• А что вы обычно делаете с вашими... жертвами? - поинтересовался юноша. - Просто мэтр Сибелиус вслед за великим Парацельсом утверждал, что явление душ умерших есть следствие неизъяснимых причин, происходящих от нашего воображения...
  • За что его следовало бы сжечь на костре и...
  • И святая Инквизиция уже готова так поступить, - начав говорить, Дитрих почувствовал себя увереннее. Приятно, когда тебя не перебивают. - Некоторые труды великого Парацельса, обнаруженные уже после его кончины, были уничтожены огнем, как откровенно еретические. Осуждению и приговору суда были подвергнуты также те люди, которые хранили сии богопротивные труды у себя дома, дабы не распространилась зараза инакомыслия...
  • Но теперь ты веришь, что это правда? - перебила фру Рейн. - Я — не плод расстроенного воображения! - она

помахала ладошкой перед носом юноши, обдав его лицо потоком мелких капелек. - Чувствуешь?

  • Да, - Дитрих вытер мокрые щеки и принюхался. - Это речная вода?
  • Нет, болотная тина, - огрызнулась фру Рейн. - Я никогда не видела ни моря, ни болота. Меня утопили в Рейне. Естественно, это - вода из той реки.
  • А как вы оказались тут? Обычно покойники не отходят далеко от того места, где их...э-э... погребли.
  • Слушай, наследник,ты вообще во что веришь, в бога или в науку? - весьма непочтительным тоном перебила юношу фру Рейн. - То про реакции организма рассуждаешь, то про нравы и обычаи выходцев с того света...
  • Теперь я уже не так уверен в том, что правда, а что ложь, - признался Дитрих. - Правда, мэтр Сибелиус утверждал, что всякую мысль, какой абсурдной она ни была, следует сперва проверить и всячески изучить, отыскав причину. И уж коли она не может быть объяснена логикой,тогда и следует объявить сие утверждение ложным. Но, простите, вы сами изъясняетесь не так, как приличествует женщине и... и...
  • И выходцу с того света, - мрачно кивнула фру Рейн. - А как ты хотел, наследник? Пятьсот лет! Более пятисот лет я существую в этом замке! За такой срок даже привидение может получить какое-никакое образование! Кстати, ты так и не ответил мне на вопрос, кто такой мэтр Сибелиус? Он ученый?
  • Он лекарь, - с гордостью промолвил Дитрих. - Читает лекции по анатомии человека в университете, где я обучаюсь...
  • На лекаря?
  • А что в этом такого? - ощетинился юноша. - Я - младший сын в семье. Наследует имя,титул и поместье мой брат Карл- Фридрих фон Доннемарк. Брат Фердинанд станет богословом и уйдет в монастырь, а мне куда деваться? Податься в наемники? Стать рейтаром или ландскнехтом? Нет, такая жизнь не по мне...
  • А почему? - живо заинтересовалась фру Рейн. - Война - это занятие для настоящего мужчины. На войне можно добиться богатства, славы, признания...
  • Но ещё вернее добудешь смерть, а в лучшем случае вернешься домой калекой, не способным себя прокормить.

Нет, уж если жить своим умом и своим ремеслом,то таким, которое может тебя прокормить .

  • И которым не стыдно заниматься, - поддакнуло привидение.
  • Это вы на что намекаете?
  • Ты - Доннемарк, наследник. Потомок знатного рода. Тебе не пристало трудиться в поте лица, зарабатывая хлеб своим трудом...
  • Значит, лучше оставаться ленивым бездельником, который со всех сторон получает только упреки в том, что лишь ест, а пользы не приносит?
  • Некоторые очень хотели бы пожить такой жизнью! И разве тебе не хотелось бы вступить в права владения этим замком, стать бароном и жить тут до конца своих дней безбедно...
  • И ужасно скучно! Ни за что! Мир так велик и интересен, природа таит в себе столько неизведанного, а мне предлагают всю жизнь проторчать тут, ничего не делая? Я лучше убегу!
  • Кхм-кхм...
  • Вот только какие-то призраки мне еще и не указывали! - возмутился Дитрих.
  • Д между прочим, не «какой-то призрак», - сварливо откликнулась фру Рейн, — а дух твоей пра-пра-прабабушки! Если бы не я, не было бы Доннемарков! А ты - мой наследник. И советую быть со мной почтительнее!
  • Вы уже который раз награждаете меня этим званием, - припомнил Дитрих. - В то время как настоящим наследником скорее может быть назван мой старший брат Карл.
  • Твой брат не может меня видеть и слышать. И уж, конечно, не может со мной общаться. Он — наследник замка, а ты — наследник мой!
  • Наследник привидения? С ума сойти!
  • А как же иначе! - закивала фру Рейн. - Я уже более пятисот лет охраняю род Доннемарков. Пока стоит этот замок, и пока существую я.
  • А вот я слышал, что привидениями становятся те, кто при жизни не успел сделать некое важное дело,или стал жертвой преступления или не успел исполнить свой долг... в общем, каждое такое привидение держит на земле некое незаконченное дело. И стоит им завершить свой труд и получить успокоение и прощение, как они покидают этот мир... То есть, я хочу сказать, а в чем ваше... ну... дело?
  • Мое предназначение - охранять своих потомков, - улыбнулась фру Рейн. - Когда-то давно я всерьез боялась за жизнь своего сына. Настолько боялась, что сумела стать... тем, чем стала. Моему мальчику не было и года, когда... Вернувшись в замок, я заняла место его ангела-хранителя, пообещав, что не брошу его до самой смерти. И действительно была подле него — и пока он жил в замке и пока он странствовал по свету... Конечно, замок я покинуть не могла, но я чувствовала его, я звала его вернуться туда, где он будет в безопасности. Он вернулся. Женился. У него родились дети, - привидение помолчало, улыбаясь своим воспоминаниям. — Я была так удивлена, когда младшая дочь увидела меня в первый раз. Остальные могут только слышать мои шаги, чувствовать мое присутствие и даже замечать мою тень, но разговаривать нам не дано. Моя младшая внучка стала моей наследницей. Она не вышла замуж, всю жизнь прожила тут, заботясь о сыновьях старшего брата. Один из них тоже мог меня видеть... Все Доннемарки — мои потомки. Я дала себе обещание заботиться о них и мне не дано обрести покой, пока жив хоть один из них.
  • Что практически невозможно, - понимающе кивнул Дитрих.
  • Сказать по правде, меня это нисколько не волнует! Мне нравится такая жизнь! И ещё мне нравишься ты, - она игриво подмигнула юноше, и тот неожиданно покраснел. Одно дело, когда ты заигрываешь с хорошенькой девчонкой,и совсем другое дело, когда девчонка начинает строить тебе глазки.
  • Я не знала, - немного успокоившаяся Марта поставила корзинку на пол, робко примостилась на краешек кресла, озираясь по сторонам, - что вы так живете. Мне рассказывали про вас разные истории, но я думала, что это вымысел. Я же не знала , что вы - такая...
  • Какая?
  • Необычная... странная...
  • Еще бы! - откликнулась фру Рейн. - Как давно ты в замке, дитя?
  • Два месяца.
  • А сколько тебе лет?
  • Пятнадцать.
  • У-у, совсем ребенок. Я в твои годы...