Висимо-Шайтанский и Висимо-Уткинский заводы — еще два больших предприятия, расположенные на огромных озе­рах посреди гор. Именно здесь, на берегах Чусовой, заканчи­ваются демидовские владения. На реке стоит порт, где еже­годно строят по 40 барок, каждая водоизмещением 180 тонн; на них продукцию заводов вывозят во все части света. Большую часть отправляют в Санкт-Петербург за 3200 км отсюда.

 

рекомендуем технический центр

 

На тарантасе можно добраться только до Усть-Уткинского, дальше по горам приходится ехать верхом, а в самых не­проходимых местах идти пешком. Иногда мы передвигаемся на одноконных двуколках, вес которых практически равен человеческому.

Так как у нас мало времени и скоро наступят холода, мы работаем без отдыха. У нас всегда наготове 20 лошадей, 20 че­ловек и 8 - 10 тарантасов, которые едут с нами или ожидают Нас впереди — иногда со стороны Европы, а иногда — Азии. За день мы два-три раза пересекаем горные хребты в местах, где еще не ступала нога человека, для чего приходится часто менять лошадей.

С нами прекрасный повар, а с ним — полный набор кухон­ной утвари и всевозможная провизия. В населенных пунктах мы отправляем в лес охотников, которые добывают нам ди­ких уток, тетеревов, глухарей, рябчиков, бекасов и дупелей. Кроме того, нарочный, периодически отбывающий с наши­ми поручениями на Нижнетагильский завод, привозит отту­да говяжью вырезку, суповую говядину, телятину и баранину. Время от времени нам удается полакомиться превосходной лосятиной (это такой большой олень, чье мясо просто вели­колепно). По утрам мы пьем чай, в и часов или в полдень обильно завтракаем в лесу, а ужинаем в восемь-девять вечера на какой-нибудь стоянке, употребляя три-четыре сорта вина, преимущественно шампанского. За исключением вин и неко­торых европейских продуктов, вся провизия достается нам почти даром.

Однако у этого безбедного существования есть и оборот­ная сторона. Прежде всего, как я и говорил выше, спать при­ходится редко и мало, временами поездкам по лесам препят­ствует дождь, да и ехать верхом через высокие и крутые горы, покрытые дремучим лесом, который великолепен, но полон непроходимых куч гниющего валежника, бывает непросто. Лошади идут с трудом; но более удобный путь был бы в десять раз длиннее. Кроме огромных павших деревьев, через кото­рые приходится перелезать, здесь повсюду множество полу­сгнивших стволов, за многие века превратившихся в пере­гной, и кони вязнут в нем по колено,

К числу неудобств лесных путешествий надо еще добавить комаров и слепней, не оставляющих нам и лошадям ни минуты никоя. Наконец, лесные избушки для ночевок невероятно гряз­ны и кишат насекомыми, но благодаря москитным сеткам, которыми мы накрываемся на ночь, они нам не страшны.

 

Скоро мы возвращаемся на Нижнетагильский завод, где собираемся пожить еще несколько дней жизнью, полной от­дыха и комфорта и не оставляющей желать ничего прекрасней. Слуги полностью освоились с нашими привычками, и теперь живем лучше, чем в самой цивилизованной евро­пейской стране. Снабженец господского дома покупает для нас на рынке все самое добротное.

Вот цены на основные продукты питания. Говяжья вырез­ка стоит а я сантима за фунт, обычная говядина без костей — 18 сантимов, телятина — 10 сантимов, пара цыплят — 50 сан­тимов, пара дичи — по 40—60 сантимов, яйца — по 2 сантима за штуку. Европейские продукты дороже, но не так, как у нас, за исключением шампанского — на него в России установле­ны огромные ввозные пошлины.   

Нижшсалдинский завод, 11 августа 1844 г., утро. —

Я окончательно покинул Нижнетагильские заводы, чтобы исследовать восточную часть владений, граничащую с вели­кой сибирской степью.

Сейчас у меня уже не будет столь прекрасных условий, о ко­торых я писал ранее. Кстати, рассказывая тебе о наших превос­ходных обедах, я забыл упомянуть о десерте. Он просто велико­лепен, в этих местах вообще нет ягод с косточками. Две-три недели мы в огромном количестве поглощали лесную земляни­ку, которой здесь изобилие — леса буквально кишат ею. Позже подоспела малина, она все еще плодоносит, и два вида желтых ягод, похожих на малину и ежевику одновременно. Наконец, мы лакомились превосходными маленькими черными ягодка­ми. Ежедневно директор заводов посылал нам чудесные анана­сы, выращенные в господских оранжереях. За месяц я съел их больше, чем за всю жизнь.

Нижцесаддинский завод, откуда я пишу тебе это письмо, находится на восточной окраине демидовских владений. От­сюда мы и ездим в разные стороны, изучая край, богатый ме­сторождениями золота. Когда дороги заканчиваются, нам при­ходится пересаживаться на лошадей и ехать верхом. Л коль скоро при этом трудно везти с собой провизию и все, что нуж­но для постелей, то и поездки наши превратились в кратковре­менные выезды- Приходится всегда возвращаться домой, что­бы отдохнуть и пополнить запасы провизии, а уж потом отправляться в другие места.

 

рекомендуем технический центр