Пока она говорила, голос ее слабел, и тело становилось все бледнее, пока, наконец, не растаяло совсем.

 

Дитрих встрепенулся.

  • Я заявляю, - твердо и громко начал он, - что леди Инесс приказывала Густаву Штокхолму меня убить. И вот мой свидетель, - он указал на то место, где еще минуту назад в воздухе висело мертвое тело.
  • Призрак? - скривился Доннемарк-старший. - Хороший свидетель, если дело заходит о крови!
  • Фру Рейн - наша прапрабабушка! - парировал Дитрих. - И прошу с уважением относиться к ее памяти... Что же до вашей дочери, то я повторяю, что Густав Штокхолм действовал по ее приказу! И мне кажется, что Фердинанд, как только придет в сознание, опознает в Штокхолме того самого типа, который напал на него накануне!
  • Это правда? - отец строго взглянул на дочь.
  • Да кому ты веришь? - обиженно взвилась та. - Он - никто...
  • Я - наследник, - парировал Дитрих. - Фру Рейн сама так меня назвала.
  • Прошу прощения, - нотариус решил вмешаться, - но в завещании вашего покойного деда ясно сказано, что наследницей замка и поместья названа некая Роземари, и лишь от нее зависит...
  • Роземари - это она и есть, - юноша указал на то место, где, как он точно видел, стоял призрак. - Так ее звали при жизни. Такое имя должно было быть высечено на ее надгробном камне, если бы ее тело было похоронено по всем правилам и обрядам нашей церкви. «Роземари фон Доннемарк». Мой дед, насколько я понимаю, умел видеть фру Рейн и говорить с нею. Остальным это не дано. Вот он и вписал в завещание этот пункт...
  • Умница, милый, - подлетев,та чмокнула юношу в щеку. Он невольно покраснел и притронулся к тому месту, где кожи коснулись холодные губы призрака.
  • И что это значит? Вы - владелец поместья? - уточнил нотариус. - Если так, то мне надо составить соответствующую бумагу...
  • Потом, мэтр, - отмахнулся Дитрих. - Сначала я хочу, чтобы этих двоих заключили под стражу. Немедленно!
  • Вы хотите арестовать своих родственников? - ощетинился Даниэль фон Доннемарк. - Хорошенькое начало!
  • Она вам не родственница, - сказала фру Рейн, вставая рядом. Мужчина не мог ее слышать, но вздрогнул, когда увидел, что прямо перед ним на полу появились мокрые следы босых ног. - В ней нет вашей крови!
  • Это точно? - поинтересовался Дитрих.
  • Клянусь своей смертью, наследник. Я чувствую своих потомков.
  • Но тогда - как и почему?

Призрак лишь пожал плечами:

  • Эту тайну надо выспрашивать у ее родителей.

Дитрих повернулся к дяде:

  • Фру Рейн утверждает, что Инесс фон Доннемарк - на самом деле не ваша родная дочь. Что она по крови нам никто. Скажу сразу - я в это не очень-то верю, но вряд ли моя прабабушка будет врать. Призраки лгать не умеют.

Даниэль фон Доннемарк молчал, переводя взгляд с Дитриха на Инесс и избегая смотреть на то место, где на полу отпечатались следы босых ног, отмечая присутствие призрака.

  • Что ты молчишь, отец? - нервно потребовала от него ответа дочь. - Скажи, что это неправда! Какое он имеет право нас оскорблять?

Она резко замолчала и побледнела, когда фру Рейн придвинулась к ней ближе и положила руку ей на плечо.