Вербное воскресенье... Ездил с отцом Геннадием Беловоловым в Сомино.

Шестьдесят лет назад в этом селе сбросили с церкви апостолов Петра и Павла колокола. Самый большой колокол, ударившись о каменные ступень­ки церковного крыльца, разлетелся вдребезги.

Старые соминцы вспоминают, что, когда уеха­ли милиционеры, жители села приходили к церк­ви, искали осколки разбитого колокола и уносили с собою.

Наверное, это только легенда - не мог разлететь­ся колокол на такие мелкие куски! - но нынешние жители села утверждают, что разбитый колокол так и не смогли увезти и он остался в Сомино, словно бы растворившись в гулкой тишине здешних снегов, в соминских малиново-звонких зорях.

Ну, а в память о чёрном дне остались отметины на каменных ступенях церковного крыльца.

Нынешний настоятель храма апостолов Петра и Павла Геннадий Беловолов сказал, что никогда не наступает на эти выщерблины.

- Камни вопиют... - пояснил он.

Разрушать легче, чем созидать.

Снова церковь апостолов Петра и Павла откры­ли еще в 1947 году, но всё как-то не получалось заняться колоколами - другие, более насущные ремонты съедали церковные доходы. Так и били, словно в колхозе или в лагере, в подвешенную на колокольне рельсу.

И только в прошлом году дошли руки и до коло­колов.

Еще осенью стали собирать пожертвования. Первой внесла деньги на колокол пенсионерка Ариадна Константиновна Бабарика, следом за нею и другие...

И хотя, как и повсюду в России сейчас, трудно живут в Сомино, но собрали необходимые мил­лионы, чтобы отлить десятипудовый колокол в городе Романов-Борисоглебский Ярославской области.

На колоколе икона святых апостолов Петра и Павла, а по окружности надпись: «Отлит на на­родные пожертвования».

Сегодня колокол привезли в Сомино, и это бы­ло похоже на чудо. Словно бы собрались воедино разнесенные по домам куски разбитого соминс­кого колокола и срослись воедино.

На нынешнюю пасхальную ночь разнесется его светлый звон над разбухшей от весенней воды речкой Соминкой, над просторными полями и пе­релесками.

И, словно откликаясь его мощному голосу, заз­вучит в ответ из сумерек памяти старый колокол. Еще когда собирали пожертвования, вспомни­лась история о прежнем соминском звонаре, ко­торый, поднимаясь на колокольню, привязывал веревки к локтям, к ногам, к каждому пальцу на руках и так и начинал звонить.

  • Как на пианино играл...
  • Сколько же колоколов было, если ему столько веревок требовалось?
  • А столько и было. Когда он звонить начинал, и в Ефимовском слышали.

Сейчас тоже далеко от Сомино слышен коло­кольный звон.