Фру Рейн замечталась, вспоминая. Какая тогда была жизнь! Совсем не то, что нынче.

И не только потому, что изменилась страна, нравы и обычаи. Люди всегда остаются одними и теми же, и не важно, во что они одеты и чем вооружены. Просто в те годы она еще была молодой и смотрела на все иначе. Она ещё не знала, как повернется ее судьба и надеялась на лучшее. С женихом не видалась три года и успела забыть, что она - помолвленная невеста. Она даже не поняла как следует, что этот мужчина - ее будущий муж и оказалась неприятно поражена... Да, стыдно признаться, но в свои пятнадцать лет она, единственная дочь богатых родителей, знала о жизни меньше, чем эта пятнадцатилетняя служанка.

  • А еще, - Марта вконец осмелела, - ещё мне кажется, что вы очень добрая и одинокая...

Фру Рейн встрепенулась, словно очнувшись.

  • Что? Я - добрая? Глупая девчонка, что ты знаешь о доброте? Что такое - быть добрым? Помогать людям? Любить их? Уважать? Люди сделали меня такой, какая я есть. Люди не дали мне жить нормальной жизнью! Люди меня убили, отняли все, что мне было дорого! Не люди, а холодный старик Рейн проявил ко мне больше доброты и сострадания, чем мои родители, муж и все остальные люди, вместе взятые! Знаешь, кого на самом деле считают добрым?
  • Э-э... - испуганная Марта задумалась, припоминая все, что ей говорил о доброте священник, - того, кто не делает зла...
  • Не делает зла своим! Добрым люди называют того человека, который не делает зла родным, друзьям, соседям, соплеменникам. При этом никого не волнует, сколько и какого зла он причинил чужим людям. А если нельзя прожить без зла, чужих стараются выдумать . Чужими - теми, кому можно и нужно причинить зло, - называются все подряд. Даже те, кто еще минуту назад были своими. Некоторые люди просто не могут без того, что бы не причинять кому-то зла. И они постоянно заняты поисками чужих - чтобы можно было без помех выместить на них зло. Мой муж был из таких. Ему так понравилось убивать неверных в своем крестовом походе, что, вернувшись, он продолжал искать врагов, с которыми можно сразиться и кого можно обвинить во всех неудачах. В один прекрасный момент таким врагом стала я. Более того, мой муж был всерьез уверен, что, лишая меня жизни, он совершает доброе дело. Он избавлял мир от того зла, которое якобы было во мне!.. И ты ещё смеешь говорить мне о добре и зле?

Марта втянула голову в плечи, ссутулилась и всхлипывала , закрыв лицо руками. Дитрих чувствовал себя неуютно, как будто это ругали его.

  • Простии-и-ите, - выдавила Марта сквозь слезы. - Я не знала...
  • Никто не знал, - отмахнулась фру Рейн. - Не обращай внимания, девочка. Я просто живу слишком давно и сама немного запуталась, что добро, а что зло. Знаю только, что порой отличить одно от другого практически невозможно.
  • Знаете, - решил подать голос Дитрих, - но если вы затеяли тут философский диспут о дихотомии добра и зла, вам стоит пригласить моего брата Фердинанда. Вот уж кого хлебом не корми, дай только порассуждать о высоких материях! Но он будущий богослов и молитвенник не от мира сего. Вот кого вам следовало выбрать в наследники!
  • Глупости! Я сделала свой выбор. Ты - мой Доннемарк.
  • И что мне это даст? Я хочу сказать, что будет со мной? Понимаете, в Зверине мне пока нельзя появляться. Перед моим отъездом оттуда в городе случились странные события...
  • Вот как? Расскажи!

Юноша вздохнул и пустился в долгий обстоятельный рассказ. Начинать пришлось едва ли не с самого начала, как он впервые переступил порог университета, как в его коридорах познакомился с мэтром Сибелиусом, как поразил его смелостью суждений, как стал посещать его лекции, как принимал участие в опытах и начал изучать под его руководством анатомию, как они ходили выкапывать трупы, нужные для исследований, и как однажды на кладбище столкнулись с незнакомцами, проводившими таинственный обряд. О событиях следующего утра он повествовал скупо, но фру Рейн и того хватило.

  • Это все очень интересно, - заявила она, - но мы поговорим об этом позже. Сначала разберемся с наследством.

Мэтр Готлиб Сибелиус считался среди своих коллег чудаковатым стариком, где-то скептиком, где-то инакомыслящим, но одни ему завидовали, а другие признавали его ум и талант. Коллеги-лекари от души радовались тому, что он не увлекается врачебной практикой, отбивая у них хлеб - обращавшиеся к нему больные не выздоравливали лишь в том случае, если помощь приходила слишком поздно, в то время как у остальных Зверинских лекарей пациенты отправлялись на кладбище с завидной регулярностью. И , если к ним и обращались за помощью, то только потому, что доктор Сибелиус большую часть своего времени предпочитал заниматься с молодежью, читая студиозусам лекции о причинах болезней, об анатомии и новых методиках составления лекарств. Коллеги-профессора из университета по-своему ценили его ум, считая, что он слишком много времени уделяет практике, в то время как должен совершенствоваться в теории. Находились и такие, кто считал мэтра еретиком, который слишком много хочет знать . Оставил бы поиски истины другим, у кого больше свободного времени, а сам занялся делом...

Короче, мнение о нем сложилось крайне неоднозначное, и сейчас, когда он был арестован по подозрению в участии разгрома кладбища, одни искренне сетовали на то, что такой ученый и талантливый лекарь сидит в цепях в подвалах ратуши, а другие тихо злорадствовали - вот, мол, к чему приводит желание прыгнуть выше головы.