Рагим Казиханов поздравил. Привет из Дербента. Из Москвы позво­нил Николай Офитов. Кроме добрых пожеланий, ещё и известил, что журналы «Вертикаль. XXI век» Виктору Григорьевичу Калинину передал на выставке в ЦДХ.

Позвонил Николай Владимирович Чих. Давненько мы с ним не встре­чались. Сообщил новость:

— Разговаривали с Коломийцем (Алексей Маркович ненадолго ушёл из больницы — гной из лёгких ему ещё не откачали), вспомнили и о вас.

Пригласил его заезжать в Союз писателей.

 

Александр Фигарев по телефону сообщил, что умер Юрий Паркаев. Мы с Юрием Александровичем были знакомы поверхностно. В последнее время он был плох после инсульта. В Москве больше не жил. Вот как всё заканчивается, если даже твоя жизнь была довольно удачлива, обеспече­на. Всё равно в конце страдание, одиночество. И вновь около него, как и около В.И. Жильцова, оказался тот, кто и разрушил их жизни — О.А. Ря­бов. Ю.А. Паркаева он обманул тем, что издал его документально-исто­рический роман «Никакая родина другая» не в серии «Нижегородские были», на что надеялся автор и подо что выдал издателю немалые деньги, а в неком внешнем фальсификате. (В.А. Шамшурин рассказывал, что из- за этого и умерла жена Юрия — так переживала этот унизительный об­ман). Володю Жильцова подставил с деньгами Союза писателей (да так, что тот перепугался, и попытался «убежать от судьбы».) Но после смерти Владимира Рябов вдруг оказался в лучших его друзьях.

Звонил Алексей Всеволодович Весницкий. Опять приглашал на встре­чу Шаляпинского общества. Она состоится завтра в детской областной библиотеке. Вряд ли я соберусь, но Весницкий так преданно влюблён в творчество гениального русского певца, что являясь доктором техни­ческих наук, теперь, как председатель Нижегородской региональной общественной организации «Культурный центр памяти Ф.И. Шаляпина» всё свободное время посвящает увековечиванию памяти Фёдора Ива­новича.

Позвонил Борис Алексеевич Кучер. Всё-таки хочет организовать свою выставку в Союзе писателей. Кажется, мы этот вопрос переместили в плоскость конкретного действия — после праздников разместить серию портретов у нас в коридоре и кабинетах.

Начал читать книгу рассказов П.И. Мельникова-Печерского. Пока об этом не пожалел. И представить не мог, что больше чем через полтора века так актуальны окажутся в России вопросы, поднятые (описанные) автором ещё в середине девятнадцатого века.

  • января

Первый рабочий день в этом году. В Союзе был один. Больше раз­бирался с бумагами, книгами, звонил. Но ведь и это надо было сделать.

Пока шёл пешком, дозвонился до меня В.К. Тырданов. Поздравил и заодно спросил, как посидели в мастерской у Альберта Данилина. Вик­тор, конечно, схитрил, и о выходке Альберта Дмитриевича он знал. Я честно признался, что пожалел о «продолжении банкета». Лучше бы туда не ходить.

У Сергея Шестака на новом принтере распечатали ещё пять экзем­пляров библиографии.

Взял в типографии 38-й номер «Вертикали. ХХ! век». Ждал его, счи­тая одним из самых удачных. Дома перелистал и, в общем-то, остался доволен. Жаль, что приходится публиковать нижегородских авторов (не­которые из них портят качество журнала), но уж тут никуда не деться.

Написал части авторам о свершившейся публикации. А.Ю. Аврутин ответил, что у него беда — умер отец (97 лет) и мать плоха (93 года). Переживает всё это жутко. Что тут скажешь... Только выразил соболез­нование.

«Поковырялся» в интернете. Неожиданно обнаружил свою, неизвест­ную для меня, публикацию беседы с художником Виктором Калининым в «Литературной России» — ещё в июле. Вспомнил, что действительно, её туда посылал, а потом напрочь об этом забыл. Но что ещё более лю­бопытно — в этом же номере статья о.В. Чугунова. И мне он ничего не сказал о моей публикации. Свою-то видел, мне о ней рассказывал.

Сколько ни живу на свете, а к такому отношению не могу привы­кнуть.

Встречались с Сергеем Скатовым. Отдал ему журналы с его публика­цией. Долго гуляли. Дошли до конца микрорайона «Мещерское озеро» и вернулись к площади В.И. Ленина. Говорили, говорили — хорошо, пра­вильно, да будет ли толк, будет ли дело? Хочется верить в лучшее.

Написал письмо В.Я. Курбатову во Псков. Попросил материал для следующего выпуска «Вертикали». Но осторожно. Где ж ему напастись для меня статей? Старые запасы, наверно, исчерпаны. Новые пишутся для более значимых изданий.

На Рождественскую службу ходил в собор Александра Невского с Та­нюшкой (сама захотела) и Сергеем Шестаком.

Таня уехала в Москву.

Днём был в филармонии. Смотрел новогоднюю сказку для детей в постановке А.В. Мюрисепа — «Тайна волшебных часов». Валерий Ники­тин в роли старого Хитрого Лиса мил, добр, играет с удовольствием (мы об этом потом разговаривали в грим-уборной). Сам же спектакль (его действие) показался довольно скучным и маловразумительным. Тут и солдат, и Снежная королева, и ворона, и волшебник. Намешано всего много, а логики как таковой нет. Всё-таки нет ничего милее наших ста­рых русских сказок со зверюшками, снеговиком, дедом Морозом. Все современные поделки — барахло. Основу берут традиционную, а насы­тить её хотят чужеродным. Но детей не обмануть.

Поздравление от Н.П. Мидова. Николай Павлович позвонил в полдень. Говорил как всегда тихо, душевно. Рассказал, как после Рождествен­ской службы с колокольни, после перезвона, священник кричал во все четыре стороны: «Христос родился!!!» Теперь оформляет какие-то свои работы, и одну из них хочет подарить мне. Да он мне это уже и раньше обещал, да я не напоминал. Потому что ранее подарил мне листы своих замечательных офортов. Ирина их оформила. Теперь ходим дома мимо работ Мидова и любуемся.

  • января

Перебирал привезённые в Союз писателей книги из своей домашней православной библиотеки, и натолкнулся на удивительные карандаш­ные пометки в конце каждого тома. Да это же просто краткий дневник. Как жаль, что я действительно его не писал. Но и теперь каждая фраза содержит в себе столько информации, эмоций, зафиксированного со­бытия — хоть мемуары пиши. Хотел все их стереть, но пожалел. Завтра перепишу на отдельный лист и сохраню.

Приходили М.А. Сухорукова с Ириной Высоцкой, просили издатель­ский номер ISBN. Долго говорили о сегодняшних церковных проблемах. Но как они мало знающи в вопросах истории. Поверхностный, упрощён­ный, заштампованный взгляд. И все эти мерзкие сплетни вокруг имён русских святых. Какая каша в головах. Сколько плакатного в отноше­нии к вере.

В соборе Александра Невского побывал на соборе хоров. Не один год собирался посмотреть это действо! Проходит концерт в Рождественские праздники. Сказать, что увиденное и услышанное меня уж очень вос­хитило — будет неправда. Но интересно — песнопения в окружении православных икон под церковными сводами.

По окончании митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий говорил речь — казённую, безжизненную, правильную. Патриарху и ему пели «Многая лета». Посередине собора стояло два коротких ряда из сту­льев — для достойных. Остальные (все мы) всё действо стояли за этими рядами. Хотелось повернуться и уйти. Но выдержал, выстоял до конца.

Написал письмо Валентину Григорьевичу Распутину. Отошлю с 38-м номером журнала и с книгой «Солнышко — всем». Может быть, Вален­тин Григорьевич всё-таки прочитает «Кольку».