Симпатичная, невысокого роста девушка вышла из кабины серого флаера и осмотрелась по сторонам. Высокий бетонный забор, колючая проволока пропущенная поверх забора и торчащие через каждые несколько метров колпаки автоматических лазерных турелей, потускневшие от времени таблички с облупившейся краской, с надписями на нескольких языках - на имперском, на нескольких местных - 'Стой! Запретная зона! Автоматические турели ведут огонь на поражение!'.  00

В стену были врезаны стальные ворота с гербом Империи на каждой створке, сбоку от ворот стояло небольшое бетонное помещение с вырезанными бойницами и дверью. На двери висела табличка, удивительно новая по сравнению с окружающим ее пейзажем. На табличке красовалась надпись 'Контрольно-пропускной пункт'. Под надписью была изображена стилизованная трехлепестковая лилия, нарисованная от руки. Девушка улыбнулась, поправила сумочку на плече и решительно толкнула дверь КПП от себя. Внутри помещения обнаружилась небольшая комнатка, разделенная на две части прозрачным бронестеклом, за стеклом, уронив голову на руки дремала девушка в военной форме, звук открывающейся двери разбудил ее и она спешно выпрямилась и быстрым движением ликвидировала все признаки недавнего сна, поправила фуражку и вопросительно взглянула на вошедшую.   - Добрый день. - сказала вошедшая девушка: - я к лейтенанту Персивалю Дорбану.   - Добрый день, мэм. Боюсь, что лейтенанта Дорбана сейчас нет на планете, мэм. У него отпуск. - ответила амазонка за стеклом: - возможно я смогу помочь вам чем-нибудь еще?   - В отпуске? - нахмурилась девушка: - но он ничего ... впрочем ладно. Как я могу с ним связаться?   - Честно вам лучше подождать его возращения, мэм. Вряд ли он сможет заниматься делами. Он и его молодая жена отправились в свадебное путешествие на Яблоко Дионеи. - сказала амазонка и на секунду ее лицо обрело мечтательный вид.   - В свадебное путешествие с молодой женой? А мы точно говорим об одном и том же Персивале Дорбане? Он... такой невысокий и слегка полноватый? - наклонила голову посетительница.   - Да кто тут не знает лейтенанта! - улыбнулась амазонка: - он довольно популярен, мэм.   - Вот как. Интересно. А ... куда именно отправился в свадебное путешествие этот ... популярный лейтенант? - вежливо поинтересовалась посетительница и амазонка внезапно поняла что сболтнула лишнего. Она сглотнула и прокашлялась.   - Ээ... извините, мэм, но мы не даем конфиденциальную информацию посторонним лицам. - сказала амазонка, мысленно проклиная себя за разговорчивость.   - Я не постороннее лицо. Я - его жена, Хлоя Дин Дорбан! - мрачно сказала посетительница, прижав свой УЛ к бронестеклу: - теперь вы можете дать мне эту информацию?!   - Мэм. Я лучше вызову старшую по караулу. Мэм. - пискнула амазонка и потянулась за селектором. На мгновение у нее в мозгу мелькнула мысль, что надо было нажать кнопку 'Боевая тревога', но недаром она была тренированным бойцом пехотного подразделения Империи - в селектор она говорила уже практически спокойным голосм.   - Старший по караулу? Сержант Бренди, здесь Симонова с КПП. У нас проблема.     Надо сказать, что мастр-сержант Бренди служила в пехоте Императора Марка не первый год. Она была из династии военных, ее отец и отец ее отца служили в имперских войсках, правда дед был интендантом в далеком гарнизоне на дальней окраине, но отец служил в штурмовиках, в тех самых 'черных войсках Императора', участвовал в сотнях боевых столкновений, шестнадцать нашивок за ранения в боевых условиях и столько наград от Марка Второго и Старого Императора, что они не помещались на левой стороне его кителя. Да и сама мастер-сержант Бренди Нэш повидала виды, она высаживалась десантом на ледяные луны Танзании во время шахтерского восстания, прожигала себе путь сквозь джунгли Бетельгейзе-15, участвовала в захвате Джанской Сунны четырьмя годами ранее - еще в составе 'Кентавров' 112-го пехотного полка. Поэтому Бренди могла с полным на то основанием цитировать изречение своего отца, седого ветерана Роберта Нэша, который говаривал, глядя на нервничающих салаг в десантном отделении: - 'Успокойтесь, парни. Я знаю, что делаю. Это не мое первое родео.' Потому мастер-сержант Бренди не сильно напрягалась в карауле - даже с учетом того, что чертова девка флотского лейтенанта прошла сквозь караулы и сигнализацию как нож сквозь масло. Никто и никогда не охраняет расположение воинской части, как это показывают в голофильмах или играх - патрули через каждые несколько метров, специально обученные собаки и поисковые дроны, сигнализация на каждом сантиметре и орбитальное наблюдение в режиме реально времени. Насколько она, Бренди, знала армейские реалии, такой охраны не было даже в штабе армии. Караул - это десять человек, пять из которых отдыхают в караульном помещении, а пятеро влачат свое жалкое существование на постах, в обнимку с гаусс-винтовкой и острым желанием заснуть до конца смены. Потому лично она не понимала истерики, случившейся с лейтенантом. То есть, конечно же, проникновение на военный объект гражданского лица это безобразие, и конечно же старший караула был наказан, сигнализация еще раз проверена и выставлена на максимальную чувствительность, а охранные дроны и турели - заново перепрошиты и оборудованы нейрохлыстами вместо обычных лазерных бластеров - на случай, если жене лейтенанта снова захочется прогуляться в расположение части. Но Бренди отдавала себе отчет в том, что не бывает замков, которые нельзя вскрыть и что только квалификация взломщика является препятствием к взлому. А квалификация у юной жены лейтенанта была что надо. Она не стала дистанционно взламывать дронов и сигнализацию, выводить на экраны охранных мониторов зацикленную картинку 'на месте без происшествий' или высаживаться с гравитационным захватом на территорию базы из стратосферы. Нет. Джун хутт Дорбан просто подошла к КПП и выбила дверь в комнату дежурного, после чего попросту придушила находящуюся на посту амазонку, прижала ее ладонь к сенсору, взвалила ее на плечи и прошествовала далее - вплоть до штаба, где опять-таки использовала ладонь караульной для идентификации. В результате тревога была поднята только когда Джун уже успела скинуть с себя одежду и осуществить оскорбление действием в отношении военнослужащих Империи. Впрочем, на фоне проникновения на военный объект и нападения на часового - это было семечки. Лейтенант оказался не таким уж идиотом. Он с ходу принял решение. Простое решение. Ходу расследованию не давать. Никого не обвинять. Караульную службу - наладить. Жену - увезти с планеты на медовый месяц и вправить ей там мозги - насчет последнего, кстати мастер-сержант очень сильно сомневалась. Несмотря на внешность спокойной и вменяемой девушки Джун уже успела зарекомендовать себя как безбашенная авантюристка, которой то в драку с местным чемпионом надо влезть, то на охраняемую военную базу проникнуть. Веры в то, что лейтенант вправит ей мозги за медовый месяц было маловато. Несмотря на это сам лейтенант, похоже испытывал иллюзию, что если дать Джун то, что ей нужно и гладить по шерстке а не против - то Джун конечно же осознает что была неправа и тотчас исправится. Ну да. Как же. В любом случае лейтенант и его пылкая подружка унеслись на Яблоко первым же рейсом, оставив караульную службу отдельной роты амазонок исправлять недостатки и зализывать репутационный ущерб. С отъездом начальства атмосфера в роте стала возвращатся к норме - с облегчением вздохнули Кертис и Симонова, заводилы и подстрекатели пресловутого 'похода за хлебушком', успокоилась и сама Фарра, убедившись, что никакого трибунала не будет, немного расслабилися и остальной командный состав роты. А если матери-командиры выдохнули и перестали нервничать - значит все остальные тоже почувствовали себя легче.   - Старший по караулу? Сержант Бренди, здесь Симонова с КПП. У нас проблема. - вместе с легким вибрированием зуммера на экране монитора появилась Диана Симонова, сегодня дежурящая на КПП.   - Что там у тебя? - спросила Бренди, мысленно подтянувшись - уж больно обеспокоено звучал голос амазонки.   - Мэм. Думаю вам лучше взглянуть самой. - отвела взгляд Симонова: - вот. - камера показала стояющую за бронестеклом (вставленным после недавного случая) невысокую девушку с короткими черными волосами. Девука прижимала удостоверение личности к стеклу и, приблизив камеру Бренди без труда прочла 'Хлоя Дин Дорбан' рядом с голографическим изображением.   - Я ... что мне делать, мэм?   - Так. - в голове Бренди пронесся вихрь, разметав былое спокойствие по клочкам: - займи ее чем-нибудь! Жди распоряжений! - она переключила канал и на экране появилась Фарра Аканис.   - Что такое, сержант? - спросила саб-лейтенант, откидывая мокрые волосы назад и просушивая их полотенцем: - я же просила не беспокоить меня по пустякам.   - Это важно. Мэм.   - Слушаю. - как любой командир Фарра знала когда к ней обращаются так официально - дело серьезное.   - Жена лейтенанта прилетела. Она на КПП. Там Симонова с ней сейчас... - Бренди увидела, как глаза Фарры округлились, и мысленно порадовалась, что не она сейчас командует этой ротой амазонок. Да здравствуют матери-командиры, у которых и голова больше и яйца стальные.   - Вот ведь... - Фарра машинально отложила полотенце в сторону и прижала концики пальцев к вискам: - дерьмо какое...   - Да, мэм. - в данном случае мастер-сержант Бренди Нэш полностью разделяла мнение начальства о текущей ситуации. Дерьмо какое.       - Что будем делать, Амадей? - спросил старина Волак у своего босса, сидящего напротив панели приборов, на капитанском кресле фрейтера. Амадей чуть-чуть повернулся и блики от огней и мониторов сдвинулись на плексигласе его шлема.   - Надо что-то решать, босс. - повторил вслед за Волаком и Эйден. Амадей взгляну на них и вздохнул. Он понимал что надо что-то делать. И он даже знал что именно. И что все ждут от него этого самого решения. Он выпрямился.   - Курс на Вегу. Набрать скорость в два и четыре, потом - отстрелить жилые модули. Всем все ясно? - он осмотрел командную рубку. Никто не выразил несогласия.   - Ясно, босс. - старина Волак кивнул и толкнул в бок навигатора, рыжего парня с Иерона, чьи веснушки не было видно под плексом шлема: - шевелись давай.   - Да... босс. - паренек сел в свое кресло и начал прокладывать курс по касательной к звезде.   - Может быть мы торопимся? - сказал Эйден: - может быть... - Амадей повернулся в нему.   - У нас нет выбора. Зараза проникла на корабль. Этот андроид взломал шлюз в жилой отсек. Дверь туда открывалась лишь один раз - когда мы осматривали место происшествия. Тогда уже был откачен воздух и никакая зараза не могла бы выжить, кроме непосредственного носителя. Андроид был там. Далее - сейчас группа поиска в жилом нашла этого андроида и уничтожила его.   - Ну вот. Может возьмем огнеметы и выжжем что осталось?   - Мы не можем. - покачал головой Амадей: - если бы мы не нашли этого андроида - мы все должны были бы прыгнуть прямиком в Вегу. Только то, что мы его нашли и никто из дежурной первой смены не приближался к нему и не дышал одним воздухом - только это может спасти нас. Может. - Амадей не стал заканчивать. Он понимал что с точки зрения Ордена и он сам и весь фрейтер со всей командой подлежат немедленной терминации. И только безумная надежда что пронесет, ничтожный шанс, та соломинка за которую они все судорожно хватались - это факт, что группа все-таки нашла андроида.   - Босс... - подал голос молодой навигатор: - мы развернулись к Веге. Скорость два и четыре.   - Хорошо. - сказал Амадей. Немного помедлил, на секунду поколебавшись и осознавая что его решение сейчас обречет на смерть в горниле Веги всю вторую смену, все тридцать два человека, и он всех знал поименно. Он стиснул зубы. Все и всегда приходится делать самому, никто не принимает решения, никто не желает нести ответственность. Всегда. Вот и сейчас все столпились за его спиной словно жалкие крысы - а что будет, босс, надо что-то делать босс, а может быть нас пронесет, босс. Не пронесет. Понятия удачи в этом мире вообще нет. Есть действия которые мы выбираем и последствия, с которыми приходится иметь дело. И все мы будем гореть в аду, конечно, но в этом жарком месте наверняка есть отдельный котел, где пожарче и черти позлее. И написано на этом котле - 'для боссов'.   - Отстрелить жилой модуль. - сказал Амадей. Волак потянул за рычаг, спустя секунду корабль дрогнул всем корпусом, раздался удар.   - Пусть звезда вам будет пухом, ребята. - прошептал Эйден где-то за плечом.   - Курс на выход из зоны. Включить стелс-генераторы. - сказал Амадей: - дежурств не будет. Все остаемся в командной рубке до самого конца.   - А что с тремя фрейтерами из группы Дельта? - спросил Волак. Он имел в виду грузовые корабли, посланные на встречу с Орденом вместо них, те самые, которые должны были взорваться в непосредственной близости от места встречи, чтобы инквизиторы подумали что Амадей и его команда кончились, что нет смысла искать их, а миссия провалена.   - По плану. Взрываем. - кивнул Амадей: - только... не на расстоянии. Измени программу - пусть взорвутся в тот момент, когда подойдут к крейсеру Ордена вплотную. В момент стыковки.   - Как скажете, босс. - Волак повернулся к панели и руки его проворно забегали по переключателям, задавая параметры взрыва.       В этот момент в жилом модуле, рядом с обезглавленным трупом Верениса сидел механик второй смены и улыбался. Он понимал, что ничего поделать уже не удастся, что разогнанный блок жилого модуля через некоторое время упадет на звезду и сгорит в плазме, раскаленной до восьми тысяч градусов по Цельсию, что его ждет неминуемая гибель. Но он улыбался, потому что вот уже как несколько часов он не был человеком. Он был Единством. И он знал и чувствовал то же, что и другие члены Единства. Он видел глазами других и слышал их ушами. Он видел капельки пота на носу у Амадея, дрожащую руку Волака на рычаге отстрела жилого модуля, слышал оправдания этому поступку. Какая глупость - подумало Единство, какая глупость, решение конечно же верное, часть всегда должна жертвовать собой ради выживания целого - это даже не подлежит сомнению. Вот только... отстрел жилого модуля не решал проблемы. Потому что где-то в пространстве летела спасательная шлюпка с андроидом внутри. А точнее - с инструментом Единства. Драгоценным инструментом, очень нужным на начальном этапе. Потом будет легче, как только Единство захватит хотя бы одну планету - оно сможет выслать корабли за другими инструментами, благо их много, здесь, у Веги был производство и склады. Но сейчас, когда Единство насчитывает едва пятьдесят членов - этот инструмент был нужен. Поэтому Единство отправило инструмент отдельно - в спасательной шлюпке, прямиком к Яблоку Дионеи. К тому моменту, как Единство перехватит управление фрейтером - инструмент должен уже ступить на планету. Ведь спасательная шлюпка Амадея - это не обычный малый бот с планетарными двигателями. Нет, это по сути малый корабль, оснащенный гипердрайвом с жутко секретным двигателем. Поэтому Единство приняло решение послать инструмент вперед и захватывать корабль только тем составом, что уже имелся. К сожалению без инструмента, без андроида Единство не могло размножаться и внедряться в других членов экипажа фрейтера. А это значит что захват корабля чреват жертвами. Но самый большой шаг они уже сделали - убедив Амадея отстрелить жилой модуль. Большинство членов Единства находились в командной рубке и если дело дошло бы до рукопашной - риски возрастали многократно. Рисковать попусту Единство не могло. Оно только-только появилось. Оно только начало свой рост. Механик поднял глаза. К нему подошел другой член Единства, девушка из ремонтной бригады, Кассея. Они понимали друг друга без слов. Девушка присела и обняла механика. Все должно было закончится скоро. А единственными членами Единства в жилом модуле были они вдвоем. И их миссия была закончена. Оставалось только перенести свои сознания в Единое и дождаться момента пока их физические тела сгорят в горниле звезды по имени Вега.       Ужин был великолепен. Конечно, 'Ритц Империал' на самом деле не был самым шикарным отелем на Яблоке, достаточно вспомнить 'Широхо Люкс' или 'Палас Ябл' е его искусственными водопадами, живыми тиграми за стреклянными стенами коридоров, или огромных аквариумах, внутри которых размещались номера постояльцев, так, что было полное ощущение того, что ты живешь на дне морском. Вообще 'Ритц Империал' был крепким середнячком в ряду таких же отелей, девиз владельца сети 'Ритц' был следующий - не чини то, что не ломалось. Поэтому отель был консервативен, никаких тебе новомодных штучек, типа лепестковых диафрагм вместо дверей, парящих на гравизахватах кроватей или прозрачных бассейнов на балконе. Нет, это был обычный отель с обычной меделью и обычным персоналом. Тут все было как всегда и туристы, получившие за день свою порцию впечатлений могли спокойно отдохнуть в своем номере, зная где тут холодильник и душ, а где - мини-бар. Поэтому и ужин, который принесли в номер был как нельзя более консервативен и выдержан в духе Империи - даже местные креветки, приголовленные в белом вине были выложены на блюде в композицию, напоминающую герб Империи - если смотреть издалека и не придираться к мелочам.   - Очень вкусно, Персиваль-са. - сказала Окни из младшей семьи и наклонила голову: - у нас на Бартаме такого нет.  

- Ну, откуда на Бартаме креветки. - сказал Перси: - у вас там и рыбы то нет.   - Не скажи. - вмешалась в разговор Джун, до сих пор молчавшая над своей тарелкой: - есть рыба. В подземных резервуарах выращивают. Для гурманов.   - Да? Я не знал. - Перси был рад что Джун вмешалась в разговор. До сих пор как правило в диалоге участвовали он с Окни, Джун молчала, создавая атмосферу определенной неловкости. Конечно, он знал Джун и общался с ней, когда она была его settale - в гостях у семьи, он даже притащил ее, раненную в какую-то вшивую дыру - отлежаться после боя, но каждый раз он как будто видел новую Джун. И каждый раз немного терялся. Интересно, подумал он, вот если взглянуть на социальный статус - я же боевой офицер, награды есть, а если закрыть глаза на детали - то и вовсе старший офицер на Бартаме, то бишь на всей Дионее-2. А она - она просто местная девушка, пусть даже из весьма влиятельного клана. Но это с точки зрения имперца. А с точки зрения местных, она - принцесса дома Харссон, бросившая вызов самому Чойджи хутт Рикио, формально - первый человек, который может сказать что выиграл поединок у этого невероятного бойца. И одна из тех немногих, что вообще остались жить после поединка с ним, при этом Джун умудрилась остаться при своих руках, ногах и голове. Даже пальцы сохранила. Вот кто она такая, девушка-легенда. Хотя, для местных было бы достаточно того, что она наследная принцесса дома Харссон. Великого дома Харссон. Одного из пяти Великих домов. А Перси - всего лишь имперский служащий, пусть и с весьма хорошей заплатой - курс имперских кредиток к местной валюте был относительно высок. Но служащий - есть служащий. Он не глава дома Дорбан, более того, такого дома вообще нет, а если бы и был, то его главой был бы его отец, а после него - Торнтон. С другой стороны, благодаря Стиву и Хлое капиталы семьи в последнее время идут в гору. Подумав о Хлое, Перси ощутил легкий укол совести, и поморщился.   - Зря вы так, Перси-са. - сказала Окни, увидев его выражение лица: - вполне нормальная рыба там выращивается. Мы каждый четверг ее готовим. - она понимала что выращенная искусственно рыба была не по карману каждой семье на Бартаме и была не прочь подчеркнуть что дом Харссон - один из самых влиятельных и богатых.   - Да я ничего такого не говорил. - поднял руки вверх Перси: - я даже не пробовал...   - Пробовал. - снова вмешалась Джун: - ты же гостил у нас. Помнишь? В четверг была рыба.   - Ах. Да. - Перси попытался вспомнить, но в тот период времени все было новым для него, слишком много впечатлений от дома Харссон, не говоря уже о том, что до этого на его глазах Джун вырезала человек пятнадцать, легко и непринужденно, так, словно для нее это было как в магазин сходить. И Харальд, старший брат Джун - тоже источник дополнительного стресса со своим сонбу. К сожалению, отличная память Перси работала только на то, что они видел. На вкусовые ощущения это не распространялось.   - Конечно помню. - соврал он: - было очень вкусно.   - Да ну. Ты даже вкуса не почувствовал. Ел как робот какой-то. - сказала Джун: - ну погоди, приготовим мы тебе рыбу. Пошли в магазин.   - Да! Пошли в магазин! - воскликнула Окни и захлопала в ладоши.   - Прямо сейчас? - удивился Перси. Уходить из номера ему не хотелось. Ему хотелось раздеться, принять душ и нырнуть под одеяло - возможно, даже вместе с Джун. Он мысленно отдалял тот момент, когда ему придется остаться наедине с ней в спальне для новобрачных, но рано или поздно он наступит. И в этот момент, он, Персиваль Дорбан, поведет себя достойно. Он мягко отстранит Джун и скажет ей... хм... скажет ей что она прекрасная девушка, но у него есть жена и он конечно же не будет обижать Джун, но связь между ними невозможна. При всей красоте Джун. А с другой стороны - если Джун наплюет на все эти условности - а она вполне может наплевать на условности, достаточно вспомнить на сколько условностей и древних традиций она наплевала, ввязавшись в поединок - так вот, если она наплюет на условности и изнасилует его, Перси прямо в спальне - разве в этом будет его вина? Нет, конечно. Это будет... наверное это будет приятно... но главное - это будет не по его вине. Он держался до конца, но пылкая Джун связала его простыней и ...   - Эй! Муж и господин! Не теряйся! - Джун повела ладонью перед глазами у Перси и тот понял что на какое-то время выключился из общей беседы. Чуть слюна не потекла.   - А. Да, конечно. - сказал он. Как любой женатый мужчина он твердо знал с чего надо начинать, если ты в последние несколько минут выключился из беседы, представляя себе голых Джун - начинать надо с согласия. Конечно, дорогая. Да, дорогая. Будет сделано дорогая. Вот залог успешного брака, если не считать воздержание от связей с прекрасными туземками на далеких планетах.   - Вот и хорошо. - кивнула Джун: - Окни - собирайся. Мы идем по магазинам. - девушка из младшей семьи исчезла из-за стола, оставив после себя легкое завихрение воздуха а Перси вздохнул. Как он не любил ходить по магазинам. Особенно с женой.       Когда они вышли из отеля и направились к ближайщему супермаркету - кто-то окликнул Перси.   - Перси! Эй Перси! Это ты?! - Перси обернулся и попал в объятия. Он не сразу понял что происходит а потому на всякий случай решил не сопротивлятся, потому как с наличием Джун рядом резкие движения вообще чреваты травмами и переломами в самых неожиданных местах.   - Перси-са! Кто эта женщина?!   - Минуточку! - Перси немного отстранился - прямо в объятиях и увидел знакомое лицо. Надин Берн! Девушка, учившаяся вместе с ним на одном курсе в Академии!   - Надин! - воскликнул он.   - Перси! Ах ты, несносный толстяк! - она звонко поцеловала его в щеку.   - Погоди. Надин, позволь представить тебе Джун хутт Харссон, мгм... мою жену по законам Бартама и ее младшую сестру Окни хутт Харссон. Джун, Окни - это Надин Берн, моя однокурсница по Академии и близкий друг. - поспешил тут же расставить все точки над 'и' Перси, чувствуя что надо избежать недоразумений. И, конечно, в присутствии Джун он не мог представить ее иначе чем 'моя жена по законам Бартама'. В конце концов она рисковала жизнью, спасая его и четырех юных идиоток из его подразделения. И еще -   - Жена?! - глаза Надин округлились, она окинула Джун быстрым изучающим взглядом. Джун даже не шевельнулась - она оценила Надин с ног до головы еще в первые мгновения встречи, оценила, взвесила и вынесла вердикт. Окни, как младшенькая, которой дозволены послабления в этикете и поведении, - глазела на Надин как на диковинное животное.   - Жена? Но погоди... ты же был с этой... как ее... такая маленькая брюнеточка с короткой стрижкой, Хлоей, кажется? Вы расстались? Она бросила тебя, узнав что тебя выперли из Академии? Вот бессовестная стерва! - Надин как всегда уже успела себе что-то придумать и даже начать переживать по этому поводу.   - Что? Нет, все немного ... запутанно. Но впрочем хватит обо мне, я чертовски рад видеть тебя! Ты то тут какими судьбами? - сказал Перси, уводя разговор со скользкой матримониальной почвы и свадебных обычаев Бартама.   - А? Да у нас каникулы в Академии, а моя сестра выиграла в лотерею путевку на Яблоко. Я только приехала, вещи в отеле оставила, гляжу, а ты тут из 'Ритц Империал' выруливаешь под ручку с двумя девицами. Извините, девочки, не хотела вас обидеть, но у нас с этим пухликом дааавняя история. - подмигнула Надин: - Мы вместе адскую недельку проходили со стариной Тором, помнишь старину Тора, Перси?   - Думаю что 'старину' Тора я не забуду даже через сто лет. - сказал Перси, вспоминая мастер-инструктора Академии, Бертрана Тора.   - Ну мы вот уже как два года для него 'господа курсанты', ты не представляешь как это здорово! Жалко что с тобой так вышло, мы все хотели тебе написать сразу после этого случая, но ты же знаешь ... - сказала Надин, было видно что ей немного неудобно.   - Да ничего страшного. - махнул рукой Перси: - я и сам был ... занят.   - Слушай, а давай пойдем в бар, пропустим по стаканчику, поговорим? Если есть время, конечно... поболтаем .... - сказала Надин и заглянула ему в глаза.   - Мм... ну конечно. Давай. Джун. - Перси повернулся к своей молодой жене по закону Бартама, с облегчением думая что сейчас у него есть совершенно официальная причина не ходить по магазинам.   - Джун, ты не возражаешь если я пойду, встречусь с своей ... коллегой по несчастью? Буквально несколько минут.   - Конечно, дорогой. - лицо Джун вдруг осветилось яркой улыбкой. На все тридцать два зуба. Очень зубастой улыбкой, скажем прямо.   - Конечно, дорогой. Ты можешь пойти погулять со своей старой знакомой - сделав ударение на слове 'старой' сказала Джун: - почему бы и нет?   - Да, разумная жена не станет мешать мужу встречаться со своими друзьями. - встряла Окни: - А Джун-су - разумная жена. Правда, у нас на Бартаме эти друзья обычно мужчины. Действительно старые мужчины. - девушка из младшей семьи еще раз окинула Надин оценивающим взглядом и осуждающе покачала головой. На ее, Окни взгляд, Надин ну никак не годилась в друзья и сослуживцы к Персивалю-са, уважаемому мужу наследной принцессы Джун-су. Слишком молодая. Слишком симпатичная. И эти округлости под облегающим платьем - слишком много. Надин уловила этот взгляд и поежилась.   - Знаешь что, а это идея, младшая. - вдруг сказала Джун. До этого момента она развлекалась, иронизируя над своим паникующим мужем и слишком серьезной Окни. Но, вдруг, она увидела возможность.   - Я не могу пойти на эти .... мужские посиделки. Как разумная жена, разумеется. Но наличие обстоятельств... - многозначительный взгляд в сторону Надин и ее вырезов на платье. Окни насторожила ушки.   - Но что если ты пойдешь с ними и ... присмотришь, чтобы ... все прошло разумно? Проводишь моего мужа к номеру, если вдруг он наберется больше нормы. Чтобы я была спокойна? - Джун взяла Окни за руку. Она могла бы просто уйти - без объяснений, кона так и хотела сделать чуть попозже, но лимит ее вызывающих действий в этом месяце явно был превышен. Нана-су и Харральд очень серьезно обещали ей неприятности в случае если эта шпионка из младшей семьи доложит о неподобающем поведении. Поэтому вначале она решила выжидать возможность. И вот, ее терпение вознаграждено! Наконец то она сможет улизнуть и занятся делом.   - Конечно! Джун-су! Я для вас все сделаю! - Окни воспылала праведным огнем и повернулась к Персии Надин: - я за ними прослежу!   - Ну вот и хорошо. А я пойду в свой номер - размышлять о замужестве как образе жизни. - и Джун тут же исчезла, растворившись в воздухе, оставив их стоять с открытыми ртами.     - Эээ... а она у тебя всегда такая? - Надин неопределенно покрутила пальцами в воздухе, глазами выискивая пропавшую из вида Джун. Перси вздохнул. Слишком много вопросов. И не так уж много ответов, учитывая деликатность ситуации.   - Может быть ты знаешь где-нибудь тут тихое местечко? - спросил Перси, переводя разговор в другую плоскость.       Райло Морвак был фермером. Обычным фермером. Для Яблока Дионеи, разумеется. И если в детских книжках фермер всегда изображался в соломенной шляпе, с вилами в руках и рядом с крупным млекопитающим с костяными наростами на голове, то фермер на Яблоке, мире, где 90% процентов поверхности составляли теплые океаны - был бы изображен в водолазном костюме и с квантовым ножом в другой. Потому что фермы на Яблоки были исключительно подводными. Поэтому Райло был одет в водолазный костюм. Костюм, который был порван. Во время утренней сборки он зацепился за край металлической сетки, ограждающей садок и порвал правый рукав - от запястья до подмышки. Потому он сейчас сидел в лодке и смотрел в небо. Его брат, Деррек сейчас был внизу, на глубине двух метров, срезая спелые протеиновые пузыри и кладя их в корзину, а все что оставалось Райло - это пялиться в небо и поднимать полные корзины вверх, укладывая добычу в ящик. Тонкий трос задергался в его руке и он опустил взгляд вниз. Еще одна корзина. Несколько движений руками и он вываливает перламутровые, трепещущие сферы в ящик к остальным, бросает за борт другую, пустую корзину с грузилом и, перегнувшись за борт, смотрит как та опускается вниз. Раздался всплеск и рядом с лодкой всплыл Деррек.   - Все. - сказал он, снимая маску и бросая ее через борт на дно лодки: - хватит. Давай обедать.   - А я только пустую корзину тебе скинул... -   - Ничего, пускай там болтается... - махнул рукой Деррек: - потом остальное соберем. - он забросил ногу через борт и Райло помог ему взобраться в лодку. Вскарабкавшись в лодку, Деррек расстегнул молнию, снял с себя верх гидрокостюма и пятерней пригладил свои волосы. Райло достал из-под скамьи пластиковый контейнер с обедом и щелкнул креплениями крышки.   - Что там у нас сегодня? - спросил Деррек, споласкивая лицо пригоршней забортной воды.   - Сегодня бифштекс и бобы. И салат.   - Бифштекс... это не бифштекс, брат. Это подделка из протеиновой пасты. Ты настоящих бифштексов не едал. - сказал Деррек, вытирая лицо темно-синим полотенцем с надписью 'Яблоко Дионеи - лучшие курорты Галактики!'. С другой стороны полотенца была надпись 'Собственность отеля Ритц'.   - Да ну. - усомнился Райло: - нормальные такие бифштексы. Мне нравятся. И запах хороший.   - Не может быть у протеиновой пасты хорошего запаха. Хороший запах - это когда ты берешь кусок стейка и бросаешь его на раскаленную сковороду. Знаешь, раздается такой ... словно бы взрыв, вшууу! - Деррек показал руками какой именно раздается взрыв: - масло так и брызжет во все стороны!   - Угу. Ешь давай. Нам еще два садка собрать надо сегодня. - сказал Райло: - да еще и без костюма.   - А знаешь, как именно надо правильно есть стейк? - спросил Деррек, подня вверх вилку с искусственным бифштексом: - так, вот, надо ... - он не договорил. На востоке в небе возникла яркая точка, оставляющая за собой четкий след. Точка была слишком яркой, чтобы предположить что это один из туристических шаттлов, или грузовых фрейтеров, да и двигалась слишком быстро.   - Что-то падает. - сказал Райло, глядя на точку: - что это?   - А? - Деррек прервал свою лекцию о преимуществе настоящего мяса и взглянул наверх: - Это наверное один из коммуникационных спутников свалился. Опять.   - Опять?   - Ага. На прошлой неделе же падал. Еще компания награду в два миллиона кредиток обещала тому, кто найдет обломки, но он конечно упал в воду. Тю-тю. А так было бы неплохо получить два миллиона. - мечтательно прищурился Деррек.   - Что? - прокричал Райло. Он вдруг понял что ему приходится повышать голос, и что он почти не слышит Деррека из-за грохота. Чертова штуковина грохотала, падая вниз!   - Да она же летит прямо на нас! - крикнул Деррек: - заводи мотор!   - Куда? - невпопад спросил Райло, терзая стартер. Но вопрос был не праздный. Куда именно плыть, если проклятая штуковина летит прямо в тебя, и кажется, куда ты не поверни, она будет преследовать тебя до того момента, пока не воткнется прямо тебе в голову, с этим грохотом и пламенем.   - Да куда угодно! - заорал Деррик в ответ, мотор наконец то завелся и выбросил мощную струю воды, лодку развернуло боком, за борт полетел контейнер с остатками обеда и искусственным бифштексом, перевернулся ящик с протеиновыми шарами и те тотчас расплылись по всему дну лодки, переливаясь перламутром и мягко тыкаясь в ноги. 

  - Да чтоб тебя! - Райло с ходу выпалил несколько ругательств на хуттском, Деррек вскинул голову, проводив взглядом это, пролетевшее прямо у них над головами и рухнувшее прямо на отмель у острова-фермы. Раздался грохот и лодку закачало на волнах словно щепку в водовороте. Райло вцепился в борт, чтобы не выпасть, уперся ногами, краем глаза увидел что Деррек обмотал вокруг предплечья страховочный линь, а еще что ящик из-под протеиновых шаров едва не ударил его по лицу.     - Что это за ... - сказал Райло, едва волны немного утихли и он с трудом разжал руки, так сильно сжимающие борт, что пальцы побелели и были похожи на пур-пурно-бледных морских змей.   - Это спутник. Чертов коммуникационный спутник. - сказал Деррек. Он улыбался, несмотря на то, что по его лицу стекала кровь - видимо ящик все-таки задел его.   - Чертов спутник. Братишка, мы богаты.   - Да черта с два. - сказал Райло: - что богаты это еще не ясно. А вот то, что прибрежные садки нам порвало, это точно. А там шаров на сто тысяч наверное.   - Тьфу на тебя. Скептик. Заводи мотор. Поехали смотреть, чего это упало нам на голову. - сказал Деррек. Мотор? Ах, да, мотор. Райло точно помнил что он выключил его когда началась тряска - всякий знает что если идет такая волна то лучше выключить водометы, чем попасть в такт тряске и перевернуть лодку. Потому он еще раз нажал на кнопку стартера и почти не удивился, когда не услышал ровным счетом ничего. Конечно. Так и должно было быть. Сперва он пролил свой кофе с утра. Потом порвал гидрокостюм. Потом им на голову свалилась непонятная фиговина. А сейчас у него сломался стартер. Прекрасно.   - Что копаешься? - спросил Деррек: - заводи уже.   - Сломался стартер. - буркнул Райло: - опять.   - Ах ты ж... ладно, тогда я пока поплыл туда своим ходом, а ты - как починишь стартер - подплывай. Надо же пометить эту штуку, что мы первые ее нашли. А то не дай бог прилетят сейчас на скиммерах и тю-тю, не видать нам награды... - Деррек встал, застегнул молнию гидрокостюма, натянул маску, проверил клапана на вдох-выдох, и спиной вперед упал за борт. Райло проследил за ним взглядом, в прозрачной воде было хорошо видно, как его брат перевернулся на бок, включил водометы, встроенные в костюм и, выпрямившись в струну, словно торпеда скользнул в сторону берега.   - Класс. - сказал Райло вслух: - просто класс.Когда Райло подплыл к берегу, то первым делом он увидел развороченный каркас спасательной капсулы, похожей на треснувшее яйцо с бело-оранжевой скорлупой, с лючками и надписями на ней. Не видать Дерреку награды, мелькнула в голове мысль, мелькнула и тут же пропала, потому что взгляд упал на пустое кресло внутри спасательной капсулы. Если капсула пуста - значит кто-то оттуда уже выбрался, а если кто-то оттуда уже выбрался, значит Деррек его уже встретил. Наверное ему нужна помощь, вот поэтому Деррека и нет, наверное он уже открыл аптечку, а если что-то серьезное, надо поднимать скиммер и лететь в ближайшую клинику, благо как раз в эти дни рядом проходит плавучий остров 'Парадайз'. Райло не помнил, как он пришвартовал лодку, закрепил концы и опрометью бросился в дом, на ходу крича имя брата. Никого не было ни на кухне, ни в зале, а шкаф с аптечкой был закрыт. Райло бежал и всякие дурацкие мысли лезли ему в голову, одна хуже другой. А что, если в этой капсуле был какой-нибудь маньяк? Преступник, объявленный в галактический розыск? Какой нибудь Бо Ливингстон? Райло помнил передачу про этого головореза, говорили он в одиночку вырезал взвод рейнжеров, посланных его уничтожить, после того, как он в течении десяти лет терроризировал целый город. Или это какой-нибудь киборг-убийца из-за границы Карантина? А что - граница тут неподалеку и сталкеры постоянно рыскают туда-сюда, он видел недавно такой фильм про киборга-убийцу...   Райло завернул за угол и замер как вкопанный. Ну конечно. Киборг-убийца. Боже мой, какой он дурак, беспокоился за этого придурка, а он тут уже вовсю охаживает какую-то худенькую блондинку в белом комбинезоне... погоди-ка, значит это она была в той спасательной капсуле, ай да Деррек, ай да сукин сын - такие мысли пронеслись в голове у Райло. Тут Деррек и незнакомая девица повернули свои головы к нему и Райло отступил назад, поднимая руки и отворачиваясь, чтобы не смущать .... парочку.   - Эй, ладно, не хотел вас прерывать, Деррек, ты все-таки скотина, а вы, мисс, вы уверены, что у вас все в порядке и ... - слова замерли у него в глотке. Вся сцена выглядела как-то нереально - полуголый Деррек без своего гидрокостюма, девушка в наполовину снятом комбинезоне с какой-то незнакомой эмблемой на спине, и он, стоящий тут с поднятыми руками. Что-то неправильное было в их позе, в положении ее рук. Но больше всего Райло поразили глаза его брата.   - Деррек... - сказал Райло и сглотнул: - что с тобой? С тобой все в порядке?   - Райло. - сказал Деррек необычно глубоким голосом: - подойди сюда пожалуйста.   - Что? - волосы на затылке Райло зашевелились. Он вдруг понял что ЭТО не Деррек. Что Деррек мог утащить малознакомую девицу из капсулы, мог познакомиться с ней и конечно, мог попробовать стянуть с нее комбинезон и попробовать зайти дальше, но! Но ни при каких обстоятельствах Деррек не стал бы стоять так... спокойно и безучастно. Он бы осклабился, хмыкнул, пожал плечами, может быть смутился, но не сказал бы таким спокойным голосом.... и тем более не пригласил бы Райло подойти поближе.   - Райло. - повторил Деррек: - не бойся. Подойди. - спокойствие, звучащее в голосе брата заставила Райло попятится назад.   - Райло. - раздался тихий, спокойный голос. Другой голос. Райло перевел взгляд на девушку. Девушка смотрела на него так же как и Деррек - спокойно и как будто с какой-то жалостью.   - Райло. Не надо боятся. Ты многое поймешь. Это не больно. - сказала девушка, и вдруг Райло понял, что ее рука проходит прямо сквозь живот Деррека, так, как будто он был сделан из мягкого теста. Он закричал и отшатнулся назад, вернее - попытался отшатнутся. Потому что не мог двигаться. Потому что его уже держали...           Епископ Альмо смотрел в пространство невидящими глазами, стискивая зубы и сжимая кулаки - до боли в побелевших пальцах. Пятьсот послушников на борту его крейсера, пятьсот посвященных, каждого из которых он знал лично - погибли в мгновение ока. Превратились в плазменный шар, возникший на месте стыковки тяжелого грузового фрейтера Амадея и 'Клинка Гнева Господня'. Последняя надежда Ордена, специально подготовленные послушники, готовые принять ересь Единства ради будущего всего человечества. Ну, ну, ну - ласково ткнулся в сознание голос Сигмы Пять - ведь они все равно должны были погибнуть - в твоем понимании уйти в Единство все равно что погибнуть, не так ли?   - Изыди. - сказал епископ. Сил спорить с богомерзкой тварью почти не было, но и отключить ее он не мог. Нет сил, надо просчитать все, надо принять решение, надо что-то делать, а в таких ситуациях интеллект и скорость вычислений Сигмы были незаменимы.   - Нет, правда. На что вы рассчитывали? На то, что из этих пятисот специально отобранных кто-то стал бы таким как ты? Таким как мы? - Сигма Пять намеренно выделил это 'мы', раньше епископ не спустил бы это с рук, но сейчас он был в отчаянии.   - Изыди, тварь... - простонал епископ: - это была единственная надежда Ордена, и всего человечества.   - Чушь. - отрезал Сигма Пять: - надежда не бывает единственная. Надежда это иллюзия, питаемая человечеством, в какой бы безнадежной ситуации оно не оказалось. Потому соберись, мой симбионт и вперед - к светлому будущему Ордена и человечества. Потому что надежда есть.   - Какая? Фрейтер взорвался, вместе с ... - епископ замолчал, не силах произнести определение ереси.   - Фрейтер был заминирован. Это не случайность. Что в свою очередь говорит, что этот твой сталкер Амадей не такой уж и болван. Он понял, что ты намерен принести его в жертву будущему человечества и предпочел свое личное будущее. А это в свою очередь говорит о том ... - тут Сигма Пять сделал паузу, давая епископу закончить мысль. Альмо некоторое время смотрел вверх перебирая губами. О чем говорит Сигма Пять? Амадей узнал что никто не собирался его отпускать целым и невредимым, ублюдок повел свою игру, ну ладно... он заминировал свой фрейтер и взорвал крейсер и послушников во время стыковки... - в голове все вдруг встало на свои места.   - Вот ублюдок! - сказал епископ и сел ровно, чувствуя, как кровь ударила ему в голову: - он жив и у него наш груз!   - Браво. - сказал Сигма Пять: - просто удивительно, насколько вы, люди, медленно мыслите. Конечно, он жив. И более того, с вероятностью в 59 процентов он уже приземлился на одну из планет Дионеи - либо на Яблоке, либо на Дионее Два. Тридцать процентов - что рванул в Империю. И всегда есть шанс что ...   - Что же я натворил?! - епископ схватился за голову. Весь ужас ситуации встал перед его внутренним взором - ересь, заключенная в контейнере сейчас на одной из обитаемых планет! Он свыкся с мыслью о потере пятисот добровольцев, с безумной надеждой, что у кого то получится не Ересь, а слияние, симбиоз, как у него с Сигмой Пять, но выпустить Ересь на обитаемую планету означало...   - О, ну у нас еще есть надежда. В конце концов может быть ересь приземлилась в малообитаемых районах, где-нибудь в пустыне, или в океан там упала и утонула... - сказал Сигма Пять: - в конце концов это же андроид, пусть и серии Эс плюс - мог сломаться. От времени. Или песок внутрь попал...   - Помолчи Сигма Пять. - сказал епископ. Он знал, что ничего из сказанного не произойдет. Что Ересь уже проникла на планеты Дионеи, и что он даже не знает на какие именно. И что сейчас у него есть только одна возможность не погубить обитаемый сектор галактики. Епископ сжал губы и активировал нуль-связь, прямую линию с Советом Ордена.   - Сим объявляю систему Дионеи зоной Карантина. - сказал он в микрофон. Вот уже несколько столетий никто из Ордена не произносил этих слов. И он знал, что именно произойдет в ближайшие двадцать четыре часа. Все сообщения в систему или из системы будут остановлены. И не просто словом, нет, в течении этих суток в систему войдет самый большой флот Ордена, тридцать четыре дредноута, десять стардестроеров и две мобильные базы, а также пять гигантских нейродеструкторов - на тот случай, если все таки придется выжечь планеты до серого пепла.   - Надеюсь это ложная тревога... - прошептал Альмо, опускаясь в кресло: - надеюсь...   - Я же говорил, что надежда никогда не бывает последней. - заметил Сигма Пять: - видишь, ты снова надеешься.       - Ну и очнулся я уже в госпитале. Вот собственно и вся история ... - Перси сдержался, чтобы не сказать 'вся история о героизме, патриотизме и прочей ерунде' , но сдержался. Потому что Надин глядела на него.... серьезно. Рядом с ней всхлипывала Окни, не сдерживая слез. Младшенькая оказалась весьма сентиментальной особой и история с гибелью всего экипажа, а впоследствии и населения поселения на Айм потрясла ее.   - Так что если я и герой, то исключительно волей случая. Как говорится не в том месте, не в то время... - продолжил Перси, поднял свою чашку и промочил горло уже изрядно остывшим чаем.   - Удивительные совпадения. - кивнула головой Надин: - а почему тебя перевели в состав 'Диких кошек'? Что за мистический приказ?   - Не знаю. - пожал плечами Перси: - но все с кем я говорил на эту тему обычно закатывали глаза и тыкали пальцем в потолок. Якобы он пришел с самого верха. Чуть ли не от самого Марка Второго.   - Ха. А ты везунчик... - начала было Надин, но встретилась взглядом с Перси и закашлялась: - кха-кха, извини, не то хотела сказать.   - Наверное ты права. - кивнул Перси: - я везунчик. - он хотел добавить что из всего состава отдельной тридцать восьмой эскадры Его Императорского Величества в живых остались только двое. И он - один из этих двоих. А то, что иногда он просыпается в холодном поту, хватаясь за одеяло в поисках рычага катапультирования, - это же ерунда, правда? Империя платит своим пилотам не за переживания и рефлексию. Империи нужны боевые инструменты. И вот, они, оба - Надин и Перси - два слаженных, отточенных боевых инструмента, которые случайно встретились на этом чертовом курорте.   И возможно, что они никогда больше не встретятся. По крайней мере - не встретятся так - без погон и формы, без обязательного 'Так точно, сэр!', а, впрочем, с учетом того, что Империя ведет войну - прогнозировать будущее для кадровых военнослужащих было бы невероятной глупостью. Живы сейчас - и ладно. Получи от момента все, что сможешь, насладись жизнью за себя и тех, кто уже не сможет поднять бокал в баре или потискать подружку за углом. И снова в бой. Наверное так.   - Перси! Ау?! - Надин провела ладонью перед его глазами.   - Что? - очнулся Перси: - Что ты сказала?   - Ничего. - на самом деле до того, как Перси впал в ступор глядя невидящими глазами куда-то вдаль, Надин хотела спросить его о чем-то... важном. Но решила не спрашивать. Пока.   - Слушай, а ведь я такая тугодумка. - сказала вдруг Надин: - ведь ты уже офицер, да? Только сейчас дошло. Потому что мы в гражданском. А вообще при будущей нашей встрече я должна буду вытянуться по стойке 'смирно', и вообще, как там? Ах, да, приложить руку к козырьку фуражки, в воинском салюте, выражая сплоченность и солидарность военнослужащих Империи...   - А ты все так же в состоянии цитировать Устав ВКС. - улыбнулся Перси.   - Это да. Но не уходи от темы. Это же удивительно, как быстро ты стал... таким. Я помню, как мы все вместе сидели в бытовке казармы вечерами, после поверки. Как ты был обычным пухлым мальчиком из Верхнего Синнея и как ты обижался, когда Йол называл твою планету Верхним Сиденьем, а еще как мы стояли против Тора - ты помнишь? Тебе тогда сломали челюсть, но ты не сдался.   - Ты тоже не сдалась.   - Да. Никто из нас не ударил в рынду. Но нам всем еще три года в академии и два года стажировки в войсках. Может через пять-шесть лет мы и станем офицерами, как ты. Но пока я - всего лишь курсант, салага и соплячка. А ты - герой Империи, лейтенант ВКС, награжденный орденом за участие в операции на Вериоке, с нашивкой за ранение. Быстро же между нами возникла пропасть. - грустно улыбнулась Надин. Где-то рядом всхлипнула в свою чашечку с мороженным младшенькая, про которую все уже забыли.   - Никакой пропасти нет. - покачал головой Перси: - я все тот же Перси. А ты все та же Надин.   - Ты только так говоришь. - сказала Надин, подвинувшись поближе и взглянув прямо ему в глаза: - ты только так говоришь, Дорбан. А на деле ты на несколько ступеней выше меня - если судить по субординации ВКС, у тебя есть прекрасная жена Хлоя, насколько я знаю - куча денег от корпорации по разработке кобальта, да еще и юная туземная принцесса в любовницах.   - Джун-су не любовница! - вмешалась Окни, размазывая слезы по лицу: - по законам Бартама она пока единственная жена. А Хлоя - наложница.   - Думаю, что имперские регистраторы гражданского состояния будут с тобой не согласны, девочка. - ответила Надин: - но, да какая разница. Мы с тобой на разных полюсах мира, Дорбан, и наверное, это наша последняя встреча - как друзей.   - Да брось, Надин. - сказал Перси, чувствуя себя неудобно: - брось. Мы с тобой настоящие друзья, закаленные академией. Помнишь чертову неделю? Я думал, что сдохну там, был в шаге от того, чтобы стукнуть в чертову рынду. Знаешь, почему я смог зайти так далеко? Я все время смотрел на тебя. Ты, хрупкая, красивая девушка, стояла в строю вместе с нами всеми, стояла и не сдавалась. Если бы ты ударила в рынду - я бы тоже вышел. Но ты все терпела, снова вставала в строй, не сдавалась. И потому я здесь только благодаря тебе. Твоему мужеству.   - Выходит - я мужественная? - удивилась Надин.   - Ммммм.... женственная, но в то же время мужественная. Андрогин? - предположил Перси. Его охватило удивительное чувство, он как будто бы снова вернулся назад, в академию, во времена, когда все было понятно и вокруг были друзья.   - Умеешь ты делать комплименты, Дорбан, ничего не скажешь. - улыбнулась Надин: - в этом тебе не откажешь. Назвать девушку андрогином... как у тебя вообще получилось жениться?!   - Дай-ка подумать? - Перси закатил глаза: - думаю, я просто обаятельный.   - Он просто не смог отбиться от Джун-су. - добавила свой вывод Окни: - И хватит вам уже. Я все поняла. - младшенькая встала из-за стола и окинула их взглядом. Слезы уже высохли, но ее глаза все еще были красноваты, а веки слегка припухлые.   - Я все поняла, Персиваль-са. Сейчас я пойду в дамскую комнату. И вполне могу там задержаться. И если вас не будет на месте, когда я вернусь - я ничего не смогу поделать. Конечно, мне придется рассказать об этом Джун-су. Но это потом. - младшенькая прикусила губу, задумалась о чем-то и кивнула своим мыслям: - Да. Это будет потом. А пока вы можете исчезнуть. Вдвоем. - и перед тем как отвернуться от столика, Окни-младшенькая подмигнула ошалевшему от такого поворота событий Перси. Интересно, подумала младшенькая, уходя от столика, интересно, а что сейчас делает Джун?     Джун хутт Харссон хутт Дорбан выбирала себе нож. Не то, чтобы ей жизненно был необходим нож, ведь кроме двух фамильных сонбу, парочки обычных ножей на щиколотках и четырех метательных клинках на предплечьях, у нее был еще и 'Полковник Боуи', а также малайский крис, и кукрис, а также так называемые ножи-перстни, с хищными, загнутыми маленькими лезвиями. Но хороший нож не бывает лишним, ведь так? Поэтому Джун стояла перед витриной 'Клинков Боггарта' и проверяла заточку танто.