Дрянь такая!

  • Бабушка, ты можешь сделать так?

Вовик встал на правую ногу, левую ногу и туловище расположил по отношению к правой ноге под углом девяносто градусов, а руки расставил, как крылья.

  • Ты обалдел? — бабушка усмехнулась. — Во мне центнер живого веса. Хочешь меня раньше срока в гроб загнать, ирод?
  • Да, ладно! — не унимался Вовик. — Это же совсем не сложно. Вот бабушка Вити может, например. А ты чем хуже?

Бабушка швырнула в миску недолепленную котлету, вытерла руки полотенцем и встала посреди кухни.

  • Но смотри, — предупредила она, — если я сейчас расшибусь — тебе несдобровать! Бабушка одной рукой вцепилась в стол и принялась медленно поднимать ногу,

похожую на ножку концертного рояля из музыкальной школы.

  • Не держаться! — взвизгнул внук. — Так нечестно!

Бабушка опустила ногу, охнула, схватилась одной рукой за поясницу, а другой за сердце.

  • Иди отсюда, окаянный! — простонала она. — Ступай, вон, к дедушке. Он точно ласточку умеет делать.

Вовик тут же шмыгнул в дедушкин «кабинет». Дед сидел за столом и занимался своим любимым делом: вырезал заметки из журнала «Здоровье» и наклеивал их на страницы толстой тетради.

  • Дед, а ты, правда, умеешь делать ласточку? — спросил гость. — Покажи! Дедушка снял свои толстые очки-аквариумы и внимательно посмотрел на

любопытного мальчика, будто ответ на его вопрос имел значение, будто Вовик спросил: «Дед, а ты, правда, дружил со Сталиным?»

  • Как тебе сказать, внучек... Дело в том, что ласточку делал не я, а мне...
  • Это как же?
  • Ну. Хм.

Дедушка встал, подошел к окну и уставился на снег, валивший крупными хлопьями.

Владимир Гуга (Гугнин Владимир Александрович) родился в 1972 в Москве, закончил музыкальное училище им.С.Прокофьева и Литературный институт им.А.М.Горького. Корреспондент и книжный обозреватель еженедельника «Труд», журналов «Читаем вместе», «Книжная индустрия». Живет в Москве. В «Дружбе народов» публикуется впервые.

  • Возвращался я как-то с банкета, устроенного по случаю присуждения мне почетного звания «Ветеран труда». Ну, знаешь, Вова, мы после этого торжества, как бы это сказать-то, немного веселые возвращались. И я на радостях потерял все документы и свою новую медаль впридачу. И сам потерялся, то есть, друзья мои потеряли меня. Но, тем не менее, я продолжал радоваться, уверенно приближаясь к дому. Хотя я шел не к дому, а черт знает куда, в какие-то овраги.