Подруги и не понимали, что брак не является 100 % гарантией для счастья. После наших посиделок в кафе мое настроение испортилось. А хорошо так все начиналось! Света торжественно нам объявила, что подали с Валентинов заявление и скоро свадьба. Естественно мы стали поздравлять ее.

Но не будем браком портить нашу любовь

Катерина провозгласила: « В нашей компании теперь почти все — семейные. Осталась только Алька». И все глаза вопросительно на меня уставились.
— А я что? — залепетала я растерянно. — Зачем узаконивать с Мишей отношения, если и так нас устраивает?
— Мишу может быть устраивает. Но тебя ведь — вряд ли.
— Это почему? У нас с ним все прекрасно!
— Зачем сейчас себя обманываешь? Ну сколько можно? — Катя с жалостью на меня посмотрела. — Встречаться просто выходным, даже не пытаться жить вдвоем — это вообще ненормально;
— Приходить в свою пустую квартиру каждый день, и коротать вечер в полном одиночестве — хуже нет, — поддержала Мила, мать 2 гавриков, которые дом переворачивали вверх дном и вообще не хотели слушаться.
— Ты сама стонала на прошлой неделе, что тебе надоела ежедневная уборка, проверка уроков и готовка! — возмутилась я.
— Это так: пришлось к слову, — ответила она.
— На самом деле находиться в дурдоме, мне приятно, и я счастлива.
— А я вот счастлива, что нет у меня дурдома!
— Девочки, закрыли тему. Вы видите, как болезненно она реагирует, — с сочувствием произнесла Катя.
Вчера я была уверена, что с Мишей у нас все хорошо. Но после того как подруги устроили промывание мозгов «Когда вы поженитесь?». Эти разговоры конечно несколько вывели меня из равновесия. Согревала только мысль, что мы друг друга очень любим.

Однако угас полностью энтузиазм, когда вечером я вернулась с работы и переоделась. Закипятила чайник, села перед своим телевизором одна. Так тоскливо стало и так одиноко… Просто ужас какой-то! Поговорить даже не с кем. Проглотила слезы вперемешку со своим чаем, я позвонила Мишке.
— Хочешь ко мне приехать сегодня? — спросила его равнодушным голосом.
— Что сегодня? Среди недели? — удивился он.
У Миши расписана жизнь наперед и строго идет по графику. Сначала это меня дико раздражало, потом я привыкла. Ну что можно поделать, если любимый — до мозга своих костей педант. Малейшие сбои в графике его приводят в ступор. Мишка привык к этому давно, что отношения можно именовать только любовь выходного дня. Есть ведь воскресные папы, ну а у нас своя воскресная любовь. Встречаемся мы по выходным, гуляем, занимаемся сексом, ходим в кино. В общем проводим прекрасно время и разбегаемся потом по норкам и до следующих выходных. Тут я нарушила наш устоявшийся порядок: и позвала к в среду. Вот Миша теперь и удивился.
— Что, среди недели нет желания у тебя меня видеть? — спросила.
— Конечно есть. Я всегда тебя хочу видеть и это не зависит от дней недели, — моментально отреагировал он.
— Ты приедешь? — приободрилась я.
— Аля, скажи, у тебя случилось что-то? — поинтересовался он.
— Да нет, ничего. Просто я соскучилась.
— Ты уверена? Точно все нормально? — переспрашивал Миша.
— Точно-приточно. Ты приедешь ко мне или нет?
— Знаешь, все-таки думает будет лучше, встретится, как и запланировали в субботу, — проговорил он. — Просто завтра у меня тяжелый день — мне надо выспаться.
— Понятно — я повесила трубку.
До конца всей недели лелеяла я обиду и вынашивала месть. Когда в субботу он позвонил мне и сказал, что битый час меня ждет возле театра, я невинно пропела:
— Извини, совсем тебя забыла предупредить… Сегодня не получится увидеться: шеф на работу меня срочно вызвал.
— А вечером?- не теряя надежды спрашивал Миша.
— Я бы с большим удовольствием! Не знаю просто, когда я освобожусь. Ну не сердись.
— Ничего страшного, бывает, — мямлил он.
Все свои выходные просидела я дома. «Зато проучила Мишу», — успокаивала себя.
Врать про работу второй раз не решилась. Ему сказала, что чувствую себя плохо: голова просто раскалывается.
— Я приеду все равно, — настаивал Мишка.
— Не нужно. Буду целый день спать.
— Аль… — помолчал. — Что с тобой происходит?
— В каком это смысле? — изобразила я недоумение.
— Ты не хочешь совсем меня видеть?
— Я хочу. Просто устала. Давай на выходные отложим следущие.
— От чего ты устала? 
— Всего, — вздохнула. — Уже не восемнадцатилетняя я дурочка. Нужна мне какая-то хоть определенность.
— Я люблю тебя. Разве тебе этого мало?
— Да мало. У нас не семейная получаеться жизнь, а какая то пародия. Разве семья это?

Пока придумывала отговорку и хотела продолжить наказание, он нагрянул, без разрешения. Вытащил меня в парк. Была на улице чудесная погода — снег и морозец. Я расслабилась забыла на время об обиде. Мишка потом все испортил. Сначала не испортил, совсем наоборот.
— Алька ладно, давай мы распишемся с тобой… — сказал он.
Я вдруг замерла. Губы растянулись в улыбке. Но Михаил зачем-то еще добавил:
Раз так тебе этого хочется. Для тебя смотрю штамп настолько важен. 
— Меня?! А тебе значит он, не важен вообще да?
Разозлившись, я в плечо толкнула Мишку.
От неожиданности не удержавшись он пошатнулся и взмахнул руками, пытался ухватиться и завалился в снег. Хихикнув, протянула я руку — помочь хотела любимому встать, он, смеясь, меня повалил на себя. Еще долго мы хохотали в снегу и лежали, как малые дети. Потом ко мне пришли домой. Миша набрал ванну с горячей водой. «Дай я раздену тебя», — попросил он и я не возражала. Запрокинула голову и таяла в руках своего мужчины, прям как снегурочка на весне. Мишины губы прильнули к моей ключице и медленно спускались на грудь.

Первый день совместной жизни. Подумала я: зачем ждать, росиси, мы взрослые люди и уговорила Мишку ко мне переехать. Разумеется, сообщила сногсшибательную новость своим подругам и пригласила на свадьбу. Свадьба должна состояться была через 3 месяца. Девчонки от восторга завизжали и радовались за меня. Ужасная просто неделя! Почему должна я просыпаться раньше и всем готовить завтрак? Вот с какой это стати? Больше всего меня бесит его идиотская привычка наводить порядок везде и бурчать. Представляете, все крупы он рассыпал в отдельные баночки и подписал! Я в пакетах же их держала!
— У тебя по квартире журналы постоянно разбросаны, — ворчливо замечал он.
Я никак не реагирую. Тяжело вздыхая, он складывает журналы в стопки.
— Что это за бардак? — слышится уже через минуту. — Стаканы грязные, обертки… Чем тут ты занималась?
— Пила просто чай.
— А вынести на кухню все это не пробовала?
Я замолкала, сцепив зубы.
— На письменный стол вообще противно смотреть! Мусорник какой-то! «Ну не смотри!» — отвечала мысленно я.
Миша идеальную чистоту наве. А через час я ругаюсь, по квартире и ищу нужную статью или бумаженцию.

Мы с ним поссорились. Навсегда. Когда, собиралась я на работу, не нашла ключи от входных дверей. Обычно валялись они на тумбочке, возле телефона или на полочке. Я везде пересмотрела. Ключи исчези. Позвонила Мишке он сообщил, что ключи висят в ключнице специальной возле двери.
— Меня ты предупредить не мог?! — возмущалась я.
— По-моему, ему там самое место, — заявлял Михаил.
— Я знаю сама, где место! Надоело все! На работу из-за тебя опоздала! Нечего устанавливать порядки в моем доме!
— В твоем? — переспросил Миша. — Вот и замечательно! Приду — мы вопрос этот обсудим.
Короче вечером мы с ним погрызлись. Я все высказала накопившиеся на повышенном тоне. Михаил тоже не остался в долгу: обозвал бестолковой меня, растяпой и неорганизованной — и ушел.

Пошла я забрала заявление, а вечером позвонил Миша. Я его слушать не стала швырнула трубку. Поплакалась в подушку и… ему позвонила сама. Мы, по сути, с тобой оба виноваты во всем…
Ура! Мы помирились! У нас все хорошо. Живем как и прежде проводим чудесные вместе выходные дни и самое интересное, мне это все действительно нравится! « Давай милая не будем браком портить нашу любовь», — однажды произнес Михаил.- И я полностью с ним согласилась.
Поставила своих девчонок в известность, о том, что не будет свадбы и все отменяется.
— Бедненькая наша! Не расстраивайся. Только возьми себя в руки. Ведь он тебя недостоин. Ты найдешь лучше, — послышалось от подруг.
— Вы меня не поняли, — улыбалась я. — Мы с ним не расстаемся. Вас это шокирует, но это для нас правильное решение — проживать в своих квартирах и ходить в гости. На самом деле это классно! Понимаете, не успеваю я ему надоесть и он мне, нам не бывает никогда скучно вместе. Встречи наши— это праздник. 
— Но ты, не знаешь, что делает он всю неделю! А с кем спит он, например… Если Миша тебе к примеру изменяет? — приподняла брови Катерина. — Ведь такое возможно…
— У меня никаких терзаний нет по этому поводу, — спокойно ответила я. — Полностью ему доверяю.
— Хм… Интересно конечно… Вот ты увидишь: год не пройдет — вы с ним расстанетесь, — заметила мрачно Светлана.
Минул уже год. Пророчество не сбылось и мы по прежнему счастливы!

Нет лучше чем бабушкин бульон

Ураган с именем «моя мама» накрыла нашу семью. Мы готовили по рецептам знахарей, только бы не один случай… — И как ты справляешься, вы все такие больные? — спросила заботливо мама. — Ведь нужно продукты купить, потом приготовить… 
— Все не плохо, — рассмеялась я. — Мои мальчики уже большие. Необязательно им каждый день я должна что-то приготовить. Они сами могут перекусить и придумают что-то. Полуфабрикаты к тому же никто ще не отменял!
— Знаешь! — мама возмутилась. — У всех грипп, температура, нужно нормальный бульон есть, с зеленой петрушкой!
— Едим мы горячий бульон. Из кубиков я делаю. Вообще не волнуйся, не голодаем мы, — успокаивала маму я.
— Глупостей не говори, деточка, — прозвучал голос более решительно. — Из кубиков бульон?
Кошмар! Приеду я и сварю домашний супчик, из курицы, лапшу сделаю тоже сама… От новости пропал у меня дар речи. Целая куча вопросов у меня застряла как ком в горле.
— Мамуля, не стоит за нас беспокоиться, — пыталась предотвратить приезд я. Мама молниеносно отеагировала:
— Никаких разговоров! Я уже еду! И точка! Вы питаться будете всякой гадостью, а я должна спокойно наблюдать. Вы гробите свое здоровье! Ну, нет! Мама вылечит вас! Обещаю, поставлю всю семью на ноги, — привела убийственный она аргумент, что ей необходимо точно приехать. Я в ответ простонала что-то нечленораздельное. Как назло начался у меня приступ кашля.
— Вот, видишь, вы в помощи нуждаетесь, — резюмировала мама. — Молоко с маслом вы пьете? — следовал нокдаун.
—У нас лечебный сироп, — я пыталась отбить атаку.
— Ты что?! Мама продолжала наступать:
— От гриппа помогают лучше всего домашние способы: куриный бульон, молоко, медальоны из чеснока, чертополох…
— Господи! Ты за свое опять, мама!
— Если не права, то брось камень в меня, — отрезала она. — Я вас всегда так лечила!
— Помню очень даже хорошо… — вздохнула я. — У нас, нет чертополоха! — радостно добавила. — Не страшно! Я привезу! А сегодня вечером ты вскипяти молоко и с чесноком выпейте залпом.
Мне оставалось вяло согласиться. Если за что-то мамуля берется, всегда до конца дело доводит. Спорить просто бесполезно. Чем больше противоречишь ей, тем становится сильнее ее воинственный дух. Мама, тебе фронтом нужно командовать.
Мама проживала в соседнем городе. Она туда переехала, когда ее родители умерли. Нам оставила квартиру, за что ей мы очень благодарны. Все было бы очень хорошо, если бы она не со своей решительной настойчивостью во всем. Когда приглашала она нас по воскресеньям, то Володя всегда шутил, не будет три дня до этого кушать, чтобы все поместилось. Мама ведь подавать будет на стол. Он немного конечно преувеличивал, но с мамой действительно тяжело спорить. В доме питанию мы не придавали большого значения. Не было для ежедневных готовок желания и времени. Мы слишком заняты с мужем на работе, обедаем в столовой, а сынули — в школе. Я конечно иногда готовлю на скорую руку, чаще обходились пиццей на дом. Разумеется, меню назвать здоровым нельзя, что поделаешь.
— Приедет завтра бабушка. Займется нашим лечением и кухней, — сообщила я домочадцам очень хорошую новость. — Объявляю вам полную готовность. Не перечить бабушке. Выполнять ее все команды. Говорить по существу.
— Нам пожалуй будет трудновато, — заметил муж.
— Мама сделать хочет как лучше. Знает она, что расхворались, хочет помочь, — объясняла я, но это вучало не очень убедительно. — Какие-то свои у нее, способы лечения от гриппа.
—Огласите список способов, пожалуйста, — дурачился муж.
— Ну — я простозаколебалась, боялась реакции семьи. — Она приготовит роскошный бульон … Так, по мелочам: молоко, чай с корицей… Ну еще чертополох… Дальше следовали слова которых я опасалась.
Мужчины возмущенно загалдели, отстаивали свои права на лечение. Я дала им понять, что с мамой одно право — выживать любой ценой с народной медициной.
— Ну и ладно, — последовала речь « мужа». — Я уже согласен на этот эксперимент. Только ради самого настоящего бульона!
— Что, наша мама не настоящий варит бульон? — мордашка сынули вытянулась вся от изумления.
Володя смеялся и я грозно посмотрела на него, что он стал тут же серьезным.
— Ну конечно же, настоящий! — возмутилась я. — У меня вкусно он получается…
— Получается, очень редко только, — перебил меня хохотом, муж.
— Хватит разговоров, — сказала я. — Все давайте по местам. Она уже едет! Она у нас появилась на следующий день и довольно рано.
— Ой, бедняжки, — посмотрела она на нас сочувствующим взглядом. — Я поставлю сейчас вас всех на ноги, увидите, — презрительно смотрела на столик, который заставлен лекарствами. — Это все зачем? Только напрасно деньги тратите…
— Врач нам прописал, — объяснял Володя. Она бросила такой взгляд на зятя, что надолго хота отпала пытаться объяснять. 
—Я на рынок, — торжественно сообщила она . — Куплю свежее молоко, чертополох и, корицу, конечно крестьянскую курицу.
— А чертополох зачем, бабуля? — поинтересовался старший сын.
— Ты не знаешь, это — средство от гриппа?! А мама не делала разве так? — посмотрела прищурившись она. Мои глаза бегали, лихорадочно в уме крутились разные варианты оправданий. Мама передумала уже меня пытать.
—Чертополохом важно окурить помещение, духи болезни тогда покинут дом, — вещала она. Мужчины внимательно ее слушали, разинули рты.
— Мам, хватит нам про духов, Олежка потом спать ночью не будет. Ты его уже напугала, — выводя младшенького сказала я.
Муж и старший сын были тоже в замешательстве. Удовлетворившись эффектом, она вышла из квартиры. Я даже сказать честно радовалась, что она приехала. Человек она ответственный. Мамуля теперь позанимается нашим хозяйством, я хоть отлежусь до понедельника, дай Бог и выздоровею.
Я немного задремала, проснулась, что муж меня тряс за плечо.
— Уже почти полдень, мальчики голодные и я тоже погрыз бы чего-нибудь…
Я было начала сползать уже с кровати, потом вспомнила, что приехала мама нас спасти, и юркнула снова под одеяло:
— Ждите, скоро будет уже обед.
— Без обеда ведь не бывает, — возразил Володя. — А мамы еще нет.
— Ты что?! — теперь до меня только дошло. — Как нет?
— Она не вернулась еще с рынка.
— Может, случилось что-то? — забеспокоилась я.
— Нет не волнуйся, — сказал Володя пошел на кухню. — Она, чертополох видимо найти никак не может. С ним в городе большие перебои, — хмыкал он.
— Что ты такое болтаешь? — сердилась я. — Может заблудилась она? Что же делать?
— Она такая не заблудится,— сказал голос младшенький. — Духи ее домой приведут. Намазывая кусок хлеба маслом муж захохотал, что чуть не упал гигантский бутерброд.
Я тоже не сдержалась и улыбнулась, детки на это отреагировали мгновенно.
—Мы хотим пиццу, — заканючили сыновья.
— Но скоро ведь будет обед и бульон….
— Пока дождемся мы этого бульона, желудки у нас слипнутся, — проговорил он.
— Может, в милицию позвоить? — попыталась изменить я тему.
— И что им скажешь? Она ушла еще утром и пропала… — рассмеялся муж, однако видела я, что тоже он начинает беспокоиться. — Подождем еще немного.
— Мы хотим кушать! — завыли Санька и Олежек . — Мама, звони, пусть привезут нам пиццу!
— Знаете, именно так мы и сделаем,— взялся муж за телефон.
— Что я потом скажу маме? — горячо запротестовала. — Ведь знаешь, она вообще не признает эту еду. Может потом обидеться… Давай еще ее немного подождем.
— Хочешь, жди сама эту курицу, — ответил решительно Володя.— Я все-таки буду заказывать пиццу.
Мы уже купили как колесо, пиццу, когда открылась дверь и появилась мама. ицо былокасное она громко сопела и волосы растрепались…
— Я к вам торопилась, — пресекла наши расспросы мама, тяжело дыша. — Немного только потерялась я во времени…
— Немного? Не было тебя шесть часов! Случилось что-то? — спрасила я, забирая увесистые пакеты у нее.
— Бабушка, ездила наверное за курицей ты в деревню? — спросил наивно Олег.
— Да почти в деревню! — взгляд мамы упал на наш стол — А это что у вас? Пицца? — осуждающе покачала она головой добавив: —Пахнет она довольно вкусно…
— Угощайтесь, мама, пожалуйста, — коварный супруг ей положил на тарелку ломоть.
Прежде чем возразить, мама взяла и откусила кусок… Я смотрела изумленно на нее и не верла своим глазам.
— Спасибо, я проголодалась прям как волк… — проглотив быстро пиццу, она тянулась уже за другим кусочком. — Потому что Маруся меня только сухарями угощала… 
— Какая Маруся? — я запуталась. — Что, собственно, случилось? Ты где была?
—Да куда могла я бы исчезнуть?! Возвращаясь с рынка, встретила я Марусю, школьную подругу, — мама замолкла и положила в тарелку себе порцию пиццы.
— Ну, она силком меня затащила. Ведь столько лет мы не виделись поговорили. Она такая хитрая уже стала! Раньше такой Маруся не была… Сушки одни и черствые пряники! Представляете!
— Может, нет ничего другого? — попыталась вступиться я . Мама хмыкнула:
— Ага, конечно! Не было! В холодильнике полки все продуктами забиты. Его она на секунду открывала, молоко доставала, и сразу потом захлопнула. Но я углядела — колбаса, сыр, селедка. На стол бублики только и пряники каменные поставила. Жадная стала — просто ужас!
— Мама, положить еще вам кусочек пиццы? — сказал услужливо муж, с трудом удерживаясь от смеха.

— Нет, мне пока достаточно, — вздохнула она. — Я перекусила уже. Может, позже потом… А эта пицца ваша вкусная, ничего не могу сказать. Даже и не предполагала…
— Ты курицу хоть купила? — спросил у нее Саша.
— Конечно, внучек купила! Бульончик вкусный будет, пальчики оближешь… Я только уже завтра готовить буду. А сегодня пиццы нам с вами достаточно…
— Нам? — улыбался, спросил Володя. — Может, я одну еще закажу.
— Это идея! — с ним тут же согласилась мама.
— Было бы даже неплохо взять рецепт пиццы. У меня думаю вышла бы она не хуже!

Разница в возрасте

«Сейчас узнаем, какая он птица». Аня в «Фейсбуке» открыла страничку и принялась изучать 150 его друзей! Общительный он. Фотографии из велопохода. Наверное, спортивный. На площади, под башней, на мосту. Склонность у него к самолюбованию. Городской. Наконец, статус: «В активном поиске». Славное лицо. Смешливые глаза. Стильная у него челка. Следит за собой. Рубашка красная — смело. Не красавец, что-то все - таки притягивающее есть. Обаяшка. Милый мальчик.

«Вот если бы не его возраст, — думала она. — Если бы только не эта разница… Я надела тогда бы рыжее платье, оно такое эффектное! Даже волосы уложила бы в парикмахерской. Можно взять золотистый клатч у Танюшки. Брызнуть аромат от Кензо… или «Живанши». То он бы влюбился в меня. Но возраст… Убийственно. Нет».

Она его закрыла страницу, и тут же зазвенел мобильный. Голос его вибрировал:

— Буду ждать тебя я в восемь.

— Я не приду, — Аня неуверенно сказала.

Он поймал сомнение в голосе.

— А почему?

— Ну… работы много. Голос стал ершистым:


— Аня, какое кому дело, сколько мне лет? Мы выглядим потрясающе вместе. Будет нам весело. Я тебя жду в восемь.
Рыжее платье сияло и очень переливалось. Тяжелые мои каштановые волосы уложили в прическу. Много времени потратила я на макияж — молодое рисовала лицо. На нее все оборачивались. Лева просто ликовал: «Ты тут такая красивая!» Досталась ему настоящая королева. Просто бриллиант! Смотрите, какую он барышню привел!

Аня в кулак посмеивалась: шалит мальчик. Для нее ничего это не значит. Еще очередной выход в свет. Но он все время хотел прикоснуться. Это ее забавляло, возбуждало одновременно. « Для тебя я взрослая тетя», — говорила она. «Ты клевая, самая взрослая тетя», — говорил он. Видя его бесшабашность, а также искренность, подумала: «А может и вправду?» Короче, оба влюбились.

Вы не встречались никогда с мужчиной, который на 7 лет младше? Она начала покупать молодежные вещи. Интересовалась, какую он слушает музыку, пыталась ее тоже полюбить. Пришлось на пилатес записаться, нарастить ногти. Она подумывала еще проколоть пупок.

Теперь Аня все кафе модные города знала. Не выходила из дома без мейк-апа. Отрастила длинную челку, ей казалось, что она скрывает тем самым лишние годы.

Лева ни минуты не комплексовал. Ему импонировала ее опытность. Нравилось, что она – деловая серьезная дама. Тяжелые волосы приятно было наматывать на руки. Она изумительно так стеснялась. Золотистая кожа женщины пахла «Живанши». Вместе они вошли будто в горную реку. Бурлило вокруг и брызгалось, несло их течение.

Аня начала опаздывать на работу, получала замечания от босса. Лева, практически к ней переселился, отреагировал он на это философски: «А пошел бы куда он подальше?» Он был сам вольный стрелок, переводы делал на дому.

Замужняя подруга Леночка, которая нажила в браке квартиру, активного сына, крутила пальцами у виска: «Что тебе он может дать и такая разница в возрасте?… Нет денег, нет жилья, а «этим всем интимом» долго не будешь сыт!» Она даже не верила, что можно сексом заниматься ежедневно и еще получать удовольствие.

Замужняя подруга Танечка, которая написала в браке диссертацию — подбадривала: «Он харизматичен! Ну не расстраивайся, что старше ты на сем лет. Разница — это мелочи! Если даже не выйдет серьезного, будет тебе что вспомнить!»

Аня душу подругам перестала изливать.
Когда возвращалась она с работы, Лева харизматичный в позе Аполлона лежал на диване. Своим всем видом давал понять он, как ее сильно ждал. Аня сумку бросала и шла в душ. Лева являлся к ней греческим богом. У него такое было тело спортсмена, Аня любовалась им под струями воды.

Потом они себе заказывали суши, так как не было никаких сил готовить. Колдовали над ужином, когда заканчивались у них деньги.

Платили по очереди, никогда не считали. 30-летнюю Аню только тревожил вопрос: «Что будет дальше?»

Она отправилась в велопоход с Левой по Карпатам. Аня до этого отдыхала только в отелях. Не было никакого шика —душ с водой, удобная кровать, кофе. Смешно сказать, она не спала никогда в палатке.

В походе времени не было делать себе макияж — целый день крутили педали. Ее нещадно кусали комары, наверное, была у нее горячая кровь. Лицо ее отекло и сделалось от этого старше. Она умывалась по утрам родниковой водой, с отвращением глядела на отражение. Она не плакала и не скулила при нем, хотя попа горела под велосипедом огнем. Ели только быстрорастворимую вермишель, Аню от нее уже сильно тошнило.

С друзьями его ей было очень скучно. Она дже не понимала шуток. Она пробовала прочитать им стихи, но те говорили, что такого певца не знают.

Девушки его друзей — отдельная тема. Тонконогие юнные особи, которые умудрялись по айфонам скользить пальчиками в дроге. Иная Вселенная. Жили они все с мамами ходили в институт. Одну только из них, Риточку, которая была похожа на канарейку, иногда ей хотелось по голове погладить.

Вот если бы не его нежность, я бы села вот так на велосипед домчалась прям до Киева.

— Ты что, не любишь уже меня? — шептал в палатке он душными ночами.

— Люблю, — устал Аня отвечала, которой в бок упиралась толстая ветка. — В следующий раз только поедем мы в Турцию.

— Как захочешь, моя ласточка, — сказал он.

Потом вспоминала Аня, как грустно Риточка поглядывает всегда на Леву. Придавало ей это силы. Аня подумала: "Все-таки мне повезло, разве я мечтала не об этом? Какая разница, сколько лет…»

Однако все-таки была разница. Не хватало ему взрослости. Ей шалить надоело. Захотелось женского счастья. Мужа, ребенка, ужина у камина. Какой из Левы будет муж?

Дома решила она затеять с ним серьезный разговор. У нее появилась внутренняя такая потребность. Был летний и теплый вечер. Звезды по небу рассыпались, как кристаллы от Сваровски на бархате. Аня третий раз уже принимала ванну. Отмылась она в пене, выпила горького кофе со сливками. Велопоход в воспоминаниях стал насыщать романтическим светом. Требовалось ей расставить точки над буквой «i».

Она перекатывала долго во рту вопрос, глядя на Левин профиль, который склонился над планшетом. За стеклом экрана падали монстры, которые пронзённые лазерными лучами. Левин палец направлял умело лучи то влево, то вперед или направо.

А вдруг сейчас он развернется, соберет свои вещи уйдет? Или ханжой меня обзовет? Или, сделает вид, что вообще не заметил никакого вопроса? Мужчины не могут терпеть серьезных всяких разговоров.

Она вспоминала две ямочки нежные над крепкими его ягодицами. Может потянуть еще время? Потом на ум пришло, что ей 31 через месяц. В карточке напишут у нее: «старая первородящая».

Наконец выдохнула она свое «что будет дальше?».

Он усмехнулся только и оторвался на секунду от своего планшета: « Что, тебе с отцом моим познакомить? Да нет проблем!»

Левина мать, когда было ему десять, умерла. Банальное ДТП. Травма для ребенка уже была на всю оставшуюся жизнь. Но у него был просто замечательный папа. Любящий, сильный и ответственный. Он, между прочим, был учитель. Воспитал своего сына бойцом. Дал ему своевременно высшее образование. Заставил поверить в свои силы и себя. Материнской ласки ему все равно так и не хватало. Может, Леву, поэтому потянуло к Ане? Она не рассматривала никогда этот вопрос под этим углом. Сейчас стало ей страшно.

Как покажется она на глаза к его отцу? Что потом скажет в оправдание?

«Ты не бойся, малышка, — улыбался Лева. — Папа у меня мировой. Он не заметит даже, что ты меня старше».

Аню замечание такое укололо. Она даже не запудривала морщинки у своих глаз. Будет, как будет.

Она не была никогда у Левы в доме. Все встречи были на ее территории. «Так давай купим торт», — Аня предложила по дороге. Выбрали они с вишнями, такой торт любил папа.

Почему-то он был уверен, что одобрит отец его выбор. Он не ошибся. Понравилась Аня Сергею Ивановичу с самого первого взгляда. Женщину он видел эту на картине. Она была словно соткана как из света и у нее такой застенчивый взгляд. Не идут ей эти строгие брюки — одеть бы ее в платье. Воздушное такое рыжего цвета, как раз в тон волос. Кружить бы ее под звук вальса. Такое что-то снилось когда-то ему. Как зовут вас? Аня? Пусть так и будет Аня.

Сергей Иванович похож очень на Леву. Харизматичный как Лева, но лет только через двадцать. Волосы у него с проседью, в глазах — знакомая искорка. Он не порывистый, как сын. Все молчит, угол скатерти рукой теребит. И голос ниже, будто он надломлен. Сколько вам? Всего лишь 43? Совсем вы еще молодой.

Аня покраснела. Вишневый торт горьким кажется. Чай — горячим. Ее разница в возрасте давила ее.

— Как вы познакомились? Вы и не поверите, просто я его подвезла. Голосовал, стоял он на дороге, я остановилась. Хоть никогда пассажиров не беру. Может, судьба? Потом выпили мы кофе. Затем пригласил он меня в популярный клуб на вечеринку… Дальше? Лева а, что дальше?

— Папа, ну чего пристал? Аня по профессии финансовый аналитик. Представь, как серьезно! Но эта ей сфера вообще не нравится. Любит она стихи даже сама их пишет. Но не показывает никому.

— Лева, плохие это стихи!

— Как могу я судить, если их я не читал?

— Ты не любишь стихи, зачем их тебе читать? Ты велосипеды любишь.

Сергей Иванович спросил:

— Аня, а сколько вам лет?

— Нетактичный вопрос.

— Но вы, интересовались же у меня, — улыбался Сергей Иванович. — Тоже ведь не из простого любопытства. Хотите, вам сыграю?

— Папа, лучше не надо, запротестовал Лева.

—Я хочу послушать. Пожалуйста, сыграйте, — попросила Аня.

Он со стены снял гитару, сыграл произведение Высоцкого. У Ани сердце заныло. Песня до краев заполнила ее душу.

«Ну, надолго это!» — Лева ушел с планшетом в комнату.

Сергей Иванович играл все и играл. Визбора, Никитиных. В песне каждой — целая жизнь, а не набор звуков.

Аня, любила бардов. Она пела «Домбайский вальс» и он подхватил.

«Поздно, идти нужно», — подумала Аня. Но так и не могла. Ей вдруг казалось, что наконец она дома. И давно уже знает этого человека.

Они домой попали за полночь. Лева недоволен. Он сегодня пропустил свой любимый футбольный матч. А Аня поскорее улеглась спать — для того, что рассеять свое наваждение.

Но на утро ничего так и не изменилось. Кто-то, казалось, перетасовал все карты в колоде: Аня обнимала своего Леву, а стоял отец его перед глазами.

В ушах ее звучал надломленный его голос: «Когда на руках я тебя унесу…»

Аня не спрашивала больше у Левы: «Что будет дальше?»

Еще два раза они в гостях были у Сергея Ивановича.

Август догорал. Сгорала Аня. Ничего Лева не замечал: монстр художественно падал под лучом лазера с планшета.

Аню так душила тоска и у нее начались бессонные ночи. Лева ее стал раздражать. Ей с ним легко и просто, но невыносимо скучно. Оказались они людьми разных эпох. А всего ведь семь лет то разницы!

1 сентября вдруг она вспомнила, что отец его Сергей Иванович — учитель. Математика? Химия? География? Да нет, английский. Впрочем, это не важно.

Аня пошла купила букет гвоздик. Она приготовила емкую фразу про ученицу, даже хотела ее сказать по-английски. Но произнесла только «Сережа!», когда открыл он ей дверь.

Он ждал ее, эту женщину, которая соткана из света. Они давно уже все поняли о друг друге. Но только она первый шаг сделать могла. Ведь стояло на кону счастье сына. И если сделала она выбор, то может это судьба?

Лева не мог долго поверить: «Ты и папа?» Аня так рыдала: «Неужели так ты и не понимал, что с тобой мы не пара?»


Лева рассердился: «Обманщики, вы быстро успели спеться!»

Аня поклялась, что ему сразу все сказала.

Лева быстро утешился. Ведь уже встречался несколько недель он с Риточкой-канарейкой.