Ванна, полная тёплого молока, приятно ласкала кожу. Наложники подливали всё новые порции, чтобы поддерживать температуру.

Госпожа расслаблялась под опытными пальцами самого искусного массажиста. Свет факелов отбрасывал причудливые тени. Музыканты услаждали слух госпожи лирической мелодией, навевая ей воспоминания о родине.

Сквозь лёгкую ткань было видно, как яркий диск солнца клонился к горизонту. Скоро на землю опустятся сумерки, а за ними в свои права вступит царица-ночь.

Именно в это время начнётся сказка.

Госпожа лениво перевела взгляд на пурпурную подушечку, покоящуюся на высоком стуле около ванны. На ней, на этой самой подушечке, лежал витой ключ. Что он отворял, знала лишь она, хозяйка заветного ключика.

Закусив губу, госпожа таинственно заулыбалась, бросив взгляд на солнце, которое наполовину скрылось за полосой горизонта. Ещё чуть-чуть и можно будет воспользоваться ключом.

Махнув рукой, госпожа встала и плавно направилась к маленькой лестнице, выходя из огромной ванны. К ней услужливо подбежали слуги с полотенцем, большим, белым и пушистым. Вытерев госпожу, прислуга рассыпалась прочь, подпуская к ней других, которые стали одевать её в вечерний наряд, состоящий из причудливо переплетённых золотых цепочек с россыпью красных камней, переливающихся в свете ярких факелов. Он не столько прикрывал, сколько соблазнительно оттенял смуглую кожу. Длинные влажные волосы, словно плащ, укрывали обнажённую спину и плечи.

Надев последний штрих - элегантную витую диадему, украшенную в тон наряду красным камнем, госпожа окинула себя в зеркале придирчивым взглядом. Как всегда бесподобна. Тёмные волосы, высыхая, слегка сворачивались в локоны. Тонкий стан обнимало драгоценное украшение, воплощённое в удивительный наряд. Губы увлажнял красный блеск.

Подмигнув своему отражению, красавица подошла к подушечке и взяла ключ.

Время пришло!

Плавно перекатывая крутыми бёдрами, госпожа шла по длинному коридору. В конце него её ждала дверь, ничем не приметная, но никто, кроме госпожи, в неё никогда не входил. Что за ней и куда она вела: всё оставалось тайной за семью печатями. Но весь дворец знал, что стоит солнечному диску выглянуть, как госпожа вернётся.

Ключ легко вошёл в скважину, подозрительно осмотрев пустой коридор за своей спиной, госпожа толкнула от себя дверное полотно и вошла в кромешную тьму. Захлопнув дверь с другой стороны, повернула ключ в скважине, оставляя его там.

Пройдя вперёд, госпожа с усмешкой на алых губах встала напротив кровати.

Он ждал её, сидел, привалившись спиной к изголовью. Эбонитовая кожа, красные глаза, белые, как самый чистый снег, волосы. Насмешка в глазах, предвкушающая улыбка на губах, такая же, как и у неё.

Они знали друг друга уже несколько лет. Кто начал первым, уже и не вспомнить, но...

Госпожа подошла к прикроватной тумбочке и взяла с неё оковы, лёгкие, из серебра, важный атрибут их игрищ. Сегодня он пришёл первым, а это означало, что она могла делать с ним всё, что захочет. Он и словом не остановит, полностью будет послушным.

Вертя игрушку в руках, госпожа взглянула на тёмного эльфа исподлобья.

  • Приступим, любовь моя? - проворковала и соблазнительно прикусила губу.
  • Я в твоей власти, моя госпожа, - томно ответил дроу. - Весь твой, любимая!

Каждая ночь начиналась с этих слов и наполнялась страстью, в которую выплёскивалась запрещённая любовь. Но ночь - их время, где сражались тела, сплетая сильнее души между собой.

  • Я только твой.
  • Я твоя, вся, без остатка, - вторил ему жаркий шёпот госпожи.