Дом встретил юношу тишиной и пустотой, и Дитрих нерешительно остановился на пороге, прислушиваясь к собственному тяжелому дыханию и озираясь по сторонам.

 

В передней царил разгром - все вещи повалены и поломаны, у лестницы, ведущей в жилые комнаты, перила покорежены так, словно на них с размаху налетело что-то тяжелое. Две двери по правую и левую сторону от нее тоже выломаны. Дверь на кухню, через которую был проход в кладовую и комнату кухарки, просто снесена с петель, а вторая, ведущая в лаборатории, ещё и разбита в щепки. Видимо, кто-то очень хотел проникнуть в «тайники чародея». Было даже жутко представить, что там творится. Наверное, что не сломано, разбито, пролито и втоптано в земляной пол, прихватили себе инквизиторы и дальновидные горожане, решив, что в хозяйстве все пригодится.

  • Тут есть кто-нибудь?

Голос дрогнул, вопрос прозвучал жалобно, как у мальчишки, который проснулся в своей кровати от того, что ему послышался скрип дверцы шкафа.

  • Конечно, есть, - фыркнула фру Рейн, перемещаясь к лестнице. Я чувствую. Поднимайся наверх. Это там...
  • Я не знаю, удобно ли, - пожал плечами Дитрих.
  • Удобнее некогда! Ты ему, почитай, жизнь спас. С таким долгом можешь являться сюда в любое время дня и ночи! Ступай- ступай...
  • Не хочу навязываться, - проворчал юноша, но ногу на нижнюю ступеньку все-таки поставил.

Если в тесной темной передней царил разгром,то в жилых комнатах было еще хуже.

Комнат было три - большая гостиная, где часто сиживали ученики мэтра Сибелиуса, его маленькая спаленка и рабочий кабинет, он же библиотека, он же гостевая спальня. Двери всех комнат были тоже снесены с петель, мебель почти вся поломана и разбита. На полу под ногой хрустят осколки разбитой посуды, разломанные корешки книг, одежда и обувь - эти последние наверняка уцелели потому, что были такими старыми, что и воровать жалко.

Дитрих остановился на пороге. Он решительно не узнавал комнату, где, бывало, просиживал у камина долгие вечера, слушая лекции учителя.

  • Есть кто-нибудь? - громче повторил он.

Из комнаты, бывшей когда-то библиотекой, а ныне похожей на заснеженную улочку из-за осыпавших мебель груд бумажных обрывков, послышались шаркающие старческие шаги. Мэтр Сибелиус остановился, упираясь плечом в косяк.

  • Здравствуйте, мэтр, - кивнул юноша. - Как ваше...

Он секся, заметив, как болезненно отреагировал учитель.

  • Живу - значит, все в порядке, - кивнул учитель и неловко шагнул навстречу. - Проходи. Извини, что тут не убрано.

Еоспожа Ядвига давно ушла, даже не попросив расчета, а сам я только что прибыл и даже не успел как следует... - он окинул взглядом комнату так, словно впервые увидел. - Боже, что за вандалы! Пусть бы хоть украли, но ломать и калечить зачем? Вещи же не виноваты...

  • Виноват страх, который мешает видеть вещи и события такими, каковы они на самом деле, - проворчала фру Рейн.
  • А что мне теперь делать? - не слыша слов призрака, продолжал мэтр Сибелиус. - Одному... Прислуга разбежалась, а у меня не осталось практически ничего.
  • Кроме знаний, - пожал плечами Дитрих.
  • Эх, молодой человек, знания тоже могут оказаться бесполезным грузом, который лишь мешает двигаться вперед, - старик присел на чудом уцелевшую лавку. - Я знаю, как провести вскрытие, как остановить кровь, как вправить вывих и помочь с переломом, но помогут ли мне эти знания сейчас, когда мой дом в таком состоянии? Когда надо думать, где найти новую мебель, когда они порвали и затоптали мои цниги, когда у меня в кармане пусто, а денег надо много и сразу? Конечно, я потом смог бы все это заработать, но что поделать, если все это нужно не когда-то потом, а сейчас? И мои руки, - он посмотрел на распухшие пальцы. Ногти посинели, из-под них сочилась сукровица. - Я их даже обработать правильно не смогу, чтобы не лишиться совсем.

Дитрих переглянулся с фру Рейн и решительно отцепил от пояса кошелек.

  • Просто дождитесь меня, - сказал он, прерывая жалобы своего учителя и кладя кошелек ему на колени.

Тот осторожно дотронулся до плотной ткани с вышитой монограммой Доннемарков.

  • Я не могу этого принять, - пробормотал он. - Это...это...
  • Плата за мое обучение. Аванс, - отрезал юноша.

-Но...

  • Это не обсуждается, - Дитрих рассердился. - Сейчас я тороплюсь, но вернусь непременно. И тогда мы обо всем договоримся. Просто дождитесь меня. Я должен закончить одно семейное дело, а потом...

Отмахнувшись и не уточняя, что такое «потом» он имеет в виду, юноша неловко попрощался и, не слыша сбивчивых слов благодарности, сбежал вниз по лестнице.

Фру Рейн летела рядом - глаза горят, волосы и саван развеваются.

  • Д конечно, горжусь тобой, наследник, - промолвила она, когда Дитрих вскочил в седло и развернул коня в обратную сторону, от городских ворот к своему дому, - но не кажется ли тебе, что мы опаздываем? Ауэрбах...
  • Никуда от нас не денется. Ей некуда деваться.

Конечно, его невестка, мать и брат будут не довольны, узнав, что им придется позаботиться ещё и о судьбе недавно освобожденного лекаря, но сейчас Дитриху было все равно. Двигаться вперед с чистой совестью можно лишь, когда позади не осталось незавершенных дел.

  • Вырвались! Ох, как же там плохо! Дышать тяжело! - ворчала Ауэрбах. - А сколько народа! И все толкутся, мечутся туда-сюда...

Зелинга помалкивала, опустив глаза вниз.

  • Что такая снулая? - напустилась на нее ведьма. - Радоваться должна...
  • Я радуюсь, - прошептала лесная девушка. - Только...
  • Думаешь, это он тебя встречает? - ведьма кивнула в сторону леса. - Как бы не так!

Она хорохорилась, но в душе волновалась. Ее дело было провалено, она практически лишилась всего. По неписанному кодексу ведьм одну и ту же жертву можно приносить только один раз. И дело не только в том, что два раза убить одного и того же, скажем, черного кота нельзя, сколько в том, что, если жертве каким-то образом удается улизнуть,то ей даруется жизнь.

Трактир стоял на опушке леса, глядя на темную стену древесных стволов. В надвигающихся сумерках деревья казались эдакой крепостной стеной, войском, изготовившимся для сражения. Ветра не было, но даже в сорока шагах был слышен тихий скрип сучьев и шелест листвы.

Ведьма задержалась в трактире, напугав его владельца и всю семью одним своим присутствием. Нет, она могла бы покинуть его в любой момент, но медлила - до логова ей предстоял путь через лес. Там, в Черных горах, властвовал гном Румпенцаль, и у лесного короля Вельдеркёнга не было власти. Но стоило покинуть заповедное место,и ей будет угрожать опасность.

Ведьма посмотрела на свою рабыню. Зелинга могла отыскать дорогу, но, какую тропу она не изберет, все равно дорога проляжет в опасной близости от владений ёе отца. Сможет ли она устоять? Хватит ли у самой ведьмы сил удержать рабыню в повиновении?

  • Сейчас мы пойдем через лес, - сказала она.
  • Да, - не поднимая глаз, ответила девушка.
  • Поведешь меня ты.
  • Д-да, - с запинкой промолвила зелинга.
  • И не вздумай завести меня куда-нибудь. Ты знаешь, куда я спешу - к себе в логово! Ты должна показать мне короткую и, главное, безопасную дорогу! А не то...