- Новинка, уважаемая леди. - говорил ей продавец, массивный мужчина с бородой и изрядным животом: - не просто танто, но танто для выживания. В рукоять встроен аварийный маячок, упаковка рыболовных крючков, пять метров стропы, плазменная зажигалка и небольшой бластер калибра три и два.   Джун поморщилась и отложила нож в сторону. Ей не нравились слишком универсальные вещи. Нож должен быть ножом. Не больше и не меньше. Если ей понадобится зажигалка или удочка, она возьмет себе зажигалку или удочку.   - Зря отложили танто, уважаемая леди... - сказал продавец: - это самое то для вас, сразу несколько функций и ...   - Вы только испортили хорошее лезвие. - сказала Джун, пожав плечами: - это должен был быть неплохой нож.   - Мы просто добавили туда несколько функций... - запротестовал продавец, но Джун перебила его.  00

 

В конце концов она на Яблоке и здесь у нее нет обязательств перед старейшинами 'чтобы род Харссон' не ударил в грязь лицом'.   - Вы испортили нож! Что это такое?! - она провела пальцем по обуху лезвия.   - Это многофункциональная пила, она же в принципе служит и так называемым 'шоковым зубом'. Вы не понимаете, леди, когда такая вот штуковина втыкается вам в бок, то это очень больно. - продавец улыбнулся, показывая желтые зубы: - а шоковые зубья делают эту боль просто невыносимой. И так - один удар и ваш враг не может даже пошевелиться. Это то, что мы тут, в 'Клинках Боггарта' называем победой.   - Чушь собачья. Ни черта подобного. Это ослабляет конструкцию и делает сложным уход. А кроме того эта штуковина может застрять в костях, например в грудной клетке. - Джун показала где именно: - вот тут. И тогда ты останешься без оружия.   - Леди говорит так, словно бы уже наносила такие удары по человеку... - прищурился продавец: - поверьте, когда ты находишься в бою и ...   - Леди уже наносила такие удары. - сказал Джун и откинула полу жилета в сторону, показав продавцу рукоять сонбу. Глаза у продавца округлились.   - О. Прошу прощения. - сказал он, немного замялся и протянул руку в приветствии: - меня зовут Билл Стокман.   - Я Джун. - ответила на рукопожатие Джун.   - И ... ну я не ожидал увидеть здесь одну из клановых бойцов Бартама. А если не секрет, к какому дому...   - Хутт Харссон.   - А. Ну... - продавец полез пятерней в затылок с неловким видом: - ну честно говоря я и сам считаю что пила на обухе у танто это лишнее. Но люди берут что -то блестящее и чтобы выглядело грозно. Поэтому и приходится продавать такое вот. Вы еще не видели коллекцию у конкурентов, 'Рилла Комбайн', там просто ужас. Квантовые клинки с функцией кухонного комбайна. А классические лезвия пользуются все меньшим спросом на рынке.   - Понятно. - Джун немного удивилась, что продавец разоткровенничался, но виду не подала: - Но разве профессионалы не выбирают наиболее удобные и функциональные лезвия?   - А, о чем вы говорите, леди. Профессионалы, ха. Кто?! На всей планете найдется максимум с пару десятков людей, которые знают с какой стороны держать нож, а остальные в первом же бою воткнут его себе в ляжку. Профи у нас нет, мы же не Бартам, у нас тут курорт. Туристы... - пренебрежительным тоном сказал продавец. Джун вздохнула.   - Туристы, угу. - они вздохнули вдвоем. Джун окинула взглядом ассортимент и уже подумала отправиться в соседний бутик, туда, где под стеклом в витринах стояли короткоствольные, крупнокалиберные импульсники, но тут продавец вдруг обратился к ней.   - Извините, леди... может быть вы тогда пройдете со мной? У меня есть что показать, помимо этого... - он кивнул на витрину: - есть кое-то для специальных покупателей. Думаю, вы подходите под определение.   Джун посмотрела на продавца и пожала плечами. Почему бы и нет? Продавец кивнул, вышел из-за прилавка, запер дверь, повесив табличку 'Отошел, скоро вернусь' и прошел внутрь магазина, сделав Джун жест следовать за ним.   Внутри подсобного помещения было просторно, стояли ящики и стеллажи, а ровно посредине, за большим ящиком, на ящиках поменьше с маркировкой 'Армия Империи' сидели двое мужчин и играли в карты. На столе, служащем им ящиком лежали карты, фишки пепельница с торчащими окурками, бутылка с виски и малокалиберный армейский бластер 'Тигр-М'.   - Всем внимание. - гаркнул продавец: - это Джун. Джун, эти охламоны - мои партнеры. Этот вот, жирдяй - Виктор, а эта длинная жердь - Ламберт. В свою очередь, Джун - клановый боец хутт Харссон.   - Харссон? Там же Харральд главный? Такой здоровенный, со шрамом вот тут... - сказал Ламберт, отрываясь от партии: - нет?   - Это мой брат. - кивнула Джун: - но он не главный. Главный у нас дед.   - Проходите, присаживайтесь леди. Виктор! Покажи Джун наш особый товар. Она только что высмеяла пилу на обухе танто.   - Да? - поднял бровь Виктор: - многофункциональную пилу? Между прочим она служит и в качестве шокового зуба. Вот вы ...   - Ой, да помолчи уже. Эта леди - клановый боец. Она перерезала больше людей, чем ты встречал в жизни. И уж она знает, о чем говорит.   - А... это... ну. Вы и правду клановый боец? - спросил ее Виктор: - не подумайте ничего дурного, но я хотел бы удостовериться. А то все критикуют мой дизайн, но никто не говорит ничего существенного. Критиковать могут все.   - Скептик значит. - проворчал продавец: - ну, смотри сюда. - он повернулся к Джун и сказал ей: - я вас умоляю леди, простите этого дурака... и меня тоже. И постарайтесь меня не убить, ладно?   - Но.. - Джун хотела сказать, что ему не за что извиняться и что она никого убивать не будет и вообще, что статус 'кланового бойца' был несколько преувеличен и что она не убивает людей налево-направо. Но в этот момент продавец вдруг выхватил откуда-то металлическую трубу и обрушил ее на голову Джун. Вернее - почти обрушил, потому что Джун тотчас же сместилась с линии атаки, выхватывая и активируя сонбу, синеватый гудящий клинок с легкостью рассек трубу, еще во время смещения она пнула ящик, служащий столом, в воздух взлетели карты, раздался треск и звон разбитого стекла.   - Извините, леди... - прохрипел продавец: - вот видишь, Виктор, видишь?! А ты говоришь - удостовериться, дурак. - Джун убрала сонбу от горла продавца и отступила назад. На полу лежал Виктор, держась за коленку, в его взгляде, устремленном на Джун было чистейшее восхищение.   - Боже мой! - закричал он: - что это было! Ты видел?! Нет, ты видел?! Ни одного лишнего движения! Она ушла в сторону, ударила этот ящик, вывела нас все из строя за долю секунды! И приставила клинок к твоему горлу. Черт, черт, черт! Девушка! Леди! Богиня! Я вас люблю! Выходите за меня замуж! - тут Виктора пнули и он заткнулся. Ненадолго.   - Это было супер. Я прошу прощения, что не поверил вам сразу. Джун? Вас же так зовут? Джун, я разработчик и дизайнер ножей для 'Клинков Баггорта', Виктор Смирнов, мне очень важно ваше мнение! И еще раз извините, но как вы стали клановым бойцом? Какие именно лезвия вам нравятся больше всего? Ваше отношение к ребру жесткости, к долам? К кровостоку? К гарде и ее форме? Вообще, нужна ли ли гарда на ноже? Заточка, да, заточка! Обоюдоострая? Односторонняя?   - Я тебе такое скажу, ты вообще описаешься. - сказал Ламберт, вставая на ноги и отряхивая пыль с брюк. От Джун не укрылось, как тот убрал в карман бластер.   - Эта юная леди - никто иная как тот самый боец, которому проиграл Дракон.   - Шойджи Рикио?! О, ну нет, это уж слишком. Леди, вы просто обязаны остаться и разделить с нами трапезу... пожалуйста...   Джун улыбнулась, глядя в умоляющие глаза Виктора и кивнула: - вообще то у меня медовый месяц, но так и быть, я могу поговорить с вами.   - О, оценивайте это как консультацию оружейной фирме, ничего такого. В свою очередь мы готовы угостить вас ужином в лучшем ресторане 'Виктории Парадайз'. - сказал Виктор, не обращая внимания на то, как Ламберт закатил глаза.   - В любом случае, леди Джун хутт Харссон, мы готовы... - в этот момент в подсобное помещение магазина ворвался ураган. В воздух взлетели осколки стекла и разбросанные карты, люди были разбросаны по полу и только Джун остановила этот ураган, лезвием своего сонбу.   - Шойджи! - сказал Джун, как только все снова замерло: - Шойджи хутт Рикио! А ты что тут делаешь?!   - ....? - Шойджи стоял посреди этого бардака, словно скала во время наводнения - незыблемо.   - Ты следил за мной? - спросила Джун, опуская свой сонбу: - какого черта ты то тут забыл?   - Ммммм.... - Шойджи неопределенно пожал плечами, что могло означать как 'да, конечно, я следил за тобой, Джун', так и 'В этом сезоне на Виктори поразительные закаты'.   - А, какого черта ты ворвался сюда?! - продолжила напирать Джун.   - ... - Шойджи убрал сонбу в ножны на поясе, и сел в углу, стараясь не встречаться взглядом с сердитой Джун.   - Замечательно. - сказала Джун: - просто прекрасно. Мало мне... еще и ты.   - О! Боже мой! Это сам Шойджи Рикио! О! - очнулся наконец Виктор: - О! Какое счастье! И, по-моему, у меня сломана рука. Кто-нибудь возьмите у него автограф...           - Только никаких обнимашек, Масик. - сказал Юр Валдим и посмотрел на себя в зеркало: - обнимашки и целовашки - отдельно.   - Это всего один раз. Ну может два. - закатил глаза Марвин: - подержались за ручки, чмокнулись на публике пару раз и все. Этого достаточно.   - Я сказал - никаких обнимашек. У меня карма потом портиться. Я не могу обнимать особу женского пола, если не испытываю к ней чувств. - скривил губу Юр.   - Я между прочим, тоже себя не на помойке нашла. - возмутилась Мики: - у меня между прочим третий альбом подряд золото берет. Не буду обниматься с этим ...   - Маааасик! Это меня обзывает. Вообще никаких. - мизинец Юра брезгливо указал в сторону Мики: - Масик, убери ее.   - Мы об этом говорили! И ты согласился с ее кандидатурой. Хватит ломаться.   - Я не чувствую к ней ничего, Масик.   - Юр, я твой менеджер и если я тебе говорю целоваться с тигром, ты целуешься с тигром. А это даже не тигр! Мики Микилайнен сейчас на взлете, Юр, твоей карьере пойдет на пользу, если вас увидят вместе на Виктори Парадайз. Мы об этом говорили. И кроме того, ты испытываешь чувства только к своему кошельку.   - А по моему - начала было Мики, но Марвин шикнул на нее и прижал палец к губам. Мики закатила глаза, плюхнулась на диван и сложила руки на груди. Какого черта она здесь делает? А все ее менеджер, Славик. Пусть вас увидят вместе, Мики, это хорошо для твоей карьеры, Мики... чушь какая то. Она покосилась в угол комнаты, где Марвин убеждал 'воплощение мужественности Галактики' пройтись с ней под ручку.   - В конце концов она привлекательная девушка! - заорал менеджер: - ты только погляди на нее! Да через пару лет Окни Лауне будет всего лишь бледной тенью! И если ты не пройдешься с ней пару раз, не поужинаешь в ресторане на публике - то ее менеджер взыщет с нас убытки и штраф, потому что мы уже подписали контракт!   - Ну ее, Масик. Может все таки штраф выплатим? Сколько там? - спросил Юр, баюкая на своей груди маленькую собачку.   - Десять миллионов кредитов. Юр.   - Дааааа? - Юр повернулся к Мики и некоторое время пристально разглядывал ее с головы до ног: - тогда пусть оденется .... прилично. Что за кожаная куртка? Она что, рокер? И ботинки...   - Ой, да хватит уже! - взорвался менеджер Мики, старина Арно: - если ты, Марвин, не приведешь в чувство своего пожилого динозавра, клянусь богом, я разорву контракт.   - Спокойно, Арни, спокойно. Мы уже готовы к выходу. Просто... девочка и вправду одета не очень. Мы же не на школьной тусовке. - сказал Марвин, указывая взглядом на тяжелые ботинки Мики.   - Это ее стиль, Марв. Она у нас бунтарь против социальных норм и устоев, мы здесь продаем протест, а не песенки о любви. Наша аудитория - это чертовы укурыши среднего звена и трудные подростки. Как ты ее представляешь себе протест в розовом платьице?! - фыркнул Арно: - никаких переодеваний.   - А я не пойду с ней в таком виде. Она дисгармонирует с моим костюмом. - сказал Юр.   - На самом деле я не так уж и цепляюсь за эту кожаную куртку и берцы. - сказала Мики: - в них тяжело и жарковато. Так что я не против платья и босоножек.   - Никаких босоножек! Ты с ума сошла. Мы всех своих фанатов потеряем. Нет и речи не может быть.   - Слушай! Юр! А может тебя одеть так же?   - В протест? Я не протестую против системы, мне и так неплохо. Мой одноклассник, кстати - прокурор системы Вайз, а дочь одной моей подруги - судья на самом Прайме. И ...   - Нет, я не о протесте. - Марвин замахал руками: - я о коже. Кожаная куртка - стильно же. Ботинки, рокерский стиль.   - Ааааа..... и очки капельками? - капризно поднял бровь Юр. Марвин закивал - да, именно, очки капельками и вообще, все что ты только пожелаешь, чудовище, только возьми свою задницу в горсть и немного пообжимайся с красивой девушкой на публике.   - Ахм... ну хорошо. - Юр вальяжно удалился переодеваться, а Марвин закрыл лицо руками и вздохнул.   - Марв, это так каждый раз? - осторожно спросил Арно: - мы же договорились.   - Каждый. Каждый, мать его, раз. - прочеканил Марвин, не отнимая руку от лица: - каждый раз это чудовище начинает выкидывать коленца. Недавно он сорвал свой концерт на Бетельгейзе Три, видите ли на него порчу навели. Три дня снимали порчу. Два ящика виски ушло и десять проституток, не при девушке будет сказано. Чертов гурман. - Мда. - сказал Арно. Марвину, конечно не позавидуешь. Но с другой стороны - он менеджер самого Юра, легенды эстрады, лирическому гению, написавшему и исполнившему такие хиты как 'Поговори со мной' и 'Любовь моя единственная'. А вот Мики - пока еще молоденькая звездочка и в высшую лигу не входит. В общем нынешняя ситуация как раз была вызвана попыткой Арно поднять скандальную узнаваемость Мики через интригу с Юром. Ну, якобы интригу. Показаться на публике вместе. Поцеловаться. Потом слить в сеть якобы любительское видео любовных утех - и вуаля! Узнаваемость Мики растет, скандал, 'она же ему в дочки годиться!' от возмущенных поклонниц Юра, что также на руку самому Юру, а то в последнее время он примелькался. Такая вот была схема. Сегодня выяснилось что никакой любовной сцены не будет, а если будет, то придется нанимать дублеров. И снимать так, что лиц не будет толком видно. Хорошо, подумал Арно, хорошо, можно снять так, чтобы лицо Мики было в кадре, а то совсем будет лажа, но этого напыщенного павлина мы не заставим. Кроме того, у него у самого уже отпало желание просить Мики разделить с этим засранцем постель.       Они сидели на склоне искусственной горы, возвышающейся над Виктори Парадайз и смотрели вниз, в долину. Тысячи огней Виктори Парадайз, огненные реки рекламы вдоль улиц и две огромные луны Яблока Дионеи - Брут и Легиус.   - Здесь красиво. - сказала Надин: - никогда не думала что буду сидеть на Яблоке, да еще на Виктори Парадайз.... и рядом с тобой, Дорбан. - она повернулась к Перси и улыбнулась. Улыбка вышла грустной. Перси не знал почему Надин вдруг стала такой, но у него и самого вдруг защемило сердце.   - Да ладно. - сказал он, стараясь развеять эту гнетущую атмосферу: - Я же всегда говорил, что стану самым крутым космическим рейнджером, завоюю галактику и вернусь за тобой.   - Да. Говорил. - кивнула Надин: - вот только ты не говорил, что будешь женат сразу на двоих.   - Про это я забыл сказать, угу. - сказал Перси и полез пятерней в затылок - почесать. Ситуация была затруднительная, он и сам не понимал, чего хочет и что происходит, но что-то явно происходило. С того момента как они смеясь и дурачась убежали из-под бдительного присмотра младшенькой, прошло больше четырех часов. За это время они успели побывать в тихом кафе на набережной, поглазеть на кормление гигантских морских быков, взять скиммер напрокат и облететь все обзорные площадки Виктори Парадайз, все винные погреба в поисках 'Синнегурды', нашли бутылочку в каком-то маленьком магазинчике сразу за съездом в Старый Город, и наконец, сели прямо на траву, тут, на склоне горы. Все это время Надин веселилась и смеялась до упаду, как в старые добрые деньки в академии. И вот сейчас, когда они сидели рядом и смотрели на ночной город, сидя на остывающей плоскости скиммера и периодически отхлебывая глоток из вычурной бутылки - именно сейчас в воздухе возникла какая то неловкость. Поэтому Перси ожесточенно заскреб пятерней в затылке, пытаясь найти выход из этого положения.   - Эээ... - сказал он.   - Очень глубокомысленно, Дорбан. - сказала Надин. Они встретились взглядами и у Перси вдруг пересохло в горле. Он сглотнул.   - Я... я просто хотел сказать, что ты мне всегда нравилась. - сказал он.   - А вот ты мне никогда особо не нравился, Дорбан. - сказала Надин: - мне вообще нравились люди со стержнем. Понимаешь? Мужчины. Ты всегда был ... слишком мягким. Я, когда тебя увидела на первом построении, ... ты же помнишь Эллу Покацки? Ну да, ты и она - я сразу подумала, что вы двое никогда не станете пилотами. Никогда. Ты был слишком рыхлым, слишком мягким. Слишком домашним мальчиком.   - Да, я помню. - сказал Перси: - помню Эллу... и первое построение... 

  - Мне нравился Грант. И Йол. А ты как-то оказался с нами в одной компании. Я даже подумала что это неплохо, что если кто-то из нас должен выбыть, должен быть слабым звеном - то это ты. - она усмехнулась своим мыслям, откинула прядь волос со лба и глотнула из бутылки: - а потом я поняла что ошиблась в тебе. Хреновый из меня психолог, Дорбан...   - А как по мне так вполне даже. Я на самом деле маменькин сынок и все такое. - сказал Дорбан, забрав бутылку у Надин и осмотрев ее на свет. 'Синнегурды' оставалось еще полбутылки.   - Конечно. - кивнула Надин: - ты просто нарываешься на комплименты, толстяк.   - Во-первых я уже давно не такой толстяк, а во вторых, если не напросишься на комплименты, так никто и не сделает. Вот тебе легко, ты - красивая девушка, тебе все делают комплименты... какая ты красивая и умная и бедра у тебя и лодыжки и ...   - Лодыжки? А что лодыжки? - Надин откинула край юбки в сторону и покачала ногой в изящной туфельке: - что с ними не так?   - Не переводи тему. С лодыжками у тебя все в порядке. Если честно, я бы мог сочинить оду твоим ногам и лодыжкам в частности. Хотя... меня всегда больше интересовали бедра. - сказал Перси, немного одуревая от собственного нахальства.   - Как интересно. - сказала Надин, прищурившись: - есть еще какие-то части тела, особенно интересные для лейтенанта ВКС Дорбана?   - Конечно. - Перси понесло: - я вообще считаю, что рассматривать части тела отдельно от всей Надин - ошибка. Надо рассматривать всю Надин целиком. Желательно голую.   - Ага. - кивнула Надин: - вот мы и добрались до грязных фантазий некоего лейтенанта.   - И никакие они не грязные - запротестовал Перси: - это естественные потребности молодого человека в женском внимании и ласке.   - У тебя целых две жены есть для потребностей. - заметила Надин: - и я не видела твою вторую жену, но судя по ее младшей сестер она далеко не дурнушка.   - Не дурнушка, ага. - сказал Перси, перед его внутренним взором на мгновение предстало обнаженное тело Джун у него в кабинете.   - Вот. А Хлою я знаю лично. И она одна из самых привлекательных и добрых девушек на свете, и ты Дорбан ее недостоин! - сказала Надин и Перси вдруг понял, что ее лицо находится совсем близко а ее бедро прижимается к его ноге. Он снова сглотнул.   - И она - моя подруга. - сказала Надин почти шепотом. Ее губы... были так близко...   - И если ты думаешь, что я ...   - Я ничего не думаю, Надин!   - Я не позволю тебе сделать больно моей подруге, Дорбан!   - Да я понял уже, Надин, понял...   - И ... это нехорошо... - пробормотала Надин, но Перси уже не понял что именно она хотела сказать, потому что их губы встретились и слились в поцелуе. Именно в этот момент над Виктори Парадайз раздалась тревожная сирена биологической опасности.   - Мы нашли его. - эта короткая фраза вселила надежду в сердце епископа. Он поднял взгляд от голографического изображения системы Дионеи на замигавший значок гиперсвязи. Альмо сам приказал обращаться напрямую к нему в любое время суток, как только будет что-либо известно о Амадее и его корабле.   - Фрейтер CZ-456/18-20034Y был обнаружен на Дионее Два. Предполагается что Амадей решил воспользоваться своими связями на этой планете. В настоящее время производится высадка десанта в район посадки фрейтера. - командующий Тринадцатым Легионом Ордена Оптис Верд склонил голову: - какие будут дальнейшие распоряжения?   - Дионея Два. - пробормотал епископ. Вторая планета, это не так плохо... хотя конечно плохо, ужасно, на этой планете около двух миллионов населения, но это не так плохо, как если бы фрейтер был бы обнаружен на Яблоке, курорте, где только местных жителей более ста миллионов, а уж туристов и контрактных работников со всей галактики - раз в пять больше. По крайней мере они смогут спасти этих людей. И да, объявить карантин одной планете намного проще, чем целой системе. В техническом плане, разумеется. И конечно, в этой ужасающей ситуации, в том, что дошло до висящих на орбите планеты нейродеструкторов класса 'Сатана' - виноват он. Иного выхода не было, он не мог отправить в зону Карантина своих людей, иначе они бы увидели ересь и ему пришлось бы избавляться от своих же людей. Чистоплюй. Если бы был хладнокровней, если бы он не был слаб - он бы отправил туда братьев, а потом недрогнувшей рукой убил их всех. Но он решил оставить свои руки чистыми. И в результате наемник взорвал крейсер и направил фрейтер со своим опаснейшим грузом на планету. И слава Антропосу, что не на Яблоко.   - Отец Альмо? - раздался голос командующего, и епископ понял, что он задумался, заставив Оптиса ждать.   - Прошу прощения. - произнес Альмо, задумчиво потирая подбородок: - вы все сделали правильно, коммандер. Вышлите за мной скоростной транспорт, я хочу лично участвовать в операции.   - Конечно. - кивнул Оптис: - шаттл уже выслан. Будет на месте через полчаса.   - Хорошо. Да... это хорошо. Конец связи. - сказал Альмо вставая из своего кресла.   - Конец связи. - отозвался этом Оптис и его голографическая копия потускнела и исчезла.   - Сигма Пять. - сказал епископ, наклонившись на картой системы: - какие вероятности?   - Вероятность заражения местного населения - в зависимости от места падения фрейтера и состояния экипажа - от практически нулевой до очень высокой. С учетом анализа поведения Амадея, можно предположить, что у наемника имелся заранее подготовленный план побега, заранее подготовленные пути отхода, договоренности и технические средства. Фрейтер все же был обнаружен, это говорит о том, что экипаж скорее всего уже не в состоянии пилотировать корабль, или спрятать его. С учетом сказанного, эта планета с вероятностью в девяносто процентов является потерянной для человечества. - подвел итог Сигма Пять.   - Безжалостен, как всегда. - пробормотал Альмо: - как всегда рационален.   - Если бы ты последовал моему совету, то ничего этого не было бы. - заметил Сигма Пять: - а с другой стороны твой проект еще не провалился.   - В каком это смысле? - нахмурился епископ.   - Теперь у тебя не пятьсот одаренных для твоего эксперимента, а целая планета. По последним данным Министерства Социума - два миллиона четыреста пятьдесят три тысячи восемьсот два человека. При этом есть вероятность неучтенных поселений на окраине пояса Мохосоева, и ...   - Заткнись. - прошипел епископ: - Замолчи немедленно!   - Конечно. - голос в голове замолк, и епископ упал обратно в кресло, обессилено откинув голову. Он думал об этом. Да, это страшно и цинично, но он думал об этом. Все равно сделанного не воротишь, а молоко уже пролилось. И для того, чтобы спрятать червей в банку, если она уже опрокинулась - нужна банка побольше. И раз уж все равно этих людей не спасти - может быть своей гибелью они помогут Ордену, а значит - всему человечеству. Что будет означать разорванное между звездами человечество без нуль-т? Человечество погибнет без нуль-т. А нуль-т есть в галактике только у двух... разумных. Пока. Епископ вздохнул и потер виски кончиками пальцев. У одного из разумных существ в галактике, обладающих секретом нуль-т очень болела голова.       - Срочные новости! Планета Дионея Два официально объявлена зоной Карантина! Коммандующий Тринадцатым Легионом Ордена коммандер Оптис Верд наложил прямой запрет на вылет с планеты! Согласно заявлению представителя Ордена, цитирую - 'Любое судно, пытающееся подняться с поверхности планеты выше уровня стратосферы будет немедленно уничтожено.' Конец цитаты. Тем не менее официальные источники в Ордене Инквизиции говорят, что пока рано говорить о заражении Красной Чумой, по их мнению, это всего лишь обычная предосторожность, вызванная близостью Зоны Карантина и возросшей активностью сталкеров в приграничных районах. По имеющимся у канала данным чрезвычайные меры предосторожности будут сняты Ордено в ближайщие несколько суток, после выяснения всех обстоятельств. С вами была Мария Иган, специальный корреспондент канала NGTA. - изображение сменилось и прозвучала заставка, после чего уже другая девушка улыбнулась с экрана: - а теперь о погоде. Как всегда, в это время сезона Яблоко Дионеи радует своих гостей теплой погодой вдоль побережья и по маршрутам блуждающих островов. На Виктори Парадайз завтра будет солнечно, температура достигнет... - Перси выключил новостной канал на своем браслете и повернулся к Надин. Их взгляды встретились и Надин поспешно опустила глаза.   - Что-то происходит на Дионее Два. - сказал Перси: - а у меня там рота амазонок. И у Джун семья. Надо будет ее найти...   - Да. - кивнула Надин, продолжая избегать его взгляда: - конечно. Надо ее найти.   - Хорошо. Извини, что так получилось... - Перси не знал за что просил прощения, но он давно усвоил, что понять женщин у него не получиться. В любой непонятной ситуации - попроси у нее прощения. Так это работало.   - При одном условии. - сказала Надин и посмотрела на него так, что Перси поневоле выпрямился: - этого ... не было. И это было ошибкой.   - Что? А... да, конечно. - кивнул Перси. Как всегда, он не понял, что именно хотела Надин - чтобы этого не было, или чтобы все таки было, но было ошибкой, но интуиция подсказывала ему, что лучше не уточнять детали. Забыли - и забыли. Хотя лично он не был готов забыть мягкие губы Надин, особенно учитывая тот факт, что именно Надин была героиней его эротических фантазий почти все время обучения в академии. Потому что Хлоя была далеко, в гражданской жизни, где-то за пределами забора между ними и обычными людьми, а Надин была тут, совсем рядом, такая настоящая...   - Что-то я тебе не верю ... - прищурилась Надин и больно ткнула Перси в бок кулаком: - что-то у тебя глазки масляные стали.   - А? Нет, нет, я все понял. - поднял руки Перси: - никогда не было и было ошибкой.   - Дурак ты, Дорбан. - сказала Надин и еще раз ткнула его кулаком: - был дураком и дураком помрешь.   - Ой! Больно же. - Перси потер пострадавший бок: - я опять что-то не так сказал?   - Ладно. Ну тебя. Полетели искать твою женушку. Принцессу.   - Я уже говорил - она никакая не принцесса. Просто формальная глава рода по женской линии в очереди наследования...   - Это называется принцесса, умник. - буркнула Надин и сложила руки на груди: - полетели уже...   - Сейчас. Надо только уточнить где она... - Перси набрал номер Джун на браслете, но тот мигнул красным и выдал надпись 'Перегрузка сети'.   - Наверное все сейчас друг другу звонят. - сказал он: - еще бы, такая ерунда. Карантина лет двести никто не накладывал.   - Красная Чума, штамм Рогова, мозгослизь, Дергунчик Виттор, ламеризия.... - перечислила Надин.   - По-моему ты половину выдумала... - сказал Перси.   - Это только начало списка. Чем только не болело старое человечество. И думать не хочу, что может быть... - Надин не закончила. Перси помолчал, нажал на кнопку, запуская антигравы скиммера.   - Полетим в отель. - сказал он: - сперва в отель. Найдем Окни.       Фарра Аканис обвела взглядом свою роту. Построение по тревоге, пять минут за которые амазонки должны были успеть бросить все свои дела и прибыть в расположение подразделения с полной выкладкой. Расслабились мы тут, промелькнуло у нее в голове, расслабились, жирком покрылись. Пять с половиной минут. В другое время она бы устроила им разнос, отдала бы Бренди на перевоспитание, влепила бы пяток нарядов последним... но не сегодня. Фарра глубоко вздохнула и шагнула вперед.   - Мэм! Отдельная триста тринадцатая штурмовая рота 'Амазонки Аканис' по вашему приказанию построена! - рявкнула мастер-сержант и отступила в сторону.   - Спасибо, Бренди. - кивнула Фарра. Обвела взглядом амазонок. Набрала воздуха в грудь.   - Сегодня в шесть часов ноль пять минут по планетарному времени Орден официально объявил Дионею Два зоной Карантина. - не стала тянуть кота за хвост Фарра. Амазонки вздрогнули, некоторые стали переглядываться, но никто не нарушил тишины.   - Это означает, что до отмены статуса Карантина никто не сможет отбыть с планеты. Также это означает красный код биологической опасности в подразделении. С этого момента и до особого распоряжения все военнослужащие Империи на базе обязаны пройти медицинский осмотр. Становиться обязательным ношение индивидуальных костюмов высшей биологической защиты. Запрещается выход за пределы подразделения. Любая попытка проникнуть в расположение извне рассматривается как нарушение режима карантина, пресекается любыми средствами, вплоть до физического уничтожения. Гражданским служащим вход на территорию запрещен до особого распоряжения. Все ясно?   - Мэм? - раздался голос.   - У тебя есть вопрос, Симонова?   - Да, мэм. - крошка Ди сглотнула и подняла руку, словно школьница, желающая ответить на уроке.   - Симонова! Ты что себе позволяешь?! - вскипела мастер-сержант: - ты в строю, а не в борделе!   - Погоди, Бренди. - Фарра подняла ладонь, останавливая мастер-сержанта: - что ты хотела спросить?   - Мэм. А когда снимут карантин? У меня отпуск скоро...   - Я не знаю. - ответила Фарра и среди амазонок пронесся неясный гул. Говорили все - кто шепотом, а кто и в голос, дисциплина пошла к черту, ну да оно и понятно, подумала Фарра, такие новости, а мы здесь не железные. Но нельзя ситуации выйти из-под контроля, нельзя дать им разболтаться. Она видела, что амазонки начинают переглядываться и понимать, что именно произошло. Да, именно, никто не объявлял карантин с времен Красной Чумы и великого исхода человечества. И лично она не может припомнить случаев, когда инквизиторы отменяли карантин. Более того, во времена конкисты такие планеты попросту выжигались нейродеструкторами, или раскалывались кинетическими болидами. Пополам. И она, Фарра, чертовски надеялась, что эти времена прошли и Орден не будет наживать себе врага в лице Империи, стерилизуя целую планету. А с другой стороны, угроза Чумы - это ужас, неотрывно преследующий человечество со времен конкисты. Фарра невольно пожалела о том, что не уделяла должного внимания всей этой истории с Чумой во время обучения - ни в школе, ни позднее, в офицерской академии. Она подняла руку, привлекая внимание.   - Рота! Молчать! - рявкнула Бренди так, что у Фарры заложило уши. Наступила тишина. Фарра еще раз обвела взглядом строй.   - Я не знаю, на какой срок объявлен карантин. NGTA говорит что карантин снимут в ближайшее время. - Фарра поморщилась, чувствуя, что звучит неубедительно. Получать информацию из репортажей NGTA? Но она уже отправила запрос в штаб-квартиру Армии на Прайме и пока никакого ответа не поступило, кроме 'ждите дальнейших распоряжений' и 'сотрудничайте с представителями Ордена'. В свою очередь Орден даже не удосужился связаться с Фаррой и объяснить, что за черт тут происходит, а ведь в отсутствие 'этого флотского' она - первый офицер цепи командования Армии Империи на этой чертовой планете.   - Поэтому, не паникуйте. Вы, черт возьми солдаты Империи, не так ли?! - Фарра повысила голос, глядя в глаза своим бойцам: - вы присягали, что умрете во славу Империи! Потому собрали себя в кучу и прекратили вести себя как куча сопливых девчонок! И есть там снаружи зараза или нет, я хочу через десять минут видеть всех в костюмах биологической защиты! Код красный! Вперед, вперед!   - Рота! Биологическая опасность! Код Красный! - прокричала Бренди: - всем одеть костюмы! Взвод А два - получить огнеметы в оружейной, обеспечить защиту по периметру! Взвод Б один - обеспечить герметичность жилых помещений и автономное воздухоснабжение! Взвод Б два - развернуть и привести в полную боевую готовность мобильные комплекты! Симонова, Кертис! Вместе с Руминовой - ревизия продовольствия и запасов воды. Быстро! Быстро! - мастер сержант проследила взглядом как за последней амазонкой с шипением закрылась шлюзовая дверь и повернулась к Фарре.   - Мэм? - сказала она.   - Да, Бренди? - кивнула Фарра.   - Разрешите говорить прямо?   - Конечно, Бренди.   - Чертов везунчик, мэм. Чертов флотский везунчик. - сказала Бренди. Фарра уставилась на нее. Ах, да, полный лейтенант ВКС Персиваль Дорбан, его туземная жена, его медовый месяц. Этот везунчик оказался на Яблоке именно тогда, когда зараза пришла на Дионею Два. Но что-то не давало покоя Фарре, что-то грызло ее изнутри. Она замерла и повернулась к Бренди.   - Его жена! - сказала она: - его, так-растак, жена!   - Она же с ним. - удивилась Бренди.   - Нет, не эта. Другая жена. Наша, имперская.   - А... точно, я же слышала об этом... мэм.   - Хватит тебе 'мэмкать' мне! - разозлилась Фарра: - эта дуреха здесь! Она же приперлась вчера вечером и осталась у него на квартире в подразделении потому что рейс на Яблоко должен был быть только сегодня!   - Хм. Как по мне, так он все равно везунчик. - сказала Бренди, посмотрела на командира и добавила: - Что? Может она ему и не нравилась, может он на ней из-за денег женился?  В отеле Перси и Надин застали панику и бардак - никто не знал что происходит, линии связи были перегружены, новостные каналы раз за разом повторяли одно и то же, службы такси не работали, администрация отеля в виде одинокого бледного человека в смокинге тоже ничего нового сообщить не могла.   - Персиваль-са! - откуда-то вынырнула младшенькая Окни: - вот вы где! А то я волновалась! А Джун до сих пор нет и где ее только носит, права была Нана, везде она себе приключений найдет! На вызовы не отвечает! И билетов домой нет, говорят рейсы отменили до особого распоряжения. А что за распоряжение никто не знает!   - Успокойся. - сказал Перси: - сейчас мы найдем коменданта и ...   - Да! Коменданта! - воскликнула Окни и прижала руку ко лбу: - а кто такой комендант?   - Комендант - это такой человек, который должен разобраться в этом бардаке. - сказала Надин, глядя на световую схему улиц, высвеченную ее браслетом: - а комендатура - в трех кварталах отсюда.   - Хорошо. Окни, пойдешь с нами.   - Но Джун-су наверное вернётся сюда, а нас нет... - сказала Окни и прижала руки к груди: - что делать то?   - Ничего страшного. Оставим ей записку.   Так они и сделали. На улице, возле своего прокатного скиммера им пришлось вступить в конфликт с какими-то непонятными личностями. Личности уверяли что у них срочные дела и попытались угрожать ножами, с виду здорово похожими на кухонные, но Перси достал свой табельный 'Тигр-М' и выжег пару точек на дорожном покрытии, аккуратно между ног одной из личностей. Те прониклись и убрались восвояси, по пути невнятно пробурчав что-то про 'еще встретимся'.   - Вот уже и мародеры появились. - сказала Надин, садясь на переднее сиденье скиммера: - еще немного и начнем тут драться за банку рыбных консервов, как в апокалиптических фильмах.   - Ну, у нас преимущество. - сказала Окни: - у Персиваля-са есть бластер, а еще у нас есть Джун. Она живо разберется.   - Что же, начало положено. - нервно хихикнула Надин: - организуем примитивное племя и будем жить все вместе. Предлагаю захватить фабрику по производству консервов.   - Что? - удивился Перси, поднимая скиммер в воздух. Надин покачала головой.   - Извини, это из-за нервов. - сказала она: - просто никогда не была в такой ситуации.   - Понимаю. - сказал Перси, сосредоточившись на ведении скиммера. Но какая-то его внутренняя часть продолжала метаться от мысли к мысли. Никогда не была в такой ситуации? Можно подумать все мы часто попадаем под Карантин ордена. Да сама мысль об это выворачивает внутренности и наполняет рот стальным привкусом, а колени подрагивают, словно перед экзаменом в Академии.

Или перед боем. А что если они тут навсегда? Может быть они и не заразятся, может быть они и будут жить, но Орден просто так Карантин не накладывает, и вероятность провести на этой планете всю жизнь все же существует. Хотя, какие к черту консервы и оружие - скорее всего Орден выведет на орбиту свои гигантские, угловатые модули нейродеструкторов и выжжет эту планету к такой-то матери. И все. Никого не будет, ни примитивных банд, рыскающих в поисках консервов, ни героев, спасающих красавиц из рук этих банд, ни мудрых старичков - никого. Просто пепел.   - Что это еще за... - вдруг сказала Надин рядом с ним и как-то вся подобралась, словно кошка перед прыжком: - что это там?!   - Что? - Перси бросил взгляд вниз и увидел, что перед комендатурой собралась немаленькая толпа. Они сели рядом и подошли к людям, которые стояли вокруг входа. Было шумно, люди что-то кричали, на крыльце стоял невысокий лысый мужчина в форме ВКС Империи и с мегафоном. Мегафон издавал какие-то звуки, больше похожие на мяуканье.   - Что тут происходит?! - спросил Перси у первого попавшегося под руку мужчины в яркой рубашке с тропическими цветами.   - А?! - тот бросил на подошедших безумный взгляд: - вы еще кто такие?!   - Лейтенант ВКС Персиваль Дорбан! - отчеканил Перси: - мне нужно в комендатуру!   - Ааа... - усмехнулся мужчина в цветастой рубашке: - так ты в очередь становись. Все мы тут... - он махнул рукой и выругался. Из дальнейших пояснений Перси понял что мужчина - старший сержант армии Империи, что у него в отеле жена и двое ребятишек, и чтобы он еще раз взял путевку в отпуск у этого сраного турбюро, а еще что комендант это вооон тот коротышка с мегафоном, который сам ни хрена не знает.   - Прошу всех разойтись! - надрывался в мегафон комендант.   - И этот человек должен разобраться в бардаке? - скептически спросила Окни.   - Мда. - сказала Надин: - видимо придется своим ходом. Комендант тут никакой.   - А чего ты хотела? - пожал плечами Перси: - это же военная комендатура Империи на курорте. У них тут максимум что бывает, так это пьяные драки и происшествия из разряда 'опозорили офицерскую честь путем купания в фонтане голышом'.   - Держу пари ты это по собственному опыту. - заметила Надин и тут же перевела тему: - так что делать то будем? Есть план?   - План прежний. - сказал Перси: - найти Джун, найти способ улететь с планеты. Ты и Окни с Джун отправитесь на Мун Три, там уже начали собирать беженцев, а я отправлюсь на Дионею Два.   - Вот еше! - фыркнула Надин.   - Ни в коем случае. - добавила Окни.   - Не полечу я на Мун Три. У меня отпуск это раз, а во вторых тут же чрезвычайное происшествие, а ты старший офицер в системе. Фактически.   - Ах... ну да. - Перси поморщился. Несмотря на то, что Яблоко было густонаселено, формально, планета являлась независимой. То есть гарнизона Имперских войск там не было. Только комендатуры. А значит единственным гарнизоном в системе была база на Дионее Два. А он в свою очередь являлся командующим этого гарнизона, что автоматически делало его старшим офицером Империи в системе. Перси схватился за голову.   - Вот вот. - сказала Надин, злорадно глядя как Перси трет виски кончиками пальцев: - что то подсказывает что все тут сейчас является зоной твоей прямой ответственности. А потому я хочу остаться и помочь тебе разгребать все это....   - А я не полечу никуда без Джун-су, а Джун-су никуда не полетит без своей семьи. - пискнула Окни.   - И это возвращает нас к твоему плану. Думаю, что без всех этих проблем нам было бы конечно легче. - Надин кивнула на собравшуюся перед комендатурой толпу: - но с другой стороны ты же тут начальник. Нет, я не давлю, нам и вправду будет легче выбраться самим, но...   - Да. Я понял. - кивнул Перси. Вздохнул. Расправил плечи. Зашагал к толпе. Остановился неподалеку и гаркнул во все горло: - А ну-ка заткнулись все!   Над толпой повисло молчание и даже комендант подавился словами, застрявшими в горле. Перси оглядел окружающих, немного удивляясь, что у него получилось. Он откашлялся, прочистив горло и поднял руку вверх.   - Слушайте сюда! Я Персиваль Дорбан, старший офицер в системе Дионея! Военнослужащие Империи, у которых есть вопросы к коменданту по поводу размещения или убытия с планеты - приготовить удостоверения личности! Ты! - он ткнул пальцем в старшего сержанта, которого уже знал: - разбить людей по десяткам и составить списки. Те, кто находиться здесь с семьями - указать состав и возраст членов семей. Ах, да, и прекратите горланить, как стадо бабуинов на случке! Сержант - организуйте внятное построение. - толпа некоторое время смотрела на него, словно единый организм, некоторое время Перси ждал, он боялся, что сейчас из толпы кто-то крикнет что-то насмешливое и все останется так как есть, а может быть даже хуже, это же толпа, они и камнями закидать могут. Но эта толпа была создана из военнослужащих Империи, а у солдат Империи в подкорку вбито умение подчиняться не спрашивая причин. Поэтому толпа вздохнула с каким-то даже облегчением и раздалась в стороны. Кто-то начал составлять список, сержант начал назначать ответственных, а Перси тем временем продрался сквозь строй к коменданту.   - Здравствуйте. - сказал тот, прижимая к груди свой мегафон: - Дин Клаус, комендант.   - Персиваль Дорбан. У меня к вам будет несколько вопросов, комендант. - сказал Перси: - у вас есть кабинет?   - Конечно, сэр. Пройдем. - Перси проследовал за лысеющей головой коменданта внутрь помещения, а по дороге подумал, что Надин будет ему нужна. Очень.       - Ну вот, началось. - сказал Виктор и перевел взгляд на Ламберта и Билла: - вот видите?! Видите?! А вы сомневались! Началось!   - Что началось? - не поняла Джун, непроизвольно морщась от резких звуков сирены.   - Сирена! Это же 'три длинных, три коротких', 'биологическая опасность третьей степени'. - пояснил Виктор: - а это в свою очередь значит...   - Ничего это не значит, Виктор. - отрезал Билл Стокман, повернулся к Джун с Шойджи и развел руками: - извините, он просто фанат этих дурацких книжек про Ричарда Лезвие.   - Лезвие? - переспросил Шойджи, а Джун кивнула. Ну конечно. Она и сама не раз читала эти истории про суперчеловека Ричарда Лезвие, который спасает Галактику от нашествия зомби-мутантов из Другого Измерения. Впрочем, Джун не была поклонницей этого чтива. Что только не прочитаешь, если ты заперт в четырех стенах в наказание за неподобающее принцессе поведение. С другой стороны, Шойджи наверняка не понимает о чем речь, подумала Джун и решила пояснить ему о чем речь.   - Это такая книга, понимаешь? Там есть ... - она не успела договорить, как сирены биологической опасности взвыли снова.   - Это уже серьезно. - сказал Билл Стокман и откинул крышку с стоящего рядом ящика. Внутри ящика лежали свертки бледно-салатового цвета, на каждом из свертков лежал шлем с прозрачным забралом из плекса.   - Костюмы полной биологической защиты. - сказал Билл: - разбирайте и одевайте. Вам повезло, что у нас есть парочка запасных. - он повернулся к Джун с Шойджи.   - У нас не парочка запасных, а десять ящиков запасных. - проворчал себе под нос высокий, назвавшийся Ламбертом.   - Давай не будем об этом. - поморщился Билл: - ты же знаешь, что я не нарочно. Я просто ошибся, выписывая счет. И потом, они же пригодились, верно?   - Конечно. Ошибся он. - Ламберт подошел к ящику, взял себе один сверток, пару других бросил в Джун и Шойджи. Джун легко поймала свой сверток в воздухе, а Шойджи даже не шевельнулся и сверток, ударившись о его грудь, с глухим стуком упал на пол.   - Ну вот. - расстроился Ламберт: - а я думал ты поймаешь. Ты же чемпион, у тебя реакция. А ты... а у него между прочим плекс треснуть может, если на пол ронять.   - Шойджи! Одевай давай. - сказала Джун, указывая на сверток: - от Красной Чумы клинком не отмашешься.   - Это не Красная Чума. - возразил Виктор: - это наверняка вторжение зомби-мутантов. Между прочим, так все и начиналось, первый том, тридцать вторая страница официального издания 'Ричард Лезвие и зомби-мутанты'.   - Хватит трепаться, одевайтесь. - сказал Билл. И они переоделись. Даже Шойджи, который некоторое время стоял над свертком, раздумывая, но увидев, как Джун, скинув одежду, расправляет костюм биологической защиты - пожал плечами и тоже переоделся.   - И что теперь? - спросила Джун, переодевшись. К ее удивлению, мужчины, оказавшиеся рядом, только краснели и отводили взгляд.   - Эээ... у нас тут была раздевалка. - сказал Билл, также, как и все - отводя взгляд в сторону: - ну или можно было натянуть что-нибудь. Палатку поставить. У нас же полно палаток, да ребята? - ребята только промычали что-то в ответ.   - Что? - удивилась Джун.   - Ну, не то, чтобы я жаловался, да и фигура у вас очень... даже... - сказал Билл и остальные закивали головами, соглашаясь.   - Да, фигура... что надо... - сказал Виктор.   - И ... все где надо, да... - добавил Ламберт. Джун посмотрела на них ничего не понимающим взглядом. Сзади хмыкнул Шойджи. Джун еще раз посмотрела на мужчин. Нет, она конечно понимала, что несмотря на свой курортный статус Яблоко Дионеи на самом деле довольно пуританская планета. И она понимала, что на Яблоке существует предвзятое отношение к обнаженному телу. И запрет на обнажение перед посторонними она тоже понимала. Но, во-первых, она уже познакомилась со всеми тут, а во-вторых они находятся в потенциально смертельно опасной ситуации, нет? И в этой ситуации эти мужчины обращают внимание на то, как она переодевалась?   - Мужчины. - пожала плечами Джун.   - О, да. - кивнул Билл: - так, о чем вы?   - Я спрашивала, теперь, когда мы одели эти замечательные, воняющие резиной костюмы, каковы будут наши действия? - спросила Джун, подняв одну бровь - трюк, которому она научилась у Наны-су.   - А теперь мы будем ждать. - сказал Билл.   - И долго? - спросила Джун.   - От пяти до двадцати дней. - ответил Билл: - примерно.   - Что?! - удивилась Джун: - у меня там младшая сестра! И муж! И вообще! Не собираюсь я тут сидеть!   - Ты не понимаешь! - загорячился Виктор: - девяносто процентов всех смертей происходят именно в этот период! Все суетятся, болеют, умирают. Ищут еду, лекарства, оружие. Банды мародеров, все выходит из-под контроля! А так мы выйдем, когда все успокоится. У нас здесь армейские пайки, водопровод автономный, полгода продержимся.   - Бред какой-то. - сказала Джун: - да вы все... я сейчас позвоню и узнаю. - она подняла руку с браслетом и набрала номер Окни. Браслет замигал красным цветом и пикнул два раза.   - Блокировка связи. - кивнул Виктор: - никуда и никто не позвонит. Думаешь я не пытался? Сразу же начал набирать. Ноль по фазе. Потому и говорю, что дело серьезное.   - Тем более. - сказала Джун: - тем более я не собираюсь сидеть в этой дыре с ... она поискала слова в голове и не найдя подходящих только ткнула пальцем в Виктора: - с вами! У меня дела есть!   - Ты не понимаешь! - начал снова Виктор: - именно так и началось все! Том первый, страница тридцать два! Когда Мария решила не ждать Ричарда, а пошла в город искать свою младшую сестру! И на нее напали зомби-мутанты!   - Да ты... - Джун хотела сказать, что она все равно пойдет искать свою сестренку, даже если небо упадет на землю и реки потекут вспять - потому что в доме Харссон своих не бросают. И вообще, откуда они знают, что там, снаружи, может это учебная тревога, может ничего еще там нет. А эти, не доигравшие в детские игры мужчины будут сидеть тут на своих задницах, на своих армейских пайках и даже пальцем не пошевельнут, чтобы помочь кому-нибудь?! Ладонь Джун непроизвольно сжалась в кулак, и она стала отводить руку назад, чтобы врезать прямо по плексу Виктора, как вдруг ее кто-то схватил за руку. Крепко. Она повернулась и встретилась глазами с Шойджи.   - Тридцать третья. - сказал он.   - Что? - не поняла Джун.   - Страница. Тридцать третья. - сказал Шойджи, прокашлялся и произнес, явно что-то цитируя: - 'и тогда Мария откинула полог палатки и скрылась за ним, мелькнув гладким, мускулистым бедром. Она должна была спасти свою младшую сестру, пока Ричард не вернулся назад.'   - Гладким мускулистым бедром? - повторила Джун ошеломленно. Что-то в картине окружающего мира было неправильно.   - У меня хорошая память. - сказал Шойджи и отпустил ее руку: - тридцать третья страница официального издания. Ричард Лезвие и зомби-мутанты.   - Аа... - протянула Джун. В ее голове совершенно не укладывался тот факт, что Шойджи, человек-дракон, читает такие книжонки.   - И... - Шойджи немного помялся, потом снова сделал лицо, словно читает наизусть: - 'Даже если впереди тебя ждет смерть - иди вперед. Ведь я буду идти рядом с тобой. И даже если ты умрешь по пути - это будет лучше, чем остаться здесь и жить.'   - Том двадцать три. Страница восемь. - сказал Виктор, глядя на Шойджи ошалелыми глазами. Шойджи протянул ладонь Джун и та, немного поколебавшись, протянула свою. Зомби-мутанты, подумала она, бедные зомби-мутанты, со мной идет Шойджи. И горе тому, кто преградит ему дорогу.