За окном шёл снег. Пухлые хлопья неспешно оседали на землю под собственной едва существующей тяжестью, наслаиваясь на густой ворс ковра, покрывавшего поляну вот уже, наверное, не один месяц.

 

      

      Влад уехал.

      

      Утром мы поспорили. Я настаивала, что уже прекрасно себя чувствую и мы можем ехать в Брашов. Румын не хотел слушать, приказав оставаться в постели, то есть на диване. Немного поупрямившись, я сдалась и, к собственному удивлению, почувствовала некоторое облегчение.

      

      Это было похоже на то, как я иногда пропускала дни в школе и универе по болезни или другой причине. С одной стороны, я была далеко не безответственна и хотела выполнять свои обязанности вне зависимости от того, приносят они мне удовольствие или нет; с другой, имея весомый повод и согласие родителей ненадолго избежать рутины, покорно уступала и наслаждалась незапланированным выходным.

      

      Так было и в этот раз. Сбивать ноги в Брашове не очень-то и хотелось, несмотря на то, что я понимала всю важность того, что мы делали с Владом и ни за что бы не стала отлынивать по собственной воле.

      

      Однако, облегчение из-за отменённой поездки было мимолётным, потому что помимо ответственности была и другая причина тому, почему мне непременно нужно было выбраться из дома.

      

      Проснувшись спозаранку и нежась в тёплой постели, я почувствовала малоприятный запах. Не было ничего удивительного в том, что, пропотев всю ночь, я нуждалась в хорошей ванне, благо в этом не было сложности. Но когда я порылась в чемодане, чтобы отыскать запасную пижаму, её там не оказалось.

      

      Конечно же! Я постирала её в тот вечер, когда разговаривала с Этьеном по телефону, а уже на следующий день мы поехали к Владу. За всеми событиями я не вспомнила, когда впопыхах собирала чемодан в доме тёти о том, чтобы проверить бельевые верёвки. И теперь мне не в чем было спать!

      

      Даже если я постираю пижаму, она ни за что не высохнет до вечера. А других подходящих вещей у меня с собой не было. Конечно, я бы смогла отыскать майку или джемпер, но никаких шорт или легинсов я не брала, решив, что у тёти буду ходить в обычной одежде на день. Ведь джинсы для того и нужны, чтобы носить их где заблагорассудится. Правда, спать в них не такая уж приятная затея - значит, придётся попросту купить другую пижаму.

      

      А я-то хвалила себя за то, что так здорово сэкономила место в чемодане! Хотелось привести побольше сувениров, не переплачивая в аэропорту за лишний вес багажа.

      

      Вот так вот, Сашка, всего не предугадаешь.

      

      До сих пор чувствую, как кровь приливает к щекам, стоит вспомнить вопрос румына о размере и есть ли у меня другие пожелания. Пожелание было одно - закончить неудобный разговор и как можно скорее.

      

      Наверное, я усложняю простые вещи, но от одной мысли, что Влад будет выбирать и покупать мне одежду, пусть и самую простую, в супермаркете, мне становилось как-то не по себе.

      

      Пусть и вампир, но в этот самый момент меня больше волновало, что Влад мужчина. И старше меня. И... в общем, это не казалось правильным или уместным. Он ведь не мой отец. Да и папа уже очень давно не покупает мне одежду.

      

      Может, стоило предложить ему денег, ведь пижама только для меня и не имеет отношения к дому?

      

      Впрочем, каждый раз когда я предлагала внести свою лепту, Влад меня попросту игнорировал.

      

      Разволновавшись, я вернулась к дивану, боясь довериться всё ещё ватным ногам.

      

      На плечи снова легла тяжесть согретого чужим теплом пальто.

       

      В горле пересохло. Я наполнила стакан воды. Взгляд упал на руки. Оказывается, за последние дни я совсем позабыла о себе. Ногти на пальцах кое-где обломились, а один начал расслаиваться. Я не любила делать маникюр и очень редко пользовалась лаком, но сейчас, решив что располагаю временем, отыскала в чемодане косметичку.

      

      Уже через час я рассматривала проделанную работу, играя пальцами, чтобы поймать глянцевые отблески бесцветного лака. Честно говоря, я захватила его только для того, чтобы спасать капроновые колготки, но и применив по назначению, осталась довольна. Впрочем, превращаться в обузу и бездельницу я не собиралась, и после того как уделила немного времени волосам и лицу, спустилась на кухню и сразу заметила изменения в интерьере.

      

      Оказывается, пока я болела, Влад не только успел за мной присмотреть, но и каким-то чудом отремонтировал окно.

      

      Новая деревянная рама лишь немного отличалась оттенком от стен. Интересно, он сделал это своими руками или раздобыл рабочую силу? Вопрос испарился из головы так же быстро, как и возник - нужно было поторапливаться, если я хотела успеть до его возвращения.

      

      В благодарность я решила приготовить обед. Пусть это и не много (особенно для вампира), но лучше идеи у меня не возникло. Да и это не будет выглядеть странно, ведь я тоже буду есть.

      

      - Привет, - прозвучало за спиной, и я подпрыгнула - Влад часто появлялся незаметно.

      

      - Привет, - как можно безразличней произнесла я.

      

      - Вкусно пахнет, - сообщил он, должно быть, желая быть любезным, раз уж я помиловала его, взяв все заботы об обеде на себя.

      

      - Спасибо. Как съездил? - После паузы мой вопрос прозвучал неестественно, а после это чувство догнало ещё одно малоприятное - мы говорим, как принято в семье. Щёки залило румянцем, и я спешно склонилась над плитой.

      

      - Надеюсь, хорошо. Купил то, что ты просила и ещё пару вещей для дома.

      

      Я уже было хотела спросить, зачем он это сделал, если ещё совсем недавно сам интересовался, куда я столько набираю в тележку, но в последний момент передумала и промолчала.

      

      - Вот, держи.

      

      Я бросила через плечо взгляд, успевая заметить, как из одного пакета Влад вынул свёрток в коричневой бумаге.

      

      - Пижама, - пояснил он, когда я уже отвернулась, всё ещё не уверенная, сошла ли краска с щёк.

      

      - Спасибо. Обед будет готов минут через двадцать.

      

      Когда я снова рискнула обернуться, Влада уже не было на кухне. Стрельнув взглядом в сторону лестницы, я на цыпочках подкралась к свёртку.

      

      Развернуть сейчас? Или это выдаст моё любопытство?

      

      Краем глаза я уловила тень на лестнице, и тут же бросилась к пакетам, словно именно это привлекло меня к столу.

      

      Влад всё же хотел помочь с обедом, но я не позволила. Я, по-моему, переборщила, приказав румыну сесть на стул и не мешать. Я вообще так не веду себя и ни с кем так не разговариваю, просто... просто...

       

      Не сразу, но мужчина сел. Опустил руки на колени и стал наблюдать за суетящейся мной.

      

      Это было ещё хуже! Лучше бы разрешила помочь!

      

      Еще никогда в жизни у меня так часто не падал половник, не летели из рук ложки и ножи. Сердце колотилось как ненормальное, словно я сдавала экзамен у доски и придирчивая коллегия высматривала каждый мой промах.

      

      - Ай! - ну вот, этим должно было кончиться, расстроилась я, с удивлением чувствуя, как от расстройства на глаза выступают слёзы, пока тяжелая красная капля крови расползается по пальцу.

      

      - Покажи, - тихо произнесли над самым ухом.

      

      Я повернулась, уткнувшись в широкую грудь, загородившую от меня свет окна.

      

      - Больно?

      

      - Нет, - хлюпнула я, и от досады за то, что выгляжу ребенком и, конечно, Влад не поверил, что мне не больно, расстроилась ещё сильнее. Слёзы покатились по щекам. - Ой, - вдруг до меня дошло, что трясти окровавленным пальцем перед вампиром не самая лучшая затея, и я хотела вырвать руку, но он крепко держал запястье, не позволив мне этого сделать.

      

      Я бы не смогла вырваться, даже если бы тянула изо всех сил. Мой взгляд взметнулся вверх. Глаза Влада почернели. Он был тем же самым, но другим. Что-то в его лице неуловимо изменилось. Он больше не выглядел спокойным и безразличным, пусть ни один мускул на его лице так и не дрогнул.

      

      В тот момент, когда от томительного своим ужасом предвкушения у меня было готово вырваться сердце, он произнёс:

      

      - Не волнуйся. Я себя контролирую, - голос звучал негромко. И пугающе. - Промой палец. Я найду чем перевязать.

      

      Стоило ему отойти, как я выдохнула, даже не заметив, что задержала дыхание.

      

      Мы сели за стол, и Влад намазал мой палец зелёнкой.

      

      - У тебя целый арсенал, - заметила я, кидая взгляд на бинты - где же они прятались, когда были мне так нужны?

      

      - Это всегда под рукой, на случай, если... если меня ранят.

      

      - А зелёнка?

      

      - Микробы могут достаться и нам. Они не так опасны, как для людей, но замедляют процесс восстановления.

      

      - Ясно, - на языке горел другой вопрос и я не удержалась. - Влад, что ты чувствуешь, если перед тобой... - как закончить я не знала.

      

      Мужчина посмотрел в мои глаза. Наши лица были так близко друг к другу.

      

      - Если кто-то собрался угостить меня свежей кровью, потому что испортил обед?

      

      - Суп! - вспомнила я, подскочив, как ошпаренная.

      

      - Сиди, я убавил огонь.

      

      Он осторожно перематывал мой палец.

      

      Мы ненадолго замолчали.

      

      - Живая кровь будит аппетит, - ещё тише произнёс он, больше не поднимая глаз. - Но я держу всё под контролем. Не о чем беспокоиться.

      

      - А, - открыла я рот и заранее пожалела о том, что сейчас спрошу, - кровь для вас одинакова на вкус?

      

      - Нет. Кровь всегда отличается. Так же как для вас отличается одна чашка кофе от другой. - Влад приклеил конец бинта пластырем. - До свадьбы заживёт. Ведь так говорят у тебя на родине?

      

      Я кивнула, кисло улыбнувшись. И поблагодарила Влада.

      

      Обед прошёл тихо, и когда он закончился, я поняла, что впервые мы не разговаривали за едой. Потом Влад ушёл "по делам". Не желая казаться навязчивой, я смогла задать только два вопроса: во сколько он вернётся и не опасно ли это. Кажется, он не заметил новой волны смущения, пока я мямлила второй вопрос.

      

      Я немного почитала. Поразмышляла всё о том же. И почувствовав, что затылок начинает покалывать в преддверии очередного приступа головной боли, решила лечь. За окном стемнело, Влад, ожидавшийся с минуты на минуту, говорил, что обойдётся без ужина, и поэтому я решила больше не откладывать встречи со своей новой пижамой.

      

      Она оказалась розовой с крошечными цветными зонтиками.

      

      Довольно приятная на ощупь, решила я, разглаживая на себе штаны.

      

      Влад выбрал именно эту потому что других подходящих размеров не было или он видит во мне ребёнка? Впрочем, вторая пижама, сушившаяся внизу, была ярко-жёлтой с Винни-Пухом. И раньше я считала, что это то, что мне нравится.

      

      Каким-то неуловимым чувством я вдруг поняла, что Влад здесь.

       

      - С размером всё в порядке.

      

      Он стоял на пороге комнаты. Его влажное лицо слегка блестело, волосы спутались.

      

      - Всё хорошо?

      

      - Всё отлично, - он вдруг улыбнулся. В груди что-то защемило на миг и отпустило. Кажется, я всё ещё не окрепла и мне бы лучше лежать.

      

      Влад отправился в ванную, а я, вместо того, чтобы осуществить задуманное и уснуть, ждала его возвращения. Просто хотелось расспросить, как там погода и есть ли новости об Этьене.

      

      Стоило ему появиться в комнате, как я буквально напряглась, чтобы не раскрыть рот и не обрушить на него поток, кажется, довольно глупых вопросов.

      

      - Спрашивай, - вдруг предложил он сам, обернувшись. - У тебя всё на лице написано, - усмехнулся он, видя моё озадаченное лицо, и сел на кровать.

      

      - Всего лишь хотела спросить... как там на улице?

      

      - Зима.

      

      Я уставилась на Влада, метая взглядом молнии. Ему, судя по притаившимся в уголках глаз смешинкам, собственная шутка казалась остроумной.

      

      - Капитан Оригинальность, поздравляю с дебютом.

      

      - Спасибо, - чуть склонил он голову, подыгрывая.

      

      - Кстати, ты в хорошем настроении. Есть повод?

      

      - Повода нет никогда, - весёлость, казалось, улетучилась с лица румына так же неожиданно, как возникла. - Но иногда есть моменты, в которые можно позволить себе хорошее настроение, как роскошь, - туманно произнёс Влад, оставляя меня блуждать в догадках.

      

      - Наверное отдохнул от меня и поэтому так счастлив.

      

      - В твоих словах есть здравое зерно, - Влад снова улыбнулся.

      

      - Не-ет, - вдруг пришла мне в голову дикая идея. - Ты специально купил эту идиотскую пижаму! - ткнула я в него пальцем, встав на колени на своём диванчике.

      

      Влад едва держал лицо, чтобы не расхохотаться.

      

      - Ты подлый кровопийца! - моё возмущение вспыхнуло ярче пламени. И я изо всех сил запустила в него подушкой.

      

      - Тебе очень идёт, - ответил он, ловко перехватив мой снаряд.

      

      Что ещё я могла сделать?

      

      Вскочив, я схватила первые попавшиеся вещи и убежала в ванную переодеваться.

      

      Пока натягивала джинсы, я злилась на Влада и одновременно не злилась, но отчаянно желала выйти из игры победителем. Но как, не могла толком придумать. Мысль о том, чтобы наброситься на него и придушить вызвала только новую волну смущения, ведь тогда мы окажемся в его постели. Очень близко друг к другу.

      

      Я покраснела, разозлилась ещё сильнее, и вернулась в спальню в джинсах, майке и свитере. Гордо пройдя мимо Влада, улеглась и затихла, решив, что не стану больше с ним разговаривать. Сегодня.

      

      Уснуть быстро не получилось. В голову лезли дикие мысли.

      

      Что если бы Влад не сдерживался и попробовал вкус моей крови? Всего каплю. Был бы мой вкус ему приятен или нет?

      

      Швы джинсов впивались в бёдра и я крутилась волчком будто на углях. Через пару часов, сморённая собственными буйными фантазиями и кровожадным денимом, я тихонько села, сбросила с себя вещи и надела дурацкую пижаму. И почувствовав себя уютно, тут же начала засыпать. Мне даже приснилось, что невоспитанный румын пожелал мне спокойной ночи.