- Все хорошо, Хорн, - успокаивающе прошептал Иен, заметив пробуждение принца. - Скоро ты будешь в безопасности.

  • Я хочу домой, - очень тихо пробормотал мальчик.
  • Не сейчас, - отозвался капитан,и наследник престола не стал спорить, вновь утомленно смежив опухшие от дыма и слез веки...

Они плутали по непролазной чащобе несколько часов. Выносливый конь покорно шел за хозяином, осторожно неся на себе мальчика, Иен же прорубал дорогу сквозь колючий кустарник и густые ветви. До границы с Даверионом оставалось совсем немного, однако беспокойство его все увеличивалось. Воина не покидало ощущение взгляда в спину. Чужого, холодного, оценивающего. Измотанный осадой, бессонными ночами и бесконечными стычками с врагом, капитан шел вперед из последних сил, шестым чувством осознавая - не успеет.

И он не успел. Едва выбравшись на более-менее приличную тропу и вновь сев в седло, Иен позволил себе немного расслабиться и прикрыть горящие от напряжения и недосыпа глаза. Глухой предрассветный час в жутковатой чаще казался на удивление тихим и умиротворяющим, и капитан сам не заметил, как нездоровый сон завладел его сознанием. Сон,из которого его вырвал взорвавший тишину вой. Жуткий, леденящий, обессиливающий. Невозмутимый до сего мига конь дико закатил глаза и встал на дыбы, заходясь в тревожном ржании. Иен чудом удержался в седле, пришпорил коня, посылая его в галоп, рискуя, что тот просто-напросто переломает ноги на узкой лесной тропе. Но выбора не было - наконец-то капитан понял, кто преследует их.

Деревья по обе стороны тропы слились в сплошные полосы, ветви то и дело наотмашь били гвардейца по лицу, но оц все подгонял коня, слыша за спиной хруст обломанных веток и тяжелое дыхание погони. Хорн сидел тихо, сжавшись в комочек и мелко дрожа. Краем сознания Иен удивился, что конь все ещё бежит, избегая переломов,и в следующее мгновение взмыленное животное вылетело на поляну. Дальше лес был реже, а на деревьях виднелись повязанные белые ленточки, и гвардеец понял, что они покинули Соверию. Однако от преследователей это не спасало. В воздух взметнулся еще один вой, ужаснее первого, лютым морозом продирающий по коже, и наконец конь не выдержал. Иен только и успел, что покрепче прижать к себе мальчишку, прежде чем взбесившееся животное сбросило их.

Гвардеец тяжело упал на спину, принимая жестокий удар об землю на себя и не выпуская из рук перепуганного малолетнего принца. Острая боль прошила позвоночник подобно раскаленной спице, ноги вмиг отозвались противной слабостью, но Иен, стиснув зубы и отпустив ребенка, попытался встать. Перевернулся на бок и увидел перед глазами фейерверк, подобный праздничному королевскому. Несколько мгновений он не мог не то что двигаться - даже дышать. Хорн всхлипывал, вцепившись капитану в руку.

- Все... нормально... - с трудом прошептал Иен. - Помоги-ка мне...

Мальчик с готовностью подставил гвардейцу худенькое плечико, на которое Иен, скрепя сердце, попытался опереться. В результате на земле оказались оба - маленький принц не выдержал тяжести, капитан - боли. А погоня тем временем приближалась. .. И вскоре беглецы оказались в плотном кольце. Но окружили их не люди.

Щеря клыки в угрожающем рыке, на покалеченного капитана и перепуганного принца наступал десяток волков. С хорошего теленка каждый, с черной вздыбленной шерстью, с горящими красноватыми отсветами злобы глазами и кинжалами вместо зубов. Иен зарычал от ярости и отчаяния. В теперешцем его состоянии он не смог бы справиться и с обычными волками. Против оборотней же у него не было ни единого шанса. Тем не менее меч словно сам по себе лег в ладонь, а измученное тело, отсекая дикую боль, из последних сил взметнулось вверх, чтобы принять самый последний бой...

* * *

  • Последнее, что я запомнил, - глаза Хорна, пытающегося обороняться вместе со мной,и свист рассекающих воздух стрел, - хрипло выговорил Иен, затуманенным взором смотря сквозь листву. - Не все оборотни были на четырех лапах и вооружены лишь зубами... Не знаю, как я выжил... Но мальчик... Они наверняка разорвали его... - Голос капитана дрогнул и сорвался. Он быстро опустил голову, но я готов был поклясться, что заметил в его глазах слезы.
  • Вряд ли, - тряхнул головой я, попутно размышляя, положено ли гвардейцам плакать. - Я осмотрел окрестности. И никаких трупов не обнаружил. Кроме тебя, разумеется.
  • Вир! - возмутилась целительница, пихнув меня локтем в бок. - Как у тебя вообще язык поворачивается!..

Я промолчал, потому как и сам толком не знал. В физиологии, что в человеческой, что в драконьей, я не силен, вот. Хотя подозреваю, что за сие действо отвечают мышцы...

  • В том, что произошло, нет твоей вины, - убежденно произнесла Ольна. - Ты сражался из последних сил. Их было больше...
  • Это не оправдание, - глухо откликнулся капитан. - Я подвел своего короля, не оправдал его доверия и не уберег его сына, надежду Соверии... Потому и жалею, что не умер.
  • Ну, знаешь ли! - воскликнула девушка. - Кому бы ты помог, погибнув?! А так ты сможешь отомстить. Узнать,что стало с твоим принцем. Хоть что-то изменить!.. Нельзя так просто сдаться, слышишь?! Жизнь - не самая приятная вещь, но иногда она стоит того, чтобы жить!

Иен поднял на разгоряченную Ольну удивленный взгляд,и она, смутившись, опустила голову, а он... улыбнулся. Будто маленькой девочке, ничего пока не смыслящей в этой жизни, но пытающейся рассуждать наравне со взрослыми, умудренными опытом людьми. Как же неправ оказался капитан, заподозрив целительницу в незнании жизни!.. На мгновение перед моим внутренним взором вновь взметнулось пламя огромного костра, послышались жестокие, несправедливые обвинения, почудились перепуганные, полные отчаяния и слез звездные глаза, - и я не выдержал.

  • Ну и чему ты улыбаешься? - скептически хмыкнул я, на всякий случай отодвигаясь подальше от девушки. - Ольна, между прочим, права! И про жизнь, и про то, что твоей вины в случившемся нет. А вот что меня действительно интересует,так это куда подевалась обещанная Зэйгаром подмога?
  • Войска Императора просто не успели... либо что-то их задержало, - убежденно отозвался Иен, нахмурившись. Хм, он сам-то верит в то, что говорит?
  • Либо Император просто не пожелал помогать, - ехидно добавил я. Иен дернулся, в его глазах полыхнуло темное грозовое пламя:
  • Неправда! Он - наш сюзерен, он бы никогда не поступил так!
  • Да неужели? - протянул я. - И что же, скажи мне, могло остановить или задержать непобедимое войско Дракона? Посмотри правде в лицо - Императору было глубоко плевать на твоего господина! Если не ошибаюсь, земли твоего короля за отсутствием наследников сами собой переходят Империи? Не так ли?

Воин вспыхнул, рука потянулась к несуществующему мечу... и на полпути упала безвольной плетью.

  • Боги! - фыркнул я. — Неужели ты до сих пор веришь в благородство власть имущих?! Хватит уже судить всех по себе! Пора взрослеть! И...
  • Замолчи, Вир. - Голос целительницы, словно сотканный из темных нитей ночи, был обманчиво спокоен, а в глазах полыхали серебряные молнии. Ну вот, опять плохой эвари во всем виноват... - Оставь его в покое.

Я хотел было привычно встать на дыбы, но вовремя приметил

и молнии,и сдвинутые темные бровки - и счел за лучшее быстренько смыться с глаз ее долой.

- Иен, успокойся. Тебе нельзя волноваться. Вир не хотел сказать гадость, это у него нечаянно получается...

Со мной таким тоном только матушка в нежном розовом детстве разговаривала. А что Ольна способна на такой - я, конечно, предполагал, но не сильно верил. Хмыкнув, я натянул плащ до ушей и тут же заснул, успев-таки услышать призывы целительницы не обращать внимания на «циничных, желчных и невоспитанных малолеток».

Ага, я такой... прошу любить и не жаловаться, а раз не нравлюсь - что ж, я нравиться и не нанимался!

 

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. ОЛЛАР

Ближе к вечеру следующего дня стало ясно, что наша компания увеличилась - ровно на одного гвардии капитана.

Еще утром Ольна осталась довольна состоянием здоровья своего пациента и постановила, что мы можем двигаться дальше, и теперь перед нами лежал небольшой городок, в коий ни я, ни девушка не горели желацием попасть.

Нет, в принципе, я был бы не прочь поспать на нормальной постели и поесть горячей, вкусной пищи, однако все плюсы похода в городок перевешивал один-единственный минус - бродящие по его улочкам патрули, снабженные портретом беглой невесты Императора. Потому-то мы, остановившись на приличном от источника опасности расстоянии,и устроили военный совет, пытаясь решить, куда и в каком составе идти дальше.

Предыдущей ночью, после рассказа Иена, я успел наведаться - в крылатой ипостаси, разумеется, и, естественно, втайне от капитана, - в Эйл, столицу Соверии, благо что находилась оная не так уж и далеко. Наутро, сделав вид, что только что вернулся из разведки, я выложил гвардейцу последние новости, якобы услышанные от встреченного путника, заверив, что теперь Иену некуда торопиться. Столица в руинах, дворец сожжен - вместе с королевской четой и большей частью гвардии, - а на руинах хозяйничают войска Империи, доблестно защищая вымерший город неизвестно от кого...

После моих откровений воин долго сидел, закрыв лицо руками, а Ольна сочувственно кусала губы, изредка бросая на меня укоризненные взгляды. Нет, а я-то тут при чем?! Вряд ли соверийцу было бы легче, узнай он обо всем от кого-нибудь другого. Кроме того, Иен добросовестно облазил место схватки с оборотнями вдоль и поперек, заглянул под каждую травинку, приподнял каждый камешек, но не нашел ничего, кроме своих следов и отпечатков неестественно крупных волчьих лап. Соверийский принц как сквозь землю провалился. Либо его унесли в волчьих зубах... Или съели на месте. А что? Крови тут было пролито немало. Вряд ли кровь принца отличается по цвету от крови Иена. Оставлять ребенка в живых причин не было: если уж и вырезать королевскую семью, то под корень. Естественно, озвучивать свои догадки я не стал, но... подозреваю, что гвардеец мыслил в том же направлении. В любом случае капитан не мог ничего сделать, а потому на него было жалко смотреть; мне и то не по себе стало, чего уж говорить о сердобольной целительнице, воспринявшей неподдельное горе Иена как свое собственное.