Иммаколата (голос за сценой). А что это такое?

Иммаколата (голосза сценой). Ты идешь открывать или нет} Марчелло (встает). Иду... (Пересекает сцену; подходит к вход, ной двери. Смотрит в глазок. Потом открывает.) А... Ти как жизнь?Звонят в дверь. Марчелло пытается ответить на очередной прос Майка Бонджорно. Второй звонок.Марчелло. Да уж, с иностранными языками у нас с тобой прямо скажем... Кале, Иммаколата! Калаис нужно назк* вать Кале!

Тито (голос за сценой). Умберто у вас?

 

Марчелло. Нет, еще не приходил. Ну заходи, что стоишь пороге...

Тито (голос за сценой). Да нет, ты же видишь, на кого я по­хож...

Марчелло. Брось, пожалуйста, давай заходи.

Входит Т ито. Снимает шляпу. На нем рабочий комбинезон, через плечо — сумка с инструментами. Пожимает руку Марчелло. Оглядывается.

Садись, Ти. Умберто скоро придет.

Появляется Иммаколата.

Иммаколата. Ну, вот и маркиз пожаловал!

Тито. Добрый вечер, Иммаколата.

Иммаколата. Добрый, добрый. (Обращаясь к Марчелло.) А что, слесарь тоже пришел угадывать ответы?

Тито. Не-е... Я пришел посмотреть, нет ли у вас Умберто. Я должен ему сказать одну вещь.

Иммаколата. Нет, граф еще не соизволили пожаловать. Ви­дать, им слишком много ножей принесли точить! (Уходит со сцены с чопорным видом.)

Марчелло. Да это она так... Ты ей даже симпатичен.Марчелло. Не обращай внимания, Ти, ты же ее знаешь... I Тито. Смотри-ка, она меня просто не выносит. Что я ей сде­лал?

Тито. Могу себе представить, что бы она вытворяла, если бы я был ей противен. А, Марчелло?

Марчелло. Да ладно тебе... расскажи лучше, где ты сейчас работаешь, что-то тебя совсем не видно...

Тито. Строим домик в Боччеа.

Марчелло. Да ты что?! Как это тебя угораздило? На краю света...

 


Тито. Вот и я говорю шефу: кто туда жить-то пойдет? Прав­ду сказать, за землю он заплатил гроши.,.


Марчелло. Ну, не знаю... чтобы поехать в Боччеа, загранпас­порт нужно заказывать!

Марчелло. Сколько квартир?Тито. Он так уверен... Говорит, что эта зона будет развивать­ся. Пускай, деньги-то его.

Тито. Небольшая виллочка. Четыре квартиры

Марчелло. Ну, не слабо. Четыре ванные.

Тито. Восемь.

Марчелло. Ничего себе! Две ванные на квартиру!

Тито. Нет, одна ванная и один сортирчик: только унитаз и раковина.

Марчелло. Ну это все равно как бы две. Загребаешь непло­хо, значит?

Тито. Да какое там! Он мне платит поденно. Слава Богу, что есть еще кое-какая халтурна, а то как бы я фургон-то вы­плачивал?

Марчелло. Надо же, ты купил себе фургон?

Тито. Так это я сдуру, по недомыслию! По уши в долгах те­перь с этим сраным фургоном! Сам не знаю, когда я из них выпутаюсь. Вот сейчас, например, иду от синьоры Пеппины, у нее нужник засорился...

Марчелло инстинктивно вытирает руку о пиджак.

А когда Умберто придет?

Тито. Откуда у меня время, Марче? Вечером прихожу устав­ший как собака. Куда мне еще в бар тащиться? У меня сил нет...Марчелло. Когда начнется “Остановись или удвой”. Ты что, не смотришь?

Марчелло. А как же сегодня...

Тито. Так футбол же. Я хотел его спросить, пойдет он в вос­кресенье или нет... А в четверг, я знаю, он всегда здесь, у тебя...

Марчелло. Точно! “Рома” — “Лацио”.

Тито. Вот-вот! Нужны же билеты... А их теперь только чудом достанешь. В воскресенье всегда полно народу...

Марчелло. Я бы тоже...

Тито. Ну и пошли, в чем дело?

Марчелло (кивая в сторону двери, за которой скрылась Иммако­лата). Ты сам ей скажешь?

Тито. Разбежался! Тут-то она меня и пошлет сам знаешь куда...