Думаю, ни для кого не станет большим откровением, если я скажу о существующем у каждого человека определённого рода желаний, мыслей и крайне пугающих фантазий, которые лучше оставлять в границах своего буйного воображения наглухо от всех закрытыми и недоступными вообще ни для кого.

 

Иногда даже и для их хозяина. Уверен, есть и такие, кто сразу же бежит от подобных образов, как от огня, стоит последним как- то случайно (или, наоборот, далеко не случайно) обозначить свои формы с границами в голове своего носителя. Хотя редкие индивидуумы, напротив, очень их ценят, тщательно взращивают и проводят глубокую стимуляции по самосовершенствованию. Но опять же, делают всё возможное, чтобы никто из близких и знакомых не мог догадаться, что же на самом деле происходить в твоей в край отбитой голове.

Раньше я о таких вещах задумывался, наверное, не больше других. Да и, по сути, чего себе голову ломать не пойми чем, когда у тебя не бывает никаких проблем со всеми твоими естественными желаниями и хотелками. Я всегда получал то, что рвался заполучить в тот или иной период своей достаточно бурной жизни. Иногда, конечно, приходилось прилагать и какие-то существенные силы при достижении установленной цели, но в основном очень редко, когда что-то вдруг начинало идти не по моему плану. Это уже со временем, когда вкусы с пристрастиями стали тоньше и требовательней, обыденные вещи уже не вставляли, как прежде. Мне пришлось волей- неволей обратить свой взор и на другие, вроде как обходившие до сих пор стороной моё не до конца искушённое внимание.

Как бы не прискорбно это звучало для моей маменьки, но от отца я унаследовал очень ненасытную натуру по запредельно эмоциональным встряскам и извечную жажду к всевозможному роду экстрима. Или думаете, при управлении такого мощного строительного холдинга вас каким-то чудом минуют все связанные с данным родом деятельности неизбежные проблемы с постоянными психическими стрессами? Мне даже частенько казалось, что Стрельников- старший потому и ушёл в большой бизнес, как раз из-за возможности всегда ходить по краю лезвия с приставленным к горлу невидимой рукой другим лезвием и играться по ходу собственными ножичками при выборе своей очередной глупой жертвы. Причём не важно какой - деловой или за пределами

работы. А вы как думали? Правильно, делу - время, а потехе - час.

Все хотят жить в удовольствие. А если ты зарабатываешь большие бабки то, соответственно, зарабатываешь их на очень большие удовольствия. Всё верно, как ни крути, но размер-таки да,имеет значение. Аппетиты всегда растут во время еды.

И то, что мы оба любили острые ощущения, совсем не делало из нас единомышленников или равными компаньонами в обоюдно схожих пристрастиях. Каждый находился на собственной территории, облюбованной своими персональными демонами, и не лез в чужой огород ни под каким из возможных предлогов. Тут мы всегда и при любых обстоятельствах держали друг от друга весьма ощутимую дистанцию. До поры до времени... Пока в нашу общую жизнь не влетела одна очень прыткая и завораживающе яркая Стрекоза.

Не даром говорят, что взмах крыла невесомой бабочки может стать причиной глобального катаклизма чуть ли не во всей Вселенной. Похоже, нечто близкое случилось и с нами. Когда в подобных случаях срывает крышу у двух одержимых титанов, последствия неизбежны и жертвы тоже, поскольку главная цель развязавшейся войны всё еще остаётся неизвестной. Вначале, это просто ничем не выводимая дурь-хотелка - выплеснуть свой гнев на голову той, кто посмел тебя отвергнуть, после чего ты уже без разбору принимаешься крушить на своём пути всех и вся. Потому что впервые не можешь воплотить в жизнь свои самые извращённые желания (которые, кстати, уже не кажутся тебе такими уж и жуткими, как раньше). Поэтому и используешь все возможные зацепки в поисках тех, через кого будет можно добраться и до неё. А уж какими методами искать и выбивать из них нужную для тебя информацию,тут уж, простите. Кто на что учился, как говорится. И оправдываться за свои действия не вижу причин.

У отца была возможность замять всё полюбовно и хотя бы раз в жизни пойти мне навстречу, прекрасно зная, что я прав на все сто. Но это его грёбаное упрямство... Будет бычиться и стоять до последнего, но своего не уступит ни на микрон. И не важно кто перед ним на тот момент зцачится в соперниках - деловой конкурент, заклятый враг из далёкого, но отнюдь незабытого прошлого или собственный сын. Всегда и при любом раскладе привык добиваться только своего. Вот только упустил он из внимания одну немаловажную деталь, забыв о том грёбаном факте, чья именно кровь текла в моих ящлах. Что рано или поздно, но львята тоже вырастают во взрослых и далеко не слабых самцов,и их тоже подстёгивает зов природы - занять свою по праву отвоёванную нишу в этой треклятой пищевой цепочке.

Не захотел воспринимать меня всерьёз, не почувствовал во мне реальной угрозы? Как и не увидел, насколько я уже успел измениться за эти годы? Тогда пусть не списывает все предстоящие и, само собой, необратимые последствия, к которым в конечном счёте и приведёт его непомерное упрямство, только на меня одного. Учись, папочка, отвечать и за свои ошибки лично. Уж чего-чего, а их у тебя успело поднакопиться не так уж и мало.

АЛА

- Ба, кого я вижу? Роксана Огненная собственной персоной. Та самая - несравненная, недосягаемая и, само собой, неповторимая. За право обладанием телом коей соревнуются чуть ли не все коллекционеры особо изысканных удовольствий нашей славной столицы. Неужели я совершил нечто невообразимое, отбил её у других НА-ВСЮ-ЭТУ-НОЧЬ? - последнюю фразу я уже выговаривал с особой издёвкой, отчеканивая каждое слово с намеренно подчёркнутым

придыханием и напускным неверием в происходящее на “восхищённом” лице.

Наблюдать, как с размалёванной физиономии этой разбитной шалавы очень быстро сползает одна из её дежурных улыбочек - это такой, я вам скажу, бальзам на моё истерзанное сердце. А как она перед этим эффектно дефилировала до моего лимузина на длиннющих каблучищах, кутаясь в меховое манто и кокетливо вихляя своими крутыми бёдрышками. Ммм, моя ж ты прелесть. Я почти поверил в искренность её чувственного предвкушения от предстоящего со мной знакомства. Так называемого, очередного.

А потом она так прытко заскочила в пассажирский салон, понятия не имея, кто же её там поджидает на самом деле, “прячась” в полусумраке, на боковом диване радикально чёрного цвета.

- Что такое, солнышко? Ты не рада меня видеть? А что так вдруг?

Судя по её реакции, оторопела Лунёва почти сразу же и по самое нехочу, раз даже не сразу сообразила, что у неё были все шансы выскочить из автомобиля до того, как тот тронется с места, наберёт скорость или... Как водитель по заранее отрепетированному мною сценарию заблокирует все дверцы лимузина. Пришла она в себя довольно-таки поздно, когда я уже дал команду ехать, ещё и установил в салоне более приемлемое для себя освещение - интимный полусумрак с красновато-жёлтой подсветкой в дополнение к неоновому свечению противоположной от моего дивана барной стойки.

Ну а что, зря я готовился к этой встрече с такой дотошной тщательностью? Даже костюмчик к случаю подобрал на редкость стильный, учитывая, как мне сейчас сложно всё делать почти одной рукой.

Кинув панический взгляд на дверцу, через которую она сюда забралась, Огненная Рокси по началу было сникла окончательно, но вскоре взяла себе в руки, собралась мысленно с духом и выдала на ура натянутую улыбочку ни перед чем не пасующей храброй портняжки. Браво. Я бы поаплодировал, да всё та же травма не позволяла.

  • Хм, и что это у тебя с рукой? - умничка,и такая зоркая. Правда, сам виноват, выложил свою раненную кисть прямо на видное место - на бедро закинутой на другое колено ноги. И само собой в вальяжной позе расслабленного от пьянящего предвкушения римского прокуратора.
  • Тебя интересует именно это или то, что тебе предстоит тут делать в ближайшие пару часов?
  • Всего-то, пару часов? - ты ж смотри, как мы умеем кусаться! И не забываем при этом показывать свои ровные и, конечно же, идеально выбеленные зубки.
  • Могу поспорить, для тебя и этого времени окажется запредельно много. Поэтому советую сразу, не тянуть и приступить к главной цели нашей с тобою встречи.

В этот раз Лунёва даже хохотнула, явно занервничав пуще прежнего и пытаясь скрыть своё истинное состояние за безупречно отработанной маской неоспоримой хозяйки положения.

Ладно, храбрись и дальше, посмотрим, надолго ли тебя хватит минут, скажем, через десять.

  • Это какой же? Изобразить бурный оргазм, до которого ты меня должен якобы довести?

Очередь выдавать ответную усмешку перешла на меня.

  • А ты случаем ничего не перепутала? Это вроде на тебе лежит главная задача максимально удовлетворить все имеющиеся к тебе (или на тебя) планы-пожелания купившего тебя клиента.

Так-то лучше, Рыжуля. Уже и лыба не такая яркая, и в глазах немножко поугасло от недавнего пыла.

  • Предупреждаю сразу. Я очень требовательный клиент. И ты не смотри на мою раненную руку, я прекрасно могу управляться в таких делах и левой.
  • А не пошёл бы ты в пешее эротическое прямо сейчас и с большим от меня приветом?
  • Ну вот, а так всё хорошо начиналось. - в этот раз пришлось изображать печалюшку печальную, поджимая тоскливо губы в нелёгком для себя моральном выборе.
  • Скажи своему водиле, чтобы остановил тачку. Я не собираюсь терпеть тебя даже ближайшие две минуты и уж тем более делать то, что ты там намереваешься от меня заполучить...
  • Не забудь добавить, что мы живём в свободной стране, и никто не может тебя принудить что-то делать против твоей воли. Так не хочется тебя возвращать на грешную Землю, но... Ещё как может, Лунёва,и даже более того.

Её личико вдруг резко разгладилось и как-то болезценно побелело, если не посерело. Неужели начало что-то доходить?

  • Откуда ты знаешь мою фамилию?
  • Я много чего знаю. И не только знаю, но и могу. Например, посодействовать твоему уходу из агентства, как и помочь другим занести твоё имя в их чёрные списки. И придётся тебе, душенька, заниматься данным бизнесом уже без посредников. Самой искать клиентов, самой разбираться со всеми связанными с этим неблагодарным делом рисками и постоянными проблемами. Тебе напомнить, как сейчас живётся не безызвестной многим дэвунже с поэтичной кликухой Рыбка?
  • Думаешь я такая прям наивная чикса и приму на веру с ходу всё, что ты не зальёшь мне в уши? Да и не тянешь ты на всемогущего Папу Римского местного разлива.
  • Потому что Папа Римский обычный поцик, а я человек деловой и редко когда бросаю слова на ветер. И платил я за тебя именно за возможность получить нечто большее, а не бездыханное в постели бревно. И хватит тут строить из себя Жанну Д’Арк. Я что, должен теперь звонить твоей мамке и жаловаться, что её подопечная ведёт себя, как дешёвая шлёндра

с панели? Ты же понимаешь, что портишь репутацию не сколько свою, а своего работодателя и любимого агентства?

Ну вот. Так уже значительно лучше. Наконец-то основной смысл моих слов возымел над её скудным умишко должным эффектом. Потихоньку, вслед за этим, проступившее на упрямом личике Лунёвой просветление ознаменовало точку отсчёта более продуктивной между нами беседы (а может даже и действий).

  • Что ты от меня хочешь?
  • А можно повторить то же самое еще раз, но не таким обречённым тоном? Между прочим, это мне сейчас очень и очень плохо. Я ведь явился к тебе не как требующий, а как ищущий помощи и просящий некоего утешения. Да и ты ещё не так уж и давно мечтала залезть мне в штаны. Только не говори, что я обознался и не могу отличить бл*дунжу, которая меня хочет, от собственной задницы.
  • Тот момент, когда я тебя действительно искренне хотела давцым-давно канул в небытие. И, если сейчас между нами что-то и будет,то чисто на профессиональном уровне, в качестве сугубо деловых “отношений”.
  • Ты опять всё портишь, Рокси, и тем самым очень сильно меня разочаровываешь. А ведь, если так подумать, мы могли провести этот вечер с максимальной друг для друга пользой.
  • Куда ты меня везёшь? - началось. Отвлечение своего и моего внимания от главной темы разговора.

Откуда у этих дур такое непостоянство в голове? Боюсь вообще представить, какая у них под черепушкой на деле каша. Способны на ровном месте из ничего устроить проблему века вселенских масштабов. И эта туда же. Теперь тревожно поглядывает в тонированные стёкла окошек машины, вроде как пытаясь разглядеть знакомые очертания постоянно движущейся панорамы улицы.

  • Никуда я тебя не везу. Просто катаемся по городу. И, сделай мне одолжение. Кончай строить из себя целку. Была бы мне нужна невинная скромница, я бы для этих целей нашёл соответствующий данным требованиям товар. Так что давай. Раздупляйся и входи в нужную роль, как того и требует наша с агентством договорённость.

Я приподнял совсем чуть-чуть свою раненную руку с бедра и верхними фалангами пальцев поманил заметно присмиревшую стервозу. Эдаким повелевающим жестом щедрого хозяина.

- Поднимай свой шикарный зад с удобных сидений и спускайся на пол. - после чего прихлопнул носком Оксфорда по половому покрытию лимузина, обозначая место, куда ей пора перемещаться. И в этот раз я уже не улыбался.

И, скорей всего, до неё окончательно дошло, что я не шутил,и те зловещие тени от скрытых во мне безумно голодных демонов, что теперь скользили по моему лицу и в помутневших глазах, отнюдь не оптическая иллюзия.

Впервые, еще и молча, Рокси выполнила мой приказ, стараясь проделывать каждое движение как истинная профессионалка своего дела. Красиво, изящно, не спеша, под стать очень гибкой кошечке, соизволившей самой “спрыгнуть” с дивана и только по собственной воле направиться в сторону поманившего её хозяина, а не по его спонтанной хотелке. Хотя, если честно, но на все её попытки сохранить лицо мне было откровенно посрать. Будет нужно, сотру с него эту грёбаную маску в один щелчок пальцев и даже не сможет при этом вякнуть ничего в ответ.

Я же вижу, что волнуется не по-детски и понятия не имеет, чем и как переиграть патовую для себя ситуацию. Только безропотно выполнять приказы и только так, как от неё и ждут. Даже забыла отложить свою сумочку, когда вставала с дивана. Так и опустилась передо мной на коленки, удерживая облепленный зелёными стразами ридикюль в дрожащих пальчиках, когда осторожно дотрагивалась до моих ног,и чтобы опереться о них, и провести ладошками вверх по бёдрам в заученной до автоматизма ласке. На вряд ли в эти секунды она могла думать и о своём удовольствии.

  • Хорошая девочка. На редкость сообразительная, но не всегда понятливая.

Я тоже не спешил “радовать” её ответными действиями, но, в конечно счёте, нагнулся над ней чуть ли не в самый притык и обхватил её обомлевшее личико обеими ладонями, заглядывая в огромные, широко распахнутые глазища подобно инквизитору, “отпускающему” грехи в край зарвавшейся ведьме.

  • Что вы хотите, чтобы я сделала? - уже и на “Вы” перешла,и голосок предательски дрогнул. Неужто так подействовали мои прикосновения и изменившийся тембр голоса?
  • А ты сможешь такое сделать, если я тебя очень-очень об этом попрошу? - баритон стал ещё ниже и звучнее, опаляя беззащитные глазки оцепеневшей передо мною жертвы. Она даже не сдержалась, быстро заморгав от ударившего её по глазам чужого голоса и собственного адреналина. Наверное, и не заметила, как у самой сбилось дыхание и приоткрылся разрисованный вызывающе яркой помадой рот.

Всё-таки и боишься, и волнуешься (что тоже не факт). И это и хорошо, и правильно.

  • Всё зависит от содержания вашей... просьбы.
  • Я же говорил, это не просьба. Практически мольба о помощи. Пожалуйста... сделай это! - естественно, никакой мольбы в моём голосе не звучало. Скорее, лёгкое и явно пугающее рычание давно оклемавшегося после сильного ранения зверя. Да и рассматривал я её оторопевшую физиономию далеко не с лицеприятием, а будто хотел оцарапать своим взглядом фарфоровую кожу с такими ещё нежными чертами буквально до крови и безобразных ссадин.
  • У тебя же должно это получиться? Выгнать из-под моей кожи воспоминания о твоей подружке. Сможешь меня заставить захотеть тебя так же сильно, как и её? Или даже ещё сильнее? Вытеснить её собой?..

Понимаю, звучит, как бред больного, но, разве кого-то это должно сейчас вообще волновать (не считая, разумеется, Лунёву)? Желания клиента - закон. Вопрос, правда, в другом.

А действительно ли я хочу всего этого,или же банально стебусь? Извращаюсь уж точно и по любому, поскольку останавливаться на сказанном не собираюсь. Я и приехал за Рокси со вполне конкретными намерениями, которые собираюсь довести до логического конца. Её счастье, что она не обладала способностями читать чужие мысли с весьма пугающими фантазиями.

  • Что я должна для этого сделать? - похоже, упоминание о её подружке возымели над её куриным мозгом двояким эффектом. С одной стороны ненадолго сработал инстинкт самосохранения (разве что бежать отсюда было, увы, некуда), а с другой - это извечное чувство соперничества... Непомерное упрямство с выедающим мозг желанием доказать, в первую очередь себе, что ты лучше, круче и опытнее.
  • Всё, что в твоих возможностях, детка, - я даже расщедрился на более “смелую” ласку, погрузив всю пятерню левой руки ей в волосы на затылке и чуть стянув в кулак пряди у самых корней, а большим пальцем правой - скользнув по подбородку под чувственной линией нижней губы. Само собой, сдержаться у неё никак не получилось. И невольно ахнула,и слегка поплыла от лёгкой и пока еще такой сладцой боли.

У меня, кстати, на её реакцию тоже ощутимо засвербело в паху. А может и не на её, поскольку мой взгляд в тот момент затянуло обжигающей дымкой окончательно, искажая окружающие картинки реального времени до пугающей неузнаваемости. Тем более, когда смотришь на кого-то с такого близкого расстояния. Не вспомнить в такой напряжённый момент другие губы, которые тебя целовали несколько дней назад, другие глаза и совсем другое сладкое дыхание на своём языке...

  • Покажи настоящий класс! - назвать это просьбой теперь уж точно не хватит наглости. Требование и жёсткий приказ, да, но никак не мольба от страждущего, чьи руки сейчас еще сильнее стягивали в кулак волосы своей глупой добычи и сжимали пальцами (больше не чувствуя собственной боли) на её личике вокруг округлившегося рта. - И кто знает... - мне даже хватило смелости лизнуть её верхнюю губу заведомо извращённой прелюдией, от чего Лунёву чуть было не затрясло буквально зашкалившим перевозбуждением. - Может я тебя тогда отблагодарю очень щедрыми комиссионными.

Немощный звук втянутого сквозь сжатые зубы воздуха ударил по слуху восхитительной симфонией самой любимой для меня мелодии. Ну уж прости, сучка, сама подставилась под мою горячую руку, хотя могла избежать всего этого треша ещё в субботу. А теперь терпи, пока еще есть на это силы. Да и я прекрасно вижу, как тебя от этого вставляет. Нравится пожёстче и погорячее? Будет тебе и то,и другое.

Я убрал только правую руку, сильнее стянув в кулаке левой рыжие пряди уже готовой на всё шлюшки, и без особого изыска направил её голову вниз - лицом к своему животу. Г де-то тогда она и выронила свою сумочку, задрожавшими ещё больше ладошками потянувшись к ширинке моих брюк. Пока она кое- как добралась до моего члена, тот уже успел окончательно и окрепнуть,и вытянуться до своих максимальных размеров, время от времени рикошетя мне в голову простреливающими вспышками адреналина с шипящей в ушах кровью.

Но вся абсурдность таких моментов сводилась к тому, что я её почти не огцущал, ни то, что она делала со мной, ни что собиралась сделать. Будто меня в те минуты облили с головы до ног ментоловым анестетиком, и мои нервные окончания тут же утратили свою чувствительность где-то процентов на пятьдесят. Почти как во сне, когда чужие прикосновения кажутся совершенно бесплотными и едва осязаемыми. Больше всего реагирует само тело, при чём рефлекторно и не всегда точно определяя, что именно огцутило тогда-то и тогда.

Поэтому лучше за такими вещами наблюдать, не закрывая глаз, и то, цет никакой гарантии, что твой контуженный мозг не подменит реальную картинку на желаемую.

Но, надо отдать должное, Лунёва очень старалась. Встреться мы вдруг при каких-то иных обстоятельствах, скажем так, неделей раньше, кто знает, моящт всё бы тогда пошло по совершенно другому сценарию. Я бы оценил её пылкие старания по достоинству, со всей присущей мне щедростью весьма искушённого ценителя сексуальных игр. А сосать она умела на редкость профессионально. И зубки свои прикрывала губами, и уздечку вылизывала с особым изыском и крайнюю плоть смачно затягивала в ротик на центральной бороздке у основания головки. Прелесть, а не минетчица. А как у себя во рту игралась с моими яичками своим извивающимся язычком. Могу поспорить, все эти старания были подкреплены лишь одним одержимым желанием - показать, как она меня хочет, на что готова ради меня,и что Стрекоза ей ни в какие подмётки не годится.

Но самой большой её ошибкой оказался тот момент, когда она старательно заглотила весь мой член, зажав враз отреагировавшую головку бархатными тисками своей глубокой глотки. Тогда-то я и не смог удержаться, ещё крепче (скорее, интуитивцо) вцепившись ей в волосы, удерживая в этой охренительно вставляющей позе до тех пор, пока по её горлу не пошли судороги рвотных спазмов, вызванные панической асфиксией. Только уже после этого (включая её немощные попытки отпрянуть от меня и даже как-то ударить), я наконец- то сжалился и ослабил мёртвую хватку пальцев в её давно спутавшихся космах. Бедняжка чуть было не отскочила от меня, как от прокажённого, глотая в слезах и соплях спасительные дозы воздуха и абсолютно не заботясь о том, насколько жалко выглядела сейчас с потёкшей тушью и размазанной помадой под ручейками вспенившейся слюны.

- Это было зае*бенно как круто. Хочу ещё! - и сказал я это отнюдь не в шутку, учитывая, что в тот момент мой член стоял колом, а в яйцах буквально звенело от болезненного зуда наконец-то хоть в кого-то за столько времени разрядиться. Да и смотрел я на неё далеко не влюблённым взглядом. Судя по её ответной на меня реакции, там было чего испугаться.

В этот раз ей тоже не удалось увернуться или успеть хоть что-то сказать в ответ (разве что немощно пискнуть). Я опять насильственным рывком за волосы притянул ей голову к своему животу и прижал пальцами второй руки головку х*я к её мокрому от слюны рту. Вначале очертил ею бл*дские губы отсосницы, а потом пошлёпал по ним же и по лицу довольно- таки грубой и далеко не безболезненной для нас обоих “лаской”. Бедняжке даже пришлось несколько раз зажмуриться, чтобы, не дай бог, по глазу не попало (знала бы она, кого именно я сейчас видел на её месте и с кем мечтал проделать то же самое, что и с ней...). После чего снова вогнал в вакуумную полость её ротовой помпы одним толчком и на всю длину не такой уж и маленький фаллос. И, надо сказать, вошло, как по маслу. Вернее, Лунёва вовремя сгруппировалась, расслабив свою очень профессиональную в таких делах глотку.

Зря она так сразу бросилась из места в карьер. У меня и так на неё руки чесались, как не знаю у кого, а теперь вообще снесло крышу от полученной возможности оторваться на ней по полной. Так что не она тогда искусно отсасывала мне член, а я наяривал с особым садизмом, буквально насаживая на него чужой глоткой по самую мошонку и едва не дурея от столь исключительного кайфа в виде двойного блаженства. Лишь временами давал ей совсем немного перерыва на отдышаться, чуть прийти в себя и... опять пускался во все тяжкие.

- Учти, дорогуша... - уже и не помню через сколько, десять или двадцать минут этого убойного марафона, на очередной паузе-передышке я снова обхватил заляпанцое её же слюной пошедшее безобразными пятнами личико и опалил интенсивно слезящиеся глаза охрипшим рыком. - Сейчас я в таком улётном угаре, что могу продолжать данный долбёж твоей многострадальной глотки до бесконечности, поскольку на большее в пределах столь узкого пространства рассчитывать не приходится. Хотя и подумываю связать тебе руки ремнём за спиной, чтобы ты, не дай бог не начала очень скоро брыкаться и требовать пощады. А ты по любому начнёшь, потому что явно к таким затяжным аттракционам не привыкла. Наверное, уже извелась вопросами, что ж я за сволочь такая, раз никак не кончу.

  • С чего ты... взял, что я... не имею опыта... в долгоиграющих прелюдиях?..

О, сколько же ей стоило сил это произнести, задыхаясь от нехватки воздуха в лёгких и бешеной аритмии сердца. Я прекрасно видел, как пульсировала жилка на её залитой слюной лебединой шейке и сколько еще вздулось вен на висках и лбу. Печальное зрелище, если брать во внимание, что её глаза не переставали всё это время слезиться, вызывая тем самым обильное выделение соплей. Думаю, она и сама сейчас от себя не в особом восторге. Вместо возможного красивого секса получить такой бесконечный обломище. Ну да, занесло меня самую малость. Но ведь же знает, сучка, чего я хочу на самом деле. Неужели реальная мазохистка? Хотя на вряд ли. Скорее, любительница мягкой жести.

  • С того, что я не первый день занимаюсь такими вещами, в отличие от твоего. Я же вижу, как ты устала и уже раз тридцать успела меня мысленно проклясть за то, что я не кончаю. Да и кто знает, вдруг мне захочется что пожёстче?

К тому же, зачем предупреждать о таком, когда можно сразу же подтвердить свои угрозы реальными действиями? Что, впрочем, я и сделал практически сразу же. Шлёпнул пальцами травмированной руки по щеке Лунёвой вроде как “дразнящей” пощёчицой, не способной ни боли причинить, не оставить каких-либо видимых следов физического насилия. Но она всё равно от слишком неожиданного для неё удара ошалело ахнула

и не поверив в произошедшее вытаращила на меня свои полунапуганные, полуизумлённые глазёнки.

  • И я могу тебя в этом заверить прямо сейчас... - вторая пощёчина прошлась по второй щеке уже тыльной стороной пальцев более весомым и весьма ощутимым шлепком.

Похоже, в этот раз у неё должно было зазвенеть даже в ушах, учитывая, как она в этот момент панически дёрнулась, попытавшись интуитивно отпрянуть от меня,и тут же взвыла от боли, когда я дёрнул здоровой рукой ей за волосы и заставил склонить голову на бок в неудобной для неё позе.

  • Сама подумай, сучка, что это всё ничто, по сравнению с тем, до каких реальных пределов я могу дойти, даже не выходя из этого грёбаного лимузина. И раненная рука мне при этом нисколько не помешает. Тебе ведь известно, что адреналин притупляет боль? И ты, кстати, из-за этого тоже можешь сейчас хорохориться и рваться своей стоячей грудью на амбразуру... - и как бы в подтверждении своим словам, я не преминул отыскать ближайший к моей правой руке сосок рыжей потаскухи и без излишних нежностей вполсилы сжать его кончиками пальцев прямо вместе с тканью платья.

Естественно, её передёрнуло, перекорёжило и вынудило хрипло вскрикнуть, но, скорее, больше от испуга, чем от настоящей боли. После чего ей так и не удалось сдержаться, чтобы не вцепиться обеими руками в мою перебинтованную кисть. Хотя в удерживаемой мною за её волосы позе все её ответные действия выглядели слишком беспомощными и безрезультативными, ближе к интуитивным. Учитывая, как её сейчас рубил собственный адреналин, ослабляя физические силы в несколько раз, порвать её на месте буквально и размазать по полу лимузина мне не стоило в эти минуты вообще никаких существенных усилий. Тем более, долбило меня в голову тогда не хило, частично ослепляя и выедая анестезирующей кислотой как минимум семьдесят процентов здравого рассудка, а вместе с ним и человечности.

Мысли о недавнем возбуждении и почти насильственной иррумации уступили место совершенно иным, но не менее мощным желаниям, на грани подступившего уже впритык помешательства. И, самое жуткое, я и не думал их хоть чем-то и как-то гасить. У этой бл*ди была возможность обойтись и без всего этого, но ей захотелось поиграться в Жанну Д’Арк.

Её счастье, что я всего лишь подобие любителя или тени Великого и Ужасного, решившей опробовать свои силёнки не в самый подходящий для этого период. Но ведь это ещё отнюдь не гарантия остаться целой и относительно невредимой по окончанию нашего романтического свидания.

  • А с чего ты взял, что я сама не люблю пожёстче? - представляю, сколько ей стоило сил со смелостью попытаться мне ответить и при этом не разреветься окончательно. А ведь дрожь в голосе скрыть ей так и не удалось, даже когда она цедила едва не по каждому отдельному слову сквозь зубы, глядя при этом полуослепшими глазами в того, кто сейчас над ней нависал, бесцеремонно заполняя ей дуну ядовитыми парами чёрного-пречёрного страха.
  • С того, что я слишком хорошо знаю разницу, ху*соска. Хотя уверен на все сто, твоя п*зда сейчас такая мокрая, что хоть трусы на тебе выжимай. И продолжаешь спускать прямо сейчас на любое из моих действий и произнесённое слово. Причём всякий раз, когда я что-нибудь делаю с тобой далеко за понятием ванильного секса. Наверное, фигеешь с самой себя, да, бл*дь? А я,такой сякой, тебе на даю.
  • Слишком большого о себе мнения, пи*дабол! Все вы одинаковы, когда пытаетесь возвысить себя в собственных глазах и придумываете подобную х*йню буквально на лету. Насмотрелся дешёвых сериальчиков, гомнюкщ теперь мнишь себя непревзойдённым секс-гигантом?

Боже, сколько бравады и ради чего, спрашивается? Доказать мне (ещё и сейчас), что я жалкая пустышка,трясущаяся при виде собственной тени, всякий раз, когда включают свет? Кто бы говорил про сериальчики, а?

  • Мимо, деточка. Всё мимо кассы. - пришлось ещё ближе нагнуться к её перекошенному, но жутко упрямому личику и едва не коснуться ртом её вытаращенного глаза. - Ты же прекрасно знаешь, что именно мне ничего сейчас не стоит опротестовать все твои потуги.

Как и вырвать без особого усилия свою руку из её трясущихся пальчиков, после чего потянуться чуть ли не к самому полу, чтобы подцепить край юбки её бл*дского платья и запустить ладонь меж её раздвинутых бёдер. Она даже не успела вовремя сообразить, что я делаю, поскольку и адреналин, и рвущий рассудок кошмар происходящего притупляли больную часть испытываемых в эти моменты ощущений. Зато очень хорошо всё прочувствовала, как только мои пальцы без особого труда отыскали её киску, прикрытую тоненьким кружевом так называемых женских стрингов. Последние вообще нисколько не помешали моим пальцам пройтись чуть ли не по всей промежности, определяя степень мокроты и припухлости вульвы от достигнутого этой стервой перевозбуждения. В этот раз она зашипела сквозь зубы отнюдь не от боли, хотя я и не церемонился с её кем только уже не траханной пи*дой.

  • И после этого будешь тут заливать о своей непорочности самой невинной во всём городе целки? Боюсь, там уже давным-давно всё раздолбано ещё до меня. Ловить, по сути, уже и нечего, хотя твоя глотка мне определённо понравилась. Но это не значит, что я не придумаю, что с тобой делать дальше. Тем более, мы так и не дошли до главной темы нашей встречи, немного затянув с прелюдией.

Я наконец убрал руку с её промежности и дурея от предстоящих “развлечений” почти сразу же сунул три пальца (пусть скажет спасибо, что не все четыре) в её бл*дкий рот, сильнее стягивая левым кулаком её патлы в нужном мне направлении. Лунёву еще больше выгнуло и залихорадило, едва не до эпилептической тряски, вызвавшей у неё новый приступ

лёгкого удушья с неконтролируемым потоком слёз. Охрененная картинка. Похоже, я начинаю входить во вкус.

- Ну что, моя прелесть... Готова к настоящим американским горкам?

ГЛАВА тринадцатая                                    

Когда я добрался до своей квартиры, проделывая каждое из своих действий на сплошном автомате,то, наверное, не помнил и тридцати процентов из всего, что вообще успело произойти со мной после встречи с Лунёвой. В принципе, там и нечего было что-то запоминать. Я банально отправился к себе домой, больше никуда не заезжая и ни с кем не связываясь по телефону. Уже было как-то не до всего этого. Теперь я ловил отходняк,и его остаточная реакция как раз нагнала меня в прихожей моей любимой и уже которую ночь подряд идеально тихой квартиры.

Я рванул в сторону ванной комнаты больше по инерции, чем соображая, что делаю, и почти что успев это сделать. Обблевал лишь небольшой участок итальянского кафеля перед выдраенным до слепящего блеска унитазом и запачкав впоследствии штанины брюк на коленках, когда обнимался следующие две минуты с абсолютно безучастным ко всем моим проблемам толчком. Трясти начало практически сразу же. Ледяным обморожением прошлось по спине и затылку так же резко и на вылет, как и скрутило в тот момент и желудок, и лёгкие, и даже сердце. Казалось, ещё немного и вместе с внутренностями я выблюю попутно и свою жалкую душонку, поскольку ощущения были как раз на грани разрыва сознания с телом. Даже кожу будто бы съёжило, как от ледяного ожога, впившегося острейшими иглами во все поры и нервные окончания, вплоть до мозга позвоночника.

Обычно в таких ситуациях тебя кроет дичайшим страхом за собственную жизнь, но мне впервые и от всего чистого сердца захотелось сдохнуть. Чтобы моя грёбаная жизнь оборвалась прямо здесь и сейчас, в столь унизительном виде и в позе, на которые невозможно было бы взглянуть без чувства ответного отвращения. На большее я сейчас и не заслуживал.

Так почему же не сдох? Почему, прошелестевшая за моей спиной беззвучной поступью белая невеста так и не дотянулась до моего сердца, хотя я и чувствовал её стылое дыхание буквально во всех костях и всеми вставшими дыбом волосками. Неужто пожалела или... наоборот, решила, что я того не стою? По крайней мере, не сегодня и не после того, что я успел наворотить за этот вечер.

Правда, когда этот убийственный приступ отступил, каким- то чудом так и не выдернув моё сознание с этого света, легче всё равно не стало. Нервный озноб еще больше усилился, ломая кости и дробя кислотой адреналина по всем жилам и суставам одновременно, будто полосуя ножами по резко ослабевшим сухожилиям и трясущимся внутренностям. И, судя по самим ощущениям, отступать они так скоро явно не собирались. Да и куда мне вообще в таком состоянии? Только подпирать стену спиной и затылком, чтобы кое-как удержать равновесие и не скатиться окончательно на пол в позу скукожившегося эмбриона? Не хотел я чувствовать эту грёбанную разбитость, но она меня не спрашивала, когда и в каком виде атаковать моё тело. Да и дуну тоже, раз уж на то пошло.

Поздравляю Кирюшенька. Сегодня ты сделал во истину нечто для себя незабываемое. С этого дня можешь с гордостью носить свою фамилию, заслужив столь величайшую для себя честь как никогда за всю свою успешно проё*анную жизнь... Отец бы оценил всё проделанное тобою сегодня дерьмо по достоинству... Да... Не забывая при этом трахать твою Стрекозу во все дыхательные... Ну что, милый? Помогло? Полегчало? Тебя до сих пор не трясёт и не выворачивает, когда думаешь о них и продолжаешь слышать в голове её неподдельные стоны?..

Тогда меня накрыло вторым приступом и... кажется, после него я сознание всё-таки потерял...

-...Ксю?.. Что случилось? Который сейчас, кстати, час? - за несколько секунд до этого я с трудом оторвала голову от подушки и, почти не глядя, что делаю, нащупала на прикроватной тумбочке свой смартфон. Не очень удобно, кстати, вышло, когда комнату общаги, которую я делила ещё с тремя девчонками, заполнило режущими слух аккордами весьма провокационной песенки,тоненьким голоском певицы посылающей всех ца Fuck.

  • Дико поздно, Алька! Но если ты сейчас не приедешь... - уж чего я не ожидала услышать от Лунёвой ни спросонья, ни вообще когда-либо, так это резкого срыва её почти нормального голоса в надрывные рыдания и неразборчивый речитатив насмерть напуганной девочки.
  • О, боже!.. Блин... подожди, пожалуйста... Я ни черта не понимаю. - во всяком случае, даже без дополнительной расшифровки, мне хватило услышанного более, чем достаточно,и чтобы окончательно проснуться,и подорваться с кровати, как ошпаренной. Разговаривать сейчас с Рокси при таком количестве свидетелей, когда она на той стороне связи вопит в трубку и её прекрасно могут слышать другие - не самое подходящее для этого место. Поэтому пришлось вскакивать торопливо на ноги, на ощупь отыскивая вечно не там лежащие тапочки, и буквально в чём есть выскакивать в коридор общаги. В коридоре тоже оставаться было бы неразумно,иначе запросто перебужу половину этажа. Остаётся бежать либо на лестничную площадку, либо в ближайший туалет. Хотя можно и на кухню, едва ли там кто-то сейчас так поздно решит себе что-то готовить.

В общем, куда не ткнись и не подайся, но предстоящего разговора всё равно не избежать. И что-то мне подсказывало - Ксюха позвонила именно мне не просто так.

  • Что там у тебя случилось? Ты сейчас вообще где?
  • Сейчас я уже дома, но меня, бл*дь так накрыло... Ты не представляешь, что это за жопа. Зачем я отказалась от успокоительного, кто мне скажет? - её опять сорвало в истерику, хотя минуты пёрерыва ей хватило, чтобы и успокоиться, и собраться со всеми очень плохими мыслями.
  • Ты была в больнице? - не знаю, почему я сделала такое предположение, но упоминание Лунёвой об успокоительном как раз на это и натолкнуло.
  • Ага, эта сволочь подкинула меня по дороге. Какая, бл*дь, заботливая!
  • Клиент? - данный вывод тоже сформировался спонтанно, будто в один щелчок пальцев, еще до того, как я успела осознать, что только что произнесла это слово вслух. А ведь меня с последних фраз Рокси саму не слабо так накрыло, придавив, если не долбанув, в солнечное сплетение со всей дури мощным залпом ментального удара.
  • Он самый, чтоб ему яйца через мясорубку прокрутило! - после чего Ксюха громко всхлипнула и, совершенно не заботясь о моём чутком слухе, высморкалась от всей души.
  • А Далиле уже звонила? Вообще... ты там сама как? Что он тебе сделал?
  • Не могу я о таком по телефону. И Ройтенберг ещё ничего не знает и, думаю, на вряд ли хоть что-то узнает. Короче... Я и звоню тебе сейчас, потому что это касается только тебя. И если ты сейчас не приедешь... я не знаю, что со мной случится.

Меня опять накрывает... Бл*дь!..

  • Хорошо! - я определённо не соображала, когда это говорила. Но в таком состоянии и не пойми что за ситуации сложно с ходу принимать правильные решения. А, судя по голосу Лунёвой, у неё нужно было быть уже как минимум с полчаса назад. - Не знаю, чем тебе этот ублюдок угрожал, но на вряд ли чем-то реальным,иначе бы не отпустил. Поэтому найди что-нибудь из успокоительного у себя, а я постараюсь

приехать, как получится и как можно быстрее. Во всяком случае, пробок сейчас на дорогах быть не должно.

Честно говоря, переться посреди глубокой ночи в другой район города - не самая лучшая затея для кого бы то ни было. Но тут, увы, иных вариантов не предусматривалось. И если Рокси позвонила именно мне, а не своему парню или более близким подругам, значит... что-то действительно было связано только со мной. А вот это мне как раз и не нравилось.

Двери своей квартиры она открыла еще до того, как я успела поднести руку к дверному звонку. И то, какой она передо мной предстала, мне совершенно не понравилось, если не напугало, вызывав вполне обоснованное желание позвонить в службу спасения прямо у порога её мнимого убежища.

  • Боже, Кею... - в принципе всё, что я сумела тогда из себя выдавить, не веря ни своим глазам, ни тому, что это действительно не сон. Не знаю, сколько бы я простояла так в дверном проёме с ошалелой физиономией, не затащи меня Лунёва насильно в свою квартиру за руку практически с ходу.
  • Кто это за сволочь? - вторая фраза вырвалась у меня уже внутри прихожей, пока Ксюха торопливо запиралась на все замки и пару раз между делом посмотрела в глазок на площадку общего этажа с несвойственной ею паранойей.
  • Надо повесить будет видеокамеру, как при входе в подъезд. Видела такие цесколько раз по телевизору, с ночной съёмкой. Сразу видно кто стоит под дверью, да и вообще кто шастает весь день по площадке. - моего последнего вопроса она явно не расслышала. Или сделала вид, что не расслышала, пребывая всю последующую минуту только на своей волне. И это мне тоже совсем в ней не понравилось. Хотя больше всего мне не нравился её вид.

Не смотря на чистую домашнюю одежду, выглядела она вообще не пойми на что похожа. И дело вовсе не в нескольких синяках на её лице (которые, кстати, ещё не посинели, а только-только начали проступать багровыми пятнами на её скулах, подбородке и кое-где на горле). Вся какая-то всклоченная или просто взвинченная и не дать ни взять похудевшая за один присест килограммов на пять, не меньше. Никогда не видела, чтобы люди так резко теряли своё лицо, да и себя, по сути, тоже. Правда, не похожа она была по поведению и на жертву насилия, что тоже не являлось главным показателем. Каждый реагирует на подобные вещи по-разному, в пределах своих психических возможностей.

  • Тебе ведь сегодня никуда не надо? Твой папик не станет тебя выдёргивать в срочном порядке, как я только что, посреди ночи? Потому что я сегодня не смогу оставаться одна в этой квартире, как и спать. - Лунёва переключилась на меня с дверей, как говорится, не отходя от кассы. Я лишь успела за это время снять с себя демисезонную куртку и теперь разувалась, с опаской поглядывая на все её метания, пытаясь определить на вскидку, насколько она вообще была сейчас адекватна. Но, кажется, с моим приходом её немного попустило. А может она уже успела наглотаться успокоительного (или ещё чего)?
  • Я останусь с тобой, сколько не попросишь. Но и ты должна будешь мне всё рассказать, потому что мне совсем не понравилась твоя фраза, о том, что произошедшее с тобой связано почему-то со мной.

К тому же я поняла, чем таким странным в своём поведении она сумела меня напугать очень и очень сильно. Ксюха не только выглядела резко похудевшей и неестественно осунувшейся, в её руках ничего из съестного не наблюдалась, и она сама в этот момент НИЧЕГО не ела и не грызла!

В ванную она меня не пустила, сразу же потянув в спальню.