Марчелло. Но это правда, Иммакола. Чистая правда. А вслед за Спиццикино все побегут свидетельствовать в пользу хозяина. Ты должна это понимать. Иммаколата (подавленно). Но ведь тринадцать лет! Через тринадцать лет! Марчелло. После того что он, наверное, пережил... Иммаколата. ОН мог потерять память... Марчелло. А почему он тогда к нам звонил? Иммаколата. Ну конечно! Именно так! Вчера в новостях рассказывали об одной собаке, которую хозяева нечаян-но забыли на бензозаправке. И знаешь, как далеко? За триста километров или около того. Ну и вот эта собака через неделю вернулась к себе домой. Она сама нашла дорогу. Собака! Ты можешь себе представить? Собака- то не разговаривает. Она не может спросить дорогу, но ведь как-то она вернулась! На голом инстинкте.

Марчелло. Он — человек. Он умеет говорить, Иммакола. Еще как умеет! Достаточно, чтобы кто-нибудь его узнал... Иммаколата. Вот именно, Консальви, вот именно! Ты все правильно говоришь! Достаточно, чтобы кто-нибудь его узнал! А почему его до сих пор никто не узнал? Марчелло. Откуда тебе это известно? Иммаколата. Если бы его узнали, то разве здесь у нас не было бы уже столпотворения? Ты что, блаженный, а, Консальви? Здесь уже была бы революция! Ты не понимаешь одну очень простую вещь, Консальви! Зависть! У нас в гетто никто... ну просто ни один человек не смирился с тем, что нам так повезло. И никогда не смирится! Здесь никто не смог переварить, что нам выпала такая удача! Конса, они нас терпеть не могут! Марчелло. Мне никто ничего дурного ни разу не сказал. Иммаколата. Тебе так кажется! Тебе это только кажется! В лицо — да. А как только ты за угол — ушат помоев... Уж будь уверен. Они только и ждут, чтобы мы вылетели в трубу и “закрыли лавочку”... Но от меня они не дождутся ничего! Я готова на все... Марчелло. На что — на все? Иммаколата. В прислуги я больше не пойду, Конса. Можешь не сомневаться. Марчелло. Вот увидишь, когда мы все ему вернем... Иммаколата. Замолчи, Конса, даже слушать не хочу! Марчелло. Вот увидишь, он будет нам благодарен. Может, мы договоримся, и он оставит нам квартиру в Ченто-челле...