Жизнь продолжается

1 охра 842 года

  • Все! Не могу больше! Ничего не получится! - взорвалась Лихт, спугнув стайку птиц, гурьбой сорвавшихся с ветки и упорхнувших на соседнее дерево в целях безопасности.
  • Еще раз, - непреклонным тоном отозвалась на это выступление Лихрагия.
  • Еия! - Лихт возмущенно хлопцула руками по бедрам.

Кто бы мог знать, что хрупкая, болезненная Лихрагия

окажется настолько крепка характером? Не переупрямишь! Анилихт никак не могла привыкнуть, а ведь занималась под ее присмотром уже который день.

  • Повторяем, - по-прежнему непоколебимо отозвалась подруга, и Анилихт сдалась. Ведь все это для ее блага, не так ли?

Девушка встала в начальную позицию и смежила веки, старательно гоня прочь бурлящее внутри раздражение и выстраивая перед мысленным взором цепочку огненного танца. Шаг, наклон, разворот, ладони вместе, колени разведены и чуть согнуты. Опора на правую ногу, руки в стороны, ладони чашей. Переход на левую, руки за спиной, ладони вместе....

Глубоко вздохнув, Анилихт открыла глаза и начала все заново.

  • Уже лучше, - похвали Лихрагия, когда та замерла на последнем па и обессиленно опустила руки.
  • Все равно без толку, - расстроенно протянула Лихт, присаживаясь рядом с подругой на надгробную плиту.

Она устала. Не столько физически, хотя и это того, сколько морально. Постоянно держать настрой, концентрироваться, прислушиваться к себе - то ещё удовольствие.

  • У тебя все получится. Я знаю... - рука Лихрагии легла на спину. - Нужно только поверить в себя.

Как будто это просто! Как можно поверить в себя, если преследует ощущение, что впустую бьешься головой о стену, которую не сломать!

  • Верю, не верю, какая разница? - девушка тяжело вздохнула.
  • Я уже дважды заваливалась перед Ирахором. Третьего он не простит. Доложит Урли,и тогда...

Лихт не договорила. Потерев переносицу, вперила взгляд в землю, утопая в столь не свойственной жалости к самой себе.

Но Г ия будто не слышала.

  • А ещё ты все время думаешь не о том... Перестань сомневаться в себе, - убежденно сказала она, приобняв девушку за плечи. - У меня тоже долгое время не получалось, но потом все встало на свои места.
  • Гия, ты барн, потомственный , а я... - Лихт махнула рукой,
  • ... всего лишь дочь сакхры.
  • Вот об этом я и говорю. Ты недооцениваешь собственные силы. Сдаешься, даже не попробовав.
  • Не попробовав! - вскинулась Анилихт. - Я каждый день пытаюсь!.. И ничего!
  • Плохо пытаешься, - Гия отодвинулась от подруги, но взгляда не отвела, убежденная в собственной правоте.
  • Плохо?! - Лихт спрыгнула с надгробия и встала в позу.
  • А разве нет? - Лихрагия прищурилась, окинув подругу оценивающим взглядом. - Возмущаешься активно, а занимаешься, спустив рукава, - выдала она, точно оплеуху отвесила.

Лихт задохнулась от возмущения. Она?! Спустив рукава?! Наговоры!

Вытянувшись в струну, Анилихт до боли сжала кулаки, испепеляя фиалковым взором невозмутимую Гию. Та паинькой сидела на плите, выпрямив спину и сложив руки на коленях, никак не реагируя на недовольство подруги - сосредоточенная и неприступная.

Осознав, что Гия не собирается отказываться от своих слов, Лихт проворчала что-то неразборчивое и, передернув плечами, встала в нужную стойку. «Спустив рукава! Надо же! Придумала!» - беззвучно возмущалась она, усмиряя сердце глубокими вздохами. Гневливые мысли этому отнюдь не способствовали, и Анилихт пришлось заставить себя отрешиться от них, чтобы продолжить занятие.

И вновь все сначала - шаг, наклон, разворот, ладони вместе... И так несколько раз подряд.

К десятому Лихрагия не выдержала. Соскочив с могильной плиты, подлетела к подруге и обняла ту за талию

  • Хватит на сегодня, - зашептала она, удерживая дрожащую Анилихт от очередного захода. - Ты устала, а этим делу не поможешь.
  • Нет! - рыкнула Лихт, вырываясь из объятий. - Еще раз. У меня почти получилось!

-Но...

  • Еще раз! - непререкаемо оборвала труженица, отстранив от себя подругу. - Я чувствую - в этот раз получится, - выпалила она, на самом деле подобной уверенности не испытывая. - Должно же, в конце концов, - плаксиво шепнула себе под нос, когда Еия понуро побрела обратно.

Шаг, наклон, разворот, ладони вместе, колени разведены... и сердце замирает под ребрами, послушное огненному шару, потрескивающему в груди. Правая нога, руки в стороны, чаша... и покалывание на кончиках пальцев. Упор на левую, руки за спиной, касание и высоко вверх, вместе с язычками пламени, устремляющимися в небеса. Прыжок, наклон, разворот и...

Лихт не поверила собственным глазам, когда меж расходящимися в стороны руками вспыхнула крошечная точка. Она принялась расти и набирать силу, сияя все ярче и ярче, лаская ладони приятным теплом.

  • Получилось! У тебя получилось! Получилось! - восторженные вопли подруги отвлекли внимание Анилихт от шара, и он, полыхнув в последний раз, с шипением растворился в воздухе.
  • Великая Акхэ... - неверяще выдохнула Лихт, разглядывая собственные руки.

Неужели у нее получилось? Неужто она и правда станет достопочтенной? Уверовать в это окончательно Анилихт так и не смогла. А сейчас... Сейчас лелеемая в сердце надежда обрела новую форму.

Обнявшись, девушки запрыгали в сумбурном танце безудержной радости. Лихт отчаянно хохотала, нарушая покой старого кладбища, а оно вторило непривычному для себя веселью шепотом ветра, скрипом крон и хлопаньем крыльев.

Анилихт чувствовала себя пушинкой, готовой взлететь высоко-высоко, и там вспыхнуть ярким огоньком величайшего счастья. И пылать, пылать, пока каждый не увидит ее и не ответит улыбкой на тот пожар, что горит в ее душе.

Когда девушки покинули пределы кладбища, начало смеркаться. Обе были довольны, лучились улыбками и думали каждая о своем.

  • Смотри, смотри, - вдруг зашептала Лихрагия, дергая за рукав подругу и показывая на что-то за ее спиной.

Лихт обернулась. В сгущающихся сумерках старые деревья, пустившие корни в кладбищенскую землю, приобрели вид большеголовых великанов свысока взирающих на стройную поросль молодняка, явившегося на поклон.

  • Не вижу, - призналась Анилихт, обежав взглядом стволы и притаившиеся за ними тени.
  • Да как же... Вон... - испуганно залепетала Гия, указывая пальцем в просвет между деревьями.
  • Нет там ничего, - вновь не согласилась Анилихт и, схватив подругу за руку, потянула ее за собой.

Лихрагия, не сопротивляясь, засеменила за широко шагающей Анилихт, но продолжала оглядываться, покуда девушки не очутились на мощеной камнем тропинке.

  • И все же... там кто-то был, - заявила она, переведя дыхание, как только почувствовала себя в относительной безопасности.
  • Не было, - не моргнув глазом, соврала Анилихт, сердце которой заходилось в тревожном ритме.

Так же как и Гия, она заметила темный силуэт, метнувшийся от одного ствола к другому, и испугалась. За ними кто-то следил и не хотел быть узнанным, а это наталкивало на тревожные мысли. Особенно в свете развившейся у Лихт паранойи. В последние дни девушке постоянно мерещилось чье-то незримое присутствие рядом. Иногда тяжелый взгляд буравящий спину ощущался ею столь явственно, что Анилихт поводила плечами и прибавляла шагу, стараясь скрыться от его давящего воздействия

Лихт уже отчитала себя, что приобщила подругу к походам на кладбище, не подумав о подземельях и таящейся в них опасности, и теперь беззвучно сетовала на то, что по неосторожности могла втянуть Лихрагию в неприятности. Она этого не хотела. Что ни говори, Г ия не создана для подобного рода приключений. Они для нее «аки смерть» - как говаривала бабушка. Отчего-то Лихт именно сейчас вспомнилась эта присказка. Видимо, не к добру.

Когда перед девушками выросла громада собора, Лихт немного сбавила шаг, а Г ия, схватившись за бок, просительно забормотала:

  • Что-то мне не хорошо... Давай отдохнем.

Анилихт тут же усадила подругу на ближайшую скамью, с

тревогой отмечая сероватую бледность, поверхностное дыхание и лихорадочный блеск глаз.

  • Позвать кого-нибудь? - взволнованно поинтересовалась она, спрятав дрожащие девичьи пальцы теплых ладонях.
  • Нет, нет... Не стоит. Я просто подышу. Немного...

Лихрагия благодарно откинулась на спинку, на мгновенье

смежив веки.

  • Мы очень быстро шли, - объяснила она с виноватой гримасой.
  • Нужно было сказать, - отчитала подругу Лихт, прекрасно понимая, что та была испугана и навряд ли задумывалась о темпе движения, пока не стало слишком поздно.
  • Просто я...

Лихрагия не договорила, и Анилихт поняла, девушка не хочет признаваться в собственных страхах.

  • В следующий раз пни меня, - наигранно весело предложила Лихт, избавив тем самым подругу от объяснений. - Я все время забываю, что тебе нельзя бегать.
  • Ничего, - немного повеселев, улыбнулась Г ия.
  • Ну, тогда я сама, - с серьезной миной заявила Анилихт, отвесив себе игривый подзатыльник.

Улыбка Лихрагии стала шире, а от сердца Лихт отлегло. Девушка искренне волновалась за подругу. Такой бледной, задыхающейся и трясущейся она ее еще не видела.

Молчание было не долгим. Выпростав свои руки из ладоней подруги, Г ия закусила губу и принялась теребить поясок от мантии. Лихт мысленно застонала. Она прекрасно знала, что это значит. Лихрагия хочет о чем-то спросить, но не решается. Было странно видеть ее столь разной, памятуя о недавних событиях, то исполненной твердости и решимости, то растерянной и неуверенной в себе. Кладезь противоречий.

  • Тебя что-то волнует? - поинтересовалась Анилихт, всматриваясь в задумчивое лицо девушки.
  • Меня?

Гия встрепенулась, посмотрев на подругу. Лихт подбадривающе улыбнулась.

  • Не то, чтобы очень... - в ответ протянула юная сирхтаги, сцепив пальцы в замок и чуть подавшись вперед.
  • Говори уже, - усмехнулась Анилихт, практически ощущая, как Лихрагия терзается нерешительностью. - Я редко кусаюсь, - пошутила она.

Гия рассмеялась, видимо представив Лихт за этим занятием, и, наконец, выдала:

  • Давно хотела спросить... Ты же сама не рассказываешь, - оправдываясь, пробормотала девушка, все также не отрывая глаз от собственных рук. - Его сиятельство... что он хотел от тебя тогда?

Лихрагия взглянула на подругу и тут же вновь потупилась.

  • Ну, когда он тебя увел, - почти шепотом уточнила она, столь резко дернув поясок академической формы, что раздался треск разрываемых ниток.
  • Аделхард?

Лихт насторожилась, напряглась. Не особо приятная для нее тема. Все связанное с императорским наследником будоражило ум и волновало тело. Сердце, как принято, тут же сбилось с ритма, в горле пересохло, а томительная волна поползла по коже вереницей мурашек.

«Великолепно! - мысленно обругала она себя. - Даже не видя, готова рухнуть к ногам!»

  • Да, Аделхард, - тем временем бормотала Еия. - Он просто... ну, не общается ни с кем... в последнее время. Особенно с девушками. Раньше он был другим, а потом замкнулся, что ли... Не знаю, как объяснить. Он такой странный... Хотя, конечно, наследники странными не бывают...

Елубоко вздохнув, Анилихт собралась с мыслями, придумывая недалекое от истины объяснение. «Всю правду она раскрыть не имеет права , а вот что-то приближенное рассказать вполне может», - успокаивала себя девушка.

  • Он хотел меня отблагодарить, - с деланной безразличностью заговорила Анилихт, вклинившись в сумбурную речь подруги.

Г ия моментально замолчала, воззривнжсь на девушку поблескивающими от любопытства глазами. Несмотря на нервозность, Лихт чуть не рассмеялась. Вот он, лучший способ избавиться от любого недомогания - открыть немножко секретов!

  • Я недавно помогла ему. Случайно! Никого поблизости не оказалось, - тут же уточнила Анилихт, заметив, как округлились глаза подруги. — Не спрашивай в чем. Я обещала не рассказывать, - добавила, в надежде избежать расспросов. - А ещё я учебники потеряла, а он нашел и вернул, - вполне правдиво закончила Анилихт, радуясь, что удачно выкрутилась.

Умолчать - умолчала, а вот обмануть - нет. Есть чем гордиться.

  • Понятно, - выразительно протянула Лихрагия, констатируя обратное - ничего не понятно.

Анилихт сконфузилась и потупила взор. «Рано обрадовалась, от меня так просто не отделаешься», - читалось на лице подруги.

  • А я думала, вы не поладили, - продолжила Еия, вновь принявшись теребить поясок. - Ну... помнишь... ты говорила.

Ничего такого Лихт не помнила, но опровергать не стала.

  • Он вообще не от мира сего. Положение и все такое... - Еия неопределенно махнула рукой. - Даже с нареченной не общается, хотя все ожидали, что они будут вместе.
  • С нареченной? А кто она? - заинтересовалась Анилихт,тотчас позабыв о недавнем смущении.

Удивление Лихрагии лишь подогрело интерес.

  • Как кто? Фархалия. Ты разве не знала?
  • Нет... Откуда?.. - протянула Лихт, вспомнив сколько неприятностей ей доставила эта высокородная выскочка.

Стало смешно. Оказывается,и у Еии припасено немножко

 

Проводив Лихрагию до ее комнаты и сдав на руки прислужнице, в качестве исключения положенной слабенькой здоровьем академистке, Анилихт побрела к своему новому временному пристанищу. Да-да, после столкновения с Урлихгией,девушку переселили из дома ранхсаги, туда, где она должна была обосноваться изначально - к другим иллирам.

К слову, полукровок в академии обучалось совсем немного - каких-то двенадцать человек, и найти с ними общий язык оказалось не в пример проще, нежели с высокородными барцами.

Впрочем, по большому счету это мало что изменило.

Памятую о наказе Аделхарда, ни во что не ввязываться, Анилихт не торопилась обзаводиться друзьями и старательно держалась от желающих завести знакомство в стороне. Лихрагия исключение, ибо с ней девушка познакомились до всего произошедшего.

Кстати об Аделхарде... С ним Лихт не пересекалась с памятного разговора в гостевом доме. Тот, хоть и дал понять, что отныне не спустит с нее глаз, на горизонте не появлялся. Это и тревожило, и вселяло определенный оптимизм. Девушка успела заметить, что императорский наследник появлялся в поле ее зрения либо накануне, либо после каких-либо происшествий.

Но, как известно, на ловца и зверь бежит. Вспомнила - получите.

- Нужно поговорить, - перед ней выросла знакомая фигура в ученической униформе.

Лихт мысленно застонала, мгновенно превратившись в комок

 

нервов и взбудораженных чувств.

  • Наговорились уже, - недовольно проворчала она и, не глядя на парня, попыталась обойти.

Безуспешно. Препятствие из Аделхарда получалось неодолимое. Во всяком случае, для нее.

  • Выходит, с угодливостью покончено? - с усмешкой уточнил ее мучитель, пристроившись рядом. Теперь они вышагивали плечо к плечу.
  • Хорошего понемножку, - огрызнулась девушка, скрипнув зубами от досады.

Всякий раз стоило ей подумать о характере их общения в гостевом доме, становилось противно до тошноты. Неужели это она кланялась, запиналась и безропотно соглашалась со всем?! Гарих засмеял бы.

  • Не могу сказать,что раздосадован, - подлил масла в огонь Аделхард. - Тебе не идет подчиняться.
  • Вот и славно, - раздраженно пробормотала она.

Он вежливо поздоровался с двумя ситхтаги, встретившимися на пути, а Анилихт ограничилась простым кивком. Вот вам и неприятности - их опять видели вместе!

  • Как тебе на новом месте? Устраивает? - нарочито буднично.

Лихт покосилась на парня. Так вот в чем дело? А она-то

голову ломала, с чего вдруг грымза расщедрилась?

Оказывается, его сиятельство поспособствовали!

  • Как благородно, сообщить девушке о своем участии, - насмешливо фыркнула она, всем видом демонстрируя, насколько низким считает такой поступок.

Аделхард на издевку не повелся.

  • Проблем не возникло?

Лихт словно на стену налетела.

  • Проблем? Считаешь, я совсем не умею держать себя в руках? - вперив в обидчика злой взгляд.

И тут же пожалела об этом. Смотреть на него просто невыносимо. Он точно сундук с двойным дном, о котором заешь наверняка!

У обоих бровь иронично поползла вверх. Акхэн его возьми!

Анилихт отвернулась.

  • Что тебе надо, Хард? Я все делаю, как ты сказал. Учусь, никого не трогаю... - устало.

Малодушно подумалось , а может в топку все? И домой к матери, сестре, прекрасной прошлой жизни?

  • Хард?.. - Похоже, ей удалось удивить.

Лихт передернула плечами.

  • А что? Должна же я как-то разделить вас... Или мне называть тебя Старший? - надеясь, что не звучит, как оправдание.

Он не ответил, что, собственно, не удивило. Никак не прокомментировал допущенную ею фамильярность. Вместо этого взял за руку и что-то защелкнул на запястье.

Анилихт уставилась на браслет.

  • Что это? - не понимая, как реагировать. Тонкий черный ободок плотно прилегал к коже.

На этот раз ее облагодетельствовали объяснением

  • Это позволит тебе передвигаться по территории после десяти.

Лихт еще больше озадачилась.

  • После десяти? С какой стати мне это делать?
  • Потому что сегодня я зайду за тобой.

Обрадовал - так обрадовал! На миг забыв, почему

предпочитает не смотреть на него, Анилихт возилась на Аделхарда.

  • С чего ты взял, что я вообще пойду с тобой?!

Он ответил не сразу. Долго смотрел, думал... Хотелось бы ей знать, о чем?!

Наконец уточнил:

  • Разве ты не хочешь знать больше? Разве тебе не нужны ответы? Или все увиденное так... мелочь? - вынудив Лихт вновь резко отвернуться.

«Это нечестно!» - мысленно взвилась девушка, покоробленная его тоном, взглядом, намеком. Последним больше всего, потому как увиденное касалось и его тоже! Они вдвоем развлекались, если так можно выразиться.

В некоторой степени стало почти физически больно - сердце, точно тугой комок колотится о ребра, в груди саднит от недостатка воздуха. Но он прав - знать хочется. И разобраться хочется. А ещё убежать как можно дальше, чтобы никогда больше его не видеть.

  • Хорошо, - вопреки последнему выдавила Анилихт. - Только если пообещаешь, что я в любой момент смогу передумать. - Должна же она хоть в чем-то с ним не согласиться?!

На этом расстались. Точнее Лихт решила - все хватит, и сорвалась с места, беззвучно моля вездесущую богиню удержать возможного преследователя на расстоянии. Не станет же императорский наследник гоняться за ней у всех на глазах?

Но тень сомнения все же оставалась, и, добежав до развился, девушка позволила себе оглянуться. Аделхард находится там, где она оставила его. Мерцающий свет уличных сфер обнимал его высокую фигуру, легкий ветерок трепал волосы, гоняя смоляную прядку по лбу, а в напряженно застывшей позе читалась сдерживаемая готовность к броску.

  • Чтоб тебя... - буркнула Лихт и бросилась дальше.

Кто-нибудь скажите, как избавиться от эмоций, что вызывает

в ней приемный сын императора?!

К тому моменту, когда часы соборной башни возвести о начале двенадцатого часа, Анилихт окончательно извелась и практически сторожила возле окна, едва ли не каждую минуты бросая на улицу настороженные взгляды.

В том, что выбираться на улицу ей предложат именно этим путем, девушка не сомневалась. Не через парадный же вход выходить? Она даже приготовила несколько едких замечаний на этот счет - так сказать, заранее вооружилась.

Но как бы Лихт не ждала, появился он по обыкновению неожиданно. Мгновенье назад не было, и вот стоит у самого окна. Спрашивает:

  • Готова. - Что удивительно самим собой.

Анилихт настолько растерялась, увидев его без личины, что все заготовленные колкости вылетели из головы.

И почему, спрашивается, она думала, что он Это не снимает? Что тот раз в гостевом доме великодушное исключение?

  • Что опять не так?

Видать выражение ее лица говорящее. Лихт недовольно поморщилась. Как же паршиво, когда тебя читают, точно открытую книгу!

  • Все так...

Она впрыгнула из окна, отказавшись от предложенной помощи. Пружинисто приземлилась - не впервой. Ответила на его вопрошающей взгляд:

  • Что дальше?

Он не стал выпытывать. Ограничился коротким:

  • Идем.
  • Пошли.

Куда именно, Лихт уточнять не стала. Какой смысл? Все равно не расскажет!

Вокруг никого. Только звезды смотрят с ясного неба, и редкие осветительные сферы манят своим сиянием. Если бы не великое множество всяких «но» - очень даже романтическая атмосфера: ночь, луна, уединение... Самое время для тайных объятий и поцелуев.

Пришлось возвращать себя в реальность.

  • Так куда идем? - насколько смогла сухо и вызывающе.

Оказалось, зря выдавливала. Ну что взять с непрошибаемого?

Вскоре выяснилось, что идут к собору, и Анилихт мысленно застонала - опять? Оказывается, произнесла вслух.

  • Что «опять»? - недоуменно.

Пришлось объясняться.

  • Он что - центр мироздания? - ткнув пальцев в подсвеченный живым огнем храм. - Что вас всех тянет сюда, точно пчел в улей? Неужели не чувствуете?
  • Чего? - В его голосе непонимание.

Судя по всему искреннее. Пришлось скосить глаза, чтобы удостовериться. Вот только как донести?

Лихт поджала губы.

  • Неприятие... - смахнув ставшие привычными мурашки с рук. — Нас здесь не ждут!

Она давно задалась этим вопросом. Не понимала навязчивое желание подруги любоваться собором. Для Лихт находиться рядом с ним всегда испытание. Иногда чуть проще, иногда тяжелее, в зависимости от обстоятельств, но никогда - ни разу без отторжения!

  • Тебе страшно?

«В самую точку попал, прозорливец недоделанный!» - вслух она этого не сказала.

  • Нет, коцечно. Просто мог бы выбрать место поприятнее.

Вместо ироничного замечания, к которому, в общем-то, была

готова, Анилихт почувствовала тепло крепкой руки. Он переплел свои пальцы с ее, сжал. Успокоил:

  • Я с тобой.

Как на это реагировать, она так и не определилась.

С десяток шагов спустя, Аделхард внезапно остановился. Развернул ее к себе лицом.

  • Анилихт, ты знаешь кто такие акари? - глядя неожиданно твердо и строго.

Она ответила однозначно:

  • Нет, - а вслед задумалась. Что-то знакомое было в этом слове... Г де-то она его уже слышала...

Вспомнила!

  • Твоя бабка была акари, - все что вынесла из того случайно подслушанного разговора.

Он кивнул:

  • Последняя известная акари, - с нажимом.

Лихт ничего незначаще пожала плечами.

  • Ну да... Я поняла - они большая редкость.

Что-то похожее на смешок сорвалось с его губ.

  • Скорее уж большая ценность...

От природного любопытства, как известно никуда не денешься,и Лихт не смогла не спросить :

  • Почему? Чем они такие особенные?

Аделхард вновь серьезен.

  • Потому что в них жива магия алрхаги.

Час от часу нелегче! И эти здесь! Анилихт в недоумении моргнула несколько раз, прежде чем созрел следующий вопрос.

  • Так барны Великого дома истреблены, разве нет? Их магия полностью уничтожена...
  • В целом да, но... Магия на то и магия... Ее можно блокировать, ослабить,даже связать, но истребить... Истребить нельзя.

Лихт окончательно запуталась и совсем перестала понимать, к чему он ведет. Он что думает, что она эта самая акари? Она ведь полукровка! Иллира!

Аделхард сверился с соборными часами.

  • Ладно... Нам пора. Нас ждут, - будто не он начал весь этот разговор. Подтолкнул вперед.

Анилихт заупиралась. Вот что за человек - говорит и не договаривает!

  • Никуда не пойду, пока не объяснишь!

Его взгляд красноречивее всяких слов, но и ее с места не сдвинуть.

  • Что за дурацкая привычка - забрасывать наживку и в кусты? - Теперь она по-настоящему разозлилась. - Я тебе что - дикий

зверек? Думаешь, куплюсь на полкуска хлеба? - пропустив мимо ушей еле слышное ругательство.

Он зримо недоволен.

  • Не нравится - иди один! - для пущей убедительности сделав несколько шагов в обратном направлении.

Оглянулась. Зря!

  • Я могу и заставить, - сухо и сурово. Во взгляде не что иное, как обещание.

Анилихт скрестила руки на груди.

  • А ты попробуй! - с вызовом, хотя определенные сомнения по этому поводу у нее имелись.

Некоторое время они молчали, мерились взглядами. А затем девушка почувствовала его - тихое, зарождающееся желание следовать за ним хоть на край света. Оно постепенно ширилось, росло, сокрушая ее волю. Переиначивая ее. И когда Лихт уже готова была подчиниться, вдруг пропало.

Обескураженная девушка тряхнула головой.

  • Так нельзя... Это неправильно... Это запрещено... - все еще осознавая и осмысливая.

Он только что использовал к ней принуждение?!

  • Кому? Ургаих малого круга с доступом первого ранга... Забыла? - в вопросе простая констатация - ему можно.

Лихт сглотнула. Получается все ее попытки сопротивляться его воле простая фикция? Он всегда, в любой момент может заставить ее делать то, что ему нужно? И ей совершенно , абсолютно нечего этому противопоставить?!

Стало страшно. Очень страшно - до тугого комка в животе. И все же идти на попятную Лихт не стала. Показать ему свою слабость? Ни за что!

  • Хочешь так? Давай. Я подчинюсь... Куда мне тягаться с волей сатхарги?! Только после... Никогда, слышишь? Никогда меня ни о чем не проси! Я подчинюсь, но не забуду! Обещаю!

Это была клятва - ему, себе, богине! Пусть Лихт совсем не знала, как работает принуждение сатхарги - будет она что-то помнить или не будет - но сделает все от нее зависящее, чтобы не забыть. Костьми ляжет!

Он выдохнул: отчасти обреченно, отчасти устало. Попытался взять ее за руку, но Анилихт не далась. Взъерошил волосы.

  • Я уже говорил - ты слишком выходишь за рамки. Обычная иллира и в половину не так сильна. Но если ты полукровка- акари - это многое объясняет.
  • Полукровка-акари?..

Лихт забыла о собственных обиде, злости. И даже о неодолимом желании взять вверх над ним. В голове шаг за шагом выстраивалась цепочка, и выводы, к которым приходила девушка, шокировали.

  • Акари - полукровки... Полукровки выходцы из сакхров... - Она не спрашивала, приняв на веру его слова. Она размышляла. - Твоя бабушка акари... Твоя мать сестра императора... Его Императорское сиятельство не чистокровный барн? - теперь уже вопрошая, хотя сама в это не верила.

Слишком невероятно, чтобы быть правдой! Практически за гранью реальности!

Аделхард согласен. Причем настолько, что встретиться с ним взглядом равносильно самоубийству.

  • А вот этого советую вслух не произносить. - Не речь - колотое стекло. - Неправильный вопрос. Гораздо более интересно, чьим потомком являешься ты? Кровь алрхаги просыпается далеко не в каждом.
  • kit it

Что в итоге произошло и почему Аделхард передумал вести ее куда бы то ни было, Анилихт так и не узнала. Вместо этого ее сопроводили обратно, помогли вернуться в комнату и покинули, оставив злополучный браслет красоваться на

запястье. Естественно, вывод напросился сам собой - продолжение следует. Вот только когда и при каких обстоятельствах состоится следующая ночная вылазка оставалось тайной.

Как Анилихт не старалась уснуть той ночью, сон бежал, гонимый прочь разнообразными мыслями. Тот факт, что Его Императорское Сиятельство сатхарги Ридагарх ни кто иной как выходец из сакхров, продолжал будоражить воображение. Это как же произошло, что обычная полукровка вошла в императорскую семью? Стала женой барна? Родила ему детей? Ладно, не совсем обычная - полукровка-акири с наследием алрхаги, но все же!

Анилихт точно знала, что пусть барны четырех домов и имели обыкновение признавать родство с появившимися от сакхров иллирами, далеко не все испытывали по этому поводу радость. В большинстве случаев, дальше признания дело не шло,и новоявленные достопочтенные застревали где-то между миром обычных людей и миров магов, изгнанные из одного в силу своих магических способностей и не принятые в другом из-за наличия грязной крови. Сирхтаги Римаих даже как-то обмолвился, что ей очень повезло родиться именно его внучкой. Что он сделает все от него зависящее, чтобы в новой жизни Лихт существовалось легко и комфортно, не то что некоторым знакомым ему иллирам.

Вторым, не менее лишающим сна фактом, являлась ее предполагаемая принадлежность к этим самым акари. Кто они? Откуда берутся? Е[очему появляются на свет так редко? Миллион вопросов и все без ответов. Получить их от Аделхарда казалось задачей невыполнимой, а больше спросить не у кого - разве что у Ени. Вот только стоит ли это делать - Анилихт сомневалась. Не потому что не доверяла подруге. Доверяла! Вот только даже возможность упоминания об акари отчего-то виделась запретной и небезопасной.

В конце концов, когда первые отблески восходящего солнца окрасили черноту ночного неба, девушка твердо решила заниматься поисками ответов самостоятельно и точно знала, откуда начнет - с академической библиотеки. Где ещё искать разгадку происхождения акари, как не в книгах? Не зря же говорят, что на их пожелтевших от времени страницах сокрыты все секреты мира. Значит,и этот тоже!