтов по другой причине. Перси был из тех ребят, которые обладали 'широкой костью'. Проще говоря, Перси был толстый. И рыхлый. Несмотря на стереотипы полные люди в состоянии постоять за себя в драке - просто потому что преимущество в весе играет свою роль. Но Перси не любил конфликтов и предпочитал уходить от них, чем ввязываться. Иногда он думал - а что, если бы у меня были бы такие же имплантаты как у Стива - что я сделал бы? Надрал бы обидчикам задницы? Наверное все же нет. - Почему бы тебе не поехать со мной? - спросил Стив, когда они немного отошли в сторону, наблюдая, как следующая пара их однокурсников проходит полосу препятствий. - Из меня, похоже даже пехотинца не выйдет, - скривился Перси, наблюдая, как Инна Колон обгоняет свою подружку, ловко перебежав по бревну над ямой. Ее стройные ладные ноги были... - Эй, посмотри-ка, какая фигурка у этой Колон! - весело прищурился Стив вслед финишировавшей Инне. - Что? - растерялся Перси. Он никогда не показывал своих чувств к девушкам, потому, что боялся насмешек, в том числе и со стороны Стива (в первую очередь со стороны Стива!). - Брось, старина. Я же видел, как ты на нее смотришь. - Стив некоторое время смотрел в сторону девушек, только что закончивших пробег, и стоящих немного поодаль, потом обернулся к Перси и хлопнул его по плечу: - Ну так как? Поедем в столицу, глядишь поступим вместе. - Эээ - за те пять лет, что Перси знал Стива, он так и не сумел привыкнуть к его манере совершенно неожиданно менять тему разговора. - Я знаю, что у твоего старика в последнее время проблемы, но если ты все-таки решишься, то я возьму на свой счет все расходы по поступлению и поездке. Считай это взносом в патриотическое движение 'Перси Дорбана в пилоты!' - улыбнулся Стив. Перси, осознавший, что ему так и не привыкнуть к этой манере Стива, только вздохнул. Ему, конечно же, хотелось в столицу, Олд-Прайм-Сити - это мечта всех. Хотя бы просто побывать там, увидеть улицы, по которым ходят Окки Лауне и Брюс Кэстволлд, постоять у Тотема Мира, сходить в знаменитые подземные города развлечений - Валгаллу и Рагнарек, хоть одним глазком взглянуть на дворец Императора Марка, поездить на гравилифтах знаменитого города, да мало ли... Вот только все это не грозило Перси по одной простой причине - отец Перси не брал в долг и не принимал дорогих подарков. За те пять лет, что Перси и Стив были вместе, Стив не раз предлагал отцу Перси если не подарочный чек, то хотя бы долгосрочный займ. Но Дорбан-старший не разу не воспользовался щедрым предложением друга своего сына. Не бери в долг и не давай в долг - любил говаривать он, верный принципам семьи Дорбан. Дорбаны всегда торговали. Но никогда они не были в таком бедственном положении, как сейчас. Денежные вложения деда съела кобальтовая лихорадка тех лет, когда думалось, что кобальт станет идеальным топливом для космических перевозок. К сожалению, кобальт оказался слишком капризен для высокоструйных двигателей и часто выводил их из строя, хорошо если не взрывая к чертям корабль со всем грузом и пассажирами. Так что, кобальтовые прииски деда Перси остались на балансе семьи в графе 'потери'. Оборудование и техника так и остались на малоизвестном астероиде, занесенном в имперский каталог под номером М-35276АЕ. Миллионы кредиток впустую. Дед сошел с ума в тот же день, как громада 'Абромахии', первого транспорта на кобальтовых высокоструйных двигателях, взорвалась при выходе на орбиту Олд-Прайм-Сити. Кобальт был забыт, а прииск заброшен. А ведь если бы дело выгорело, то сейчас Перси был бы одним из самых богатых людей Империи. Впрочем - что толку в сожалениях? Отец Перси прилагал нечеловеческие усилия, чтобы вывести семью Дорбан из состояния финансового пике, в которое ввел ее дед. Кредиторы почти довели его до нервного срыва, сразу после признания деда недееспособным он продал семейное имение и почти все ценные бумаги, чтобы расплатиться с ними. Поэтому он сейчас никогда и ничего не занимал. Пойми, сынок - говорил он, сидя допоздна за бухгалтерскими отчетами: - они сперва предлагают золотые горы, а потом ты оказываешься в их власти. И если бы мой отец и твой дед не занимал денег на этот прииск, то когда все закончилось бы, наша семья по крайней мере осталась бы в своем имении и не была бы вынуждена продавать акции, чтобы покрыть гигантские проценты. Никогда ничего не занимай сынок. - и говоря так Дорбан-старший качал головой. Поэтому Перси более чем кто-то другой знал, что ему не светит поездка в столицу Империи, в лучезарный Олд-Прайм-Сити. После окончания в академии курса обязательного обучения Перси конечно же станет помогать отцу в его отчаянных попытках стабилизировать финансовое положение семьи Дорбан.

Перси печально вздохнул. - Извини, Стив, но ты же знаешь моего отца... - По-моему Перси, тебе уже пора принимать собственные решения. Или ты до конца своих дней будешь слушаться отца? - Стив покачал головой и приветственно помахал рукой Беатрис, только что закончившей пробежку. Та помахала в ответ, улыбаясь, направилась к ним. - Во всяком случае, не отвечай мне отказом сразу, подумай Перси... - сказал Стив и моментально переключил внимание на подошедшую Беатрис Шехтер: - Беа! Как дистанция? Готова к поступлению в десантные войска? - Ха! Я этих слабаков уложу одной левой! - усмехнулась Беатрис. Она дышала ровно, словно и не бежала только что сквозь лабиринт полосы препятствий. А ее мощная фигура отдавала женственностью валькирии - широкие плечи и бедра, уверенные движения. - Не сомневаюсь в этом. Вообще-то в постель ты можешь их уложить и не прикладывая таких усилий, - лукаво улыбнулся Стив. Перси всегда поражался его умению разговаривать с женщинами, балансируя на грани дозволенного, превращая разговор в нечто отягощенное намеками и двусмысленными улыбками, от которых голос сразу становился хриплым, а глаза начинали блестеть. Вот и сейчас, то, за что Перси получил бы оплеуху, вызвало на лице у Беатрис лишь легкую улыбку. - Да, кстати, Беа... Я тут решил устроить вечеринку после того, как мы сдадим последний экзамен. Буду тебя ждать, - Стив легко приобнял Беатрис, та шлепнула его по руке: - Надеюсь там не будет никаких топ-моделей. На последней твоей вечеринке я чувствовала себя отвратительно - у меня ведь есть грудь и задница, в отличие от этих ... - Уверяю тебя, Беа, что там будут только наши однокурсники. Никаких светских львов Верхнего Синнея. - Ладно, я обязательно приду. Там будет шампанское? - Просто реки и моря шампанского. Буду тебя ждать, королева моего сердца. - Стив преувеличено галантно поцеловал ей руку. Беатрис отошла от них к стайке своих однокурсниц, которые призывно махали ей руками. - Ты устраиваешь вечеринку? - спросил Перси: - я в первый раз об этом слышу. - Да я и сам тоже. Мне это пришло в голову, когда я наблюдал за... ну и потом это действительно хорошая идея, все-таки мы оканчиваем академию. Кто знает, когда еще встретимся. - Стив словно бы оправдывался перед Перси: - И еще мы пригласим туда Инну Колон. Ты же хочешь пообщаться с ней в ээ ... неформальной обстановке? - Мгм. Мои шансы ничтожны. Я думаю, она пойдет с Арвеном. - Перси кивнул в сторону Инны, которая как раз рассмеялась в ответ какой-то шутке Арвена Нильсена, здоровенного двухметрового детины, капитана команды академии по хардболу. - Думаю я найду способ его нейтрализовать на вечер. Положись на меня, мой упитанный друг, - подмигнул Стив. - Да ну тебя... - вяло отозвался Перси. - Вот и договорились. После экзаменов соберемся у меня. А теперь пошли к Гроуди, он, кажется, уже с ума сходит, пытаясь построить всех в шеренгу. - Постараюсь... - Перси не успел закончить фразу, потому, что Гроуди грозно смотрел на опоздавших. - Дорбан, Стоун! Если вы еще раз опоздаете - будете пересдавать зачет в личное время! Встать в строй! - и они поспешно выполнили команду. Гроуди неспешно прошелся вдоль строя, напоминая старую щуку в пруду полном карасей - и рад бы укусить, да зубы выпали. - Я делаю замечание старосте группы. Неудовлетворительная дисциплина на уроках по физической подготовке. А между тем я хочу напомнить некоторым умникам, нацелившимся в Высшие Военные заведения, и в том числе в Ударные Истребительные Силы, что физическая подготовка в армии Империи всегда востребована. И вам еще придется сдавать экзамен как при поступлении, так и при выпуске и зачислении в войска, если кто-то из вас доживет до этого момента. Все ясно? Урок окончен, разойдись! - и строй мгновенно распался на группки, стремящиеся быстрей попасть в раздевалку. Перси шел и мечтал о стеклянных башнях Олд-Прайма, сверкающих погонах лейтенанта Ударных Истребительных и губах Инны Колон. Он мог только мечтать. Отец все равно не отпустит его в Прайм, а если даже он и приедет туда, то поступить в Академию Ударных Истребительных Сил было практически невозможно, почти так же, как и переспать с Инной Колон, красавицей и умницей, за которой всюду шатался Арвен, ясно давая понять, чья это территория. Его невеселые размышления прервал хлопок по плечу - Стив как всегда был рядом: - Ну, так что, Перси? Я уже говорил с Колон, она твоя и только твоя, надо только приложить усилия. Она придет на нашу вечеринку, и придет одна. - А что же Арвен? - Ах, Арвен... понимаешь... его мне тоже пришлось пригласить, но он не придет. Вот увидишь. - Да ну, - усомнился Перси. - Не придет, верь мне. Так что в пять после экзамена. У меня. - Ладно. Вообще-то я не ради Инны, понимаешь, у меня... - Понимаю. Все равно буду ждать, - и Стив улыбнулся, делая вид, что стреляет в Перси из бластера, выставив указательный палец. Перси зажал воображаемую рану рукой и закатил глаза. Оба рассмеялись. И пошли в раздевалку, похлопывая друг друга по плечам. Придя, домой Перси первым делом бросил сумку в угол и проследовал в душ. Дверь, конечно же, была заперта. Перси постучал. - Какого черта, Перси? - проворчали из-за двери. Перси подумал и прошел на кухню. На кухне он обнаружил Эдит, которая приветствовала его с набитым ртом. - Привет, старший брат! - И тебе привет, курносая. Кто в ванной? - Так, дай-ка подумать... - Эдит стала загибать перепачканные вареньем пальцы: - Торнтон ушел на работу вместе с папой, у Арчи сегодня свидание с той толстой блондинкой из параллельного, так что в ванной или Анита или Брендон. Элементарно, Перси. - И если это все-таки Анита, то душ в ближайщее время мне не светит. Мда. Что ешь-то? - он посмотрел на стол, засыпанный крошками и какими-то объедками. - Ужин. То, что осталось после этих динозавров. - А чашку кто разбил? - Перси коснулся пальцем осколка. - Мама. Она на папу ругалась. Как всегда. - Эдит вытерла пальцы и заметила: - Ужина тебе не осталось. Но ты можешь разогреть себе гренки. Кто последний - моет посуду! - и она с довольным хихиканьем убежала из кухни. Перси открыл холодильник, разорвал руками пачку 'Игли-Мигли', 'консервированных, с лучшим вкусом и разноцветными вкладышами', проглотил сразу две, не разогревая, запил молоком прямо из пакета и заглянул в боковой карман. Как он и думал, там лежали лишь обертки от шоколадных палочек. - А... Ты опять съел все палочки, Перси? - услышал он и обернулся. Анита. В банном халатике и с накрученной на голове башней из волос и полотенец. - Тут была Эдит. - ответил он и закрыл холодильник, взяв пачку гренок 'Игли-Мигли'. - Маленький монстр с большим аппетитом... и вот как она ест все подряд и не поправляется, а? -загрустила Анита: - Перси, у меня сегодня просмотр в шесть двадцать, поможешь мне с комнатой? - Конечно. Пойду сполоснусь. Кстати - кто последний, тот моет посуду! - он спешно ретировался из кухни, Анита прокричала ему вслед: - Можешь не торопиться! Эдит уже зашла в ванную! - Черт! - и действительно, в ванной шумела вода и тоненький голос младшей сестренки фальшивил, выводя 'как я тебя любила, а ты ушел в пилоты, тебя я не забыла, и не забуду, кто ты'. - Эдит! Ты же знала, что я после тренировки! - крикнул Перси, несильно ударив в дверь. - У вас в академии есть душевые! - выкрикнула она сквозь шум воды. Перси ругнулся и принес табуретку из кухни, столкнувшись с насмешливым взглядом Аниты, пившей чай с лимоном, поставил ее возле двери в ванную и уселся, дав себе слово дождаться выхода Эдит и надрать ей уши. Конечно, в академии был душ, но там тоже была очередь. И потом - там слишком много шутников, норовящих ткнуть тебя носом в собственное пузо, фигурально выражаясь. Перси прислонился к стене и задремал, под успокаивающий шум воды и 'ла-ла-ла-ла-ла, пилоту я дала'. Незаметно для себя он уснул. Когда он проснулся, то обнаружил, что кто-то накинул на него теплый клетчатый плед и подоткнул его по краям. Зевнув, он прошел в освободившуюся, наконец, ванную и, скинув одежду, пустил воду. Наслаждаясь, горячей водой он запрокинул голову и принялся ее намыливать, сдерживая желание запеть. Слушать каждый день пение в душе и потом петь самому - это уже перебор. - Перси, когда ты, наконец, научишься запирать дверь в ванную? - сказал кто-то совсем рядом: - смотреть противно... - Арчи, дай помыться спокойно. - Сейчас. Я оставил где-то здесь свой медиатор для суха Ты не видел его? Такая маленькая блестящая штучка, похожая на ... - Я знаю на что похож медиатор, Арчи. Иди отсюда, пока по шее не получил, - буркнул Перси, намыливая губку. - Сейчас... а, вот и он! Перси, у тебя там нет куска проволоки? Он завалился за раковину. - Откуда в душевой проволока? И вообще, ты же на свидание ушел. - Эдит уже всем рассказала... да не было никакого свидания и по гороскопу мы не подходим друг другу... и вообще все девчонки дуры набитые. - Все, иди отсюда со своим медиатором, пока я тебе... - Эй, вот это живот! Перси, а я-то гадал, кто объедает нашу семью и Империю! Слушай, ты не пробовал жрать поменьше, а? - спросил Арчи. Перси кинул в него намыленной губкой и тот скрылся. После душа Перси прошел в гостиную, согнал Арчи с кресла, в котором он играл с Эдит в 'монополию' и выигрывал по меньшей мере уже сорок пять миллионов. В правом углу гостиной, царстве головизора, бушевал водопад, и царило безудержное веселье джунглей. Перси переключил канал и некоторое время смотрел новости. Имперские Военно-Космические Силы по-прежнему занимали район бывшей Джаннской Сунны, там же присутствовали наблюдатели Ордена, следившие, чтобы все происходящее оставалось в рамках Великой Конвенции. Джаннская Сунна самовольно оккупировала три обитаемые планеты в системе Кабре. Элейна Вторая, бывший военный предводитель Сунны, объявлена военным преступником и скрывается от правосудия. Император Марк запросил Орден о расширении сети внутриимперских нуль-т порталов, ссылаясь на то, что нынешние квоты были приняты без учета демографической ситуации. В районе баронств Окленд пропал туристический лайнер 'Капитан Октавиус', на поиски были посланы пограничная эскадра 101, что вызвало некоторую напряженность в отношениях с баронством и близлежащими суверенными планетами и системами, Окки Лоуне опять публично обнажила свою бесподобную грудь, а 'Ястребы Прайма' как всегда выиграли свою игру, на этот раз им противостояли 'Головорезы Уотл-Сити'. Несмотря на то, что Лайм Крокус, лучший нападающий 'Ястребов' потянул сухожилие в первом же тайме и остальное время они играли без него, счет остался разгромным. Перси переключил канал на более подробный рассказ. Окки Лоуне. Звезда первой величины, певица и актриса, а также самая скандальная девица Олд-Прайм-Сити. Голо показывало презентацию новой песни, во время исполнения которой грудь Окки, случайно выскользнула из своей, слишком тесной для ее форм маечки сиреневого цвета. Оторвавшись от монополии Эдит заметила, что не такие уж и красивые у нее титьки, у них в школе есть девчонки и получше. Только разговора про эту Окки. Арчи встал на защиту звезды, заметив, что у самой Эдит титек никогда не было, а потому она судить не может. Эдит тотчас кинула в него только что купленным отелем из монополии. Завязалась потасовка. Перси разнял их, получив пару тумаков от обоих и укус от Эдит, которая сказала, что мужики все одинаковы и ушла с гордо поднятой головой. Арчи принялся собирать разбросанную монополию, а Перси пошел спать, по пути дав Арчи в ухо за то, что тот буркнул что-то про размер его талии. По дороге в спальню он столкнулся с Анитой, которая ловко поймала его за рукав: - Эй, Перси, как там твой дружок-красавчик? - Ээ, ты про Стива? - Перси знал, что Анита втайне сохнет по высокому и симпатичному наследнику миллионов, но шансов у нее было не так уж и много. Все молодые и незамужние женщины Верхнего Синнея хотели бы повесить этот скальп себе на пояс. Молодым и незамужним было все равно что шестьдесят процентов тела Стива было неорганическим. Органика или нет, но на расчетном счету у Стива было достаточно кредиток чтобы закрыть глаза на мелкие недостатки. - Конечно про него, остальные твои дружки редкие уроды. Что он поделывает? Не собирается ли отметить ваш выпуск из академии на следующей неделе? - Анита нюхом чувствовала вечеринки, особенно грандиозные. Такие, какие обычно закатывал Стив. - Честно говоря... - сдался Перси: - Он упоминал об этом. Но когда и кто будет приглашен, я не знаю и ... - Перси, ты же узнаешь это, для своей сестры, правда? - хлопнула ресницами Анита. Перси закатил глаза и срочно согласился и узнать время и место, и конечно же добиться особого приглашения для Аниты Дорбан. Анита наконец отцепилась от него и Перси пошел спать с тяжелым чувством - ему как и всегда очень не хотелось просить о чем-либо Стива, и очень не хотелось отказывать Аните.

Он лег на кровать и закрыл глаза, представляя себе красоту и величие Олд-Прайма. И грудь Окки. - Леди и джентльмены! Я с радостью извещаю вас о том, что вы все закончили Высшую Академию Общества Верхнего Синнея, и теперь стоите на пороге в большую жизнь! - начал свою речь директор академии. На площади прямо перед академией стояло триста сорок два человека. Выпуск пятьдесят первого года. Все в новенькой форме с нашитыми эмблемами академии, львом и единорогом, все с золотыми лентами через правое плечо. - И я надеюсь, что выпускники этого года преумножат славу нашего учебного заведения и не забудут о нем! Счастья вам! - закончил свою речь директор и в воздух, согласно древней традиции, взлетели триста сорок две академические четырехугольные шапки с кисточками. Выпуск пятьдесят первого года праздновал свою свободу. Все обнимались со всеми и поздравляли друг друга, забыв про былые обиды и ссоры. Или сделав вид, что забыли. Поздравляю, всем привет, здорово, что все позади, да? Похудел? Да, правда видно? - Перси, эй, Перси, ты не забыл о вечеринке? - протолкнулся к нему Стив: - Кое-кто точно придет, а у Арвена сегодня встреча с представителями 'Буйволов Планеты'. Высшая лига! - Как... ты... он что станет играть за 'Буйволов'? - изумился Перси влиянию своего друга. - Играть вряд ли. Просто встреча. Но он не может на нее не прийти, ты же знаешь. - Стив улыбнулся и подмигнул Перси. Конечно же Арвен не мог отказать представителям команды высшей лиги. - Амбиции, друг мой, амбиции... - Стив еще раз улыбнулся и добавил: - Так что жду тебя вечером. Думаю, что твоя сестренка обязательно придет. Не упускай своей удачи! - и он исчез в толпе, увлекаемый ее течениями. Вынырнуло улыбающееся лицо Беатрис, она без разговоров чмокнула Перси в щеку и уплыла дальше, расточая свою любовь к ближнему. Окни и Атлон, братья-близнецы долго трясли его руку и хлопали по спине, потом был еще кто-то и еще. В конце концов, выбравшись из толпы выпускников, Перси почувствовал себя измученным и измятым. Его родители не пришли на выпускной - отец как всегда был занят на работе, а у матери случились неприятности с налоговой службой ,и ее вызвали прямо с утра. И Перси отошел от счастливой толпы родителей и выпускников, чувствуя себя чужим и одиноким среди этого праздника. Все куда-то спешили и улыбались, мелькали вспышки голокамер и шуршали многочисленные цветы. Где-то в небе расцвел фейерверк, огненные буквы 'Выпуск 3352 года! УДАЧИ!', все засвистели и заулюлюкали, кидая вверх шапки. Перси, запрокинув голову смотрел наверх, наблюдая, как цифры тают в голубизне небосвода. Удачи... выпускники... Кто-то больно ткнул его в бок. Анита. Солнцезащитные очки, легкое платье и букет цветов. Она протянула Перси букет: - Вот. Это тебе. Мама очень хотела прийти, ты же знаешь. - Знаю. - Перси посмотрел на цветы. Скромный букет этниголовок, их оранжевые головки трепетали, а на стеблях записка - 'Поздравляем! Мама, папа и все, все, все.' Перси сглотнул, чувствуя в груди какой-то горький ком и криво улыбнулся Аните: - Спасибо. - Не за что. Это все мама. - Ясно. Кстати, Стив о тебе вспоминал. - Перси вдруг захотел сказать ей что-то приятное и ляпнул первое, что пришло в голову. - Правда? - Анита недоверчиво посмотрела на него и Перси сразу же пожалел о сказанном. - Конечно. Думаю, что он заметит твое новое платье. - Ой, ты заметил? И правда как новое, да? - она покрутилась, заставив платье взметнутся вокруг ее ног маленьким циклоном. - Точно. Я так и подумал. - соврал Перси. - Хорошо. Мы поедем на вечеринку прямо сейчас? - Нет, сейчас все отметят со своими семьями. Вечеринка начинается в шесть. - А куда же мы пойдем? - Анита удивленно посмотрела на него. - Ну мы могли бы поехать в ... - начал было Перси, но тут рядом материализовался Стив, весь в губной помаде и восторженных поклонницах. - Перси! - закричал он, отстраняя своих нимф: - Поехали ко мне! А, маленькая фея! - увидел он Аниту: - Перси, бери свою сестренку и поехали! - Но ведь вечеринка начнется только в шесть. - Это для всех. А для друзей возможны исключения. - Стив преувеличенно галантно поцеловал руку Аниты, присевшей в реверансе. Анита, выпрямившись, метнула на Перси такой умоляющий взгляд, что он сразу же сдался: - Ну ладно, Стив. Где твоя лоханка? - Да прямо тут! - Стив показал на стоянку, где стоял его 'Ллейс-и-Грен', шикарный черный монстр, отливающий лаком и излучающий какую-то первобытную мощь. При виде лимузина, Анита захлопала в ладоши. Они тут же забрались внутрь, Стив торопливо попрощался со своими спутницами, кого-то поцеловав, кого-то потрепав по щечке и черная громада 'Ллейс-и-Грен' рванулась ввысь. Анита изучала внутреннее строение лимузина, а Стив довольно хохотал, вспоминая штучку, которую он выкинул, чтобы вынудить Арвена не ходить на вечеринку: - Понимаешь, моему отцу принадлежит два процента акций этой команды. Не ахти какое вложение, но они должны считаться с его мнением на советах. И, естественно они не могли отказать ему в просьбе посмотреть на перспективного игрока! Честно говоря, это я послал им письмо с его печатью. - А что если он им действительно подойдет? - спросила Анита, отрываясь от изучения мини-бара, встроенного в сиденье. - Значит мы сделали действительно хорошее дело. - торжественно произнес Стив и фыркнул, пытаясь сдержать смех. Получилось не очень, и через секунду они все ржали как сумасшедшие. - Арвен еще мне спасибо скажет! - веселился Стив, выруливая на посадку. Шикарный особняк Стоунов, воплощение мечты о социальном положении и успехе в обществе капитала, возвышался на берегу небольшого озера, словно фамильный замок. - Отец вот уже неделю как на своих заводах в системе Айм, даже на мой выпуск не приехал. - сказал Стив: - позвонил по фону. Готовит передачу активов после моего совершеннолетия. - Мои тоже не смогли прийти. - ответил Перси. - Минуточку! Я же пришла. - возмутилась Анита. - Вот видишь, у тебя по крайней мере сестра есть! - Стив помог Аните выбраться из лимузина и, закрыв дверь, придержал ее за локоть. Перси хотел сказать, что зато у Стива есть сорок миллионов на своем счету, но подумав, решил не говорить. Можно было и по голове от Аниты получить. В особняке Стоунов тем временем вовсю готовились к предстоящей вечеринке. Накрывались огромные столы, суетились слуги, фонтан был украшен цветами и подсвечен разноцветными огнями. Проходя вдоль столов они старательно обходили многочисленные тележки с закусками и выпивкой. Белоснежные скатерти, обилие украшений и цветов напоминало летний праздник основания Империи. - Грандиозно... поистине грандиозно... - прокричала Анита, кружась посреди столов. Стив с улыбкой посмотрел на нее. - Хоть кто-то в восторге от моей идеи. Перси, ты что такой квелый? - он хлопнул товарища по плечу. - Не знаю, Стив. Честно говоря я не в восторге от твоей идеи. Слишком много народа. - В числе этого народа будет и некая Инна Колон ,- весело прищурился Стив. - Не думаю, что... - Брось, Перси. Ты же закончил академию. Комплексы, прыщи и прочее остались в прошлом. Пусть в тебе килограммов сорок лишних... э, шучу, шучу... Черт, ты хоть попытайся. Никто тебя не упрекнет, если не получится. - Наверное ты прав, - согласился Перси: - Я попробую. - Вот теперь я слышу речь не мальчика, но мужа - улыбнулся Стив: - и даже если она тебе откажет - по крайней мере тебе не надо будет ходить в академию еще несколько лет рядом с ней. Вы вообще может больше не увидитесь - учитывая, что мы с тобой уедем в Олд-Прайм. - Это еще не решено. - буркнул Перси, в душе признавая правоту друга. В самом деле - когда, если не сегодня? Уедет он со Стивом или нет, но прежней жизни уже не будет, Инна скорей всего устроится на работу в какую-нибудь корпорацию, или в администрацию поселения, а он... он скорей всего пойдет работать к отцу. Чуть позже начали прибывать гости. В числе первых прибыла конечно же Беатрис Шехтер. Звонко поцеловав Стива в губы, она игриво толкнула Перси бедром (он едва не упал!) и проследовала к столу. Приехали близнецы, как всегда они опережали события и были уже изрядно пьяны. Вот Коста Бревис, как всегда улыбающийся и с запасом своих острот (Привет, ребята! Что это - похороны?) и с какой-то девицей под мышкой (а, это Минни, Минни махни ручкой ребятам, это Стив Стоун, у него больше денег, чем у меня братьев, это Перси, привет Перси, он друг Стива и большой оригинал, большой в смысле - ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ, ха-ха, но это шутка, не обижайся, все уже позади, как здорово, правда?). Приехало и знаменитое на всю академию трио - Хелен, Ирис и Эдит, девчачий альянс что-то прощебетал, осыпав Стива поцелуями и утопив в объятьях. Перси вниманием обошли, только Ирис подмигнула и скривила ротик - она занималась вместе с Анитой в секции бальных танцев. Потом гости повалили толпой и Перси успевал только улыбаться и пожимать руки, целовать щечки, обнимать, прижимать к груди, подмигивать и приветствовать. Все смешалось и только голос Стива весело звенел в ушах: - Перси, ты только что поцеловался с Энн Макбер! Чесслово! - Энн была их классной руководительницей, старой грымзой, которую все терпеть не могли. - Возможно я перепутал ее с Хелен. Здесь так много народа. - пожаловался Перси. - Весь наш выпуск. Те, кто смогли прийти. Половина из них прихватили своих парней и подружек. Плюс преподаватели и руководство академии. Ну и еще несколько... особых гостей. - Итого где-то пятьсот человек... Мда... Вечеринка с размахом. - Знаешь Перси, вечеринки похожи на ураган. Или флаер со сломанным управлением. Ты только думаешь, что управляешь им, а на самом деле эта чертова штука летит туда, куда захочет. И когда ты это понимаешь, ты уже высоко в воздухе. Смотри, кто пришел! - Стив кивнул на подходящую Инну Колон. Инна подошла к ним, обворожительная и бесподобная в своем бальном платье, поправляя прядь волос, норовившую закрыть ей лоб. - Привет, Инночка. А где твой ухажер, этот... как его Арвен? - Стив вежливо поцеловал ее руку. - Привет, мальчики. Арвен сегодня не смог. У него встреча с 'Буйволами Планеты'. - Оо... Высшая лига! - протянул Стив, удивленно поднимая брови. Слишком удивленно. - Да, я надеюсь, что у него все получиться. Может кто-нибудь проведет меня к столу, покажет тут все? - Инна вопросительно посмотрела на Стива, но тот отступил в сторону, предоставив Перси разбираться с этим самому. - Ээ... Конечно я буду рад.

- Перси вежливо взял Инну под локоть и они отошли от Стива, тотчас пропавшего в круговерти вечеринки. Проходя мимо столов, Перси ловко подхватил два бокала с выпивкой и предложил один даме. Как учили его на уроках этикета. - Спасибо, Перси. Ты такой милый. - улыбнулась она, закинув непослушную прядь на место. - Не за что... - ответил Перси. Они прошли мимо ярко освещенного фонтана, мимо украшений и цветов. Молчание затягивалось и Инна уже поглядывала по сторонам, выискивая знакомых. Перси знал, что будет потом. Привет, Ирис! Привет, Инна! Какая ты красивая! И ты тоже! А где Арвен? О, милочка, это целая история! Перси, извини, мы отойдем на минутку, ты же не обидишься? И они улетят как мотыльки, весело щебеча и сразу же забыв про него. - Ээ... Инна? - Да, Перси? - О чем ты думаешь? - сказал Перси и тотчас пожалел об этом. Что за плоская и банальная фраза - о чем ты думаешь? Тьфу. Она сейчас потеряет всякий интерес и уйдет, ответит на вопрос и уйдет. - Я? Да так, ни о чем. Вспоминаю, что в последний раз я была на вечеринке устраиваемой Стивом где то год назад. По моему. - сказал Инна и отвела глаза в сторону: - было весело, только у меня заболела голова. - Да, я помню. - кивнул Перси: - ты была одета в темно-фиолетовое. Ты тогда еще сказала что будешь поступать в художественную школу. - А? - Инна повернулась к нему: - ты помнишь о чем я тогда говорила? - Конечно. - на самом деле Перси помнил почти все. И не потому что именно этот разговор запал ему в память, хотя он запал. И не потому что Инна так нравилась ему. Хотя, конечно, она ему очень нравилась. А потому, что при всех своих недостатках Перси обладал хорошей памятью. Фактически - отличной памятью. Потому он помнил не только о чем они говорили с Инной, но и то, какой десерт тогда подавали и как Арнольд и Бетси перепились и свалились в бассейн и их вытаскивали оттуда с помощью сачка для тины. И как Лизетт застукали в кладовке с парнем из службы доставки. И какого цвета было нижнее белье Лизетт, почему-то оказавшееся в чаше для пунша. Вот только говорить об этом Перси не стал. - Да, я тогда и вправду хотел поступить в художественную школу. - сказала Инна: - вот только потом передумала. - А почему? По моему у тебя отлично получалось. - Перси помнил все картины Инны, которые она показывала на уроках изобразительного искусства: - например эта картина с девушкой и рогозой Улинского. - Аа... помню. Это очевидная аллегория. - Инна улыбнулась и развела руками: - напиток и девушка, ядовитое растение - все вместе. Честно говоря, я была наивной, когда писала эту картину. А потом я посетила эту школу искусств и вдруг поняла что все зря. - Зря? Почему это? - Видишь ли, то, что называют высоким искусством в Империи - это в основном эпатаж от модных ... художников. Абстракции и импрессионизм. - пожала плечами Инна: - это не то, что я бы хотела делать. Знаешь, я же серьезно люблю рисовать. Но в наше время это превратилось либо в фотографию, сделать которую просто - достаточно нажать на кнопку, либо в абстракцию, в какие-нибудь ржавые банки с кривыми гвоздями, битое стекло и манекены с оторванными головами. - А. Но мне нравится то, что ты рисуешь. - Спасибо. - улыбнулась Инна: - а ты милый. Скажи, а почему мы не общались в академии? Перси подумал что они не общались в академии потому что Арвен ходит вокруг Инны как кот вокруг блюдца со сметаной, а еще потому, что Инна - веселая и красивая девушка, а он - толстый неудачник, просто стоять рядом с которым уже противно, но промолчал. - Поэтому сейчас я скорее склоняюсь к тому, что нужно плебсу. Искусство не востребовано. Наверное, буду певицей. А почему нет? Думаешь, я не смогу? - - Конечно сможешь. У тебя голос и фигура и вообще... - сказал Перси упавшим голосом. - Я хочу стать как Окки Лоуне. Знаменитой. Сделать карьеру. Она ведь тоже приехала в Олд-Прайм-Сити из провинции. Выступала в ресторанах и барах, жила в социальном общежитии, иногда у нее даже не было денег на проезд в гравилифте и она шла домой пешком. Три квартала. Но она все равно пела, хотя ей и предлагали место секретарши. И когда студия 'Золотой Лев' предложила ей записать одну песню, эта песня стала хитом. Настоящим хитом! Помнишь, ее первую песню 'Просто парень'? Сейчас она миллиардерша, у нее куча поклонников по всей галактике, но самое главное - она звезда! - Инна прерывисто вздохнула: - Вот на кого я бы хотела быть похожей. Ммм... - Перси немного ошалел от такого признания. Мало кто хотел быть похожим на Окки. И не потому, что она была скандальной певицей и в Верхнем Синнее ее осуждали за легкомыслие и привычку обнажаться при каждом удобном случае. Просто ... Окки была не просто звездой. Она была ЗВЕЗДОЙ. Вся Империя знала про Окки. Восемь миллиардов человек. И десятки миллиардов поклонников за пределами Империи. Даже Конфедерация признавала сладкий плен грез Окки Лоуне. Такой популярности не было ни у кого. За всю историю человечества. И быть как Окки... это все равно что быть богом. Богиней. - Ну а ты, Перси. У тебя есть мечта? - спросила Инна через некоторое время. Перси пожал плечами. Он и сам никогда об этом никогда не задумывался. Он просто знал, что после того как он закончит академию ему придется работать у отца. Как и Торнтону, его старшему брату, который закончил академию годом раньше. И он будет так же, как и Торнотон приходить домой затемно, будет есть бутерброды и пить крепкий чай из термоса, будет вести счета и сводить концы с концами. И конечно же никогда больше не встретится с Инной. Если она все же решит ехать в Олд-Прайм-Сити. Почему-то при мысли об этом он почувствовал в груди ноющую пустоту. - Думаю... я хотел бы поступить в Высшую Летную Школу Олд-Прайм-Сити. - зачем-то соврал он. Инна удивленно всплеснула руками: - Это было бы просто здорово! И мы могли бы поехать туда вместе. Я никого там не знаю, и первое время мы могли бы жить вместе. Снимать квартиру, знаешь, как Окки, она жила с каким-то певцом и вели совместное хозяйство, это было здорово! Я умею готовить суп и рагу, а ты будешь учиться в этой своей Школе. - Это военная школа, Инна. Боюсь, что курсанты живут в казармах. - Ну все равно. - девушка не дала сбить себя с мысли: - Ты сможешь приходить на выходные, или как они там называются... - Увольнительные. - Вот-вот. Увольнительные. Здорово, что ты едешь в Олд-Прайм-Сити. Погоди-ка... - глаза Инны расширились: - Высшая Летная Школа... это там, где готовят пилотов истребителей? - Да, она самая. Ударно-Истребительные Силы. - О боже! Я стою рядом с будущим пилотом-истребителем! - Инна засмеялась. - Что тут смешного? - удивился Перси. - Ну, знаешь, все девушки мечтают об этих сумасшедших красавчиках - пилотах-истребителях. И я никогда не думала, что ты Перси... - она улыбнулась еще раз: - И есть тот самый принц на боевом истребителе, защищающий нашу Империю от козней врагов. - Я еще не знаю, смогу ли поступить туда. - Во всяком случае мы сможем поехать в столицу вместе. Повеселимся, отдохнем. А не получится - вернемся. Всегда можно вернуться назад, правда? - с какой-то внутренней тоской произнесла Инна, оглядываясь. Вечеринка была в самом разгаре. - Ты не хочешь здесь оставаться? - догадался Перси. Инна печально улыбнулась: - Зачем? Кем я здесь стану? Очередной певицей Верхнего Синнея, вроде жены нашего директора? Это в лучшем случае. А в худшем петь я смогу только по вечерам, когда буду вынимать белье мужа из стиральной машины. - Но ведь... ты такая талантливая и... Уж кому-кому, а тебе все дороги открыты. В прошлом году даже какой-то деятель из департамента культуры приезжал, помнишь? Он тебя отметил, я сразу понял, как только на него посмотрел. - Спасибо, Перси. По-моему ты веришь в меня больше, чем я сама. Но в любом случае я не смогу остаться здесь. Мне надо попробовать, просто попробовать... если не получиться, то я приеду обратно, выйду замуж и буду растить новое поколение фермеров и торговцев Верхнего Синнея. - Не говори так. У тебя все получится. И Окки еще будет завидовать твоей славе. - сказал Перси, ему вдруг остро захотелось прижать Инну к своей груди и погладить по волосам, помочь, утешить... хватит фантазий, парень, одернул он себя, хватит этих соплей, ты и она - это невозможно. - Да, конечно. И у тебя тоже все получиться. Ты станешь лучшим пилотом истребителем, станешь адмиралом и героем Империи. - ответила Инна, улыбнувшись. - И мы поженимся! - ляпнул Перси, чувствуя как замирает его сердце. - И будем жить счастливо и умрем в один день. - Инна рассмеялась. Но Перси не поверил ее смеху. На какой-то момент он поверил совсем другому... тому, что они действительно будут жить вместе на берегу моря. Долго и счастливо. Он огляделся. К этому моменту они отошли на довольно большое расстояние от столов и спускались по террасе вниз, к озеру. Перси указал на небольшую, аккуратную беседку: - Посидим? Я успел выхватить из лап наших однокашников бутылку вина. Бокалы у нас есть. - Давай. - неожиданно легко согласилась Инна. Они сели на скамейку, Перси с усилием откупорил бутылку, взглянул на этикетку. -'Синнегурда', трехлетней выдержки... ты когда-нибудь пила такое? - Нет. Это дорогое вино? - Другого в доме у Стива нет. - Он очень странный... я имею в виду Стива. - Инна отпила из своего бокала: - Сын миллионера и прозябает в нашем захолустье. Я бы проехала весь свет! Побывала бы и на Веннских курортах и на сафари в Картане... - Думаю, он наоборот отдыхает от этого всего... он хотел бы быть больше похожим на нас. Простых смертных без миллионов и особняков. - Перси неловко пригладил волосы рукой. На самом деле Перси знал что именно Стив забыл в захолустье. Знал, но предпочитал не распространятся об этом. - Смешно, правда? Он хочет быть похожим на нас, а мы - на него. Хотя... не думаю, что он действительно хочет знать, каково это - постоянно думать о том, как бы перестать сидеть на шее у своей семьи. - Если на то пошло, то думаю, что и в его участи есть то, что мы действительно не хотели бы знать о жизни миллионеров. - заметил Перси, снова наполнив бокалы. Высоко в темнеющем небе расцвели огненные цветы фейерверка. Инна следила за ними, запрокинув голову, с грустной и мечтательной улыбкой на губах. Розовые, красные, фиолетовые... они взлетали и опадали вниз, совсем как настоящие цветы. - Какие красивые... - сказала она, откидывая волосы назад. - Совсем как ты. - неожиданно сорвалось с языка у Перси. В голове шумело, тело казалось таким непослушным, а глаза Инны оказались совсем рядом, эти бездонные, влажные глаза, ее теплые губы и мягкие руки...