Пролог

Что такое любовь?

Всегда думал, что знал ответ на этот вопрос. Думал, что знал, пока не встретил её. Мне казалось, я знал свой идеал женщины.

Уточнённая, умная женщина, с привитым чувством вкуса, мелодичным смехом, с идеальной осанкой, с безупречной линией бёдер и кучей талантов.

Как же я обманывался все эти годы.

Моя любовь... До сих пор поверить не могу, что влюбился в неё - вздорная, местами вульгарная, недалёкая девчонка, которая умудрялась наделать тысячу глупостей за пару минут. Моя любовь... Её цевозможно оставить без присмотра. Моя любовь умела строить трёхэтажные маты и пила как портовый грузчик. Хорошо, что не сорокоградусную водку, а лёгкие коктейли. Моя любовь... как же я устал от неё.

Порой я её ненавидел, когда она, пьяная, жалась к любому мужчине, попавшемуся ей в поле зрения. Она давно уже не девочка, и скромностью никогда не болела. Ненавидел, когда она плакала навзрыд на глазах у прохожих, размазывая косметику по лицу. Ненавидел её, потому что она небезразлична мне,и я хотел её убить, чтобы не болело сердце. Вырвать ножом все шипы и корни, что она пустила в нём. Ненавидел её всем сердцем и душой... но любил.

Любил с первого взгляда. С того момента, когда она села в мою машину. Вечер только еще опустился на город, но Лос- Анджелес уже включил свои огни, наряжаясь для развратницы ночи. Я остановил авто возле центрального входа в казино, решил встретиться с другом. Понимаю сейчас, что стоило заехать за угол. Меня бы пустили и через служебный вход, но тогда я совершил свою роковую ошибку.

Сколько мужчин могло бы похвастаться, что в его жизни была она, та самая, роковая женщина, после встречи с которой вся жизнь идёт под отцос?

Правильцо, хвастаться нечем, впору застрелиться самому или убить её. Тяжёлый выбор. Но пора было сделать его.

 

Дверца моей машины открылась, когда я хотел повернуть ключ

в замке зажигания и вытащить его. На пассажирское сидение упало женское тело, глупо смеясь, обдавая меня страшенным перегаром. Я плохо разглядел её сразу, запомнил лишь короткое золотое платье, чёрные туфли на высоком толстом каблуке, меховую накидку.

- Поехали в аэропорт! - приказала она, считая, что достаточно лишь улыбнуться, и я кинусь исполнять её желания.

Тогда я, не глядя, схватил её за чёрные кудри, дёрнул посильнее, нагнулся, чтобы открыть дверцу и вытолкнуть её на тротуар. Громкий женский визг огласил городские улицы. Подбежавшие охранники тут же оттеснили её от моей машины.

А я сидел и смотрел в яростные кошачьи глаза. Дикая фурия. Макияж у незнакомки был весьма дерзким, броским и вульгарным. Вот только оторвать взгляд от веснушчатого лица я долго не мог, удивляясь, почему волосы чёрные. Обычно веснушки признак рыжины. Дикая мысль и совсем неуместная, она потом долго терзала меня, пока я выходил из машины и передавал ключи подоспевшему парковщику. Даже когда прошёл мимо неё, громко верещащей, чтобы её отпустили. Да, охранники так и сделали, как только я вошёл в казино,так сразу они поспешили за мной, а девица к машине, которую не успел завести парковщик. Эта истеричка своей сумочкой стала колотить мою машину, пинать шины. Идиотка. Пьяная дура.

Пришлось вернуться, схватить беснующуюся девку за волосы и втащить в казино. Я шёл размеренным шагом, в окружении охранников, которые пытались прикрыть меня от глаз посетителей. Вошёл в первый попавшийся туалет, он был, конечно же, женским. Но мне было тогда плевать. Я был зол. Я включил воду и стал умывать ледяной водой верещащую девку, смывая с её лица косметику. Тщательно намыливал, взбивая пену, наслаждался этим процессом, вежливо извиняясь перед дамами, которые не вмешивались, сбегая наружу. Я отмыл веснушчатое лицо от косметики, поражаясь тому, насколько оно оказалось юным, не вяжущимся со злобным взглядом раскосых глаз.

  • Теперь разглядела меня? - холодно спросил, всё так же удерживая девицу за волосы.
  • Да, - выкрикнула та, ещё и плюнула в зеркало. - Я запомнила тебя, понял? В полицию заявлю!
  • Отлично. Ты меня знаешь? Мы с тобой знакомы?
  • Нет, но я запомнила твою морду.
  • Я тоже запомнил, дрянь. И еще раз увижу около своей машины, пристрелю, поняла? Я тебя не знаю. Мы даже не знакомы, так что у тебя не было причин пинать мою машину!

И жди повестки в суд. Будешь возмещать ущерб.

Я вышел из туалета и попросил у охранников узнать кто она такая, а сам поспешил на встречу.

Бывают такие женщины, способные вывести из себя с пол-оборота. Шарлотта была именно из них. Не стоило мне надеяться так легко запугать её и избавиться. Она ждала меня на улице, пока я не освобожусь. Ждала, где-то прячась, чтобы запрыгнуть ко мне в машину, как только я сел за руль.

  • Я готова возместить ущерб. Тебе отсосать прямо здесь?

Мерзость. Меня словно током тогда ударило, стоило ей прилипнуть ко мне и, играя языком, похабно улыбнуться. С трудом удалось вновь схватить её за волосы, чтобы не давать к себе прикасаться.

  • Совсем страх потеряла?

В ответ она рассмеялась, истерично, нагло, словно псих здесь я, а не она. Не знаю, что тогда на меня нашло, может, хорошо проведённые переговоры, но я ударил по газам, чтобы резко затормозить. Шарлотта больно ударилась о панель, разбила губу, еле спасла нос.

  • Ты придурок? - выкрикнула она, возмущённо вылупив на меня глаза, растирая капли крови.

Даже реагировать не стал, просто разогнал машину, резко тормозя, любуясь на испуг девчонки. Дерзость как рукой сняло, правда ненадолго. Всё же дури в её башке было больше,

закинув ноги на панель, царапая её каблуками, она самодовольно усмехнулась, празднуя победу. Катать её по городу не собирался, да и пользоваться сомнительными услугами тоже. Просто остановил машину у первого попавшегося отеля, кивая на него головой.

- Здесь.

Я думал, спасует, но нет. Она смело вышла из салона, а я тронул с места авто, слушая в свой адрес много чего нелестного. Информации на неё было не так уж и много, однако достаточно, чтобы юрист подал иск в суд. Шарлотта Ли, двадцати двух лет отроду. Никогда не встречал настолько юных падших женщин. Но всё бывает в первый раз.

- Знаешь, почему не люблю книги? - усмехнулась она, докуривая сигарету.

Вчера она появилась у моей машины и принесла деньги. Бросила на капот конверт и так же неряшливо извинилась. Мол, выпила, поссорилась с любовником, и понесло её. Я усмехнулся. Денег было меньше, чем в исковом заявлении моего адвоката, но отчего-то я принял подачку и даже позвонил юристу. А затем она попросила покатать её на шикарной тачке. Я оценил, что утром она выглядела более презентабельно и шмотки на ней хоть и вульгарные, но дорогие. Покатал и трахнул. Само собой получилось. Заехали вечером в клуб, выпили, ну и пошло-поехало. Она классно делала минет, да и вообще секс с ней ядрёный, страстный. А с утра, сидя на кухонном столе в моей белой рубашке на обнажённое тело, вертя в руках книгу, оставленную моей матерью, Шарлотта была прекрасна.

- Почему? - отозвался, наливая ей и мне кофе. Нужно было на работу, но впервые тянул время, желая подарить драгоценные минуты ей.

Шарлотта усмехнулась, потрясла любовным изданием с целующейся парочкой на глянцевой обложке. Матери бы не понравилось такое пренебрежение к своей вещи. Я заметил, что Ли ко всему так относилась - легкомысленно, поверхностно, словно ей было лениво.

  • В конце пишут, что они жили долго и счастливо. А как это? Как прожить с мужем долго и счастливо? Нет бы расписать, дать инструкцию. А то пичкают враньём. Невозможно прожить долго и счастливо, обязательно какая-нибудь хрень случится.

Книга упала на стол, а Шарлотта нервно потушила сигарету.

Я протянул ей чашку с кофе, молча изучая злое выражение лица. Она не переживала, что переспала со мной. Не было разговоров, что теперь я что-то ей должен. Уже тогда меня это цепануло. Гордость взыграла. Не впечатлил я её. Не смог. Это тогда ещё не злило так сильно. Но уже напрягло.

  • Свадьба, верность, любовь - всё это обман, - добавила она, прежде чем пригубить кофе, смешно морщась.
  • Мне пора на работу, а тебе домой, - сухо отозвался, гася в душе раздражение. Странная смесь из желания удержать и понимания, что нельзя привязываться, мучила меня. - Я подвезу, - решил оставаться джентльменом даже в ущерб работе.
  • Отлично.

Усмешка Шарлотты всегда была острой как бритва.

Особенно когда она была пьяна. Сейчас трезвая, и то кололась. Не отдавая себе отчёта, отставил чашки и поцеловал её, зарывшись рукой в волосы. Утренний секс после чашки бодрящего кофе. Поправляя одежду, я тогда подумал, что надо пополнить запас резинок.

Чуть позже высадил её там, где она попросила, возле торгового центра, сам отправился по делам, а вечером нашёл Шарлотту караулящей меня у моего дома. Так и завертелось всё у нас. Никаких обязательств,только секс. Она приходила когда хотела, я отпускал её, когда нужно было заниматься делами,и сам не заметил как стал болеть ею. Стал задумываться, где она проводила время днём, чем занята. Даже пробовал звонить, но телефон её не отвечал. Она никогда не брала трубку телефона. Я видел и не раз, как она равнодушно смотрела на экран вибрирующего девайса и отбрасывала его подальше, чтобы не мешал ей заниматься со мной сексом. Сначала мне нравилось это. Относил на свой счёт, посчитав, что ей настолько нравилось то, что я с ней делал. Потом осознал, что она не брала телефон, даже когда я ей звонил. Никогда... Словно ждала только один единственный звонок.

  • kit it

Я слетел с катушек от ревности через месяц. Трахать женщину во всех позах, знать, что могу её поиметь где угодно, и совершенно не знать, кто она и что у неё за жизнь, уже не устраивало меня. Я нанял сыщика, и стало только хуже. То, что я не единственный, было меньшее из зол. Она злоупотребляла алкоголем, наркотиками и сексом. Днём она зависала в странных компаниях, где беспорядочный секс не считался чем- то необычным.

Шкура. Я возненавидел её за то, что она пользовалась мной. Ненавидел себя, что настолько привык к ней, что боялся потерять. Секс с ней стал приносить странную душевную боль с примесью удовлетвореция. Оргазм с привкусом ненависти. И ты, увы, не в баре, чтобы сказать бармену, что тебе больше не наливать.

Я ненавидел её и любил. Сдохнуть хотелось, когда я листал фотоснимки отчёта детектива. Шарлотта в чужих руках смотрелась и противно, и ... Сучка, она оставалась для меня желанной, хотя эмоции били по натянутым нервам.

  • Нам надо расстаться.

Однажды я нашёл в себе силы сказать ей это. Два месяца ада. Дошёл до ручки. Понял, что не хочу видеть рядом с собой эту потаскуху.

  • Да не вопрос, - пьяно усмехнувшись, Шарлотта ушла на танцпол, чтобы тут же приклеиться к какому-то молокососу,и это взбесило окончательно.

Я сам не понял, как оказался рядом и оттащил смеющуюся Шарлотту от незнакомца.

  • Покатаемся?

Привычное предложение взорвало во мне что-то звериное. Я давил педаль газа с такой силой, словно хотел угробить нас с ней. Привёз на утёс, откуда открывался красивый вид днём или ранним утром. Мы пару раз встречали с ней здесь рассвет. И, как и раньше, я опрокинул её на капот и брал её с остервенением, мечтая, чтобы всё закончилось. Что это последний раз и всё, точка. Надоело. Я хотел освободиться от этого соблазна. Вдалбливался в мягкое податливое тело, целовал губы, сжимал шёлк её волос в кулаке. А затем сидел и злился под пьяный весёлый смех Шарлотты, кружащейся, виляющей бёдрами в такт рвущейся из динамиков магнитолы музыки.

  • Знаешь, а ты прав, - неожиданно заявила она, останавливая свой безумный танец.

Я сидел в открытой двери машины, сцепив руки,и бездумно всматривался в чёрный горизонт, ожидая восхода солнца, и ненавидел себя за страсть к этой падшей женщине. Даже подумывал о том, чтобы предложить ей лечение. Я хотел, чтобы она стала как все. Чтобы выглядела как настоящая леди, чтобы только я трахал её. Только я.

  • Я задолбалась уже от всех вас! - неожиданно выкрикнула Шарлотта,и её смех смешался с рыданиями. - Я думала, с тобой получится научиться жить счастливо, но эта грёбаная жизнь меня убивает каждый день.

Это я уже слышал и не раз. Она любила рассказывать, как ненавидит свою жизнь, себя и всё, что она делает. Откровения по утрам за чашкой горячего кофе, а потом такой же горячий секс. Я стал наркоманом и не мог остановиться. Любовь засела, и сердце кровоточило. Я боялся, что однажды сорвусь и ударю её, а может и убью. Даже страшно от таких мыслей, потому что приятное тепло растекалось, стоило лишь сжать кулаки. Я хотел выбить всё дерьмо, что было в ней. Выдерживать её пьяные закидоны не было сил. А сейчас была очередная...

- Давай расстанемся.

Последнее что я услышал,и наступила тишина. Даже не сразу понял почему. Поднял голову и оглядел пустой обрыв. Шарлотты не было. А затем тихий всплеск воды.

Я сорвался с места, и сердце пропустило удар, когда я с трудом разглядел во тьме, как бушующие волны океана, бьющиеся об острые камни выступа утёса,таскали как тряпку тело Шарлотты.

Горе и непонимание того, что произошло, долго еще оглушало. Я не сразу сообразил позвонить в службу спасения. Потом несколько часов ада, пока доставали тело, допрос, полиция и наконец дом. Опустевший и разом осиротевший.

Я ненавидел Шарлотту и любил. Только сумасшедший мог влюбиться с такую шалаву как она. Я точно псих.

Моя жизнь наполнилась серыми красками. Пустота в сердце затягивала мою дуну каждый божий день. И я вдруг стал понимать, что чувствовала Шарлотта, когда открывала глаза каждое утро. Я ненавидел её за это и... любил.

На следующий день после похорон мне позвонили в дверь. У меня появилась привычка пить кофе на кухне вприкуску с воспоминаниями о тихом грудном смехе Шарлотты и её колких словах о бессмысленности бытия.

Открыв дверь, чуть не выронил чашку из рук от неожиданности. На залитом солнцем крыльце моего дома стояло приведение. Молодая Шарлотта, юное, чистое создание, такой она, наверное, была когда-то. Только взгляд её шоколадных глаз теплее, наивный и грустный.

  • Здравствуйте, мистер, я сестра Шарлотты Ли. Могу я её увидеть? Она оставила этот адрес на случай, если я не смогу до неё дозвониться.

Это был удар судьбы под дых. Вот чей звонок так отчаянно ждала Шарлотта - младшей сестры, которая была для неё единственным любимым человеком в мире. Родители развелись и детей разлучили. Обычная история про дружбу сестёр. Сумасшедшая Шарлотта привела ко мне в дом свою копию, ту, которую я мечтал увидеть в ней самой. Она знала, что я не смогу захлопнуть двери перед этой солнечной девушкой, которая искала свою старшую сестру и даже не догадывалась, что та уже умерла.

  • Как тебя зовут? - прикрыв глаза, спросил, ошущая, как внутри меня разгорелась благодарность к Шарлотте и странная надежда. Серый саван стал медленно опадать с меня, и краски мира заиграли.
  • Анабель, - представилась солнечная девушка, а я отошёл в сторону.
  • Заходи, Анабель, - приказал, с трудом удерживаясь от улыбки.

Кажется, я окончательно рехнулся. Но чашка горячего кофе в руках уже обжигала пальцы, а Анабель была прехорошенькой копией Шарлотты. Она сама ко мне пришла, так же как и её сестра. Смело шагнула через порог моей квартиры, внимательно оглядываясь,таща за ручку чемодан. Это не дежавю, а что-то совсем иное. Словно в опустевший дом вернулась жизнь.

Любовь может стать привычкой? Сумасшедшей привычкой, как утренний кофе и секс по утрам на кухонном столе? Если бы Шарлотта предупредила меня о сестре. Я даже не думал, что они так сильно похожи. Зачем она дала ей мой адрес? Зачем мучила меня и, даже покончив с собой, отравляла мне жизнь? Или дала второй шанс?

Моя любовь на грани сумасшествия заставила захлопнуть входную дверь и двинуться вслед за Анабель. Я пригубил кофе, улыбаясь своим мыслям. Чувствовал себя маньяком, в гости к которому зашла жертва А в душе стало так светло и сладко, что отказа от солнечной девочки я точно не приму...