Деревенька Тычки укрывается от посторонних глаз на севере Уральских гор, в непролазной лесной глуши. Она состоит из одиннадцати домов, но правильнее и точнее будет сказать, что всего из десяти, поскольку одиннадцатая изба располагается на отшибе у самого леса. Деревню окружает сплошной хвойный лес.

 

Из-за верхушек деревьев виднеются горы, которые словно обступили деревушку со всех сторон. Самая близкая к Тычкам гора-Ручьевая. С нее бьют множество различных ключей, родников и ручейков, один из которых круглый год снабжает деревенских жителей ледяной и чистейшей водой.
Избы располагаются хаотично. Никакого плана в их расположении не имеется, стоят, можно сказать, как попало. Две построены над речкой, одна располагается на склоне горы, другие разбросаны по всему берегу, напоминая при этом пасущихся на пашне овец. Эта деревня даже не имеет улиц, только тропу, проходящую между избами. Честно признаться, и не нужны жителям Тычков улицы, поскольку и ездить им не на чем-ни одной телеги не имеется. Летом Тычки окружают непролазные болота и топи, поэтому даже пешком здесь очень проблематично пробраться, не говоря уже о телеге. В ненастье, когда играют и разливаются горные речки, охотникам иногда приходится несколько дней пробыть в ожидании, чтобы с них спала вода.
Мужское население деревни Тычки являются заядлыми охотниками. Круглый год они практически все свое свободное время проводят в лесу. Каждому времени года соответствует своя добыча :зимой-это лисы, волки, медведи, куницы; летом-различные виды птицы; осенью-белки; весной-дикие козы. В общем, зимой и летом стоит трудная, а иногда и очень опасная работа.
В избушке, стоящей у самого леса, проживает старый охотник Емеля вместе с внучком Гришуткой. Эта избушка почти вросла в землю и имеет лишь одно окно. Крыша давно прогнила, и лишь кирпичи остались от бывшей трубы. Вокруг избы не было никаких построек-ни сарая, ни забора, ни ворот. Под крыльцом ночью воет голодный, один из лучших местных охотничьих псов-Лыско. Перед тем, как идти на охоту, Емеля три дня не кормит собаку, чтобы тот лучше отслеживал зверя.
Одним вечером Гришутка спросил деда про оленей и их телят. Он хотел добыть себе одного теленочка, на что Емеля пообещал, что с наступлением жары добудет его.
Внуку Емели было шесть лет. Еще весной Гришутка простудился и уже второй месяц лежал на лавке под оленьей шкурой. Мальчик никак не мог выздороветь. Смуглое личико его стало бледным и вытянутым, глазки стали больше, а нос заострился. Емеля наблюдал, как внучек буквально таял на глазах, но ничего не мог сделать. Он поил его какой-то травой, пару раз относил в баню, но Гришутке лучше не становилось. Мальчик практически не ел, лишь жевал корку черного хлеба. С весны осталась соленая козлятина, но внук даже видеть ее не мог.
Старый Емеля думал, что теленочка обязательно следует добыть.
Емеля был 70-ти летним седым, горбатым, худым, с длинными руками стариком. Пальцы его почти не разгибались и походили на деревянные сучья. Несмотря на это, он еще бодро передвигался и охотился. Только вот зрение стало старика подводить, особенно в зимнее время. Из-за зрения и труба обрушилась, и крыша сгнила, и он часто сидит дома, когда остальные в лесу.
По хорошему, Емеле пора на покой, на печку, но заменить его некем, а еще и внук на руках, о котором нужно заботиться.


Лес для Емели был родным домом. Здесь он знал каждую тропку, все приметы и поверья, поскольку всю жизнь здесь ходил и охотился.
Сейчас, в это летнее время, здесь было особенно хорошо. В траве виднелись распущенные цветочки, на небе сияло ласковое солнышко, которое заливало своим ярким светом все лежащее вокруг,  журчала и переливалась игривая речка, возвышались далекие горы.
Невероятно хорошо было вокруг, и Емеля несколько раз останавливался, чтобы взглянуть назад и перевести дух.
Тропинка шла в гору, мимо больших уступов и камней. Крупный лес вырубили, а вдоль дороги стояли молоденькие березки, раскинулась рябина и кусты жимолости. Везде встречался молодой ельник, который также стоял вдоль дороги. Он был похож не зеленую щетку, вставшую вдоль дороги, и забавно топорщился своими мохнатыми ветвями, похожими на зеленые лапы.  Деревня почти скрылась на дне горной котловины. Отсюда избушки казались черными точками. Старик заслонил глаза от солнечного света и смотрел на свою избу, думая о Гришутке.
Когда они спустились с гор, свернув с тропы они направились в дремучий ельник, собаке был отдан приказ искать. Лысок отлично знал свое дело и ему не нужно было повторять дважды. Уткнувшись острой мордой в землю, он исчез в зеленой чаще. Лишь изредка появлялась его желтая спина.
Огромные ели возвышались к небу и упирались в него острыми своими вершинами. Над головой охотника пушистые ветви образовали темный непроницаемый свод, переплетясь друг с другом. В таком лесу травы нет, поэтому Емеля шел по мху, который раскинулся под ногами будто желтоватый ковер.
Несколько часов Старик ходил по лесу. Лыско нигде не было видно. Лишь изредка под ногой хрустнет ветка или взлетит дятел. Емеля внимательно осматривал все вокруг. Искал сломанную оленьими рогами ветку, отпечатки копыт или съеденную траву на кочках. Стало смеркаться. Старик устал. Необходимо было подумать о ночевке.
Емеля думал, что олени испугались других охотников.
Вдруг раздался негромкий визг собаки, и спереди послышался хруст веток. Старик ждал, прислонившись к еловому стволу. Это оказался олень-десятирогиый, настоящий красавец. Самое благороднейшее из всех животных на земле.Вот он вслушивается в воздух, прислонив рога к спине готовый в любую секунду сораться со своего места и исчезнуть в лесной глухой чащи.
Емеля видит, что олень очень далеко и пулей его не достать. Лыско лежит в ожидании выстрела, слыша и чувствуя оленя. Старик выстрелил, и олень, словно выпущенная стрела, опрометью бросился бежать и вскоре скрылся из виду. Старик промахнулся, а пес взвыл от голода. Лыско надеялся на жареное оленье мясо и кости, которые скорее всего бросил бы ему хозяин, но вместо этого спать пришлось ложиться голодным. Очень неприятная история получилась.
Сидя у костра, Емеля говорил псу, что олень пусть погуляет, а им нужно непременно добыть теленочка. Лыско жалостливо помахивал хвостом, опустив при этом свою длинную морду на тощие лапы. Ему сегодня досталась лишь сухая корочка от хозяина.
Охотник с собакой три дня ходили по лесу, но оленя с теленком они не встречали. Емеля понимал, что сил осталось мало, но не хотел возвращаться домой с пустыми руками. Пес тоже был печален и совсем стал худым, хотя и перехватывал пару молоденьких зайцев.
Третью ночь они ночевали у костра в лесу. Емеле снился желтенький теленок. Во сне он охотился, но каждый раз, как только он поднимал винтовку и прицеливался, олень убегал у него прямо из под носа. По видимому, псу тоже снились олени, так как во сне он повизгивал и лаял.


Лишь на четвертый день, когда они практически были обессилены, им удалось абсолютно случайно обнаружить следы оленя с теленком. Это происходило в густой еловой заросли, находившейся на скате горы. Вначале Лыско нашел место, где провел ночь олень, а затем учуял след, который запутанно уходил и петлял в траве. Разглядывая две пары копыт, одни из которых были совсем крохотными, старик сделал вывод, что это матка с теленком.
День был очень жарким. Обоим было тяжело. Вот они услышали шорох и треск. Пес прильнул к траве и затаился. В ушах старика стояла просьба Гришутки о теленке. И вот на опушке леса Емеля увидел великолепного оленя. Это была матка, над которой кружились и жужжали куча насекомых, заставляя ее каждый раз нервно вздрагивать.
Емеля решил, что мать-олениха хочет повести его обманным путем.
Олень почуял охотника, но продолжал следить за ним, показывая при этом удивительную смелость.
Емеля понял, что матка отводит его от теленка, но двигался все ближе.
Старик подползал, прицеливался, но олень отскакивал и останавливался вновь, словно ожидая охотника. И так повторялось несколько раз.
До самого вечера продолжалось это противостояние животного и человека. Благородный олень, рискуя десять раз жизнью, уводил охотника от теленка. Емеля злился и поражался смелости жертвы, поскольку был абсолютно уверен, что от него опытного охотника оленю уйти не удастся. Не раз ему приходилось убивать таким образом мать, которая не задумываясь приносила свою жизнь в жертву. Пес полз за хозяином, словно тень. Когда старик потерял из виду мать-олениху, собака аккуратно ткнула мордой ему в ладонь. Емеля присел, оглянувшись.  И вот наконец, в кустах жимолости, в десяти саженях от места нахождения охотника с собакой, Емеля увидел желтенького олененка, которому было несколько недель отроду. Он был необыкновенно красив, с желтым пушком, тоненькими ножками и грациозно откидывал назад головку для того, чтобы оборвать кусты сверху. Целых долгих три дня пришлось охотиться старику за этим животным. Емеля прицелился прямо в голову маленькому и беззащитному, ничего не подозревающему животному. Осталось лишь мгновение до смерти, и маленькое тельце будет катиться по траве, издавая при этом жалостливый предсмертный крик, но старик вдруг вспомнил, как героически его защищала мать, рискуя своей жизнью. Вспомнил, как мать Гришутки также ценой своей жизни уберегла сына от волков. В этот миг в груди у старика что-то оборвалось и надломилось, и он опустил ружье. Олененок все также ходил и ощипывал куст, все время осторожно прислушиваясь. Емеля встал и громко свистнул. Животное с быстротой молнии скрылось в лесу. Старик еще долго стоял, рассуждая об этом молоденьком бегуне. Он обращался к собаке, говоря, что вот ведь какой шустрый и проворный малый этот олененок, что ему еще нужно хорошо подрасти. Емеля очень долго стоял на своем месте и задумчиво улыбался, вспоминая лесного шустрого бегуна.
На следующий день они вернулись к избе. Внучек спросил про теленочка, и Емеля ему все подробно рассказал. Рассказал, что он долго выслеживал этого олененка, о том, как его героически защищала мать-олениха, о том, что у него не поднялась рука убить это беззащитное создание. Ребенок все внимательно слушал и смеялся. С охоты был принесен глухарь, которого ощипали и сварили из него похлебку.
Мальчик то и дело спрашивал старика про желтенького олененка. В ту ночь Гришутке снился олененок со своей матерью, которые непринужденно прогуливались по зеленой лесной чаще, а Емеля спал на теплой печке и сладко во сне улыбался.