В комнате повисло молчание. Почему он до сих пор не ушел? Почему стоит тут и не хочет оставить ее в покое?

 

  • Мама, - он кашлянул, - я...
  • Знаю, - нарушила она молчание. - Уезжай.
  • Я хотел сказать, мама, я... должен ехать.

Она кивнула:

  • Скатертью дорога!

Ну и пусть! Пусть он уезжает. Пусть они едут все и оставят ее одну. Ну, почему он никак не уйдет?

  • Мама, я хотел сказать... Я должен найти ту ведьму,

Ауэрбах, - Дитрих смотрел в пол. - Я обязан поквитаться с нею за то, что она сделала... не только с моим братом. Я не знаю, как долго буду ее искать и где, но я ее найду. Обойду весь свет, но...

  • Не стоит, - обронила фрау Хильтруд.
  • Что? Ты мне не веришь? Ты думаешь, что у меня не получится? После всего того, что я сделал? После всего...
  • Не стоит искать Ауэрбах по всему свету. У нее логово в Черных горах. Она могла отправиться только туда. Я не знаю, где это логово - следы к нему она путает слишком хорошо. Кроме того, у нее зелинга. Дочь лесного царя. Она...
  • Вельдеркёнг, - произнес Дитрих со странной интонацией, - будет очень рад это услышать. Спасибо за совет, мама. Я начну поиски с Черных гор.

Он попятился к выходу, но был остановлен тихим:

  • Дитрих...

Юноша оглянулся. Мать все сидела в своем кресле и смотрела ему вслед блестящими от слез глазами.

  • Иди, - еле выговорила она, силясь подавить рыдания, - благословлю в дорогу.

Положила руку на волосы вставшего перед нею на колени сына. Странно. Ее старший отпрыск, родившийся при необычном сочетании звезд, вырос простым человеком, сильным, честным, благородным и ответственным, настоящим бароном фон Доннемарк, но - обыкновенным, как десятки других. А младший, зачатый случайно и при рождении ничем

не отмеченный, оказался необыкновенным. Может быть, расположение звезд все же не так сильно влияет на судьбу? Может, они иногда ошибаются? Или ошибаются люди, склонные переоценивать мистическое значение небесных светил? Ведьма невольно улыбнулась своим мыслям. Подслушал бы кто, как она сомневается в колдовстве! Но, с другой стороны, сомнения свойственны людям...

Перед отъездом он заглянул к Карлу.

Брат полулежал на постели в своей комнате, бледный, исхудавший, болезненный и смотрел на вошедшего с тревогой. Он был один - Маргарет хлопотала по хозяйству и не могла уделить мужу должное внимание. Карл маялся в одиночестве и встрепенулся при входе посетителя. Это был совсем не тот Карл, которого Дитрих знал всю жизнь - такое впечатление, что часть души его навсегда осталась там, в развалинах заброшенного храма. Пройдет еще много времени прежде, чем пустая оболочка наполнится жизнью.

  • Ты уезжаешь, - не то спросил, не то констатировал он.
  • Да. Я должен... в общем, мне дали понять, что со своим семейным делом я обязан разобраться сам. Инквизиции некогда.
  • Я тоже против того, чтобы вмешивать сюда посторонних, - нахмурился Карл. - Честь семьи и без того...
  • Ты о матери?
  • Обо всем. Древняя легенда о призраке... Отец мне рассказывал, но я не верил, что это правда.

Фру Рейн, просочившаяся в комнату без спросу, насмешливо фыркнула.

  • Я бы и не верил до сих пор, если бы не... если бы это не случилось со мной, - продолжал Карл.
  • Ну, еще бы! Маловерие также опасно, как и полное неверие, - вставил призрак.
  • Она здесь? - встрепенулся Карл.
  • Да, а ты... тоже ее чувствуешь?
  • Нет, - старший брат грустно усмехнулся. - Видимо, это как; в сказках - все благословение достается младшему. Просто я догадываюсь.

Фру Рейн тихо приблизилась к его постели.

  • Она стоит рядом с тобой, - пояснил Дитрих. - А сейчас протянула руку и гладит тебя по щеке.
  • Как будто сквозняком потяцуло, - поделился Карл своими ощущениями, улыбнулся, но улыбка тут же погасла. - Я что хотел сказать... ты... помнишь ту ведьму, которая... ну...
  • Помню, - помрачнел и Дитрих. - Ее зовут Ауэрбах. У нее логово в Черных горах. Я найду ее и...

Брат резко выпрямился, бросил осторожный взгляд на дверь и вдруг схватил юношу за руку, крепко сжимая пальцы.

  • Найди, - прошептал он. - Найди ее и... там была девушка... зелинга... Она...
  • Дочь лесного царя Вельдеркёнга, я знаю.
  • Дочь лесного царя, - повторил Карл таким тоном, что Дитрих сразу все понял. - Найди ее и пусть, - он прикусил губу, подбирая слова, - пусть она... пусть будет счастлива.

Лицо его озарилось каким-то новым, внутренним светом,и юноша завистливо вздохнул, вздрогнув, когда прохладная ладошка фру Рейн коснулась его руки.

  • Все ещё будет, - промолвила она. - И тогда ты станёшь счастливее, чем тот, у кого все уже было.

Да уж, подумал Дитрих, по крайней мере, пожалеть в этой истории можно было всех троих. Брата - за то, что в его душе родилось какое-то странное чувство к подруге по несчастью. Его жену - за то, что муж теперь думает не о ней. И саму зелингу - за то, что попала к людям.

  • Еще одно, - остановился он уже в дверях, - эта девушка... Вероника... она... очень плоха. Боюсь, скоро в доме будет покойник...

Карл кивнул.

  • Я не успею вернуться - у меня мало времени, но...

постарайся, чтобы ее похоронами занялась мать. Веронику укусил нахтцерер. Она... она заражена. И хоронить ее просто так, как обычного человека... Я бы не стал. А наша мать - она не простая женщина, она должна знать, как поступают в этих случаях. Постарайся убедить ее взять на себя все дела, связанные с... обрядом.

Карл кивнул снова, и Дитрих успокоился. Старший брат, любимец матери, ради которого она только что решила пойти на преступление, сумеет расшевелить баронессу. Конечно, по- прежнему уже ничего не будет, но, по крайней мере, так спокойнее.

Они покинули город позже, чем хотелось бы - следовало еще заглянуть к мэтру Сибелиусу в его маленький дом на улице Г оршечников.