«Кащей-бессмертный» - олицетворяет собой совершенство оперного искусства Римского-Корсакова. Как он считал, в музыкально-сценических произведениях драматургические вопросы обязаны решаться только музыкальными средствами. Композитор обладал редким талантом «цветного слышания» - в своем воображении он мог сопоставлять ранообразные тональности с наиболее подходящими, по его мнению, красками и оттенками, невозможно не обратить внимания на этот аспект при сценической постановки оперы.

 

Творец уделял больше значение тональному плану оперы, очень тщательно раздумывал над характерами лейтмотивов и их взаимодействием.
Композитор был склонен накалять настроение в своих творенях с помощью лейтмотивов, особенно в партиях вокально-драматических, это очень отличает Римского-Корсакова, например, от Вагнера, отдающего предпочтения лейтмотивам в оркестровых частях, и не часто применяющего их к вокальным партиям. В оперетте есть аналог Вагнера, так как имеется что-то общее и характерное в чертах Королевича и Кащеевны. В рассматриваемой оперетте, очень заметна трансформация лейтмотивов, но при этом она не влияет на их узнаваемость. Для каждого героя – свой лейтмотив, претерпевающий частые видоизменения, но при этом обладающий особой индивидуальностью. То, что все произведение пронизано духом всеобщности и взаимопроникновением, можно судить из того, что персонажи исполняют чужие темы.

При прослушивании, оперета ассоциируется с работами, принадлежавшими предшественникам композитора, и при этом она оказала огромное влияние на творчество современников Римского-Корсакого. Так четко прослеживаются в стиле Р. Штрауса образы и, эти своеобразные, Кащеевские, гармонии.

Образ Кащеея – самый сложный и глубокий из всех героев. Он являет собой олицетворение жестокой и злобной силы, той силы, что избежала старости и которая теперь душит все живое. Все детали Кащеева царства вызывают некое представление о самодержавной власти, которая сковывала силы народа, держала его в неволе.

Открывает ее, определенно, главная из всех тем - тема Кащея, еще можно назвать ее тема Кащеева бессмертия, выделяет ее из числа остальных то, что именно она проходит чрез всю оперу, как бы пронизывая ее. Эта тема мертвенно-ползучая, оцепеневшая. В ее хроматическом строении можно увидеть, ту самую, ярко подчеркнутую тоску и мертвенность существования Кощея, в этой теме уничтожается мелодия вместе с актом и ритмом. Атмосфера в Кащеевом царстве стоит унылая и мрачная. С формальной стороны произведение начинается с мажора нотированого в соль, однако, если взглянуть на это с фактической стороны, то понятно, что опера представляет собой доминантсептаккорд ре, который не имеет никакой склонности к соль мажору, и именно это способствует образованию тональной арки с финалом, так как финал написан в ре мажоре.

Тема Кащея сопоставляется с темой Царевны – выразительной, близкой народной мелодией. Тема страдания Царевны следует сразу за демонстрацией темы Кащея, в оркестре она звучит в ля миноре, эта тема представляет собой более развитую часть, следующей далее, темы Царевны, которая исполняется вокально - "Дни без просвета, бессонные ночи" , в этих словах выявляется глубоко человечная песенность, исполняется в соль-диез миноре ("холодной" тональности по автору), далее снова в ля миноре идет второй элемент партии Царевны - её "причитания": "Жених ненаглядный, мой витязь прекрасный", которая являет собой хорошо детализированное пояснение момента высотной кульминации первого мотива. В том момент, когда тема Кощея проводится в оркестре, начинает звучать его голос. Постепенно все действие перерастает в дуэт Кащея и Царевны, реплики Кащея характеризуются бездушными интонациями и сложной гармонией. Стоит сказать, о том, все это время тему Кощея исполняет исключительно оркестр, петь он начнет лишь в самой кульминации произведения, что будет предшествовать его гибели. Композитор весьма серьезно и глубоко продумал этот момент, более подробно об этом будет сказано далее. В то время, когда оркестр играет лейтмотив Кощеева бессмертия, он как будто открывает что-то таинственное и скрытое, до этого момента, в Кащеевой судьбе, что, может быть, и для самого Кащея является не до конца разгаданным. Эта партия также включает в себя, кроме лейтмотивов, еще и последовательность диссонантных интервалов, которые проходят на фоне диссонантных гармоний.

По мере того, как развивается партия Царевны, в ней прослеживаются, «воспоминания» о будущем, именно так можно назвать этот отрывок оперы, звучит такая фраза «Былого счастья светлый луч», и именно на интонации этих элементов будут строиться дуэтные темы Королевича и Царевны.

Так же на Кощеевой теме строится партия зеркальца, которая следует после слов: «Скок в руку мне скорей, Царевне будь забавой».

Помимо лейтмотива самого Кащея, есть еще и лейтмотив Кащеевны, сам образ ее, в критической литературе, часто сравнивают с образом Шемаханской царицы, он предшествует словам Царевны «я вижу деву красоты чудесной», здесь Царевна в неволе – типично русский персонаж, и звучит после слов Кащея «теперь гляди», а уже далее – партия Королевича, при этом самих героев на сцене нет. Далее наступает весь интересный момент: горько рыдая, Кащеевна превращается в плакучую иву, это все Кащей наблюдает в то время, когда смотрит в зеркальце, по сюжету зеркальце отражает, то «что свершиться неминуемо должно». При этом очень явно видно момент испуга Кащея, который и так понятен, следует отметить, в произведении много эпизодов, в которые, бес сомнения, нужно глубоко проникаться.

Следующую партию исполняет Буря-Богатырь, в музыке словно проносятся порывы ветра. На этом фоне возникает терцет: к пению Богатыря подключаются голоса Царевны и Кащеевны. Царевна напевает свою партию, которую Богатырь хорошо запоминает, и именно это принимает фатальное значение, в дальнейшем, для царства Кощеева.

Богатырская партия состоит из остродиссонирующих интервалов, которые идут на базе классических, однако смело сопоставляемых друг другу гармоний, все это разделено переходными неопределенными диссонирующими гармониями, проходящими на фоне хроматических пассажей. Очень тут характерными являются «пряные» хроматизмы.

Кащеево ариозо «Природы постигнута тайна», имеет зловещий склад , поется после того, как Кащей и Царевна отыграли свою темы Богатырю. Если формально, то оно нотированно в миноре ми-бемоль, однако здесь же не исключено прохождение самых далеких тональностей.

И далее, после ариозо, Кащей напевает фрагменты своего лейтмотива, стоит отметить, что не целиком, со словами «упрямая Царевна», «сама захочешь в терем».

Композитор сумел воссоздать невероятной красоты картину - тонко сплести партию Царевны, исполняющуюся в си миноре, которая для автора является весьма «мрачной» тональностью, и далее переходящую в до минор, со снежной метелью, сама метель при этом сопровождается народной песней, которую исполняет закулисный хор. И в итоге следует последняя сцена этого раздела, где Царевна и Кощей поют свои партии в прям и обращенном виде.

Если «темные и мрачные» тональности, по мнению автора, - миноры, то «светлый и нежный» ля мажор, хорошо сочетается с суммарным цветом растений ярко-красных маков и бледно-лиловой белены, указанных в партитуре, учитывая это, можно еще раз убедиться в «цветном слышании» Римского-Корсака. Именно с него, с ля мажора, начинается тема Кащеевны, которую исполняет оркестр, в его игре, как бы сопоставляются две темы – Кащея и Кащеевны. Внимательно вслушавшись в партию Кащеевны, где она поет Кощею свои зачаровывания, можно понять, что фактически это изложенная триолями тема Кащея: «ты, белена, забвенья силу дай», и только уже потом идет именно ее тема: «в объятьях моих». Партия Кащеевны очень поражает своей не притянутой насыщенностью красок, кантилены и большим размахом широкоинтервальных мелодических построений: «я тебя испив до дна чарующей струей», а так же «мой кубок, кубок золотой», удивительно, что, на протяжении нескольких актов, удается охватить весь характерный диапазон меццо-сопрано.

Сцена «заточки меча» в ми миноре, имеет явное сходство с фрагментом «ковки меча» Вагнера, она удивляет своей решимостью, которая очень заметна на контрасте предыдущих эпизодов зачаровывания напитка, заканчивается эта сцена в ярком ми мажоре, автор его представляет в синих и блестящих тонах. Символом того, что Королевич попал в весьма чуждый ему мир, является то, что в начале следующей сцены присутствуют отголоски темы Кащеевны «дороги дальше нет», также автор решил подчеркнуть это весьма резкими тональными сменами. Роль волшебного леса, ночных птиц исполняет оркестр, но и тут явно слышаться отголоски тем Кащея и Кащеевны.

Партия Царевны, исполняемая в миноре, отыгрывается перед арией Королевича в ля-бемоль мажоре, очень ощутим весь контраст между этими двумя партиями. Стоит сказать, что хоть и Царевны нет в этот момент на сцене, ее тема все таки присутствует в целостной картине.

Иначе охарактеризована его дочь. Музыка второй картины — в Тридесятом царстве — изысканна, исполнена волшебного очарования. Другие черты образа — Кащеевны-воительницы предстают в ее маршеобразной пляске с мечом «Даруйте чары мне свои! Зажги в груди огонь любви, мак красный». Когда Королевич выпивает из кубка Кащеевны, он погружается в чадное забвение и тут вступает тема зачаровывания напитка, другими словами тема Кощеева бессмертия: «затуманился ум, рдеют щеки, как мак», при этом в исполнении Кащеевны звучат две темы – Кащея и отрывки из арии зачаровывания напитка, и эти же тему потом продолжает и Королевич: «нераздельно я твой», вот тут-то и происходит тонкое сплетение тем и персонажей – Королевич, Кащей и Кащеевна. После на сцене появляется Буря-Богатырь, исполняющий арию причитаний Царевны в своей манере, узнавши ее, Королевич тоже начинает петь партию Царевны, играющую оркестром: «то зовет, зовет, Царевна», в это время уже играет мелодия из партии Королевича, в более приподнятом настроении «силы воскресли».
Настолько удачно музыке удается передать момент полета Бури-Богатыря и Королевича к Кащею, при этом звучат проклятия Кащеевны. Этот эпизод является финалом второго акта.

Третий акт начинается с «холодного и мрачного» соль-диез минора, заключающего в себя момент, когда Царевна исполняет партию «злая колыбельная». Можно с уверенностью заявить о зависимости героев, их так называемой несвободе, после спетого дуэта Королевича и Царевны. Сам дуэт состоит из гармоничных и легких по звучанию и восприятию интервалов, он вообще кардинально выделяется на фоне всей постановки, где царит атмосфера неспокойной гармоничности. Но тут, на словах Королевича: «не бойся, я с тобой» отчетливо слышится финальный и победоносный ре мажор.

Следующий эпизод, опять же, построенный на Кащеевой теме, завораживает, можно даже сказать гипнотизирует, такой динамично-мрачной решимостью. После того, как Королевич произносит слова «смелей, смелей», все герои активизируются и начинают свои действа.

В следующий момент, снова наблюдается тончайшее переплетение всех лейтмотивов, когда происходит выяснение отношений. Из-за поднявшегося шума просыпается Кащей, и тут, он первый раз начинает петь, целиком и полностью, свою арию: «А, девка глупая, твои проказы», «из царства вам живым не выйти», при этом Кащей прекрасно осознает насколько никчемно и беспочвенно его бессмертие. Необходимо еще раз подчеркнуть, что конкретно в этой части оперы происходит напев той самой Кащеевой темы, которая звучит на протяжении всего произведения и которая так тщательно продумана композитором.

Дальше, когда Кащеевна произносит «томлюся я, люблю, страдаю» начинает звучать преобразившаяся мелодия Царевны. Кащеевна исполняет свою часть, плача, она превращается в плакучую иву. Такая трансформация Кащеевны имеет некую схожесть со сценами таяния Снегурочки и той сценой, где Морская Царевна превращается в реку Волхову. Да и вообще, все Кащеево царство – пародия на царство Берендеево, только показано с изнаночной стороны утопий. И затем оркестр сменяет тему Царевны на тему Кащея, где он протягивает «назло всем вечно буду жить».

Следующим в действия включается хор, который извещает о том, что «Кащею бессмертному смерть наступила», «Конец злому царству». И вот тут, уже в последний раз, проигрываются темы Кащея и Кащеевны и после них в«победном» ре мажоре ярко и смело звучит тема Королевича, постепенно сменяющаяся на ре мажорную тему страданий Царевны. На финальных мажорных нотах – символе победы над злыми чарами и заканчивается оперетта.