Кира

Я коснулась губами щеки кавалера, джимни стоял на аварийке возле входа в метро.

Леня смотрел на меня внимательно и не выходил наружу.

 

 

рекомендуем технический центр

 

  • Что? - я не понимала. Человек в форме уже пялился на меня зло с другого края площади.
  • Телефон, - спокойно произнес мужчина.

Я сердито вытащила визитку из бардачка и ткнула в пальцы упрямца. Леня хотел ещё что-то.

Звонок знакомой песенкой ворвался в серый мир дождя со снегом и рабочих перспектив. Я сунула аппарат под ухо и забыла про вчера.

  • А, солнце, не спишь? Валишь на любимую работу в несусветную рань и холод?
  • Привет, дорогая! Ты вернулась? - засмеялась я. Пассажирская дверь хлопнула. Я вырулила на проспект.

Кира Кирсанова. Я познакомилась с ней случайно два года назад в одной приличной компании. Это потом, месяцев шесть спустя, она рассказала наивной мне, как мало случайного в этом Городе. Как она тщательно наводила справки и изучала отзывы. До нее моя коммерческая половая жизнь была хаотичной и непредсказуемой. Мелкие подачки, глупые подарки. Иногда обидный хрен с маслом. Кира все взяла в свои крепкие, разносторонние сорокалетние руки. Серьезное модельное агентство. Параллельно модная Галерея современных искусств, меценаты, клиенты. Эскорт. Никаких местных. Только заграничные кавалеры. «Ты - моя находка. Воспитанная, с мозгами, с языком», - тут умница Кира имела ввиду иностранную речь, а не известный орган. Эта женщина могла сделать любую девушку красивой, располагала средствами. Для ее целей моя внешность шла приятным, но необязательным бонусом к главным достоинствам. Красавиц русских и остальных в ее арсенале хватало.

  • Жду вечером. В восемь, не опаздывай, - велела Кира и повесила трубку.
  • Перова, тебя Игорь Олегович ждет, - сообщила с порога моя тезка Оленька. Секретарша грозного шефа.

Я невольно глянула в угол дисплея. Девять-ноль две. В глянцевом экране ноутбука отразилось милое, кукольное лицо. Мягкие кудри, чистый лобик, большие глазки, симпатичный ровненький носик и губки розовым бантиком. Что за ком с горы?

Я вошла в кабинет, неслышно проваливаясь острыми каблуками в ворс серого ковра. Села в кресло, сдвинув плотно ноги под широкой юбкой. Ручки с планшетом сложила покорно на круглых коленках. Подняла преданное лицо к начальству.

Он поздоровался. Дернул левым углом рта. Взгляд уже привычно пошел бродить по стене сквозь меня. Словно я прозрачная. Стекольщик. Я кожей чуяла неприязць. Что его так раздражает? Невозможность придраться? Что-то животное до натуральности стояло между нами. Как грязный запах изо рта. Я отвлеклась.

  • Командировка на крайний север. Ямал, - долетело до меня сквозь глупости догадок.

Я обалдела. Что там делать? Заполярный дизайн? Клуб охотников на белых медведей?

  • Я не поеду! Там минус сорок! - выскочило из меня само.
  • Минус пятьдесят шесть, - спокойно поправил шеф. Впервые зафиксировался на моем испуганном лице. Усмехнулся.
  • Не-ет! Никогда! - я прикрылась планшетом, как щитом. Пусть увольняет к любой матери!
  • Подойдите сюда, Ольга, - Игорь Олегович обошел стол. Сел в кресло. Щелкнул мышкой.

Я подошла. На экране компьютера развернулось видео. Камера явно висела под потолком, у средней балки перекрытия. Мужчина в белом халате бросил что-то на стол. Женщина потянулась. Он задрал пышную юбку. Она обеими руками стянула белье с колготками к сапогам. Он стал делать недвусмысленные движения сзади. Раз-два-три-четыре-пять- шесть-семь-восемь. Ого! Мне тогда показалось, что он кончил на счет три. Лиц нет. Звука нет. Видос замер. Картинка во весь экран.

  • Что это? - я успела спросить первой.
  • Это я желал бы знать, - проговорил начальник. В монитор не смотрел. Моя реакция его занимала.
  • Почему вы у меня спрашиваете? - я гордо отошла от стола на два шага. Колени тряслись мелко. Но голос я удержала. Сделала возмущение на лице. Как мне казалось, удачно.
  • А у кого я должен спрашивать? У заказчика? - вдруг сорвался безупречный мужчина на сип. Тихий и зловещий. Губы тонкие, взгляд оловянный. Вспомнил, гад, что над его головой тоже есть заветный глазок. Монитор, кстати, заранее развернул в безопасную сторону. - Время с твоим замером совпадает. Смотри внимательно, дура. Какие еще вопросы?
  • Ничего не знаю. Мне плохо. Мне нужно в туалет, - я прижала картинно руку с планшетом к груди. Мужчина ловко поймал мою свободную кисть и сжал. Клещи. Зачем так больно?
  • Слушай меня, давалка дешевая, - выцедил он слова сквозь сжатые зубы. Улыбался всевидящей камере. - Ты без разговоров летишь на Ямал. Сделаешь там все в лучшем виде. Иначе, я так тебя отпиарю, что работы ты не найдешь даже в деревенском кружке рисования. Все поняла?

Я кивнула. Недремлющее око на потолке запечатлело, как добрый начальник ласково убедил испугавшуюся северных морозов подчиненную. проводил буквально за ручку из кабинета.

Не чувствую кисти. Боже! Забежала в соседнюю дверь. Мужской туалет. Плевать . Сунула руку под холодную воду.

Звучал негромко бедолага Шопен сквозь сладкий запах дезодоранта. Вальс номер семь. Я затолкала внезапную смеховую истерику обратно в горло. Чавкнула собачка замка.

  • Сори, - улыбнулась я удивленному парню в дверях. Смогла наконец разжать сплющенные пальцы. На левой кисти разливались багрово-синим чужие отпечатки. Ледяная вода затормозила боль. Там-там-тарам-парам. подпевал зимней сказкой Шопен.
  • Что с рукой? - моментально заметила Кира. Взяла меня под руку и повела в сложный свет Галереи. Я не успела сочинить ответ.
  • Почему в таком виде? Будешь Золушку изображать? Которую забыла навестить фея-крестная? От тебя бензином разит. Ты не готова. Это отвратительно, - она продолжила выговаривать мне замечания. Вела ровной походкой к фуршетному столу. - Ешь. Наверняка не обедала. Нажрешься водки, уволю.
  • рекомендуем технический центр

Видно день сегодня выдался такой: все желали моей крови. Осталось здесь прищемить чем-нибудь здоровую руку. Для баланса вселенной начальников.

  • Посмотри вон туда, - она чуть дернула волевым подбородком налево.

Я посмотрела. Люди. Едят на халяву, пьют шампанское, болтают. Ничего особенного. Ни одного знакомого лица. Родные и близкие художников. Г алерея открывает новые имена.

  • Да не туда, солнце. Вон у стены стоит паренек в синем костюме от Фирелли. С британским культурным атташе трындит. Ну?

Я знала, что ее «паренек» может означать все, что угодно. От нуля до девяноста. Не понимала. Кто?

  • Вижу, - соврала. Мой живот настойчиво звал к пирамидам канапе. Подвывал тихонько. Боль в руке я заглушила парой таблеток. Прятала синяки в длинном рукаве платья.
  • Держись от него подальше. Есть непроверенная пока наводка, что он мой новый куратор. Контора, мать ее! Новые псы, старые трюки. Слухи ходят про него кучерявые. Давай выпьем, - Кира затормозила наконец-то рядом с едой.

Я слегка потеряла нить. За поворотами мысли моей взрослой подруги уследить бывало трудновато. Я привыкла. Но реагировать следовало.

  • Какие слухи? - я послушно проглотила два куска семги на сливочном масле и белом хлебе. Взяла рюмку с коньяком. Шпажка с невесомым канапе вывалилась из моих синих пальцев. Ничего не чувствую. Кира заметила сразу.
  • Ты должна следить за собой. Тело - твой рабочий инструмент. Его надо беречь, как зеницу ока. Что с рукой? - она подняла рюмку до уровня носа и выпила залпом.
  • Бюст Шопена упал, - отшутилась я. Коньяк приятно разбежался по крови. - Что за слухи?

Кира придирчиво оглядела стол. Признала черную маслину пригодной для закуски. Шелк цвета индиго идеально подчеркивал достоинства и прятал ненужное в ее немаленькой фигуре. Отлично сделанное лицо и безупречные кисти мягких белых рук. Жемчуг, настоящий, морской, везде. Стекал по длинной шее, обвивал запястья,играл в известные игры с крупными яркими камнями на пальцах. Я в своем платье в горох смотрелась рядом уличной цветочницей, которую по недоразумению допустили к столу. Я сунула быстро бутерброд с красной икрой за щеку. Пока не выгнали.

  • Добрый вечер, Кира Владимировна, - миниатюрная блондинка подобралась неслышно сзади.
  • Лариса Васильевна! Какой сюрприз! Как я счастлива, что вы нашли минутку! - Кира в момент сделалась простой и обыкновенной. Плескала руками и скользила нежными кругами возле новой дамы. Умудрилась сократиться на голову, чтобы заглядывать снизу в улыбчивое лицо. Кто эта мадам? Не каждый день катит такое шоу в исполнении моей взрослой подруги.
  • Вот решила посмотреть на вашу Г алерею. Мне ее рекомендовали, - улыбнулась тщательными губами блондинка. Что-то несокрушимо сановное просвечивало через ее доступную благожелательность . Кира взяла даму цепко под локоток и поволокла по художественному маршруту. Та крутила лакированной прической по сторонам, искала кого-то. Бесполезняк. Кира не выпустит из рук ни что, способное купить в ее галерее хотя бы гвоздь.
  • Чао, Ольга!

Я обернулась. Пьетро. Я не запомцила его фамилию. Мы познакомились прошлой осенью в Столице. Ничего такого. Я была там с другим человеком и совсем по другому поводу. Случайно разговорились в мире дорогущего итальянского шмотья. Прикалывались тогда очень весело.

  • Привет, Пьетро! Как дела? - я подхватила свою тарелку, набитую едой и сделала шаг навстречу итальянцу. Я не знаю языка, но он весьма бойко говорит на моем.
  • Редко можно увидеть такой здоровый аппетит! - смеялся он открыто на разные куски в моей тарелке, - Обычно девушки строго охраняют фигуру.
  • Я не боюсь. Трехразовое питание - мое все! - я откусила от жирного чизкейка.
  • Три раза в сутки? - Пьетро протянул мне салфетку. Глядел на блестящие масляные губы и радовался.
  • Понедельник, среда, пятница, - я подставила ему лицо.

Он застыл на секунду. Переводил или переваривал?

Аккуратно промокнул мои губы. Невесомо.

  • Я понял! Три раза в неделю! Я надеюсь, это шутка? - он глядел в глаза внимательно.
  • В каждой шутке есть доля шутки, - я рассмеялась. Поставила тарелку на стол. Забрала салфетку из его рук и выбросила в корзину под стол.
  • Ментальный юмор - это не просто, - признался итальянец.

Смотрел с улыбкой, как я выбираю алкоголь среди разномастных рюмок-бокалов на широком щедром столе. Интересно ему было.

  • Водка? - я нашла то, что искала. Успела перетянуть пару корзинок с красной икрой на свою территорию.
  • Прости. Я не люблю вашу водку, - развел руками Пьетро. Улыбался хорошо.

Тридцать пять. Или рядом, как почти всем здесь. Успешный, как большинство собравшихся. Веселый, как немногие умеют. Карие глаза, выгоревшие на солнце или под рукой стилиста, пряди волнистых волос. Открытый взгляд. Я его не боялась.

  • За здоровье! - я ткнула стеклом стопки в широкий его бокал с красным вином.
  • Салют! - рассмеялся в бессчетный раз мой приятель. - Я могу спросить?

Я кивнула, ^уя песочное тесто пополам с икрой. Мне нравится этот вкус.

  • Мадам Кирсанова предложила мне на эти выходные человека для сопровождения. Возможно так сделать, что бы это была ты? У меня дела в Г ороде... - Пьетро замялся и глянул на меня,ища поддержки.
  • Да. Я с удовольствием покажу тебе Г ород и буду твоим водителем, - я вытерла простецки губы ладонью.
  • Я очень рад! Но. - он снова замялся. Какие-то соображения не давали ему расслабиться.
  • Дружба, Пьетро, - это самое лучшее, что может случиться между людьми, - я улыбнулась в его слегка растерянное лицо. - До завтра!

Я протирала грязные стекла джимни. Сбежала. Двигатель работал неровно. Рука ныла. Кира набралась. Желала откровений. Боже сохрани меня на утро! Я уже попадалась. Поэтому свинтила тихонько, пока шумел фуршет. Соседняя машина удачно прикрывала меня своей тушей от фонарей входа в Г алерею. Эскалейд.

  • Ты купила эту дрянь? - мужской голос.
  • Ты ничего не понимаешь. Это искусство, - женщина смеялась.
  • Жопа это, а не искусство, - мужской голос пошел в нижний оттяг, и я его узнала.
  • Не знаю, пусть будет, - приговорил голос женский. Ойкнул. - Я сумку забыла. Жди здесь. Я сейчас вернусь.

Я видела, как знаменитая Лариса Васильевна провела узкой ладошкой по безупречному заду в синем костюме. Потом по широким плечам в пиджаке и увеялась обратно.

Почуяв запах моей сигареты, мужчина обернулся.

  • Это ты? - он почему-то обрадовался.

Пошел ко мне. Распахнутое серое пальто в елочку. Строгий костюм идет ему абсолютно. Братец Ванечка.

  • Я весь вечер ловил твой взгляд, Леля. Ты уворачивалась виртуозно. Как поживаешь?

Я вообще не видела его. И мне не нравилось стоять рядом. Тревожно. Спрятала обе руки в карманы короткой куртки.

Г оворить не хотела.

  • Я остался тебе должен, прости. Был в командировке. Как мне перевести тебе деньги? - он стоял слишком близко в тени парковки. Улыбался довольно.
  • Зачем ты видос со своей камеры слил моему начальнику? - спросила я о главном. Отступила от его фигуры вплотную к двери своей машины.
  • А! это! - он заржал. - Да хотел приземлить тебя малек. Чтобы не увлекалась блядством в рабочее время. Потаскуха из тебя та еще!

Смех плескался в светлых: глазах,изгибал красивый рот. Даже ноздри ровного носа дрожали чутко. Мужчина рассматривал мою реакцию и радовался. Я закусила губу. Если разрыдаюсь сейчас перед ним, то убью себя сама. Заживо сгорю от унижения.

  • Ладно, Ванек. Я пришлю эту х..ню твоей Ларисе

Васильевне. Пусть тоже приземлится! - я собрала пляшущие губы в замок и отвернулась к своей машине.

  • Это вряд ли, - он наклонился близко к моему уху. Щекотал кожу дыханием. - У меня к тебе старый вопрос: ты минет делаешь?
  • Нет! - рыкнула я, не оглядываясь. Села в машину и хлопнула дверью.
  • Хороший ответ! Мне нравится! - его обидный смех проводил мой вылетающий с парковки автомобиль.
  • рекомендуем технический центр