В июне 1833 года в Париже издатель А. Лемуан издал двенадцать этюдов польского композитора Фредерика Шопена (Opus 10). Весь опус Шопен посвятил своему другу венгерскому композитору и дирижёру - Ференцу Листу ("A son ami F.Liszt"). Автограф в Стокгольме в коллекции Р. Нидхаля. Особенно примечателен в этом опусе последний - 12 этюд, созданный в тональности до минор, который Лист окрестил "Революционным". Позже это название прижилось, и этюд повсеместно стали называть именно так, он стал одним из самых популярных музыкальных произведений в своем жанре во всем мире. А мы попробуем рассмотреть, с чего всё началось.
"Штутгартский дневник"


Этот дневник или альбом Шопен начал вести в 1829 году, он состоит из 24 страниц. Первоначально знаменитый музыкант планировал в альбоме коллекционировать автографы своих друзей и знакомых. Но позже альбом превратился в собрание его собственных записей. Его уникальность заключается в том, что он отражает мысли, чувства, переживания Шопена, показывает его душевные метания, впоследствии нашедшие отражение в его творческом наследии.
Особенно важны для потомков записи, сделанные с 14 по 20 страницы в немецком городе Штутгарт в начале осени 1831 года, вследствие событий, послуживших толчком к началу ведения дневника, за Альбомом и закрепилось название "Штутгартский дневник". В это время в родной для Фредерика Шопена Варшаве российские войска подавили Польское восстание, в ходе которого погибло большое количество жителей польского города. Естественно Шопен очень беспокоился о своих родных и всю тревогу мятущегося сердца изливал на бумагу: в словах двадцатиоднолетнего Шопена столько душевной боли страха за их жизнь, и при этом столько любви к матери, отцу, сестрам, друзьям, по многочисленным восклицаниям можно судить, что молодой композитор пролил немало слез из-за отсутствия известий о судьбе близких. После этих памятных событий закончилась его юность - он сразу же повзрослел и возмужал. Но для его семьи все кончилось хорошо - они не пострадали в ходе подавления восстания, правда, узнал он об этом уже в Париже. Больше в записях Шопена не встречаются записи подобного душевного накала и откровенности.
В настоящее время от Штутгартского дневника, к сожалению, осталась только фотокопия. Причиной этого опять-таки стали военные действия. Как и подобает дневнику всю жизнь композитора он был при нем, а после его смерти в 1849 году хранился в Варшавской Национальной библиотеке в течение 90 лет - до 1939 года. После фашистской оккупации польской столицы дневник оказался в библиотеке Красиньских, но в 1944 году все документы Шопена, в том числе и Штутгартский дневник сгорели в пламени пожара.
Вышеописанное настроение Фредерика Шопена и подтолкнуло его к написанию 12-го "Революционного этюда". Следует рассказать предысторию создания шедевра. Отец музыканта - Миколай Шопен видел талант сына и заботился, чтобы он его развивал и совершенствовал, создавая как можно больше музыкальных произведений. Так, в одном из писем к сыну Миколай Шопен ссылается на педагога Фредерика - Юзефа Эльснера, который советовал своему ученику написать оперу, взяв в качестве главной его темы Польское восстание 1831 года. Отец Шопена хотел, чтобы в созданной опере воплотился бы национальный дух и все отличительные качества польского народа. Также он напоминает сыну о пережитых им эмоциях во время переживания за судьбу родственников, которые прекрасно бы легли на музыку. Миколай Шопен дает еще один совет: если будет подходящее либретто, то можно взяться за сочинение к нему музыки. У Шопена и самого были мысли о написании оперы, но он хотел взять за основу более раннюю историю своей Родины. А впечатления от событий 1831 года композитор воплотил в малой музыкальной форме - этюде.
"Революционный этюд"!
Изначально этюдом в любой области искусства считается какой-то набросок, эпизод большого произведения. Но все это ни в коей мере не относится к "Революционному этюду", который, без сомнения, является самостоятельным произведением музыкального искусства, также как и остальные этюды, вошедшие в 10-й и 25-й опусы. Своим этюдам великий музыкант сумел придать оригинальность тем, что они все написаны в разных фактурах и каждый посвящен отдельной пианистической проблематике. Например, в творчестве художников существуют: "этюд пейзажа", "этюд животного", "этюд головы". Не зря этот Этюд назван "революционным", музыкальные звуки как бы пронзают всю пьесу: сначала как выстрел звучит резкий аккорд, а на смену ему приходит пассаж, который ассоциируется с бурным потоком горной реки. Что примечательно, пассаж рекомендуют исполнять левой рукой. Однако оценить все тонкости музыкального творения Шопена могут только профессионалы музыкального искусства, обычным слушателям остается только наслаждаться потрясающим Этюдом мастера.
Как и рекомендовали Шопену отец и учитель, он ввел в "Революционный этюд" национальные польские мотивы, но сделал это особенным образом. Здесь не услышать польских народных инструментов - волынки или лиры, звуки которых присутствуют в национальном танце поляков - мазурке. Секрет необычайного звучания пьесы в ее ритме, в Этюде Шопен обратился к другому популярному танцу - полонезу, который идеально вписался в структуру произведения. Полонез в "Революционном этюде" не дает забыть о родной стране композитора и одновременно его можно связать с историческими событиями, послужившими толчком к созданию пьесы.
Фредерик Шопен не является первопроходцем в использовании полонеза: на 30 лет раньше Людвиг ван Бетховен обратился к этому приему в сочиненной им "Патетической сонате", которая также написана в тональности до минор. В этом музыкальном произведении Бетховену необходимо было показать патриотический настрой во время Французской революции. Но и до "Патетической сонаты" с помощью полонеза Франсуа Куперен набросал музыкальный портрет героини своей пьесы - Марии Лещинской (принцессы Мари), которая по национальности являлась полькой.
Секреты исполнения "Революционного этюда"
А особых секретов и нет: сам композитор дал инструкции об исполнении Этюда с помощью ремарок. Для этого Шопен использовал итальянские названия музыкальных темпов. В ремарках он последовательно описывает манеру исполнения пьесы: allegro con fuoco, appassionato, con forza, stretto, sotto voce, ed appassionato. Итак, вначале нужно исполнять пьесу быстро и весело, потом страстно, далее нужно добавить силы, затем сыграть сжато, потом идет как бы повторение мощной фразы вполголоса, и наконец, в финальной части - страстный музыкальный порыв.
С темпом Аллегро не всё так просто: некоторые музыканты, невзирая на комментарии Шопена, исполняют "Революционный этюд" чрезвычайно быстро. Дело в том, что при игре применяют экземпляры Этюда, изданные в разные годы. В автографе автора Этюда можно найти точное указание: полутакт по шкале градаций темпов Мальцеля равен 76. А на практике в концертной деятельности все получается совсем не так: дирижер будет показывать две доли в такте. Тогда как музыкальные редакторы рекомендуют дирижировать по четвертям, а в конечном итоге исполнители еще больше ускоряют темп. В любом случае все отходят от первоисточника и во многом искажают смысл того, что хотел преподнести публике Шопен, потому что порой остается только бешеный ритм, за которым не услышать главного.
Как в жизни любовь возникает по-разному, так и музыка неодинаково пленяет нас. В качестве антипода "Революционного этюда" Фредерика Шопена можно привести миниатюры для фортепиано Иоганнеса Брамса, которые, безусловно, относятся к числу великих произведений музыки. Но в них нужно вслушаться, чтобы уловить их красоту и полюбить навсегда. А вот, Этюд Шопена из разряда тех музыкальных шедевров, который и без вдумчивого прослушивания не оставляет никакого равнодушным. Конечно, можно поспорить, какая любовь будет сильнее, но тот факт, что Шопену благодаря его необыкновенной музыкальной технике удалось добиться того, что его Этюд любят и ценят во всем мире уже многие годы, бесспорен.

P.S.:
Незаурядный талант Фредерика Шопена оценили и его современники. В частности, немецкий музыкальный критик Роберт Шуман, и сам писавший неплохие произведения, восхищенно отозвался о вариациях си бемоль мажор, написанных Шопеном ранее. Шуман посвятил им отдельную статью в музыкальной газете города Лейпциг, в ней он призвал общественность "снять шляпы перед гением". Правда, в то время Роберт Шуман был еще не в курсе, что его польский коллега создал гениальный "Революционный этюд".