Артур Станиславович взаправду исчез после каникул.

Шавалиев сообщил, что информатик также удалил страничку «ВКонтакте». Эткинд выразил уверенность, что информатик в страхе бежал подальше от 6 «А» и сменил имя.

 

Директор дал установку раз в неделю заниматься с отстающими во внеурочное время. Роман рассудил, что с восьмиклассниками номер не прокатит: предложение подучить материал после уроков они проигнорируют, а в случае уговоров пожалуются родителям, которые горазды поднимать бурю при малейшем намеке на ущемление их прав. Так что из отстающих Роман обычно оставлял шестиклашек, Хаирзянова и Исмаева, Титову и Сумарокову. В общем, всех тех, кому допзанятия помогали не больше йода при переломах и травяных настоев при пневмонии.

Однажды компанию учителю составил одинокий Алмаз Исмаев, удостоенный одноклассниками прозвища Кирила Петрович.

Все началось с «Дубровского». Пушкинский мелодраматический боевик пришелся 6 «А» по вкусу. Лишь Исмаев не включался в обсуждение. Читал он не по слогам, а по буквам и, как догадывался Роман, не понимал и половины из прочитанного. Целыми уроками Алмаз воздерживался от участия в обсуждениях, пугая учителя исключительно письменными работами, наводненными самыми ужасными ошибками, однако на «Дубровском» Исмаев решился. Когда Роман задал классу вопрос, что общего в характерах Андрея Гавриловича и Владимира Андреевича, Алмаз выпалил:

  • Кирила Петрович!

Казалось, от хохота дребезжали стекла. Таким образом паренек получил свое прозвище.

Теперь Роман занимался с Исмаевым дополнительно: повторил с ним род существительных и определил упражнения для самостоятельной работы. Пока Кирила Петрович страдал над ними, Роман мучился с проверкой тетрадей. Сосредоточиться не удавалось, поскольку шестиклашке постоянно требовалась скорая лингвистическая помощь.

  • Что такое топь, Роман Павлович? — спросил Кирила Петрович.

Из-за акцента «Павлович» выходило как «Павловищ».

  • Топь — это болото, Алмаз. Третье склонение, женский род.

Школьник старательно зафиксировал услышанное в тетради.

  • Вы были на болоте?
  • Если честно, никогда, — сказал Роман.
  • А в деревне?
  • И в деревне не был.
  • Обязательно бывайте, — посоветовал Кирила Петрович. — У нас в деревне большая болото. Мы на тарзанке прыгаем.

Судя по горящему взору, паренька захлестнули светлые воспоминания. Забавней всего, что их пробудило не печенье, а самое что ни на есть родное болото, в прямом смысле этого слова.

  • Еще мы ходим на поле. Один раз там ветер дул. Облака стали другие. Темные. Мы бежали. Я упадал и повернулся на спину. И наверху, в небе, я увидел лицо... — запнулся Кирила Петрович. — Ходаем йозен кюрдем. Как по-русски будет?

Роман пожал плечами.

  • Кюктэ гомер итэ. На небе живет, — объяснил школьник.
  • Бога увидел?
  • Да! — обрадовался Алмаз. — У него большие глаза и борода из облаков. Он так в меня посмотрел!
  • Ничего себе. Страшно было?
  • Страшно! А утром, уже потом, я увидел, как солнце через облака идет. Как будто через дырки протыкает.

Роман догадался, какое природное явление имеет в виду Кирила Петрович. Кира утверждала, что оно именуется сумеречными лучами. Золотистые потоки устремляются вниз сквозь пробоины в тучах, пронзая их словно десяток мощных прожекторов.

  • Не забывай про упражнение, Алмаз, — сказал Роман.

Не успел он проверить и две тетради, как Кирила Петрович снова принялся за сбивчивое повествование.

  • В 8 «А» все девочки курют, — сказал Кирила Петрович.
  • Неужели все?
  • Все. У них тут штаб есть. Они там курют и пьют пиво.

Роман подавил в себе желание поинтересоваться, что школьники подразумевают под штабом и где он размещается.

  • Ладно, возвращайся к заданию, — велел Роман.
  • Ашер тоже с ними ходит, — сказал Кирила Петрович. — Вы в «Фикс прайсе» были?
  • Это магазин через дорогу? Где все по сорок три рубля?
  • Да, Роман Павлович. Там камер на самом деле нет. Ашер и 8 «А» в «Фикс прайсе» пиво и чипсы воруют. В портфель кладут и уносят.

Похоже, Кирила Петрович был не прочь заделаться доносчиком. Роман опять поборол искушение выведать, какие тайны скрывает будничная жизнь его подопечных.

  • Алмаз, тебя упражнение заждалось, — напомнил Роман. — И еще. Ты больше никому о штабе и о «Фикс прайсе» не рассказывай. Чужие тайны выбалтывать нехорошо. Да и Эткинд тебе спасибо не скажет, если узнает. Ясно?
  • Ясно, — сказал Кирила Петрович и уткнулся взглядом в учебник. — Что такое воевода?

Он вроде не обиделся на учительскую реакцию и продолжил определять род существительных.

Целый вечер Романа преследовала строчка «Людей неинтересных в мире нет».