Сама же все ещё находилась вместе с богатырями, в Краснограде, где спасшие меня пару дней назад мужчины обсуждали некую особу,

которая по мнению некоторых засела в сердце Залесного (да уж, за время нашего с ним короткого знакомства я даже узнала его фамилию). Неужели он все-таки по-настоящему смог полюбить? Судя по тому, с какой уверенностью прозвучали те слова, да. И кто же она?

Стало немного неприятно и обидно. А я ведь подобного за ним не замечала ни разу... Может, все дело в том, что за эти два дня произошло слишком многое, и я просто физически не имела возможности пронаблюдать все те изменения, что произошли в нем с момента нашей последней встречи? Вдруг, возвращаясь в терем к ночи, он спас какую-нибудь красивую девушку и таки не смог устоять? Видела я, какие тут представительницы слабого пола... Хорошенькие, с пышным бюстом, аппетитные... Не то, что я.

Возможно, я так и продолжила бы развивать в себе комплекс неполноценности, если бы не увидела, как приставший к берегу корабль Черномора Гореборовича не начали обстреливать местные колдуны. Все мое внимание тут же приковалось к развернувшемуся сражению, в котором преимущество было явно не за дружиной воеводы.

Корабль очень быстро начал тонуть. Чтобы спастись, люди стали прыгать в воду. Где их тоже настигала незавидная участь. Краем глаза заметила, что отца Острого пока что не трогают - скорее всего намереваются взять в плен. Эх... Не зря у богатыря к нему душа рвалась. Видно, очень сильно эти двое связаны. Шутка ли, так переживать в преддверии беды.

Отражение подернулось рябью, и я стала свидетельницей того, как нескольких человек, включая хозяина соседнего терема, ведут в темницу. Точнее волокут, потому что мужчины оказались измождены и в любой момент могли потерять сознание. Судя по крови, которая капала на каменный пол, воеводе разбили лицо. А быть может, и сломали нос.

Потихоньку теряя контроль над собой, принялась судорожно заплетать волосы и обуваться. Застилала кровать, постоянно косясь на зеркало, которое продолжало показывать мне тех, кто не пожелал устраивать мир с Красноградом. Хотелось все бросить и ринуться к оставшимся (очень на это надеюсь) в тереме богатырям, чтобы рассказать им обо всем. Как объяснить наличие таких вот ужасных знаний об их командире, пока не знала, однако желала во что бы то ни стало оповестить их о случившейся беде.

Но меня останавливало зеркало, которое пока что не хотело

выключать свои магическим показ событии, вершащихся за добрую сотню километров от моей избушки.

  • Поаккуратней там с ними, - донесся откуда-то безэмоциональный мужской голос, холодом которого можно было замораживать. - Они нам еще живыми понадобятся. Скоро Шамахан расширит свои границы на ещё один крупный остров.
  • Не бывать тому, злодеюка поганая, - сплевывая кровь на пол, прохрипел Черномор.
  • Успокойте его, что ли, - милостиво разрешил невидимый для меня мужчина.

И вот тут трансляция закончилась. Забыв про завтрак, ринулась прочь из комнаты...

Я выбежала из избушки, как ошпаренная. Необходимо было предупредить богатырей! И пусть они почти все отправились в Красноград. Зато хотя бы несколько мужчин должны были остаться в тереме. А дальше... Дальше будем уже вместе решать, что делать. Ясно было одно - Черномора надо спасать. Понятное дело, что, меня никто с собой звать не будет. Да я и сама не из тех, кто станет лезть грудью на амбразуру. В этом случае я только помешаю.

Пока бежала по тропинке в сторону богатырского терема, размышляла о том, как лучше преподнести им информацию. Рассказывать о волшебном зеркале было нельзя. Сразу начнутся расспросы на тему: что еще я успела там углядеть. И что мне им сказать? Ой, знаете, да много всего. И как вы за столом сидели и мои пирожки поглощали, и как по Краснограду гуляли и от девушек носы воротили. А если быть точнее, один конкретный богатырь. И вот когда Острослов узнает, что я ещё и таким образом за ним подсматриваю, мне точно несдобровать. А ведь мы более-менее начали ладить. Не хотелось бы разрушать зарождающуюся между нами дружбу.

По крайней мере, я очень надеялась на то, что мы все же станем друзьями. Хотя бы ими.

Вскоре мне пришлось сбавить темп, потому что мой организм не был привычен к бегу на большие дистанции. Но на шаг я не переходила. Разве можно спокойно идти, зная, что где-то там, за океаном, мучают воеводу? Он отнесся ко мне хорошо, познакомил с богатырями... Так что я не могла спокойно реагировать на подобные действия в его сторону.

Когда впереди показалась калитка, будто второе дыхание открылось. Я вновь перешла на быстрый бег и буквально влетела на территорию богатырей. Чуть было не упала на ступеньках крыльца, но успела ухватиться за прочные перила. Стучать в дверь не стала, чтобы не терять время. Просто схватилась за ручку и дернула ее на себя. Деревянная преграда тут же поддалась и уже через долю секунды я оказалась в просторных светлых сенях.