Любую констатацию, используемую в данном эссе, можно расценивать как гипотезу. Предположения, по мнению, автора могут оказаться очень полезными и занимательными.
Общеизвестно, что повесть Пушкина Александра Сергеевича "Пиковая дама" значительно отличается от либретто одноимённой оперы под авторством Петра и Модеста Чайковских. Сравнение с Пушкиным вряд ли по силам кому-либо, поэтому не будем оценивать и сравнивать литературные качества произведений. Совокупность всех базовых различий "Графиня - Герман", по-видимому, именно то сюжетное направление, на котором следует заострить внимание.
Очень своеобразной и даже немного необычной в этой опере является связь представленных героев, и это не удивляет почитателей первоисточника и самой оперы. Перечислим главные моменты, которые утвердят такое наблюдение.

 

рекомендуем сервисный центр


Цитата слов графини, из квинтета, где происходит первое её свидание с Германом: "Мне страшно! Он опять передо мной, таинственный и страшный незнакомец. Он призрак роковой, объятый весь какой-то дикой страстью..."
И партия Германа: "Мне страшно! Здесь опять передо мной, как призрак роковой, явилась мрачная старуха. В её глазах ужасных я свой читаю приговор немой!.. Мне страшно!"
Дальше следует вопрос графини, адресованный Томскому: "Скажи-ка мне, кто этот офицер? Откуда взялся он? Какой он страшный!"
У Александра Сергеевича не наблюдается такого пронзительного сосредоточения.
Анекдот, который рассказан в повести, значительно отличается от известной баллады Томского. В балладе тайна трёх карт достаётся графине от Сен-Жермена, энергичного графа пройдохи из Парижа. Красавица покупает её ценой одной ночной встречи с парижским графом: "Их смело поставив одну за другой, вернула своё, но какою ценой!"
В повести граф Сен-Жермен представлен чудоковатым стариком, который давно знаком с графиней. По заверению Томского, графиня всё ещё любит графа без памяти и если к нему обращаются без почтения, то она становится очень сердитой. Сен-Жермен по дружбе, совершенно безвозмездно, раскрывает графине три карты для того, чтобы она могла отыграться. У Пушкина также не говорится о пророчестве, которое вставлено в балладу. "К ней призрак явился и грозно сказал: "Получишь смертельный удар ты от третьего, кто пылко, страстно любя, придёт, чтобы силой узнать от тебя три карты..." и так далее. По окончанию баллады двое странно намекают Герману на что-то. Чекалинский говорит о том, что у Германа есть превосходный шанс на карточную игру без денег. И Сурин: "Но графиня спать спокойно может: трудновато ей любовника пылкого сыскать". Потом вместе: "От третьего, кто пылко, страстно любя..."
В третьей картине, на балу, этот сюжет развивается дальше. Сурин и Чекалинский дразнят Германа, мол, не он ли тот третий. А затем Герман оглядывается и встречает графиню, оба от неожиданности вздрагивают, сосредоточенно глядя друг на друга.
В четвёртой картине Герман стоит в спальне графини перед её портретом. Его посещают мысли о том, не связан ли он с графиней какой-то мистической силой, не судьбоносная ли это встреча? И чем дольше он рассматривает портрет, тем навязчивее становится ощущение, что им суждено погубить друг друга. Однако рассматривает он портрет прекрасной и молоденькой графини, которая внешностью мало чем похожа на старуху восьмидесяти лет.
В отличие от оперы, пушкинскмй Германн (имя Германн у Пушкина пишется с двумя буквами "н") сходит с ума. Александр Сергеевич обрисовал это с юмором: "Он сидит в Обуховской больнице, в 17 нумере.."
В произведении Чайковских Герман решает прервать свою жизнь, заколовшись.
Графиня же умирает в повести от ужаса после того, как увидела пистолет в руках у Германна. А перед своей смертью графиня даже беседует с ним.
В либретто графиня охвачена смертельным страхом с самого начала. И она не обмолвилась в продолжительности всей сцены. У Пушкина воспитанницей графини является Лизавета Ивановна, которая выходит замуж за привлекательного и вежливого молодого мужчину, после пережитого с Германном.
В либретто же Лиза является внучкой графини и прыгает в Зимнюю канаву. Фактически, в произведении Пушкина заканчивается всё пышными свадьбами, поскольку ещё и княжна Полина выходит замуж за Томского. Стоит отметить, что Томский тут является внуком графини. А в опере он и графиня не проявляют между собой родственных связей. Для Лизы плохо закончилось то, что она приметила Томского.
Нужно отметить также, что время действия перенесено из самого начала девятнадцатого века (в повести) в эпоху Екатерины Великой (у Чайковских). Здесь напрашивается вопрос - как музыкальная драма могла появиться из значительно отличающейся от неё по концепции повести Александра Сергеевича? В какой степени произведение Пушкина могло дать начало этому драматическому роковому столкновению оперы? Какой посыл, сокрытый в повести начала девятнадцатого столетия, позволил развиться позднеромантическому трагическому сюжету конца этого века?

рекомендуем сервисный центр
Источники, ненавязчиво указывающие на связь графини с Германом, на самом деле взяты у Пушкина, с того момента когда Герман обдумывал возможность узнать секрет карт. Он рассчитывал каким-нибудь способом войти в доверие к старой графине и выведать тайну, возможно даже сделавшись любовником. Но офицер понимал, что для всего этого действия с восьмидесяти семилетней графиней слишком мало времени.
Интересно, что часть сюжета перенесена из повести Пушкина в оперу без изменений. Это сцена в спальне: "...откройте мне вашу тайну! - что вам в ней?.. Может, она сопряжена с ужасным грехом, с пагубою вечного блаженства, с дьявольским договором..." Здесь нужно отметить, что вводится фаустовская дьявольская тематика. Такие схожие моменты дают нам право для сравнения повести и либретто.
Таким образом судьбоносная связь Германа и графини, их мистический трепет друг перед другом, их взаимное уничтожение не случайны. Существует ли некая скрытая причина такого пересечения мотивов авторов? Александр Сергеевич не бросал слов на ветер, тем более в прозе. Пушкин предельно концентрировал мысли, от чего фразы приобретали лаконичность. Исходя из этого, давайте обратим внимание на отрывок повести, где происходит отпевание графини. Там камергер шепнул одному англичанину, что Германн является побочным сыном графини.
Итак, если считать, что Герман - это сын графини, то в либретто такая версия помогает прояснить очень многое.
Во-первых, взаимное таинственное притяжение Германа и графини.
Во-вторых, становится ясной суть баллады Томского, ведь получается, что Сен-Жермен может являться отцом Германа. Кроме того, Герман и Жермен - есть различные вариации одной и той же фамилии.
В-третьих, латинский корень geno, означающий побег или отпрыск, лежит в основе слова germanus, что переводится как единокровный или родной.
Таким образом выходит, что когда графиня родила ребёнка от Сен-Жермена, то она отдала своего сына на воспитание, желая избавиться от нежеланного чада. "Арап Петра Великого" угадывается в этом мотиве. Родственная связь также может нам объяснить и пристрастие Германа к карточной игре, ведь в опере Чайковских графиня "предпочитала фараон - любви". Возможно, страсть к играм - наследственна.
По либретто Лиза - это внучка графини, тогда прослеживается ещё одно звено зловещей цепочки. Если Герман - сын, а Лиза - внучка, то выходит, что Герман повторяет судьбу графини в контексте её отношений с Германом. Возможно отсюда такая безудержная страсть Германа к Лизе. Но в повести всё совершенно противоположно в этом отношении - Германн холоден к Лизавете.
Резонно задаться вопросом, при чём тут миф об Эдипе?
Связать "Пиковую даму" и миф об Эдипе нам позволяет древнейшая тема, которая здесь прослеживается - это тема кровосмешения (инцеста).
Стоит упомянуть краткое повествование мифа об Эдипе. Фиванскому царю Лаю и его супруге Иокасте напророчили, что их сын совершит убийство отца, и мальчика, который только что появился на свет, отдали на умерщвление пастуху. Этот пастух пожалел невинного ребёнка и отправил его к своему брату в Коринф. Вот так мальчик, которого назвали Эдипом, спасся и стал воспитываться во дворце коринфского царя. Эдип рос беззаботно до тех пор, пока на одном из пиров захмелевший гость не намекнул ему о том, что он (Эдип) - подкидыш. С этого времени, не смотря на заверения родителей, Эдип пребывает в смятении. И однажды Эдип решает отправиться к дельфийскому оракулу, где ему предречено то, что он убьёт своего отца и станет мужем своей матери. В страхе перед грехом, Эдип принимает решение не возвращаться в Коринф, полагая, что тем самым он избежит злого рока.
На одном из перекрёстков Эдип встречает Лая и в результате ссоры убивает его. После этого он направился в Фивы, где встретил чудовище Сфинкса и разгадал его загадку, после чего Сфинкс бросился в пропасть. Благодаря этому Фивы оказались освобождены и наградой за это Эдипу стало предложение стать фиванским царём и мужем Иокасты. Через некоторое время новая беда настигла Фивы - моровая язва. Эдип отправил к оракулу в Дельфы гонца. Оракул возвестил, что болезнь отступит, когда убийца Лая будет изгнан из Фив. Эдип клянётся найти убийцу и усиленно занимается поиском, в результате которого выясняется, что убийца - это он сам, что Лай - его отец, а Иокаста является его матерью. Узнав эту новость, Иокаста повесилась, а Эдип лишил себя зрения, выколов себе глаза её застёжками. Далее Софокл говорит о смерти Эдипа в Афинах.
Так вот, если сравнивать миф об Эдипе и оперу Чайковских, используя при этом гипотезы, которые мы обнаружили выше, то получается, что в момент смерти в графине совмещаются образы обоих родителей.
То, что графиня годится Герману скорее в бабушки, нежели в матери, можно считать малозначимым, благодаря мифологическому контексту. Сопоставляем.

рекомендуем сервисный центр
Во-первых, пророчество призрака "получишь смертельный удар" и пророчество оракула об убийстве сыном отца.
Во-вторых, в "Пиковой даме" Сурин и Чекалинский дают Герману зловещую характеристику: "...он странный человек! Как будто у него на сердце злодейств по крайней мере три". И убийство на перекрёстке трёх главных дорог, которое совершил Эдип.
В-третьих, намёки Герману на любовницу-графиню и инцест Эдипа со своей матерью.
В-четвёртых, графиня, предположительно, сдаёт на воспитание своего нежеланного ребёнка. Иокаста и Лай отдают пастухам на умерщвление своего сына, опасаясь исполнения пророчества.
В-пятых, Герман доводит до смерти от страха графиню, а Эдип убивает отца, из-за чего и Иокаста кончает жизнь самоубийством.
В-шестых, Герман тоже кончает жизнь самоубийством, а Эдип ослепляет себя в наказание.
Стоит немного развернуться и обратиться к изысканиям Аверинцева. С. С. Аверинцев полагает, что древняя мифология использует часто мотив инцеста по двум главным причинам, связанным с ассоциациями: 1) с идеей особенной власти тирана и 2) с идеей таинственного , мистического знания. Например, в древнем соннике Артемидора сновидение, связанное с инцестом, предрекает всевозможные блага политику и тирану, так как образ матери отождествляется с образом Родины. По рассказам Светония, Гай Юлий Цезарь видел подобный сон, который истолковывался как предвестник власти. Более того, первое произведение Цезаря было трагедией об Эдипе. В своём трактате "Государство", Платон, говоря о тирании, упоминает об Эдипе и говорит, что только при ней возможна такая вседозволенность, какая бывает лишь во сне. Аверинцев пишет: "Быть Эдипом-кровосмесителем и значит быть Эдипом-тираном". В Фивах у Эдипа был титул - тиран, что означает царь.
Говоря о втором ряде ассоциаций, который связан с тайным знанием, следует вспомнить стихотворение Катулла. Там говорится, что благодаря эдипову греху в наш мир приходит тайнознание и магия. Известно также об обычае персидских магов, который гласит, что перед обрядом нужно вступить в кровосмесительные связи. С. С. Аверинцев делает вывод: "Кровосмешение запретно и страшно, но ведь тайны богов тоже запретны и страшны. Такова символическая связь между инцестом и знанием".
В произведении Александра Сергеевича Пушкина, явно прослеживаются две, указанные Аверинцевым, идеи.
Самое первое - это то, что Германн схож с Наполеоном Бонапартом. Он даже два раза в повести ассоциируется с Наполеоном. "...у него профиль Наполеона, а душа Мефистофеля", - говорил Томский. Ещё: "...он сидел на окошке, сложа руки и грозно хмурясь. В этом положении удивительно напоминал он портрет Наполеона". В произведении Чайковских к образу Наполеона нас отсылает знаменитая треуголка. Любопытно, что Бонапарт, как и Эдип - пришли на трон извне. Первый прибыл с Корсики, второй - из Коринфа. Германн также в некотором смысле пришедший извне.
Второе, что необходимо отметить - это тема, связанная с магическим и таинственным элементом: тайна трёх карт, связь с Сен-Жерменом, с призраком старой графини. Всё перечисленное чётко относится ко второму ряду ассоциаций, отмеченному Аверинцевым. Более того, можно сделать вывод о присутствии всех трёх мифологических составляющих: тема тирании, тема кровосмешения и тема тайного знания и оккультизма.
Все перечисленные ранее особенности позволяют нам открыть новую грань в понимании "Пиковой дамы" как культурного продукта, и позволяют взглянуть на саму культуру под новыми углами зрения.
В западноевропейской культуре важнейшими являются идеи знания и власти. Вся западная цивилизация сегодня подпитывается мифом, что благодаря знаниям уже обретена власть над матушкой-природой.
Итак, мы обнаружили в западной цивилизации две из трёх составляющих, о которых говорилось выше. Но где же третья составляющая? Где тема кровосмешения?
Полагаю, что тему инцеста можно усмотреть в утверждениях о власти над природой. Мать-природа со времён Галилея выступает в роли объекта экспериментов и пространства для практического доказательства научных теорий. Экологическое равновесие ещё никогда прежде не было так сильно нарушено, как при появлении стремящегося покорить и подчинить всё европейца. Освальд Шпенглер не зря называл западную культуру фаустовской. И на самом деле образ Фауста как нельзя лучше подходит к представлению символа всей западноевропейской культуры. Не даром Гёте привёл героя к мистическим Матерям-богиням, о которых в своё время упоминал ещё Плутарх.
В таком ключе произведения "Пиковой дамы" относятся к сакрально значимым для всей западной культуры творениям: "Избранник" Томаса Манна, "Мастер и Маргарита" Булгакова, "Фауст" Гёте, "Доктор Фаустус" и тому подобное.
Все величайшие диктаторы двадцатого века стали самой зловещей мифологической инкарнацией тотальной власти и кровосмешения. Адольф Гитлер считал, что с толпой нужно обращаться как с женщиной. Полагаю также возможным причислять Иосифа Сталина к мифологическому архетипу отца. Не плохо будет вспомнить в этом контексте такие произведения Маркеса Габриэля Гарсиа как "Сто лет одиночества", а также "Осень патриарха" имеет похожую тему.
Подводя итоги, мне хочется высказаться о немного забавном на мой взгляд наблюдении, подтверждающем наличие прочной трёхсторонней связи. Оно случайным образом удостоверяет всё то, о чём шла речь выше.
Учение трёх величайших психоаналитиков является основой ведущего сейчас психоанализа. Их имена всем известны: это Зигмунд Фрейд и его знаменитейшие последователи - Карл Густав Юнг и Альфред Адлер. Важнейшей бессознательной структурой в своей теории психоанализа Зигмунд Фрейд определил так называемый "Эдипов комплекс". Однако ученики Фрейда предполагали по этому поводу совершенно иное, на почве чего между ними и начались серьёзные разногласия. Но самое удивительное это то, что Карл Юнг практически всю свою жизнь посвятил пронзительным исследованиям мистики и оккультизма. Альфред Адлер в своей "индивидуальной психологии" взял за основу убеждения, которые называл "воля к власти". Вот таким образом мистический треугольник вновь проявил свою мощнейшую энергию, при этом уйдя от пристальных взоров основателей психоанализа, и сыграв с ними в свою ироническую игру.

рекомендуем сервисный центр