Лейтенант Имперских Военно-Космических Сил, интендант Имперского Хранилища и по совместительству старший офицер Его Императорского Величия на планете Дионея-2, Персиваль Дорбан ждал, когда к нему в кабинет зайдут вызванные им амазонки. У него болела голова. Он оторвался от монитора, встал, подошел к окну и сделал несколько движений головой, разминая шею. За окном, на полковом плацу бегали амазонки - в полном боевом, с выкладкой и в шлемах, как положено. Ротный командир, Фарра Аканис после последнего инцидента в городе с особым рвением взялась за воспитание своих подопечных. Перси пригляделся к бегущим, стараясь разглядеть среди них рыжую амазонку с гаусс-винтовкой, ту самую, которая и вывела их из полицейского участка. Однако не увидел ни рыжей воительницы, ни ее маленькой подруги, Дианы Симоновой. 00

Нахмурившись он попытался припомнить когда видел их в последний раз. Ах, да, он же зашел в медпункт сразу после инцидента в городе, зашел проведать раненых и залечить свои синяки и переломы. Слава современной медицине - все было восстановлено в течении трех часов, хотя руку медик сказал поберечь в ближайщие несколько дней. И там же, в медпункте, были и эти двое, рыжая бестия с здоровенным синяком под глазом и крошка Ди с лубком на ноге. Инвалидная команда - усмехнулся тогда он, после адреналина и напряжения последних нескольких часов, он вдруг почувствовал такое облегчение, увидев что никто из бойцов роты не пострадал и что самые тяжелые травмы были у него - перелом предплечья и нескольких ребер. Он вдруг захотел смеяться и шутить, и только острая боль в боку, каждый раз при вздохе помешала ему захохотать в голос. Все что он смог позволить себе - легкую улыбку. А потом он рухнул на кровать и проспал двое суток. После того как проснулся - все казалось было как всегда, все шло своим чередом, за одним исключением - амазонки и их упрямый командир, словно бы исчезли с радаров, стараясь не попадаться лишний раз на глаза. Он хмыкнул. Поведение амазонок и их командира было совершенно предсказуемым и понятным. Никто не хотел широкой огласки происшествия и как следствие - возможного трибунала. Все хотели только одного. Замереть. Подождать пока буря пройдет стороной. Пока не станет совершенно ясно что 'этот флотский' (не надо думать что командиры не в курсе о том, как их называют, стоит только им повернуться спиной к рядовому составу) - так, вот, что этот флотский не станет поднимать волну. Волну Перси поднимать не собирался. Но он также не собирался и спустить все на тормозах. Ну то есть совсем. Справедливо предполагая, что и сами амазонки его не поймут - есть нарушение, значит должно быть наказание. И пауза между нарушением и наказанием только выматывает ожиданием. Все это время лейтенанту ВКС было не до амазонок - пришлось уладить много вопросов с местными полицейскими и руководством города, а также общинами хуттов и муринов. Но сейчас... сейчас он был свободен, и мог подумать над тем, как именно донести до личного состава роты и командира что он, Персиваль Дорбан не собирается выносить сор из подразделения и начинать официальное расследование, но с другой стороны - он не тюфяк и не спустит все случившееся без последствий. Что будет наказание. Мысленно прикинув варианты возмездия, лейтенант остановился на домашнем аресте и пожизненном наряде по кухне в течении ... ну хотя бы двух месяцев. И усиленные тренировки, да. Особенно по рукопашному бою, подумал он, вспомнив с какой легкостью их разоружили. Конечно, это был сам Шойджи хутт Рикио, но ведь и они не пальцем деланные, пехотинцы Императора, спецподготовка и прочее. Перси поморщился. Неприятные воспоминания. Словно бы в солнечном сплетении что-то скрутило. И он тоже хорош - вылез со своей дуэлью. Мог бы придумать что-нибудь другое, да? Нет, он вылез и напросился на драку с самым большим мальчиком в песочнице. Тогда он конечно об этом не думал, но со стороны это выглядело глупо и по детски - так, словно он пытался сделать что-то героическое перед всем Бартамом. И глупое, конечно же. Он сжал кулаки. Глупо. И снова что-то сжалось у него в солнечном сплетении. Страх? Или стыд? Скорее стыд. За себя, за свою беспомощность, за беспомощность своих бойцов. Пятеро военнослужащих Империи с оружием в руках были захвачены одним-единственным гражданским за несколько секунд. Раз и все. Чертов хутт Рикио. Быстрый, невероятно быстрый сукин сын. Ладно, сказал он себе, успокойся, успокойся, все хорошо. Все живы и здоровы, у всех все в порядке, хутты успокоились, увидев трупы Дирмы и Крииса, мурины успокоились, увидев что успокоились хутты, полиция города вообще была в восторге что отделалась легким испугом, а мэр Бартама сперва был зол как черт, что его отвлекают от отпуска и рыбной ловли, но осознав ситуацию - долго пожимал руку лейтенанту, рассыпаясь в благодарностях и уверениях в преданности. Но самое главное - пришлось держать ответ перед старейшинами клана Харссон, перед братом Джун, и перед ее старшей сестрой. Хорошо, что Джун заступилась за него, иначе он вполне мог бы и не пережить эту помолвку. Но обошлось. И все равно - воспоминание о том, как над ним стояла темная, нахохлившаяся фигура наследника клана Рикио, заслоняя собой солнце - это воспоминание словно бы вгрызлось в память. Да я боюсь его, подумал Перси, боюсь до усрачки, боюсь этого долбанутого на всю голову сумасшедшего ублюдка. Он видел традиционные квантовые вибролезвия - сонбу, как их тут называют, видел их и до этого. Признавал что в ближнем бою эти штуковины могут быть реально опасны, но все-таки относился ко всем этим традиционным штуковинам с легкой иронией - как и положено в эпоху кинетических болидов и планетарных ударов с орбиты. Ну кто будет всерьез воспринимать висящий на поясе сонбу, когда пехотинец в бронированном боекостюме способен разнести в клочки небольшой город с расстояния в несколько сотен километров? Однако, увидев эти нелепые и антикварные штуковины в настоящем бою - Перси вдруг понял что он ничего не знает о рукопашном бое вообще и о фехтовании на сонбу - в частности. И он понял это следя за легкими, грациозными движениями Джун - потому что за движениями Шойджи он не мог уследить в любом случае. Потому сейчас он испытывал досаду, разочарование в себе и своих способностях, и зависть. Пусть легкую, но все же. Он хотел уметь двигаться так же, как они, перемещаться с такой легкостью и скоростью, что, казалось, они вне власти законов физики, вне гравитации и инерции. Сонбу. Игрушка самого дьявола. Перси выдвинул ящик стола и уставился на лежащий там предмет, продолговатый и покрытый резьбой. Как там говорил Харальд - если ты стал мужем Джун, значит ты хутт, а хутт без сонбу - все равно что свадьба без поножовщины - так он сказал и нехорошо улыбнулся. А потом подарил это. Традиционный виброклинок. Сонбу. У каждого из этих чертовых игрушек имелось свое имя. Этот вот был назван Кьяло. Жеребец. Перси усмехнулся. Жеребец, конечно. Из-за этой неразберихи с ротными перстнями теперь пол-Бартама считает что он женат на роте амазонок. Это конечно льстит самолюбию, но страшно далеко от реальности во-первых, а во-вторых, не дай бог Хлоя узнает об этом. Прилетит и открутит голову голыми руками и никакой сонбу не понадобится. Вот так. Сзади раздался шорох и Перси закрыл ящик с квартовым клинком и поспешил придать лицу строгий вид - дабы сразу нагнать на виновниц страху, нечего расповаживать нарушительниц. Повернувшись он некоторое время осознавал происходящее. Собирал мысли воедино. И надо сказать, ему здорово мешал сосредоточится открывшийся перед ним вид.   - - Ээ... Джун? - только и смог выдавить из себя лейтенант ВКС.   - - Да, дорогой? - сказала Джун и подошла к нему поближе. Слишком близко.   - - Ээ.. Джун. - повторил Перси, глядя как она садится на краешек его стола.   - - Что с тобой, дорогой? Ты повторяешься... - сказала Джун и закинула ногу на ногу. Перси проследил за траекторией изящной ступни и сглотнул.   - - Джун. - кивнул головой Перси.   - - Знаешь, дорогой, так забавно смотреть на твою реакцию. Ты что, никогда не видел голых женщин? А говорят имперцы все таакие развратники. - Джун откинула голову назад и тряхнула волосами, поправляя прическу. Ее обнаженная грудь колыхнулась и Перси сглотнул.   - - Джун, но как ты .... и что ты тут вообще делаешь? И почему без одежды? - наконец справился с оцепенением Перси и отодвинулся от стола, стараясь не смотреть в ее сторону.   - - В конце концов мы с тобой официально муж и жена. А это значит, что мы с тобой должны быть ближе друг к другу, нет? - сказала Джун и потянулась к нему. Перси почувствовал, что его спина уперлась в стену кабинета и сглотнул. Все.   - - Может быть, я тебе не нравлюсь? - спросила Джун и в ее глазах блеснули темные искры. Перси совершенно верно истолковал их значение и замотал головой.   - - Конечно нравишься! Очень! Ты просто очень красивая. Особенно без одежды и ... - тут он едва не ляпнул 'и без своего жуткого клинка, которым ты отрежешь мне лишние части тела, едва я сумею разозлить тебя достаточно и похоже именно сейчас мы близки к этому рубежу.'   - - Ну тогда ты как хороший муж должен взять меня в поездку. Медовый месяц мы проведем на Яблоке. У меня есть парочка идей как не заскучать там вдвоем. - сказала Джун, прижимаясь своим обнаженным телом к Перси.   - - Конечно. Все что угодно. Только оденься. - Перси старался говорить в сторону, отворачивая свое лицо и обозревая угол комнаты и потолок. Именно в этот момент грохнула дверь.   - - Сэр! Симонова и Кертис по вашему приказанию прибыли! Сэр? - раздалось от двери и Перси с тоской понял, что сделать строгое лицо перед амазонками ему уже не удастся. Только не сейчас, когда в этом кабинете слишком много обнаженной Джун.       После сцены с Джун в штабе подразделения прошло ровно сорок пять часов и лейтенант ВКС Персиваль Дорбан с тоской смотрел в иллюминатор орбитального шаттла.   - - Прямо перед вами открывается удивительно живописная панорама Яблока Дионеи, планеты развлечений и лучших курортов в этом секторе Галактики. - в динамиках пассажирского салона прозвучал приятный голос стюардессы: - через тридцать минут наш шаттл опустится прямо в сердце столицы планеты курортов и развлечений - в Тристаме. В течении полета вы сможете насладится видом и при необходимости заказать себе номера в лучших отелях столицы, забронировать места на круизных лайнерах и блуждающих островах, а также... - голос продолжал вещать, но Перси утратил к нему всякий интерес. Он смотрел в иллюминатор на приближающуюся планету. Смотрел и не понимал как он оказался на борту шаттла, везущего его с молодой женой в свадебное путешествие на Яблоко Дионеи. Выяснилось что никакие сигнализации и охранные дроны не в состоянии помешать молодой девушке из дома Харссон хутт Дорбан навестить своего законного супруга. Перси покосился на сидящую рядом Джун - так, чтобы она не заметила, и поспешно отвел взгляд, когда она повернулась к нему. Для Перси его новый статус был своего рода культурным шоком. Во-первых у него уже есть жена. Хлоя Дин, замечательная девушка, ждущая своего мужа и усердно работающая во славу 'Дин Корпорейтед', преумножая капиталы семьи. Девушка, которая была рядом с ним в трудные моменты и в радостные ... и вообще, она была рядом тогда, когда рядом не было никого. Честно говоря и это свадебное путешествие было оплачено из фондов 'Дин Корпорейтед' - заработная плата лейтенанта ВКС вряд ли смогла бы покрыть расходы на приличествующий для принцессы клана медовый месяц. Все таки дом Харссон был один из десяти так называемых 'крепких' домов, то есть семей, контролирующих большинство отраслей жизни на Бартаме. Поэтому Персиваль Дорбан рискнул залезть в личные резервные фонды 'Дин и Ко', помянув добрым словом своего приятеля Стива, благодаря которому он теперь может позволить себе подобное путешествие на фешенебельный курорт. Где-то в глубине души он ужаснулся, едва увидев цены на подобного рода развлечения, однако там же в глубине души он искренне надеялся что это поездка будет хоть небольшой долей компенсации девушке, которая не побоялась поставить на кон свою жизнь и репутацию (а ведь она призналась в браке, которого еще не было - то есть если бы семья не подтвердила этот факт - то позор и изгнание со всеми вытекающими) чтобы спасти его, Перси, непутевую голову. Конечно, Перси не строил иллюзий относительно романтических чувств между ним и Джун, но ... все таки она действительно спасла его. И если все что она сейчас хочет - это дурацкое путешествие, то он оплатит его, черт возьми. Семья Дорбан платит по своим долгам. Иногда задерживает, но оплачивает сполна.   Вообще-то иногда Перси подумывал что как-то все быстро произошло, раз и он уже женатый, два и он уже в чертовой дыре на краю мира сидит и сторожит чертово хранилище. Три и ему на голову сваливается пучок амазонок с их неистовой командиршей. Четыре - и Джун. Да, Джун. Джун полутонов не знала. Дипломатии не признавала. Говорила как думает. Сразу после того, как Перси признался ей что уже был женат, а у него даже не спросили и он, конечно признает всю неловкость ситуации и готов понести наказание - она лишь отмахнулась.

По законам хуттов женитьба вне харраба не считалась. По законам хуттов Джун была старшей женой. И таковой останется, когда Перси захочет взять себе еще жен. На этом пассаже Перси поперхнулся и посмотрел на Джун неверящим глазом. Куда еще больше то. Оказалось - есть куда. В целом, население Бартама резонно полагало что все, кто носит харраб дома Дорбан - его жены. А харраб дома Дорбан - опять-таки с легкой руки Джун - оказался удивительно похож на ротные кольца амазонок. Всем хорошо - амазонки могут выходить в город без риска вызвать гражданскую войну, а хутты - утешиться тем, что древние обычаи соблюдаются даже в этой Империи и даже среди этих... ганзарок с оружием. Побочный эффект тут только один - теперь каждый в Бартаме был уверен что весь личный состав роты амазонок - все сто пятьдесят бойцов, двадцать пять техников и десять лиц гражданского персонала - все являются его женами. Хотя нет - гражданских можно вычеркнуть, им кольца с символом роты не положены. Все равно, даже на планете с таким патриархальным строем, почти двести жен - это перебор. В результате массового заблуждения и неправильно понятой информации Персиваль Дорбан на какое-то время стал кумиром для молодежи, предметом заинтересованности со стороны молодых девушек и сочувствия - с стороны бывалых хуттов. Тем не менее Джун вполне могла предположить что Перси может завести себе еще жену. Может быть даже не одну. Перси попытался представить как он будет объяснять все это Хлое и вышестоящему командованию и в ужасе зажмурился. Он даже не знал что его страшит больше - Имперская комиссия по офицерской этике, где его лишат звания и наград за многоженство или лицо Хлои, встающее в его воображении каждый раз как он пытался отогнать от себя мысль о том, что скрывать все это долго невозможно. Спокойно - сказал он сам себе, спокойно. В конце концов он - боевой офицер флота, участвовал в смертельных схватках за систему Айм, один из двух выживших в этой мясорубке, неужели он дрогнет перед лицом какой-то женщины? Перси еще раз вспомнил лицо Хлои и признался себе что дрогнет. Трибунала он как раз не боялся - в конце концов потерь среди личного состава нет, равно как и жертв среди мирного населения, а синяки и шишки (и даже сломанные конечности) обычное дело для пехотинцев в увольнении. А вот объяснения с собственной женой... Перси еще раз вздохнул и решил отложить эту проблему - в конце концов всякое может случится за это время - может быть война произойдет или амнезия у Хлои наступит или в конце концов он отравится несвежей рыбой и помрет, что избавит его от необходимости принимать какое-либо решение.   - - Смотрите! Какая красота! - это молодая девушка по имени Окни, сопровождающая Джун от семьи Харссон, она выглядывает в соседний иллюминатор и прихлопывает от радости.   - - Это же Виктори Парадайз! Самый большой из блуждающих островов! - говорит она и тычет пальцем в стекло: - я читала про него! Там все знаменитости собираются! Джун-су! Поговорите с Дорбан-са, может быть мы сможем там остановиться? Ну хотя бы ненадолго? - она бросает взгляд на подавленного Перси и теребит Джун за рукав: - ну пожалуйста!   - - Поговорю. - кивает Джун.   - - Я читала что на Виктори сейчас отдыхает сама Микилайн! А еще там Окни Лауне была один раз! И Брюс Кемпбелл! И ...   - - В настоящий момент наш шаттл проходит над Виктори Парадайз - самым крупным и самым шикарным из блуждающих островов Яблока! - с некоторым запозданием оповестил их голос в динамиках: - феномен блуждающих островов Яблока является уникальной природной особенностью планеты и до сих пор не изучен с научной точки зрения. Местные легенды гласят что эти острова - прибежища для влюбленных душ, не желающих расставаться и после смерти.   Перси взглянул вниз, на плывущий в синем просторе Виктори Парадайз. Сверху остров чем-то походил на брошенную в океан тарелку с мармеладом - разноцветные коробки отелей и контуры бассейнов и аквапарков производили такое впечатление. Он вздохнул. Свадебное путешествие с очаровательной и сильной девушкой-хуттом должно было волновать кровь и вызывать приятные предчувствия, если бы не обстоятельства. С другой стороны, раз уж он все равно ничего не может поделать с этими самыми обстоятельствами - может быть выкинуть их из головы и постараться провести время с пользой? Перси украдкой взглянул на Джун - оценивающе. Джун была одета в традиционный для хуттов наряд - тот же самый пыльник, только украшенный цветами дома Харссон и открытый сверху, оставляя любопытным взглядам плечи и руки девушки, выкрашенные хной в затейливый сведебный узор, включающий в себя герб дома Харссон - стилизованного орла и, конечно же изображение лилии - то, что они выдали за герб дома Дорбан - трилистники лилии, который на самом деле является символом, выдавленным на ротных кольцах амазонок. Под традиционными одеждами не было видно фигуры, но Перси помнил ее обнаженное тело - достаточно было зажмуриться и перед глазами снова возникала картина - как Джун поворачивается к зашедшим в кабинет амазонкам, непринужденно и легко, с естественностью текущей воды, поворачивается, улыбается, пожимает плечами и садится на край стола. Эта картина отпечаталась в его сознании намертво, как он не пытался изгнать ее из головы. Конечно, подумал Перси, полгода воздержания, чертов Бартам с его традициями, а тут еще и эти амазонки, носятся по расположению роты полуголые, пусть и в майках, но для мужской фантазии этого более чем достаточно, но нельзя, никак нельзя, потому как подчиненные, потому как армия и флот не смешиваются и еще массу других причин можно придумать, почему лейтенант ВКС не должен иметь никаких связей с молодыми амазонками из Армейской Штурмовой Пехоты. А сейчас, сейчас у него есть возможность, хотя нет, даже прямая обязанность провести ночь и не одну наедине с этой смуглой девушкой. Да, наверное красавицей по имперским стандартам ее не назовешь - нет осиной талии и больших грудей, нет прямого носа, такого модного в этом сезоне, нет этой псевдоживой косметики, меняющей лицо сообразно времени суток и настроению... но все-таки что-то в ней было. Настоящее, живое, волнующее. Не похожее на остальных. Словно в мире картонных фигур она была из плоти. Из плоти и крови. Он снова взглянул на нее - украдкой и встретил ее взгляд. Некоторое время они смотрели друг другу прямо в глаза. Потом он отвернулся, не выдержав прямого взгляда. Ругнул себя за бесхарактерность и повернулся к ней - снова выдержать ее взгляд, но она уже отвернулась от него и смотрела в иллюминатор, туда, куда показывала пальцем ее младшая родственница. Нет, определенно, у него обязанность провести ночь с ней. Иначе ее родственники могут обидеться, да и она обидиться, наверное. Перси покосился на свою юную жену и искренне признался, что на самом деле ни черта не понимает что она от него хочет и зачем все это свадебное путешествие. За этими думами он и не заметил, как шаттл причалил к пассажирскому терминалу и они оказались на посадочной площадке их блуждающего острова. Едва двери распахнулись и Перси, Джун и Окни шагнули внутрь пассажирского терминала - на них словно бы обрушилась волна звуков, запахов, цветов и лиц - в терминале играла национальная музыка и низкий женский голос напевал что-то невнятное и это 'ла-ла-лалала-ла-ла' окружало тебя со всех сторон и какие-то девушки в травяных юбочка и в микроскопических купальниках сноровисто набросили на шею прибывших цветочные гирлянды, поцеловали Перси в подставленную щеку, вручили какие-то глянцевые буклеты, услужливый дрон в красной ливрее подхватил багаж и погрузил в подвернувшуюся парящую платформу, через группу танцующих девушек к ним пробился молодой человек в такой же ливрее как у дрона, козырнул и повел рукой от себя, приглашая следовать за ним и освобождая путь. Перси повернулся назад, увидел что Джун напряглась и спешно подхватил ее под руку, другой схватил подвернувшуюся Окни и повлек их за собой, улыбаясь и кивая обступившим их людям.   У здания космопорта их уже ждал лимузин и едва они сели туда и встречающий их молодой человек заклопнул дверь - звуки и цвета словно бы померкли.   - - Здравствуйте! Я Сикхх Ванин - ваш settale. - сказал молодой человек, убедившись что все уселись и лимузин начал плавно набирать скорость: - И еще раз поздравляю вас, господин Дорбан и госпожа Харссон хутт Дорбан с помолвкой и свадьбой! Уверяю вас, что в нашем отеле вы проведете прекрасный медовый месяц!   - - Здравствуйте. - сказал Перси, Джун кивнула, а Окни скромно потупилась и зарделась.   - - В течении этих двух с половиной недель вы посетите все лучшие курорты этой планеты, побываете в уникальных местах, испытаете уникальный опыт, равного которому...   - - Прошу прощения, Ванин-су. - перебила его Джун: - мы сможем посетить Сити-Хилл?   - - Сити-Хилл? Но ... уважаемая госпожа, Сити-Хилл это всего лишь коммерческая часть города и ... - начал было встречающий, но увидев сдвинутые брови Джун мгновенно исправился: - и конечно же вы сможете посетить все, что пожелаете. Обычно свадебные парочки туда не заглядывают, но вы смотрите прямо в корень. Действительно, там можно купить все лучшие товары этого сектора галактики за приемлемую цену. Правда прямо сейчас не самое удачное время для посещения этой части города, уважаемая.   - - Почему? - спросила Джун, подняв бровь.   - - Потому что сейчас там проходит Четырнадцатая Ежегодная Ярмарка производителей оружия и боеприпасов. Ничего интересного для юной леди. - сказал Сикхх Ванин.   - - Ах, вот как. - Джун кивнула, скрывая улыбку.   - - Но вы можете посетить знаменитый торговый центр 'А', в котором свыше десяти тысяч различных бутиков и супермаркетов, и конечно же постоянно действующий Фестиваль Цветов на Виктори Парадайз.   - - Мы поедем на Виктори Парадайз! - взвизгнула Окни и, спохватившись, потупилась, как и положено скромной девушки из клана Харссон.   - - Да. - улыбнулся сопровождающий: - говорят что там сейчас сама Окни Лауне, супер звезда Империи. Конечно это всего лишь слухи, но кто знает, может быть вам удастся встретить ее где-нибудь в тихой гавани Виктори Парадайз.   - - А еще там Миккилайн. - сказала Окни, стараясь вести себя скромно, но глаза у нее так и блестели - еще бы, Виктори Парадайз!   - - Да, миз Миккилайн дает там свои концерты и если вы пожелаете их посетить, у отеля уже забронированы места для вашей... хм, для вашего трио. - Сикхх Ванин прекрасно знал обычаи хуттов на Дионее и потому свадебное путешествие втроем не вызывало у него идиосинкразии, здесь, на Яблоке трудно удивить людей своими свадебными церемониями.   - - Забронированы места? - у молоденькой младшей округлились глаза и она повернулась к Джун. Джун вздохнула. Сейчас начнется, подумала она.   - - Джун-су... - прошептала Окни ей на ухо: - это получается у вас муж такой богатый? - молоденькая из младшей семьи умела считать деньги и она прекрасно знала что и почем в этом секторе галактики. Отель, который мог позволить себе бронировать места на концерт Миккилайн - даже не уточняя пойдут ли гости на этот концерт, лимузин, торжественная встреча - все это сразу же отразилось в денежном эквиваленте и в голове у младшей звоко щелкнул кассовый аппарат. А вывод, вывод, который сделала Окни был малоутешителен - Джун из старшей семьи, Джун, которая всегда была неправильной девушкой и никогда не слушалась старших и влезла в эту драку с ужасающим Рикио - она не была наказана эти замужеством. Нет, конечно, офицер Империи являлся неплохой партией - для девочки с улицы Бартама, или для младшей семьи клана. Но для принцессы этого было маловато. И вот теперь выясняется что этот лейтенант мало того, что герой войны - а она лично видела его награды на свадьбе, так еще и достаточно богат. Она подсчитала примерную стоимость свадебного путешествия и кивнула. Да, достаточно богат.   - - А сколько у него денег? - от любопытства Окни не сдержалась, но по взгляду Джун поняла что перегнула палку и опустила глаза вниз.   - - И еще традиционные бои с водными быками на акваарене Виктори каждую среду, посвященные местному божеству Океана. Есть такая легенда... - продолжил сопровождающий, не заметив этой маленькой интерлюдии.

В этот момент лимузин начал замедлять ход.   - - Ритц-Империк! - снова не сдержалась Окни из младшей семьи.   - - Ритц-Империал. - поправил ее Сикхх Ванин: - мы полагаем что самый респектабельный отель на Яблоке и за пределами системы. Прошу вас. - он сделал приглашающий жест и дверь лимузина не спеша распахнулась перед ними.         Амадей смотрел на панель приборов, с выведенными на дисплей нейробиологическими параметрами всех членов экипажа и молчал. Он знал, что надо делать, но никак не мог поверить что все это происходит с ним прямо сейчас. Что какой-то андроид из Зоны Карантина сейчас шастает где-то по его кораблю, а вместе с ним по фрейтеру разносится зараза, любая чертова зараза из этого сектора - Красная Чума, штамм Рогова, да что угодно. Сколько времени прошло с момент как андроид взломал лепестковую диафрагму и выполз в жилые модули - непонятно, так как эта штуковина умудрилась еще и взломать систему безопасности, стерев записи внутренних камер за пять часов. Итак, может быть зараза в системе вентиляции жилых модулей в течении пяти часов, а это значит что все, кто оставался в жилых помещениях - могут быть заражены. Хотя никто не знает как эта зараза переносится, так что может быть они все тут заражены, поэтому... поэтому он конечно знал что надо делать. Он не раз видел это в триллерах и голофильмах, сцену, где отважный капитан застегивает свой темно-синий мундир на все пуговицы, поправляет фуражку и недрогнувшей рукой направляет свой корабль прямо в горнило ближайшей звезды, предпочитая сгореть заживо, чем принести заразу в обитаемый мир. И где-то там, за границей Карантина по нему обязательно прольет слезу очаровательная юная вдова с двумя ребятишками. Но это кино. Воображение Амадей слишком живо представляло, как он прокладывает путь прямо через ближайшую звезду и как восемь тысяч градусов добела раскаленной плазмы сжирают его корабль, вместе со всем содержимым. Он понимал что силовые поля фрейтера не выдержат и нескольких секунд в центре звезды, не говоря уже о чудовищном гравитационном поле, которое скомкает тысячетонный корабль словно лист бумаги, но до центра звезды еще надо было долететь. А это значит, что температура внутренних помещений будет подниматься постепенно, поджаривая их, словно цыплят в духовке. И вполне вероятно они доживут до момента, когда гравитация звезды скомкает их фрейтер в раскаленный добела металлический шар. Амадей представил как его глаза вскипят в глазницах и взорвутся, разнося череп на мелкие кусочки и его передернуло.   - А может быть не все потеряно? - сказал за его спиной старина Волак: - всего пять часов, а? Может быть он и распространится не успел? - он увидел как к нему обернулись и пожал плечами: - а что? Я же не предлагаю лететь через границу к обитаемым мирам. Я просто говорю - может быть, сперва разберемся?   - Пять часов. - буркнул Эйдан: - если бы это была обычная болотная лихорадка, половина экипажа уже расчесывала бы зеленые лишаи а вторая половина гадила дальше чем видела. За пять часов можно всех тут перезаражать. Вопрос в инкубационном периоде.   - Кто знает, сколько у этой заразы длится инкубационный период? - спросил Амадей. Он знал, что никто не ответит на этот вопрос, никто не знает этого, ходили жуткие слухи, что зараза способна проявляться через несколько лет после заражения.   - Мы не можем болтаться в пространстве несколько лет. - сказал Эйдан: - у нас не хватит припасов. Мы даже несколько месяцев не сможем болтаться.   - С другой стороны, воздух из вентиляции жилых модулей не перемешивался с воздухом из вентиляции рубки. - сказал Волак и попытался смахнуть пот со лба, но его рука наткнулась на плексиглас шлема. Они все сидели в скафандрах высшей биологической защиты, атмосферу из помещений уже откачали - чтобы исключить размножение вероятного вируса в воздушной среде.   - Да. Тут ты прав. - сказал Амадей и облизнул пересохшие губы. Его мозг лихорадочно искал выход из ситуации. Притащить заразу в обитаемые миры? Нет, нет и еще раз нет. Он не будет Чумной Мэри, не будет причиной смерти миллиардов живущих за границей Карантина. Если он будет знать, что другого выхода нет - он сам направит корабль в пытающую пасть Веги, взорвав его реактор прямо перед погружением в плазменную бездну. Но если нет? Что если они перестраховываются? Что если этот андроид - всего лишь андроид? И зачем Ордену вывозить из зоны Карантина заразу? Нету смысла, верно? Может быть этот андроид всего лишь передвигающаяся флешка, устройство памяти, что-то в нем включилось и вот он выполз из камеры. А они перепугались и отправили себя на смерть. Глупо. Глупо так умирать - не зная, верно ли ты поступил. Сдаться церковникам? Ни в коем случае - они точно так же сожгут все живое внутри корабля из нейродеструкторов, а потом оставшийся корпус направят в Вегу , так что без разницы, сдаваться им или нырнуть в плазму самостоятельно. В любом случае - пока недостаточно информации чтобы действовать. А помереть просто потому что испугались - нет, такого не может быть. Только не в его команде. Только не он.   - Так. - сказал Амадей и все повернулись к нему, потому что он сказал это свое 'Так' своим обычным голосом. Голосом человека, который знает что делать.   - У нас слишком мало информации для того, чтобы принять решение. - сказал он: - мы не будем бросаться в Вегу только потому что у Эйдана паранойя, или Волаку чего-то показалось. Но мы не привезем заразу в обитаемые миры. Предлагаю вот что - во первых проверить не заболел ли кто из экипажа, мониторить жизненные показатели - тут он ткнул рукой в монитор: - круглосуточно. Если есть подозрительные отклонения от нормы - сразу давать знать. Во-вторых, вывести управление реактором в рубку и подключить возможность перегрузки управляющих стержней - на всякий случай. - все закивали головами. Вывести управление перегрузкой на пульт, подключить большую кнопку, ударить по кнопке - и реактор фрейтера за несколько секунд перейдет в неуправляемую реакцию ядерного распада. Бум. Нет, скорее БУМ.   - И еще. Организовать поиск и уничтожение этого проклятого андроида. У нас достаточно людей. Поиск ведем двумя группами - одна в жилом секторе и другая - в служебных помещениях. - он обвел глазами собравшихся. Все понимали, о чем он. Переход между служебными помещениями и жилым сектором был заблокирован, экипаж был разделен на две группы и каждая была вынуждена действовать автономно.   - Я включу громкую связь и оповещу людей в жилом секторе - пусть организуют поиски.   - В жилом секторе нет оружейной. - сказал Эйдан.   - Знаю. - поморщился Амадей: - но открыть им доступ в служебные помещения мы не можем.   - У некоторых есть личное оружие. - заметил Волак: - тот же Веренис - он с бластером и спит и ест.   - Им придется обойтись тем, что у них уже есть. Импровизировать. - закончил мысль Амадей: - а если у них не получится и мы не найдем андроида в служебных помещениях, то мы отстрелим жилые модули. Проходя мимо Веги.     В прицеле бластера коридор N 32 выглядел особо зловеще - едва видимые стены с облупившейся краской, гофрированные трубы и кабеля, змеящиеся над потолком и тускло мерцающие лампы аварийного освещения, схема транспортировки груза на стене справа. В красном свете аварийного освещения схема была похожа на какие-то непонятные иероглифы, а трубы и кабеля - на щупальца гигантского кракена, готового стиснуть в своих объятиях любого, кто шагнет в эту темную бездну. Веренис Тай Луис сглотнул и опустил тяжелый ствол плазмера.   - Чисто. - сказал он: - нет тут никого.   - Хорошо. - идущий за ним механик второй смены вышел в коридор, держа на плече пневматический молот МР 34. Молот был необходим для обслуживания старого фрейтера, где частенько что-нибудь заедало или застревало и крайним аргументом могла быть только металлическая болванка, запущенная в цель с необходимой кинетической энергией. Пневмомолот мог обеспечить эту энергию, что делало его также и потенциальным оружием - правда с очень коротким радиусом атаки - не более метра, но зато в этом радиусе даже одетому в броню пехотинцу пришлось бы несладко. После блокирования жилого сектора у оставшихся членов экипажа не было другого выбора, кроме как взять в руки все, что может сойти за оружие и, разбившись на пары, организовать поиски пропавшего андроида. Поиски шли второй час, успехов и происшествий пока не было, если не считать того, что одна из команд чуть-чуть не вышибла мозги другой, столкнувшись в тесном коридоре, а помощник механика Собэдей сломал себе ногу, неловко повернувшись на лестнице. За эти два часа Веренис успел уже нахвататься 'жутиков' - как их называют профи. Жутики - это когда за каждым углом тебе мерещится взвод коммандос врага, вооруженных до зубов и жаждущих выпотрошить тебя как рыбу. В особо запущенных случаях, за углом сидел даже не взвод коммандос, а сам Князь Тьмы с косой. Жутики были очень опасны - ведь если ты все время в напряжении, дергаешься и нервничаешь, то быстро устанешь. И обязательно пропустишь настоящую опасность. Веренис Тай Луис знал об этом. Он вообще много чего знал - из книг, фильмов и справочников. Теоретически. Практически это был второй вылет в Зону Карантина и от того, что он знал что такое 'жутики', ему не переставал мерещится проклятый андроид, выскакивающий на него из-за каждого угла.   - Ты как? - спросил у него механик с пневмомолотом: - нормально? Дышишь тяжело...   - Я нормально. - кивнул Веренис: - все в порядке.   - Ну. Не нервничай ты так. Мы все равно уже трупы, чего переживать. - сказал механик и перекинул молот на другое плечо: - тяжелый, зараза....   - А ты чего такой спокойный? - спросил Веренис механика, когда они открыли очередную дверь и снова осмотрели коридор.   - Да потому что. Смысл дергаться. Сам подумай - у нас зараза на корабле. Все. Мы трупы в любом случае. А еще жилую зону заблокировали. Знаешь, что это значит? - прищурился механик.   - Что?   - Отстрелят нас нахрен. Проходя мимо Веги, с вектором на звезду. По глиссаде... - механик сделал рукой жест, показывая как именно их отстрелят.   - Да ну. - усомнился Веренис: - мы же андроида ищем. Если бы так... - он повторил движение механика: - то зачем посылать нас на поиски? Проще отстрелить сразу и все... - он поежился, представляя глиссаду на Вегу и неизбежный конец в огненном аду.   - Да потому и ищем. Найдем андроида. - отстрелят только нас и все. Не найдем - все сгорим. - махнул рукой механик: - чего уж, заразу в обитаемые миры никто не потащит.   - Да ну тебя, фаталист чертов. - Веренис хотел уже сплюнуть на пол, но вовремя спохватился. Плевать в скафандрах высшей биологической защиты настоятельно не рекомендуется, в противном случае твой плевок будет украшать внутреннюю поверхность плексигласа шлема вплоть до помывки его изнутри. То есть долго.   - Погоди. - механик потянул его за руку: - погоди. Стой.   - Да ну тебя еще раз. - сказал Веренис: - не желаю слушать твои бредни. - он и сам понимал что шансы у них призрачные, и что на месте Амадея он бы уже давно отстрелил бы жилые модули и продолжил путь, молясь, что вся зараза до последней бациллы осталась там, позади, в огненном аду Веги. Но ему не хотелось верить в это. Он отчаянно убеждал себя что это не так. Что все хорошо. Что это ложная тревога. Что вот сейчас он откроет глаза и проснется у себя в уютной квартирке на Байлз-авеню, где под окнами вечно орет и ругается старый торговец рыбой и галдят стайки ребятишек, что все это лишь дурной сон. Просто сон.   - Смотри! - механик указал рукой на смотровое окно в стене коридора: - я что-то видел там.   - Где? - Веренис вскинул ствол плазмера. Из всех членов экипажа, заблокированных в жилом отсеке только у него и у старого ганнера из первой смены были настоящие стволы, и то, у ганнера был миниатюрный 'Рекс', дамская пукалка, которую он возил с собой как сувенир от первой жены, которая по слухам была той еще оторвой и имела кое-какие связи в квартале красных фонарей. Из 'Рекса' можно было разве что застрелится, да и то, по мнению непредвзятых экспертов - надо было пустить себе в лоб несколько зарядов. По сути своей 'Рекс' - это обычный станнер, только с повышенным выходом мощности. Глубокий паралич на две минуты - вот что грозит потенциальной жертве этого грозного оружия. Идеальное оружие для городских трущоб - и не убьешь никого, и себя защитить сможешь. Вот только в ситуации когда на твоем корабле прячется взбунтовавшийся андроид и два пучка заразы - предпочтительней что-нибудь потяжелее. Поэтому Веренис был рад, что у него хватило ума хранить свой плазмер в каюте а не в оружейной комнате, и огорчен, потому что оставил в оружейной тяжелую гаусс-установку. Впрочем и плазмер хорошо. Особенно когда это тяжелый плазмер 'Рейн-Металлик Ко' с векторным выбросом плазмы и сдвоенным магазином, с бинокулярным прицелом и расширенным радиусом поражения. Этот трюк ему подсказали еще лет пять назад - сбиваешь фокусировочные кольца, не все, конечно, а парочку, на самом конце ствола - и плазма покрывает большую площадь, как при стрельбе из дробовика. Правда, дальность и кучность стрельбы падают, но в таких ситуациях как эта - лучше оружия не найти.   - Вон там. - ткнул пальцем техник: - видишь? Табличка с надписью 'Нам всем конец'.   - Да чтоб тебя! - не выдержал Веренис: - займись делом уже.   - Хорошо, хорошо. - сказал механик: - пошли уже дальше.   - Постой. - Веренис наклонился к обзорному окну в стене коридора: - Погоди-ка.   - Пошли уже, чего встал... - механик сделал два шага вперед, но Веренис остановил его.  

- Смотри. - он ткнул пальцем в стекло: - спасательной шлюпки нет. - за обзорным стеклом аварийного шлюза обычно стояла шлюпка - малое спасательное судно на маклиновских движках, достаточное чтобы преодолеть небольшое расстояние в пределах системы. Сейчас аварийный шлюз был пуст, в нем сплетениями лиан висели крепления и шланги питания и воздуховоды. Но шлюпки не было. Веренис вдруг понял, что сгорать в горниле Веги им не обязательно. Более того - настоятельно не рекомендуется. Ведь если этот андроид со своей заразой сел на шлюпку, то даже если они все умрут - ситуация не исправится. Надо догнать эту шлюпку, взорвать ее к чертям и, кстати, заодно неплохо бы выяснить, как шлюпка смогла выйти в пространство из шлюза, а в рубке об этом ни сном ни духом? А с другой стороны - если эта тварь выбралась из капсулы и забралась в спасательную шлюпку - как она могла стартовать? Шлюпки отделяются в том случае, если есть команда 'покинуть корабль' - по команде из шлюпки и в обычном режиме - но для этого надо чтобы кто-то снаружи вынул предохранительные чеки. Их несколько? Или... Веренис повернулся к механику чтобы сказать что его только что осенило, и что у андроида на корабле может быть помощник, но когда он поднял глаза на своего напарника, то слова застряли у него в глотке. Он так и не смог сказать ничего внятного за ту долю секунды, пока пневмомолот не разнес ему голову в клочья. Поистине, быку быково, а кесарю - кесарево, думал Император Марк, выслушивая доклад маршала Клауса. Нет, все было хорошо - с точки зрения маршала, конечно же. Войска Империи победоносно наступали, Тридцать Седьмой и Двадцать Восьмой флоты объединенные в единую ударную группировку под командованием адмирала Бергмана полностью блокировал родную систему Таганата, Белею. Колонии и протектораты Таганата в срочном порядке сложили оружие и поспешно сдались Империи, с искренними уверениями в том, что никогда и ничего они так искренне и горячо не желали, как упасть в гостеприимные объятия его Императорского Величия и как сильно они страдали под пятой проклятого узурпатора на троне Таганата. Раздутый до невероятных размеров флот Таганата при всей своей многочисленности был просто колоссом на глиняных ногах - на вооружении ВКС Таганата были в основном устаревшие образцы кораблей, половина из них управлялась так называемыми резервистами, не имеющими понятия о регулярном техосмотре или тактике маневренного боя в пространстве. И самое главное - у пилотов Империи была технология нейронных имплантантов, позволяющая им владеть своими истребителями как своим собственным телом. А в современном пространственном бою это очень важно. Когда-то давно космические сражения были похожи на столкновения мастодонтов - чудовищные туши линейных кораблей с огромными гаусс-орудиями и генераторами вихревых отклонений сходились в смертельной схватке. Но эволюция оружия в конечном итоге привела к современному рисунку боя - когда в ближнем бою сражаются истребители, стремительные юркие осы, легко уничтожающие гигантов и колоссов. А раз так, то преимущество в современном бою было на стороне того, у кого были лучшие истребители и лучшие пилоты. Лучшие пилоты были в Империи. Как результат - три флота Таганата были разорваны в клочки ударным соединением двух имперских флотов. Оставшийся у Таганата флот по сути был гвардейским соединением для охраны родной системы, осуществляющий скорее парадные функции. К бою это соединение было абсолютно неспособно, а потому и не лезло на рожон, выключив все активные системы и дрейфуя где-то в астероидном поясе звездной системы Белея. Поисками 'парадного флота' занимались скауты Двадцать Восьмого флота, но не сильно усердствуя - астероидные пояса Белеи были обширны и весьма опасны для навигации. Проще было изолировать этот флот и взять его измором. А пока основные силы Империи заняли господствующее положение на орбите Белеи 2 - родного мира Элмера, планеты где находился его трон, где находилась его столица. Конечно, родной мир Тагана попытался огрызнуться огнем стационарных планетарных батарей, но эти попытки были подавлены кинетическими болидами, извергнутыми гаусс-орудиями Двадцать Восьмого флота. После того, как Имперский флот не стесняясь в средствах продемонстрировал свою силу планетарные силы Таганата затихли, лишь время от времени давая знать о себе пусками ракет из замаскированных в горах убежищах. Место каждого пуска моментально засекалось и методично превращалось в выжженную пустыню, но особых иллюзий по этому поводу на орбите не испытывали - все понимали что стреляют из мобильных передвижных ракетных комплексов, а такой комплекс может быть в километрах от места запуска в течении нескольких минут после запуска. Не говоря уже о дистанционных пусках, когда на месте остается только контейнер с ракетой. А потому все понимали что настало время планетарного десанта. Время большой охоты. И на орбите Белеи 2 была собрана внушительная группировка пехотных подразделений, готовых обрушиться вниз, низвергая небесную кару из стволов плазмеров и гаусс-винтовок.   - Таким образом в настоящее время наша объединенная группировка войск насчитывает порядка пятидесяти пехотных дивизий при поддержке с орбиты штурмовыми орудиями Двадцать Восьмого флота. Мы готовы к штурму, Ваше Величие. - закончил свой доклад маршал Клаус.   - Штурм, да? А что скажут наши доблестные ВКС? - император поднял глаза на адмирала Тезея, как всегда величественного в своем парадном мундире.   - Флот против наземной операции, сир. - наклонил голову адмирал.   - Да? Почему же? - спросил император. Он знал, почему и был согласен с тем что адмирал скажет. Но только частично. Адмирал не видел всей картины. Он видел только флот.   - Потому что любая наземная операция захлебнется в крови, сир. Это родная планета Тагана Элмера и сейчас на поверхности любая кочка уже заминирована, любая дырка служит бойницей. По данным перехвата Элмер объявил эту войну священной войной против порядков и традиций Таганата, раздал оружие населению. Да там сейчас у каждого мальчишке в руке 'Жало', а эта штуковина с близкого расстояния вполне может вскрыть броню пехотинца.   - Чушь! 'Жало' не в состоянии... - вспылил маршал, но император остановил его взмахом руки.   - Так вот. - адмирал убедился что ему дозволено говорить и продолжил: - зачем нужны жертвы? Флот раскатает эту планету в раскаленный добела блин, сир. А если пехоте так уж нужно поставить бронированный ботинок на поверхность - пусть сделают это после нашей артподготовки.   - А как же жертвы среди мирного населения? - спросил император. На самом деле он был согласен с адмиралом и если бы вопрос стоял только в победе - он бы не колебался и отдал приказ. Но дело было не в победе. Вернее, не только в победе.   - На этой планете нет мирного населения! - рявкнул адмирал, багровея, на его лбу выступила синеватая сеть вен: - эти проклятые фанатики заслуживают смерти! Каждый из них!   - И тем не менее. - мягко прервал его император: - и тем не менее. Выжигать планету я не дам. Даю разрешение на точечные удары по скоплениям войск и ракетным комплексам - в течение месяца. Потом - если все будет хорошо - высадится пехота.   - Слушаюсь, сир. - адмирал сел на место, было видно что он хочет что-то сказать но сдерживается. Зато не сдержался старый маршал.   - Но Ваше Величие! - не выдержал он: - это же затянет войну на несколько месяцев!   - В деле спасения жизней не следует торопиться. - рассудительно заметил император, подняв палец вверх: - и вообще, решение принято. Это приказ. Приступайте. Я вас больше не задерживаю. - офицеры поняли намек, встали и откланялись. Едва за ними захлопнулась дверь, как император закрыл глаза, откинулся в своем кресле и принялся массировать ноющие виски. Чертовы вояки, подумал он, им бы только все выжечь, да всех победить.   - Ромул. - сказал император в пространство, перестав мять виски и открыв глаза: - выходи уже. - послышалось слабое цоканье и из-за занавески в комнату вошел Ромул. Вернее - то, что осталось от императорского советника. Нанонить отсекла ему голову и приживить ее к телу уже не удалось. Но сама голова еще могла послужить империи - так решил Марк Второй и по его приказу к этой голове приделали комплекс жизнеобеспечения и несколько манипуляторов, позволяющих голове передвигаться и управлять приборами вокруг себя. Честно говоря, все это было похоже на паука с остриженной головой Ромула на нем. Паук Ромул несколько раз искренне просил императора об отставке - в качестве таковой он бы с удовольствием принял смерть, но властитель считал, что Ромул еще сможет послужить Империи. И ему лично.   - Иногда война недостаточно долгая, мой император. - сказал Ромул, остановившись возле кресла. Говорить ему помогал вокальный синтезатор, потому голос не передавал эмоции, но император готов был поклясться, что услышал легкую усмешку в этих словах.   - Именно. Чертовы вояки не понимают. - сказал император.   - Ну. Они же военные люди, их учили что война должна быть как можно более короткой. - тут Ромул слегка сдвинул свои манипуляторы, так, что со стороны показалось что он пожал плечами: - война пожирает ресурсы и наносит вред морали. Короткая и победоносная война - вот идеал любого генерала.   - Но они не знают всей картины, Ромул.   - Да. - Ромул качнулся взад-вперед и заскреб манипулятором по своему носу: - Нам нужна эта война. Еще не все плевела вырваны в нашем огороде. Война удобна для решения ... определенных вопросов.   - Именно. Но я позвал тебя не за этим. - мельком император подумал что Ромул читает его на раз, он сразу понял чем ему выгодна эта война - ведь он практически избавился от фронды в парламенте, арестовал и отправил за решетку почти всех заговорщиков и сочувствующих его братцу Тиру. Да и самого Тира стало легче обвинить в измене и тихонько задавить в застенках имперской СБ - ведь война, как-никак. Но сорняков в его огороде было еще предостаточно, а значит и работы было много.   - Я задумался, Ромул. Кто именно мешает Империи сиять как солнце над всеми остальными. И знаешь кто? - спросил император, повернувшись к Ромулу-пауку.   - О нет. - сказал Ромул, перестав почесывать себе нос манипулятором: - о, нет. Только не это.   - Да, Ромул, да. Мы зависим от них, мы боимся их, а ведь они просто кучка заплесневелых фанатиков.   - Ваше Величество, не надо... - умоляюще протянул Ромул, вцепившись когтями манипуляторов в ковер: - только не ...   - Это Орден. Чертовы инквизиторы.   - Они защищают все человечество от Красной Чумы. - запротестовал Ромул.   - Красной Чумы. Чушь. - фыркнул император: - она наверное лет сто как вся выветрилась. Если нет носителя, нет и вируса. Это все сказки для непослушных детей. Да и мощь Ордена - тоже чушь. Она вся держится на секрете Нуль-Т.   - И этого достаточно для того, чтобы... - начал было Ромул, но император прервал его.   - А ты знаешь, сколько нуль-т порталов Орден открыл за последние десять лет?   - Но...   - Ни одного, Ромул! Ни одного! А знаешь сколько закрыл? Столько же. О чем это говорит тебе, а? - завелся император, встав с кресла и расхаживая по комнате. Ромул спешно убрал одну из своих лапок-манипуляторов, чтобы император не наступил на нее. Бывали ... прецеденты.   - Ваше Величие... - Ромул хотел сказать многое. О том, что не надо ломать то, что не знаешь как именно работает. И что темна вода в облацех, а Орден вообще темная штука. И что многие пробовали противостоять Ордену, да Орден все еще тут, а вот тех кто пробовал давно уже забыли. что многие пробовали противостоять Ордену, да Орден все еще тут, а вот тех кто пробовал давно уже забыли. Но посмотрев в глаза императору вздохнул и начал анализ.   - Это говорит о том, что скорее всего на данный момент Орден больше не контролирует Нуль-Т. - сказал Ромул. Император кивнул.   - Я знал, что ты мне еще пригодишься, старина. - сказал император: - так что об отставке и думать забудь. Мне нужна твоя голова... в прямом и переносном смысле. Я собираюсь диктовать свои условия Ордену.   - Но ...   - И хватит уже ныть о Красной Чуме. Думай о том, что у этих замшелых фанатиков нет контроля над Нуль-Т. Нет контроля - нет власти. Думаю, что у нас есть еще месяц-другой, прежде чем наши генералы окончательно захватят Белею и принесут мне голову бедняги Элмера на пике. До этого момента мы должны проанализировать ситуацию и подготовить все ресурсы. Для нападения на Орден. - Император повернулся к столу с голографическим изображением сектора галактики и повторил: - Для войны с Орденом.   - Да, сир. - сказал Ромул. Он знал что в такие минуты спорить с императором невозможно. Оставалась надежда на то, что в процессе анализа удастся плавно склонить его к тому что война с Орденом будет просто катастрофой. Но перед этим надо будет найти достаточно убедительные доводы, кроме самого очевидного - никто и никогда не выходил победителем из конфликта с Орденом.