Всё, что у нее было - один доллар восемьдесят семь центов. Шестьдесят центов были монетками в один цент. От необходимости торговаться с каждым лавочником за цент горели уши, чрезмерная рачительность вызывала немое порицание. Перепроверив три раза, Делла убедилась: один доллар восемьдесят семь центов. А ведь сегодня канун рождества.


Выход только один – упасть на ветхую раскладушку и заплакать. Точно так Делла и сделала. Из чего можно сделать глубокомысленный вывод, что слезы, всхлипы и улыбки – составляющие жизни, а всхлипы - её преобладающая часть. 
Позволим же хозяйке прожить все эти состояния, и пока осмотрим ее дом. Квартирка с мебелью. Восемь долларов в неделю. Обстановка не то чтобы нищенская, скорее граничащая с нищетой. На входной двери - ящик для писем, в который не поместится ни одно письмо , и электрический звонок, преданный извечному молчанию. К двери прикреплена карточка с надписью: "М-р Джеймс Диллингхем Юнг". Во времена минувшего благосостояния , когда носитель данного имени получал тридцать долларов еженедельно, "Диллингхем" вытянулось во всю длину. Сейчас же, после падения дохода до двадцати долларов, буквы в слове обесцветились, будто раздумывая над тем, чтобы исчезнуть вовсе, оставив лишь одну-единственную неприметную букву «Д». Однако ежедневно по возвращению, поднявшись на второй этаж, он слышал возглас «Джим!», и руки миссис Джеймс Диллингхем Юнг, известной вам под именем Деллы, ласково обнимали его. Это ведь так мило, не правда ли?
Делла перестала рыдать, смахнула слёзы. Стоя у окна, она тоскливо наблюдала за крадущейся вдоль двора серой кошкой. Канун рождества, а у него так мало денег на подарок Джиму! Любимому Джиму! Вот до чего она докатилась. Траты оказались совсем не такими, как она ожидала. С этими тратами всегда так. Сколько же волшебных часов она провела в предвкушении рождества, сочиняя, что бы подарить своему родному Джиму. Что-то исключительное, роскошное, достойное быть в использовании такого человека, как он.
Делла внезапно отпрыгнула от окна и подскочила к трюмо. Глаза ее засияли, лицо в момент побледнело. Ловко достав шпильки, она распустила волосы. 
Стоит отметить, что у пары Джеймс. Диллингхем Юнг было две драгоценности , обладанием которых они очень гордились. Золотые часы , доставшиеся Джиму от папы и деда, и волосы Деллы. Ее волосы способны были затмить любые роскошные наряды и урашения. Красоте его часов могли бы позавидовать короли, владеющие нескончаемыми запасами золота.
И вот сейчас волосы Деллы переливались каштаном, струились под ее хрупкими ручками, укрывая практически всё её тело. Однако сию минуту она начала их в спешке собирать. Затем, остановившись на пару секунд, она проронила несколько слезинок на обветшалый пол. 
Накинув древний бежевый жакет и бежевую шляпку, она тут же выбежала на улицу.
Ее внимание привлекла надпись: "M-me Sophronie. Всевозможные изделия из волос". Делла тотчас вбежала на второй этаж. 
-Могли бы вы купить мои волосы?-поинтересовалась она.
Сняв шляпу, Делла продемонстрировала своё главное богатство. Каштановый букет заструился в ее руках будто под шляпой были не обыкновенные волосы, а самые роскошные шелка мира. 
- Двадцать долларов, - сказала мадам, привычно взвешивая на руке густую массу.
- Хорошо, давайте, - ответила Делла.
Совершив сделку, Делла чувствовала себя на седьмом небе от счастья(простите меня за столь распространенное выражение). Она перебегала из одного магазина в другой, пытаясь найти достойный подарок для своего любимого Джима.
И вот свершилось! Она нашла то, что искала. Ничего подобного она не видела ни в одном из предыдущих магазинов. Платиновая цепочка для карманных часов, с выдержанным рисунком, лишенная показного глянца, манившая своей сдержанной роскошью и достоинством. Цепочка была подстать золотым часам Джима. С первого взгляда на эту цепочку, можно было понять, что она просто создана для Джима. Их объединяло два прекрасных качества – выдержанность и величавость. С такой цепочкой будет не стыдно подсказать время в любом обществе. Ведь нынешний потрепанный кожаный ремешок никуда не годился. Делле пришлось отдать за них 21 доллар – практически всё, что у нее было.
По возвращению домой эмоции улеглись, в игру вступил расчет и осмотрительность. Делла нашла инструмент для завивки и принялась исправлять последствия порыва щедрости в сочетании с любовью. А это не так-то просто. 
Вскоре ее голову накрыла шапочка из милых мелких кудряшек, она выглядела как мальчик-задира, решивший сбежать с уроков. Она взглянула на себя строго, даже оценивающе. 
«Наверное, Джим меня убьет! Но что же мне оставалось делать, когда у меня в кармане был один доллар?»
К вечеру кофе был готов, плита нагревалась, ожидая момента, когда на ней начнут готовить ужин.
Джим всегда был пунктуален. Делла взяла платиновую цепочку в руку, села ближе к входной двери в надежде, что не перестанет нравиться любимому с новой прической.
Дверь открылась. Джим вошел, озабоченный и серьезный. Пальто давно прохудилось, перчатки не грели руки. Нелегко, однако, в такое время содержать семью.
Джим встал у дверей как вкопанный. Он стоял, не отрывая глаз от Деллы ни на секунду, казалось, он даже не моргал. В его взгляде было что-то непонятное, это не было удивлением или радостью, злостью или отвращением, Делле стало страшно. 
Делла подпрыгнула со стула и подскочила к нему. 
«Дорогой, умоляю, не нужно смотреть на меня так! Мне пришлось остричь волосы, чтобы купить тебе подарок на рождество! Я же тебе всё еще нравлюсь? Ты же меня такой всё равно любишь? Ну же, милый, они отрастут! Давай будем радоваться и праздновать рождество!»
Джим смотрел на нее в недоумении.
«Так значит, ты остригла волосы? Твоей драгоценности больше нет?», - спросил он.
«Ее больше нет, не ищи! Милый, пожалуйста, будь со мной нежнее, сегодня сочельник, я сделала это, чтобы купить тебе подарок! Я сделала это не для себя, а для тебя! Готовить ужин?»
Джим вышел из ступора и начал обнимать любимую. Будем приличными и на момент отвлечемся на что-то иное. Что больше - восемь долларов или миллион в год? Ученые и философы дадут нам неверный ответ. Все драгоценные дары были принесены волхвами. Все. Кроме одного. Но это я разъясню чуть позже.
Джим вынул сверток из кармана и положил его на стол.
«Родная , ни что и никогда не заставит меня разлюбить мою девочку. Просто открой этот сверток. Тогда ты сразу поймешь, почему я изначально так среагировал».
Ручки Деллы разорвали бумагу. Раздался визг восторга, за которым тотчас последовали рёв и слёзы. Джим вынужден был применить всевозможные средства, дабы хоть немного привести в чувства свою любимую.
На столе лежали гребни. Те самые гребни, на которые Делла давно засматривалась в витрине Бродвея. Она о них мечтала. Восхитительные гребни, сделанные из черепашьего панциря, так чудесно подходящие к цвету её волос. Стоили они невероятно дорого, Делла не могла себе такого позволить. И вот теперь гребни лежат у нее на столе, они её. Но великолепных волос, которых они могли бы украсить, увы , не было.
Она держала их около груди, не выпуская. Немного успокоившись, она подняла голову и проговорила сквозь слезы: «Волосы вырастут быстро, дорогой! Но ты же еще не видел моего подарка!»
Делла протянула любимому цепочку. Драгоценный сплав засверкал в ее руках, демонстрируя нынешнему обладателю своё величие. 
«Посмотри на нее, Джим! Как она прелестна! Наконец-то ты сможешь без стеснения смотреть на время! Где твои часы? Дай-ка я примерю цепочку на них!»
Но Джим не пошел за часами. Вместо этого он прилег на раскладушку, сложил руки и посмотрел на Деллу, загадочно улыбаясь.
«Делла, наверное, нам лучше спрятать все наши подарки до лучших времен. Я купил тебе гребни на деньги, полученные от продажи часов. А вот сейчас пора готовить ужин»
Мудрость волхвов заключается в том, что они принесли бесценные дары новорожденному Иисусу, создали удивительную традицию - дарить подарки на рождество. И мудрость детей в этой истории - в их способности пожертвовать друг для друга самым ценным, в желании дарить и принимать от всего сердца. Они и есть настоящие волхвы.