Я тоже посмотрела на неё сквозь пелену слёз и без всякого раздражения или гнева спросила:

 Почему вы говорите мне это сейчас?

 

Столько времени прошло. Что вдруг изменилось? Почему именно сегодня он решил отпустить друга и отдать мне фото?

 Гибель твоих родителей разрушала меня целых шестнадцать лет, но всё смог изменить один день, - неверяще сказал Ростислав, непонятно усмехаясь. - Когда твой брат

позвонил мне и рассказал об угрозе, я вспомнил, как повёл себя с лучшим другом, как узнал о его смерти, и кое-что переосмыслил. Я был не прав, обвиняя во всём твою мать и высказывая эти обвинения тебе в лицо.

Надо же! Не могу поверить, что он признал это.

Но раз уж на то пошло, я сама не без греха.

 Я тоже обвиняла вас, но теперь считаю, что в этой истории нет виноватых. Всё... - слова застряли в горле. - Всё сложилось так, как сложилось, - произнесла сипло. - Спасибо, что признали свою неправоту. Вы больше не будете считать мою маму причиной всех бед?

 Не буду. Виктория этого не заслужила.

От его слов стало приятно и легко на душе, будто из неё вынули что-то отравляющее и мерзкое.

 Я рада, что вы это поняли.

 Боль постепенно утихает, ты трезвее смотришь на вещи, - рассудительно заключил Ростислав. - Я был ослеплён горем и при взгляде на тебя, моё горе лишь усиливалось, - неохотно признался он. - Ты и представить не можешь, насколько напоминаешь их. Я вижу в тебе Викторию и Константина.

 Разве я не копия мамы?

 Кудри как у отца, - губы вампира тронула едва заметная улыбка. - Но я говорю не о внешнем сходстве, Снежинка.

 Вы плохо меня знаете, чтобы судить о моём характере.

 Я прожил достаточно лет, чтобы видеть людей насквозь, - парировал он. - Никто кроме твоего отца не решался мне врезать. Это абсурдный и глупый поступок. Из-за такого войну можно начать. Не делай так больше, - словно неразумному дитю посоветовал Ростислав. - Не все вампиры спустят тебе это с рук.

Ой, блин! О таком жутком развитии событий я не подумала.

 Простите! - от испуга чуть руки вверх не подняла.

 Я не сержусь. Это даже забавно, что кто-то из рода Снежиных до сих пор пытается меня побить и воззвать к моей

совести, - он вдруг дёрнул головой и посмотрел в сторону калитки. - Я бы с радостью побеседовал ещё, но мне пора.

Наверное, его кто-то торопит.

 Куда уезжаете?

 В Монако, - ответил он и внезапно приподнял мой подбородок, вынуждая смотреть прямо в его серые холодные глаза. - Скорее всего, мы больше не увидимся, Снежинка, но если тебе понадобится помощь вампиров, ты сможешь к ним обратиться. Они помогут. Обещаю. Я не хочу повторять ошибку прошлого и оставлять дочь своего друга без поддержки. Всё- таки ты права, есть в их гибели и моя вина, - Ростислав убрал руку. - Я бы мог предложить тебе нечто большее - вечность. Вместе со мной ты можешь покинуть это место, увидеть весь мир и тебе не нужно будет никуда спешить, - расписал он тоном искусителя, - но ты ведь не согласишься?

Помотала головой. Здесь мой дом и моя семья. А вечность... Зачем мне она без них?

 Я так и думал. Прощай, Амина, - склонил он голову в лёгком поклоне. - И прости. - Сбежав вниз по ступенькам, вампир с невероятной скоростью покинул наш двор.

 Прощайте, - выдохнула я.

Сердце сдавила грусть и уколола едва ощутимая боль. Даже странно, что мне стало жаль расставаться с этим загадочным вампиром.

Зато теперь ясно, что он чувствовал. Я благодарна ему за этот разговор. Мне казалось, Ростислав непрошибаемый, жестокий и ненавидящий всё вокруг вампир, но он совсем не такой. Он любил моего отца и тоже страдал после его смерти.

Я не могу держать на него зла. Не после того, что он мне рассказал.

Услышала, как открылась входная дверь, но не повернулась.

Я уже знала кто это. Тот, кто слушал весь наш разговор и был неподалёку, чтобы в случае опасности защитить меня.

 Не ожидал от него, - тихо проговорил Дамир, становясь рядом.

 Я тоже. Смотри, - показала ему фото.

 Счастливые, - вздохнул Дамир, улыбнувшись на мгновение. - Ты на них похожа.

 Да, похожа, - голос мой задрожал, а по щекам покатились слёзы. Больше не могу сдерживаться.

Дамир притянул меня к себе. Я уткнулась носом в его грудь, вдыхая запах кофе и потихоньку расслабляясь в надёжных объятиях.

Почувствовав опору и защиту, расплакалась.

 Может, он прав и отцу стоило обратить маму? - спросила, всхлипнув.

 Как я понимаю, она этого не хотела, - Дамир гладил меня по волосам.

 Но он мог бы просто сделать это.

 Думаю, твой отец очень её любил и не хотел идти против её воли. Она сделала свой выбор, который он принял.

Наверное, им обоим было нелегко, но тут ничего не поделаешь, не все желают быть вампирами и жить вечно. Ты сейчас тоже отказалась от предложения Ростислава, - объятия мужчины стали крепче и теснее. - Я счастлив, что ты не согласилась колесить с ним по миру.

 Я отказалась, потому что мне не нужна вечность без моей семьи, но у мамы был папа, - немного отодвинулась от оборотня и снова взглянула на фото, отчего мне стало гораздо горше.

Ну почему?! Почему всё так?!

 Ами... - прошептал Дамир, аккуратно стирая слёзы с моих щёк. - Может быть, позже она бы передумала, - попытался он меня приободрить.

 Может быть. Теперь это неважно, - очередные слезинки скатились к подбородку, но плакать уже не хотелось. - Правда, обидно, что я даже спросить у неё об этом не могу, - улыбнулась через силу.

Дамир промолчал. Вместо слов он наклонился и поцеловал меня в губы. Недолго, но столь нежно и трепетно, что пальцы на ногах поджались, а к щекам и ушам прилил жар. Из головы разом вылетели печальные мысли, и я перестала чувствовать себя несчастной.

Отстранившись, оборотень расплылся в довольной улыбке.

Он теперь всегда будет меня отвлекать от страданий таким необычным способом?!

 А вот это лишнее, - пробубнила смущённо. - Больше так не делай.

 В следующий раз спрошу разрешения, - он заправил прядь моих волос за ухо, - или дождусь, когда ты сама поцелуешь.

 Не дождёшься, - буркнула я, высвободилась из объятий и забежала в дом.

Пока шла до своей комнаты, сердце радостно билось в груди.

Он точно дождётся! Если продолжит вести себя подобным образом, останется нежным и заботливым, то рано или поздно дождётся. Не знаю когда, но чувствую, сдамся я под таким напором. Нет у меня силы воли. Зато есть гора тревог и сомнений. Они-то уж никогда не дадут мне расслабиться и потерять бдительность.

Зайдя в комнату, закрыла дверь и вновь посмотрела на фотографию.

Интересно, если бы всё сложилось по-другому, и мои родители были бы живы, я бы подружилась с семьёй Чернокрыловых? С Аристархом, Дашей и Василисой? С Дамиром? Появились бы они в моей жизни?..

Удручённо вздохнула, дошла до стола и открыла ящик, надеясь найти там свободную рамку.

Не нужно думать о том, что не произошло и никогда не произойдёт. Это только расстраивает и угнетает.

Всё сложилось так, как сложилось, а машины времени ни у кого нет.

Ведьма.

Открыла глаза и несколько секунд таращилась в потолок.

Сегодня что-нибудь изменилось? Их нашли? Есть ли хорошие новости?

Села в кровати и посмотрела на тумбочку. На ней лежал конвертик.

Он что, деньги мне решил подарить? Или там письмо?

Улыбнулась своим мыслям, взяла конверт и открыла.

Ошибочка вышла. Не деньги и не письмо, а фотографии.

Перебирала их, изумляясь и чувствуя, как в груди разливается нежное тепло.

На первом фото я увлечённо работаю за швейной машинкой, на следующем Артём, я и Сэм играем в снегу...

Он сфотографировал нас исподтишка? Вот же папарацци!

Незаметно для себя добралась до последней фотографии. На ней мы с Дамиром стоим у ёлки, а рядом сидит ещё не выросший до размеров бегемота Сэмми. Сколько же этому снимку? Еода три, кажется. Я и забыла, что нас тогда фотографировали. Мы тут стараемся держаться на расстоянии друг от друга: я неуверенно улыбаюсь в камеру, Дамир держит бокал шампанского и на его губах тоже играет полуулыбка. В тот Новый год Дашка вынудила меня сфоткаться с ним. Я даже сейчас ощущаю эту неловкость, которую мы вдвоём испытывали.

На этом сюрпризы не закончились. В конверте обнаружилась записка: «У нас одна совместная фотография. Это очень плохо, Ами. Нужно срочно всё исправить».

Сердце привычно забилось быстрее и громче, а щёки обдало жаром.

Уже неделю я получаю от него то цветы,то конфеты,то игрушечного, но довольно реалистичного волчонка, на котором вместо ошейника висит серебряный кулон в виде луны.

Уже неделю я с удовольствием принимаю его подарки. Каждое утро они радуют меня. Настроение в последнее время паршивое из-за безрезультатных поисков, но такие знаки внимания скрашивают день.

Положила фотографии на тумбочку и встала с постели. Некогда разлёживаться!

В гостиную спускалась бодрая и отчасти жизнерадостная. Стараясь изо всех сил сохранять оптимизм, твердила себе:

«Всё отлично. Их найдут. Не сегодня так завтра. Что бы ты ни услышала, не расстраивайся».

Дамир сидел на диване и просматривал какие-то документы. Сейчас он чаще всего работает дома, потому что много времени уделяет поиску Уилсонов.

 С добрым утром. Есть новости? - первым делом спросила я. Всю неделю в нашем доме звучит один и тот же вопрос.

 С добрым, - мимолётно улыбнулся Дамир. - Нет. Как только что-нибудь будет, я тебе сообщу. Старайся лишний раз не думать об этом.

 Я не могу, - вздохнула и села рядом с ним. - Спасибо за фотографии. Когда ты только успел? Я тебя не видела в эти моменты.

 Когда ты чем-то увлечена,то ничего и никого не замечаешь, - поведал мне мужчина. - Кадры получаются отличные.

Тут не поспоришь. Не думала, что выгляжу так красиво со стороны во время работы.

 Да, фотографии классные. Ты же хотел открыть фотостудию? - припомнила я. Кажется, ему тогда было лет двадцать.

 Было дело, - хмыкнул он. - Так что скажешь насчёт совместной фотоссесии?

Ответить ему не успела. В прихожей хлопнула входная дверь, и раздались голоса.

 Тёма, давай попозже. Не нападай на меня сейчас со своими вопросами. Я даже сапоги не успела снять, - сказала Василиса.

 Я у папы спрошу! - заявил мальчишка.

Он прибежал в гостиную в куртке, подлетел к нам и повис на спинке дивана, с нетерпением глядя на отца.

 Папа, а это правда, что я смогу поднимать мешки по пятьдесят килограммов?

 Ты? - переспросил Дамир, улыбнулся и потрепал его по волосам. - Сможешь. Даже больше. Только я тебя умоляю, давай без экспериментов. Сейчас тебе столько не осилить.

 А сколько осилю? - не отставал Тёмка. Глаза его горели любопытством. - Аминку смогу поднять? - кивнул он на меня.

 Не сможешь, она тяжёлая. - Поймав мой возмущённый взгляд, Дамир поспешил исправиться: - Нет, ты пушинка, Ами, но для него пока тяжеловата.

Так-то лучше!

 Если тебе сильно хочется что-то поднять, у меня гиря есть на десять килограмм, можешь тренироваться. Только ничего не разрушь, - стоило Дамиру это сказать, как Артём помчался к лестнице. - И не ходи в уличной одежде по дому! - крикнул он ему вдогонку, но мальчик уще умчался. - Точно что-нибудь разнесёт, - с деланой обречённостью вздохнул оборотень.

 Ты сам подкинул ему идею.

 Пусть, - махнул рукой Дамир. - Лишний раз хоть не приклеится к своему компу.

С гостиную зашла Василиса, снимая с шеи шарф.

 С добрым утром, дети. Чем зацимаетесь?

 Работаю, - бросил мужчина, снова уткнувшись в документы.

 А я прохлаждаюсь.

 Так ты свободна? - с хитрой улыбкой поинтересовалась Василиса, напомнив мне этим Дамира.

 Да-а-а, - протянула со скукой.

 Тогда с тебя обед, а я займусь стиркой.

 Окей.

Что бы сварить?..

 Хочу борщ, - внезапно заявил оборотень, словно прочитал мои мысли.

Борщ так борщ.

 Заказ принят!