В которой намечаются пути спасения Лики от нежелательного замужества, мы обзаводимся полезными связями и возвращаемся в колледж.

 

 

— Кого я вижу! — достаточно радушно воскликнул этот молодой мужчина, чем поставил меня в тупик. Я не ожидала такого.

  • Здрасьте, — настороженно ответила я.
  • И чего мы ищем в секретной секции?

Я решила прикинуться дурочкой:

  • Да я случайно дверь открыла...

Тень короля усмехнулась. Ну, блин и должность — Тень короля.

  • А подружка твоя жить тут будет и прятаться?
  • Я тут одна, — испуганно проблеяла я, и он мне не поверил.
  • Зарина Арсенини, заруби себе на носу — врать безликому, который является Тенью короля опасно для жизни. На эту должность с улицы людей не берут. И второе — я безликий.

И чего такого, что он безликий? Это повод для гордости?

  • Я своих за версту чую! — после такого ответа я поняла, что отпираться бесполезно.

Подумав с минуту, рассказала о своей проблеме.

  • Ого! — воскликнул Тиль. — Ты думаешь,твоя подруга найдёт нужный документ?

Я неуверенно пожала плечами.

Но Лика нашла, стоило только Тени короля двинуться в сторону секретной секции, как дверь открылась и в проёме появилась моя сияющая подруга.

  • Неужели нашла? — огорошил вопросом Лику Тиль. Она неуверенно глянула на меня. Я развела руками и кивнула.
  • А чего ты тут делаешь? — нахмурившись, спросила у своего земляка моя подруга.
  • Вообще-то это один из объектов, который находится непосредственно под моим контролем, — сообщил Тиль и улыбнулся. — Но наказывать я вас не буду!
  • Что-то на этом секретном объекте защита у вас хлипкая, — с ехидством сделала замечацие Лика. Я такой смелой её ещё не видела.
  • Не переживай то, что действительно секретно вы так легко не достанете.

Лика прижимала к себе лист бумаги, не зная, что делать.

  • Показывай уже, что там? — я подошла к подруге и забрала лист себе. Пробежалась глазами по списку, споткнулась на фамилии Жосьер и полюбопытствовала:
  • Кто из наших одногруппников носит фамилию Жосьер?
  • У нас таких нет! — Лика насторожилась. — Тебе эта фамилия кажется знакомой?
  • Да! А мне показалась, что среди всяких: Ньето, Нумми,

Герра, Готье, Патья, как раз имелся и Жосьер.

  • Это все наши, кроме Жосьера, — уверила меня подруга.

Я задумалась, пытаясь вспомнить, где я могла слышать

подобную фамилию. У себя на родине точно нет, у нас все фамилия были исконно русские: Ивановы, Петровы, Константиновы, Соболевы и подобные. Да собственно и моя фамилия была обычной Арсениной, а ни какой не Арсенини.

Пока я усиленно напрягала свою память, Лика переписала весь список пассажиров того дирижабля. Её попытка положить документ обратно была пресечена Тилем.

  • Вот тут есть проём, — показал он на еле заметную прорезь в стене, — вставь его сюда и он попадёт туда, где ему и положено находиться.

Я отвлеклась от своих мыслей и неожиданно спросила:

  • Мистер Тиль, а Вы нас за проникновение сюда не накажете?
  • Если бы эта секция была по-настоящему секретной, вы бы

сюда не вломились, уж поверьте мне, — заверил нас Тень короля.

  • А почему туда нет допуска по обычному пропуску? — полюбопытствовала Лика.
  • Иногда следует быть в курсе некоторых аспектов жизни. В обычной секции периодика, литература, а в секретке уже документы, — пояснил Тиль. — И так уж случается, что документы нужны очень редко, но метко. И знать, кому они понадобились,и по какому поводу, государевым людям не помешает.

В общем, выбрались из архива мы совершенно благополучно, и как мне кажется, обзавелись полезными связями. А еще мне почудилось, что Тиль очень даже не однозначно поглядывает на мою подругу.

Если честно, после преображения Лики она оказалась очень даже привлекательной,и не бросалась в глаза своей безликостью. Да и Тиль был очень ярким блондином и, по- моему, не натуральным.

  • Костюмы на карнавал уже подобрали? — поинтересовался Тень короля.

Мы дружно кивнули в ответ.

  • Предлагаю встретиться на карнавале и продолжить общение.

Мы недоумённо переглянулись и я спросила:

  • А как мы найдёмся, до ночи все в масках, а потом у нас такой макияж, что нас мама родная не узнает.
  • Я к вам сам подойду, — уверил Тиль.
  • А как ты нас узнаешь? — удивилась я, совершенно забыв, что у безликих какая-то своя система распознавания.
  • Я вас найду, не переживайте, — с улыбкой сообщил Тиль и открыл дверцы кареты, предлагая нам занять свои места.

Всю дорогу домой мы с Ликой ехали молча, перекручивая в головах каждая своё. Первой из молчания выпуталась моя подруга:

  • Не вспомнила, где слышала фамилию Жосьер?
  • Что? — не поняла я вопрос, а потом отрицательно помотала головой, вспомнив о деле. — Я так о своём задумалась, — решила пояснить я, не рассказывать же подруге, что мысленно я её уже замуж за этого Тиля выдала.

Ну а что, плохо, что ли? Тень короля — крутая должность же, ни какой их толи жрец,толи вождь до неё не дотянется. Хотя, конечно, мечтать пока ещё рано. Это только Тиль на Лику поглядывал, она же упорно думала над делом, о котором я в своих мечтах уже позабыть успела.

Кто такой Жосьер я так и не вспомнила, тут же всплывали фамилии: Патья, Ньето, Готье и другие. Они у меня в голове в кашу смешались.

А потом нас закрутило: подготовка к карнавалу, сам праздник, оказавшийся настолько волшебным, что все сутки даже помысла спать у меня не возникло. Вернее возникало, но благополучно улетучивалось под воздействием волшебных напитков.

От разнообразия костюмов и масок кружилась голова. Я думала, что мне не понравится происходящее, но ошиблась. Даже танцы были задорными и без соблюдения каких-то там правил. Моя подруга показала еще одну свою сторону: под маской она совершенно менялась, становилась раскованной и озорной. Мы с ней проплясали часа два, пока не получили приз. Оказалось,тут имелись люди, отслеживающие такое явление, кто дольше всех продержится в танце. Мы были единственными, кто за два часа не ушёл с площадки. Нам выдали по конверту и шепнули припрятать до лучших времён.

Ну и как я припрячу, не посмотрев, что там. Ага, это с моим- то любопытством.

  • Пойдём смотреть, что нам подарили, — тащила я подругу в тихий укромный уголок, да только моему желанию не было суждено сбыться. К нам подошёл молодой мужчина в костюме диковинного животного, похожего на земного льва, только цвета бордо.
  • Тиль, — пискнула Лика, когда он прихватил нас за локотки.
  • Идём со мной, — тихо прошептал Тень короля, и направился в боковую тропинку, уводящую нас подальше от шума и веселья.

Мы перечить не стали, а пошагали следом, припрятав наши подарки, как и было велено. Прошли почти весь королевский дворец, а он был достаточно длинный, уж поверьте мне на слово. Тиль направился к неприметной двери почти на самом углу этого большого здания. Поднявшись по лестнице, видимо на второй этаж (так, по крайней мере, мне показалось), мы вошли в просторный и светлый кабинет, свет в котором загорелся, стоило только хозяину переступить порог.

  • Располагайтесь, — любезно разрешил нам Тиль. — Это мой кабинет, когда мне не требуется сопровождать короля.

Мы молчком огляделись и примостились в креслах, стоящих напротив письменного стола. Хозяин кабинета занял своё место за столом.

  • О чём ты хотел с нами поговорить? — первой задала вопрос Лика.
  • Вчера, мне показалось твоё лицо знакомым, и я вспомнил, что на приёме у короля тебя не назвали по имени, — начал говорить Тиль. — Можешь назвать как твоя фамилия?
  • Семиш Вьян, — настороженно поведала моя подруга.
  • Ты дочь Мелики? — Тень короля, явно оживился.
  • Да, а ты знал мою маму?

Я внимательно слушала разговор, поймав себя на мысли, что очень забавное звучание в именах матери и дочери Мелика — Лика.

  • Да,твоя мама должна была стать пятой женой моего отца, моя мать к тому времени уже была четвёртой.
  • Ох... — выдохнула я и испуганно прижала руки ко рту.

Лика молчала, я только заметила, как её взгляд потемнел и

ноздри стали нервно раздуваться.

На мой возглас Тиль настороженно спросил:

  • Что-то не так?

Моя подруга молчала, и я решилась сообщить новость:

  • Теперь пятой женой твоему отцу светит быть Лике.
  • Что? — Тень короля вскочил и, уперев руки о столешницу навис над столом.
  • Что слышал, — буркнула Лика.
  • Этот старый осёл решил не отступать, — мужчина устало сел обратно в своё кресло, — когда же он угомонится.
  • Ты так неуважительно отзываешься о своём отце? — теперь настал черёд Лики удивляться.
  • Он свёл с ума мою мать, мне не за что его уважать. Она была очень доброй и ранимой, и только по этой причине я дольше всех его сыновей пробыл рядом с матерью. Мальчиков обычно отдавали на воспитание в три года. И у меня на глазах она превращалась в бесчувственное нечто, которое в итоге перестало узнавать даже собственного сына. Мне было всего шесть лет, когда она умерла, после очередного приёма гостей.

Я с замершим сердцем слушала, что говорит этот человек, меня бросило в жар от того ужаса, который я сумела себе уже представить.

  • Что можно сделать, чтобы Лика не вышла за него замуж? — выдавила из себя я.
  • А сколько ещё времени до свадьбы? — полюбопытствовал Тиль.
  • Приблизительно двадцать месяцев, — тихим голосом ответила Лика, с надеждой посмотрев на Тень короля Олвина III.
  • А ты обязательно хочешь учиться на горничную? — Тиль собрался, посерьёзнел ещё больше и, совершенно открыто глянул в глаза моей подруги. Я почему-то в этот момент была совершенно уверена, что он поможет.
  • Я просто другого не знала, мать всю жизнь с нами по гостиницам моталась, для нас с братом и жизни другой не

было, — Лика пожала плечами.

  • Подойти сюда, — попросил Тиль, доставая откуда-то снизу прозрачный шар. — Положи руки на шар,и вспомни какие- нибудь радостные моменты, когда тебе было очень интересно и хорошо.

Я со своего места вглядывалась в этот магический артефакт, а то, что он магический я совершенно не сомневалась. Вот в шаре образовался желтоватый туман, и я услышала вопрос Тиля:

  • Тебе нравится разгадывать загадки? — Лика в ответ кивнула.
  • Я... — она замялась. — Я когда читала детективные истории, всегда представляла себя сыщиком, расследующим преступления.
  • У нас есть королевская академия сыскного дела, хочешь там учиться? — спросил Тиль.
  • Я же девушка, — грустно улыбнулась Лика. — Я туда поступить не смогу.
  • Думаю, если ты будешь моей протеже, проблем с поступлением не возникнет. По моей протекции ты будешь находиться на полном обеспечении, так, что тебе даже с семьёй общаться не придётся. И, кстати, девушки просто сами редко поступают в данное заведение. Но если сдают экзамены,их берут.

Хорошая должность — Тень короля. Вы не находите?

В глазах Лики зажёгся огонёк надежды.

  • А ещё, при поступлении именно в королевскую академию сыскного дела, обязательное условие — быть свободной и не иметь семейного положения, в виде мужа или жены. На время учёбы. А за пять лет мой папаша может устать ждать и женится на ком-нибудь другом.
  • А если будет ждать? — это уже я встряла в разговор.
  • Через пять лет учёбы и немаловажно, крутой практики и боевой, кстати тоже, боюсь он даже не захочет себе такую жену. Он любит кротких овечек, а из этого заведения выходят зубры, способные дать отпор и умеющие думать, отвечать и не давать себя в обиду. Да собственно и возвращаться в Тартрию я думаю, не придётся. Или ты хочешь вернуться в наш родной мир?

Лика не хотела, она собственно и бывала там не часто. Вся её жизнь проходила в основном в Ламерии и Армерии.

Я смотрела на Тиля, и задавалась вопросом: «И чем мы заслужили себе такого доброго волшебника?» Правда, ответ на данный вопрос мне пока было не суждено узнать, хотя я подозревала.

  • Ну а ты, Зарина? — вывел из задумчивости меня Тень короля. — Ты в горничных остаёшься?

Я возмущённо фыркнула:

  • Вот ещё, я туда и не собиралась, меня просто никто не спрашивал.
  • А чего ты хочешь? — спросил Тиль, жестом приглашая меня к шару.

Положив руки на стеклянную поверхность, внутренность которой моментально заволокло дымом, я поведала:

  • У меня тут способности обнаружились, к технике, я учусь летать. В идеале — капитан дирижабля, хотя говорят, что девушки такую профессию не осваивают.

Молодой мужчица рассмеялся и сообщил:

  • Ну, значит, ты будешь первая! С твоим потенциалом только стены прошибать. Да и магических способностей у тебя с лихвой. Ты из какого мира?

Что он там, в шаре увидел, я не знаю, но выбор мой поддержал, сообщив при этом, что его помощь мне, скорее всего не понадобится. Оказывается я умею доводить начатое до конца, если очень хочу этого. Моя мать всегда утверждала, что я всё бросаю на полпути. Правда это касалось недомытого пола,или другой уборки. Пол я могла помыть, а вот плинтуса пропускала. Посуду мыла, а вот раковину оставляла как есть.

Видимо поэтому она посчитала, что специфический колледж меня исправит.

Ближе к полуночи мы вернулись к общему веселью, водрузив свои маски на лица. Скоро надо было преображаться, и зрелище, скажу я вам, оказалось очень впечатляющим.

Когда часы на королевской башне пробили полночь, все участники королевского праздника начали менять одежду, скидывая старые наряды и оставаясь в новых. Вернее наряды не скидывались, а преобразовывались. Мы с Ликой накануне изучали эту на вид не сложную манипуляцию, после которой оказывались переодетыми во второй наряд. Почему-то нам обеим она давалась одинаково трудно. Но в итоге наши старания не прошли даром, мы благополучно преобразились и сняли маски.

Вообще наблюдать за остальными было не менее чарующе, я даже рот открыла, наблюдая за происходящим.

  • Зарь, — ткнула меня в бок подруга, — рот закрой.

Я сглотнула, но послушалась.

После смены нарядов ещё некоторое время продолжались танцы, но уже не такие озорные как раньше. Тиль нас покинул, сообщив, что службу в праздник никто не отменял.

Часам к; трём ночи я окончательно выдохлась, подруга тоже поникла, мы чертовски устали. Я поражалась тому, как вся эта пёстрая масса продолжает веселиться. Откуда они силы берут?

  • Юным леди надо взбодриться, — около нас появился барон Армфельт, протягивая два бокала с розовенькой жидкостью.
  • Что это? — поинтересовалась я, алкоголя мне не хотелось.
  • Бодрящий напиток, пейте, — улыбаясь только глазами, строго сказал Нил. — До полудня уходить отсюда нельзя, а вы засыпаете на ходу.

Напиток мы выпили. Хотя меня внутри всю распирало от возмущения. Разве можно так издеваться над людьми? Да и король с женой, неужели спать не хотят?

Правда, Лика мне заметила:

  • Все пьют этот напиток, ты присмотрись.

И ведь действительно, бокалы с розовой жидкостью (и это было не вино) периодически держали в руках все. Даже у королевы я заметила бокал.

Ближе к утру всех усадили за праздничный стол, где было много поздравлений короля и пожелания ему долгих лет. Это не значит, что мы голодали всё это время. Всякие перекусы разносили официанты постоянно. Но вот застолье началось только к утру.

В целом до полудня мы продержались только благодаря тонизирующему напитку, который пили каждые полчаса. Я пыталась наблюдать за своим состоянием,и оно было такое забавное. Когда кончалось действие тоника казалось, что меня просто выключили, новая доза этого чудо-напитка и я включалась, как по щелчку. Раз и ты бодр и весел.

Уже дома баронесса Армфельт сообщила, что этот чудесный напиток под запретом в каждодневном пользовании, и попробовать его можно только в день рождения короля. Я заподозрила, что там что-то наркотическое намешано. Но времени думать, у нас не было,требовалось хоть немного поспать, так как вечером была намечена встреча с капитаном Саваром и его семьёй.

Приходить в себя после ночных гуляний было трудно, и когда мы прибыли за город, по намеченному адресу,то нас еле разбудили, так как мы с Ликой умудрились крепко заснуть прямо в карете.

Семья капитана Савара жила в пригороде столицы, в уютном каменном доме, большом и просторном.

  • Что с вами, девочки? — увидев нас немного квёлых, испуганно спросил капитан дирижабля.
  • Были на королевском карнавале, — ответила я, вздыхая.

Понимающе качая головой, капитан Савар проводил нас в

столовую, отпоил каким-то отваром, после которого очень полегчало. Общение с его отцом и дедом было не очень

продуктивным информативно, но зато неожиданно приятным. Два старика (хотя отец капитана еще и не особо стар) были рады рассказать о прошлом, когда они бороздили бескрайние воздушные просторы. Лика, что-то записывала в блокноте, я просто слушала, наслаждаясь очень тёплой обстановкой в доме. Женщины семьи Савар очень трепетно относились к своим мужчинам, это было заметно даже мне. Вообще остановка была такая, что покидать данный дом не хотелось.

Провожая нас до кареты, капитан высказал сожаление, что мы не смогли познакомиться с его сыном, который сейчас учился на третьем курсе Вернхольской воздушной академии.

  • Если бы не практика, он бы обязательно был дома, — заверил нас капитан Савар, чем меня очень удивил. Я не понимала, почему ему так хочется познакомить с нами всю семью.

Уже дома Лика рассказала кое-что о своих выводах после этого тёплого визита.

  • Илария не могла выпасть сама из окна дирижабля, — выдала мне подруга, когда мы оказались в своих покоях одни, после ужина.
  • Почему ты так решила? — мне казалось, что наши собеседники даже не заикались о том деле. Вернее сказать, они упомянули, что в тот период были в других местахщ их это дело затронуло только проверками исправности воздушных кораблей.
  • Мистер Савар старший, сказал, что когда проверяли их корабли, пристальное внимание уделили именно возможности открытия окон. А открыть их моящо было только с помощью специального ключа. Думаю, у Иларии такого не было. Надо искать того, у кого был допуск к механике корабля. И у этого человека были связи с кем-то из пассажиров. Надо искать взаимосвязь.
  • А как искать?
  • Давай попробуем заехать перед вылетом в резиденцию

Тиля, вдруг нам повезёт,и мы его застанем в кабинете. У меня есть к нему просьба.

Застать Тень короля на месте у нас не получилось, и мы немного разочарованные отправились на свой дирижабль, направлявшийся в Верос. И тут нам повезло,так как экипаж тут был именно капитана Савара. Он, накануне, даже не обмолвился гостьям, что он их повезёт домой,и только добродушно улыбался девушкам, встречая их у входа в свой корабль.

Нам не пришлось лететь в пассажирском отсеке, мы почти весь полёт провели на палубе воздушного судна, наблюдая за полётом и общаясь с приятной командой. Капитан концентрировался на взлёте и посадке, всё остальное время в рубке управления мог находиться только наблюдатель из помощников. Его задача была следить за шумами. Это меня очень заинтересовало, и я весь полёт прислушивалась к мерному гудению дирижабля, очень тихому и равномерному. Только при снижении я услышала, как тональность пума сменилась, капитан положил руки на главный кристалл и предельцо сосредоточился.

Я так была увлечена процессом, что даже не обратила внимания на общение подруги и капитана Савара. Выйдя из воздухоплавательного корабля, я еще некоторое время пребывала под впечатлением, мне казалось, что шумы дирижабля складываются в некую мелодию и будто поют.

  • Зарь, — вытащила меня из мыслей Лика. — Ты долго ещё будешь в облаках летать?

И как ведь верно заметила, я ведь действительно летала... В дирижабле... Мысленно.

  • Ой, прости, — я мотнула головой и осмотрелась вокруг. — Мы уже почти дома.
  • Да, я по нашему делу хотела поговорить, — моя подруга явно не любила терять время даром. Если не читаем книги, то значит по делу. — Капитан Савар поведал, что документы по

спискам экипажей дирижаблем можно получить только после особого разрешения, но хранятся они не в королевском архиве.

  • А в каком?
  • Есть еще имперский архив. Он находится в Лангелланне.
  • Где? — я наморщилась, у меня эти все названия не умещались уже в голове.
  • Это другое государство, — пояснила Лика, чем ввела меня в ещё большее недоумение.
  • А Ламерия — это не государство?
  • Нет, это название мира, всего целиком. В Ламерии три материка-государства. Вернхольм — это не только название столицы, но и страны, в которой мы сейчас находимся. Лангелланн — другое государство, с одноимёнцой столицей,и есть еще Тамперес, это самое маленькая страна Ламерии, но и самая благополучная. Ну, и думаю,ты догадалась, что столица там тоже так же цазывается.

Я смотрела на подругу, переваривая информацию. Хорошо, что у них хоть название страны со столицей одинаковое, у меня есть шанс запомнить эту абракадабру.

  • Надо написать Тилю, — предложила я. — Он наверняка сможет помочь. Тем более велел, если что обращаться.

Лика немцого смутилась, но согласилась. Видимо то, что Тень короля оказался сыном её жениха немного смущало.

В общем, домой мы вернулись под впечатлением от полученной информации и от надежд на лучшее будущее. Девчонки окружили нас, как только мы оказались в общежитии. Маиза первая потребовала рассказать, как прошёл приём у короля.

  • А откуда ты про него узнала? — удивилась я.
  • Директриса сказала, что вы уехали по делу в столицу, — последовал незамысловатый ответ. — А так как всю эту неделю везде чествуют Олвина III, то вы однозначно были на приёме. Я вот только задаюсь вопросом, что за птички с нами учатся, летающие так высоко.

Что ответить ей я не нашлась. Никогда не любила врать и выкручиваться, а рассказывать всё как есть, сейчас тоже не стоило. Удивила Лика:

  • Зарину пригласили на экскурсию в Ламерийскую воздушную академию. Есть шанс, что она туда поступит. А так как у её деда только высокопоставленные друзья, пришлось и на приём к королю попасть, хотя мы не особо-то и рвались.

Нас повели ужинать, по пути выспрашивая обо всём, что с нами случилось. Возражения не принимались, отнести вещи в комнату нам просто не дали.

  • Вы сейчас там запрётесь, и мы ничего не узнаем, — резонно заметила Эля, поддерживая сестру.

Пришлось рассказывать, конечно, не всё. Больше всего девчонок интересовал король и карнавал в его честь. Маиза через некоторое время обратила внимание на изменение внешности Лики и сказала:

  • А ты очень даже ничего в таком виде, — из её уст это было почти восхищение.
  • Да не просто ничего, а настоящая красотка, — выдала своё экспертное мнение Элоиза, и остальные её поддержали.

Я вспомнила, как с утра мы выбирали макияж для Лики. В итоге общими усилиями остановились на очень тонком изменении лица, которое не делало её яркой, но что-то меняло так мимолётно и незаметно, превращая её в красотку. В общем, это была однозначно Лика, но уже совершенно не безликая и очень элегантная.

После ужина, когда мы по пятому разу повторили свои повествования, нас таки отпустили отдыхать. Уже разбирая вещи, я наткнулась на конверты, которые нам подарили за пляски на царнавале. Мы про них совершенно забыли, так и не посмотрев, что там лежит.

  • Ого! — Лика первая развернула свой подарок,и достала оттуда картонку, с золотой надписью.

Я достала свою и прочитала, что там написано:

«Податель сего сертификата является другом короля Олвина III, находится под его опекой и может в любой момент быть принят на аудиенцию к королю с просьбой».

Даже я далёкая от королевских закулисий поняла, что нам подарили истинно королевский подарок. С такой карточкой я могла быть под защитой.

  • Жаль, что они не именные, — заметила я. — Если украдут и воспользуются, будет неприятно.
  • Руку приложи к сертификату, — посоветовала подруга, убирая свою от картонки (очень эта карточка походила на плотную бумагу, наошупь).

Я поднесла руку, как было велено, а убрав ее, увидела, что на бумаге большими буквами проявилось моё имя и, в пустом уголке красовалась физиономия, моя конечно.

  • О-о, как!
  • Угу, — улыбаясь, поддержала меня подруга. — Мы теперь богачки, связи с королевским домом самые цужные.
  • Главное не вляпаться куда-нибудь, чтобы не отобрали, — усмехнулась я.